СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№25 Марина КОПАНОЙ (Украина, Измаил) Поэтическая страница

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №25 Марина КОПАНОЙ (Украина, Измаил) Поэтическая страница

Марина Копаной - поэт, прозаик, член Одесской областной организации Конгресса литераторов Украины (Южнорусский Союз Писателей). Родилась в 1963 г. в Одессе, живёт в г. Измаил Одесской области. Председатель измаильского литературного объединения им. М. Василюка. Лауреат Первого областного фестиваля «Осень в Бирзуле» (1988), лауреат областного фестиваля-конкурса конкурса «Таланты твои, Украина» (2001), победитель областного тура II всеукраинского смотра народного творчества (2001). Публиковалась в Одесской литературной антологии «Солнечное Сплетение» (2010), альманахе «Измаил литературный» и др. Автор сборника стихотворений «Я придумала капели» (2007).

 

 

***

 

Звёздное откровенье,

Шёпот влюблённых вишен,

Музыку вдохновенья

Сердцем хочу услышать.

 

Может, ещё не поздно,

В пламени строк сгорая,

Жизнь мне мою наполнить

Жизнью самой до края?

 

Может, ещё не поздно,

К истине став чуть ближе,

Путь отыскать по звёздам,

Тот, что судьбою вышит?..

 

 

***

 

Словно пластырь, белеет экран.

Вновь души незажившие раны

растревожены. Афганистан.

И невольно себя ветераны

 

Ищут взглядом средь юных бойцов,

Что в обнимку с родным АКээСом,

Всем смертям улыбаясь в лицо,

Исчезают за пыльной завесой…

 

Далеко, за чужою рекой,

Среди гор, на крутом серпантине

Наша юность нам машет рукой,

За минуту до взрыва на мине.

 

… Черно-белые кадры бегут,

Как бежит пулеметная лента…

Бой окончен. А дома их ждут.

И война не окончена эта.

 

На гранит опустилась слеза,

Став снежинкой, покой не нарушив.

А молитва с земли - в небеса:

«Милосердный, спаси наши души…»

 

 

Слепой

 

Как это страшно – быть слепым.

Жить в мире тьмы, тревожных звуков.

И ждать, когда чужие руки

Подхватят на краю беды…

 

И каково жить в мире снов,

Где каждый шаг – преодоленье?

И где в привычном исступленьи

Трость барабанит в такт шагов.

 

Глаза – как зеркало души –

В ресниц пушистой мягкой раме.

Но в помутневшей амальгаме

Ты отраженье не ищи.

 

Непроницаем мир страстей.

Задёрнут чёрной шторой стёкол.

Кто знает, как им одиноко,

Как бесприютно средь людей?..

 

А я могу лишь сострадать.

И искренне молиться богу,

Чтобы прозреть. Найдя дорогу

К себе, себя не потерять!

 

 

***

 

Бессонных ночей домотканая шаль

Привычно укутала плечи.

И крошка сверчок, навевая печаль,

Играет мотив бесконечный.

 

А лунной дорожки холодный клинок

Рвет шелк темноты. И струится

Тревожных предчувствий звенящий поток,

Росою на травы ложится.

 

Я слушаю Вечность, присев на крыльцо,

И исповедь сердцем приемлю.

Пространство и Время, сплетаясь в кольцо,

Котенком у ног моих дремлют.

 

 

***

 

Мы одеты в грехи,

Но пред Богом – наги,

Все скитаемся в поисках смысла.

В снах приходят стихи,

Словно в полночь шаги

Под окном. И о вечности мысли.

 

Я живу на струне,

Безрассудно греша,

А стихи мои – есть покаянье.

И прощается мне,

Что, любовью дыша,

Не прошу у судьбы подаянье.

 

 

Ностальгия

 

Я отвыкла от большого города,

Рек людских, и беспощадно-скорого

Ритма жизни, под неона свет.

Все, что было мне когда-то дорого,

Стало чуждым через много лет.

 

Все течет – что делать? – все меняется.

Только память-карусель вращается,

Возвращая в старый милый двор,

Где катальпы на балкон склоняются,

И журчит неспешный разговор…

 

Я отвыкла от большого города.

Но из детства все, что было дорого,

Я возьму с собою в дальний путь.

Чтоб от ритма, беспощадно-скорого,

Не забыть, в чем жизни этой суть.

 

 

***

 

Сегодня вечер загрустил,

Закат увяз в лиловой туче.

А дождик, монотонно-скучный,

Все моросил, и моросил…

 

Мерцали тускло фонари.

И напевал мотив не новый

Бродяга ветер: раз, два, три…

Кружа над лужей лист кленовый.

 

И отражаясь в зеркалах

Озябших луж, спешил прохожий,

На вечер сумрачный похожий,

С собой и с ветром не в ладах.

 

Сегодня вечер загрустил.

Стучит в незапертую дверцу,

И просится в мой дом погреться.

Он сер, и никому не мил…

 

Но не пущу я за порог

Вечерний морок и невзгоды.

Мой дом от бед и непогоды

Хранит молитва в девять строк.

 

 

***

 

Тёмная сторона луны,

Светлая сторона печали.

Звёздные острова, где сны

Нас с тобой на руках качали…

 

Светлая сторона души,

Тёмная сторона рассвета.

Колоколом в ночной тиши

Сердца стук, будто пульс планеты.

 

В имени моём столько слов:

Ласковых, словно дождик летом,

Песни всех морей, всех ветров!

Только ты позабыл об этом…

 

Грустная сторона мечты –

Ясная сторона надежды.

Радуги возведу мосты

К параллельным мирам безбрежным.

 

В странствующих найду мирах

Мир любви, снова став собою,

Все забытые острова:

Если хочешь, иди со мною.

 
Комментарии
А. Текнорский
2013/10/29, 11:56:15
А мне нравиться.
Георгий Киселёв, Беларусь
2011/04/28, 19:41:47
* * *
Звёздное откровенье,
Шёпот влюблённых вишен,
Музыку вдохновенья
Сердцем хочу услышать.

Может, ещё не поздно,
В пламени строк сгорая,
Жизнь мне мою наполнить
Жизнью самой до края?

Может, ещё не поздно,
К истине став чуть ближе,
Путь отыскать по звёздам,
Тот, что судьбою вышит?
..
Стихи, к сожалению, очень умелые и добротно сделанные. Сквозь эту сделанность почти не пробивается искренность. искренности,. Но вся она тонет в словесных штампах и красивых банальностях. Ну что такое «влюблённые вишни»? В кого же они влюблены? А «музыка вдохновенья» - это тоже красивость. Ведь музыка - это не качество вдохновенья, а зачастую его производное. И «пламя строк» из той же оперы. И как это можно «стать чуть ближе к истине» или чуть дальше? Истина или принимается вся целиком или вся отвергается, а вовсе не «чуть». И «путь, вышитый судьбою» - красивость дальше некуда.

* * *
Словно пластырь, белеет экран.
Вновь души незажившие раны
растревожены. Афганистан.
И невольно себя ветераны

Ищут взглядом средь юных бойцов,
Что в обнимку с родным АКээСом,
Всем смертям улыбаясь в лицо,
Исчезают за пыльной завесой…

Далеко, за чужою рекой,
Среди гор, на крутом серпантине
Наша юность нам машет рукой,
За минуту до взрыва на мине.

Черно-белые кадры бегут,
Как бежит пулеметная лента…
Бой окончен. А дома их ждут.
И война не окончена эта.

На гранит опустилась слеза,
Став снежинкой, покой не нарушив.
А молитва с земли - в небеса:
«Милосердный, спаси наши души…»

А здесь и незажившие раны есть, и улыбка в лицо всем смертям ( в лица всем смертям ), и слеза, опускающаяся на гранит, а стихотворение холодное, как тот же гранит. Потому что чувство сымитировано, а общие слова его окончательно убили. Если автор там был и всё это видел, то обязан был бы найти единственно верные и не затасканные слова о том, что ему дорого. А если не был, то зачем бередить не свои раны холодной рукой ремесленника. Стихи эти сделаны, но не рождены.


Слепой

Как это страшно – быть слепым.
Жить в мире тьмы, тревожных звуков.
И ждать, когда чужие руки
Подхватят на краю беды…

И каково жить в мире снов,
Где каждый шаг – преодоленье?
И где в привычном исступленье
Трость барабанит в такт шагов.

Глаза – как зеркало души –
В ресниц пушистой мягкой раме.
Но в помутневшей амальгаме
Ты отраженье не ищи.

Непроницаем мир страстей.
Задёрнут чёрной шторой стёкол.
Кто знает, как им одиноко,
Как бесприютно средь людей?.
.
А я могу лишь сострадать
И искренне молиться богу,
Чтобы прозреть. Найдя дорогу
К себе, себя не потерять!

Почему же это «трость барабанит в исступленье да ещё в такт шагам ( не шагов, уважаемая!) . Сколько ни живу, ни разу не видел, чтобы слепые барабанили своими палочками по тротуару, они очень осторожно его ощупывают при ходьбе. Ну и что вы им предлагаете? Только своё состраданье в рифму?. А вы кроме состраданья к слепому человеку ещё и себе сострадаете, Вы опять о себе, любимой, как бы это, совершенно не взирая на слепого, « найдя дорогу к себе, себя не потерять!» Вы озабочены не дорогой для слепого, а дорогой к себе. Это верх згоизма, уважаемая Марина.

* * *
Бессонных ночей домотканая шаль
Привычно укутала плечи.
И крошка сверчок, навевая печаль,
Играет мотив бесконечный.

А лунной дорожки холодный клинок
Рвет шелк темноты. И струится
Тревожных предчувствий звенящий поток,
Росою на травы ложится.

Я слушаю Вечность, присев на крыльцо,
И исповедь сердцем приемлю.
Пространство и Время, сплетаясь в кольцо,
Котенком у ног моих дремлют.

Каких «тревожных предчувствий»? Предчувствий чего - события какого-либо, несчастья, удачи ? Нельзя же просто так бросаться словами. Позавидуешь Вам, что пространство и время дремлют у ваших ног. Тогда почему же вы допускаете то, что случилось в Японии или происходит в Ливии? Взяли бы этого паршивого котёнка да наказали, чтобы не допускал больше гадостей по отношению к бедным землянам ! Да и вечности тоже неплохо бы взбучку дать заодно!
* * *
Мы одеты в грехи, Но пред Богом – наги,
Все скитаемся в поисках смысла.
В снах приходят стихи, Словно в полночь шаги
Под окном. И о вечности мысли.

Я живу на струне, Безрассудно греша,
А стихи мои – есть покаянье.
И прощается мне, Что, любовью дыша,
Не прошу у судьбы подаянье.

Оно, конечно, хлёстко сказано, что «мы одеты в грехи», но я с этим не согласен. Скорее всего грехи мы не выпячиваем наружу, а скрываем и одеждой, и причёсками, и всем макияжем, да и пристойными речами. Что же Вы живёте «на струне, безрассудно греша», да ещё в рифму этим похваляетесь? Нехорошо как-то! На струне какого же инструмента Вы живёте? Просто интересно, поделитесь опытом! Опять же хлёстко сказано - «не прошу у судьбы подаянье!» И притом не просто не просите, а ещё дышите при этом глубоко любовью! А ничего в этом зазорного нет - попросить подаянье, если осознаёшь себя нищим духом. Даже у Бога подобного не грех попросить! «Просите - и дастся вам!» Всё мной сказанное и неприятное для Вас Вы с полным правом можете отнести не к себе, а к своей лирической героине. Лирический герой или героиня - это тот образ , который Вы создаёте своими стихами.
Уважаемая Марина! Вы может быть - распрекрасный душевный человек. Но поэзия - не Ваш путь. Хотя Вы умеете писать складно и гладко. Но поэзия - это нечто иное, чем гладко- и чистописание. Это служение, это каторга и молитва. Это - всю жизнь положить на её алтарь, и ещё, может быть, впустую и напрасно. Потому что не всем поэзия отвечает взаимностью. А бывает, что и ответит, только ты этого уже не узнаешь, поскольку уйдёшь в мир иной. Никаких дивидендов с этого служения нет, одни убытки. Вместо того, чтобы зарабатывать на помощь детям и внукам, ты тратишь своё золотое время на безумное занятие, и эти треклятые строчки не дают тебе ни спать, ни есть. Безумное особенно в наше время, когда каждый мало-мальски умеющий рифмовать считает себя поэтом, а читатель поэзии, подлинный, бескорыстный, практически исчез. Все пишут стихи, но никто не желает быть просто читателем. Обратитесь к сайту стихи.ру и вы это поймёте. Кстати, вы можете там спокойно печататься. Там Вы будете в своей компании и Вас даже будут похваливать, притом от чистого сердца.
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.074755907058716 сек.