СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№33 Фёдор НЕМЦЕВ (Россия, Москва) Три рассказа

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №33 Фёдор НЕМЦЕВ (Россия, Москва) Три рассказа

Дети либидоДети либидо

 

Пролог

 

В ходе исторической встречи Никиты Сергеевича Хрущёва и Джавахарлала Неру, последний презентовал первому целый вагон высококачественного аюрведического шампуня. И хотя подразумевалось, что это подарок всему советскому народу, Первый секретарь ЦК КПСС принял всё на свой счёт, сильно разозлился и в качестве мести отправил индийскому другу вагон говяжьей тушёнки. Неру, происходивший из семьи брахманов, оценил тонкую шутку и отреагировал куда как более адекватно, а именно продал всю партию тушёнки в Китай. Тем временем пищевую промышленность СССР лихорадило, равно как и сельское хозяйство – для столь щедрого ответного подарка пришлось умертвить большое стадо молочных коров. Наибольший ущерб понесла Рязанская область, где Первый секретарь обкома Ларионов от безысходности, как известно, покончил жизнь самоубийством.

Надо сказать, дальнейшая история той партии шампуня куда как более интересна. По одной бутылке роздали делегатам исторического XXII съезда КПСС, несколько флаконов передали на экспертизу в КГБ, одну бутылку Никита Сергеевич подарил Фиделю Кастро, а остальное  растащили функционеры из ЦК. О бутылке, подаренной вождю кубинской революции, мы поговорим отдельно. Фиделю шампунь пригодился для мытья бороды от вшей империализма (специально выведенных в лаборатории ЦРУ и внедрённых в бороду революционера). Тогда же Кастро зачем-то пообещал, что если к 1980 году в Советском Союзе будет построен коммунизм, он сбреет бороду. А после двух лет активного использования шампунь неизбежно закончился, и по странному стечению обстоятельств тогда же Никиту сняли со всех постов.

На этом присказка заканчивается, так что мы не узнаем, наступил ли коммунизм в Стране Советов и сбрил ли Фидель свою чёртову бороду. А сказка впереди.

 

 

I.

 

Когда искал я вдохновенья,

Ко мне явилось сновиденье.

Задался целью в тот же день я

И написал стихотворенье,

Потом предал его забвенью...

 

Задумал однажды автор этих строк сочинить монументальный эпос «10! лет из жизни Просветителя, Спасителя и Покорителя Вселенной» или что-то в этом роде. Писал он денно и нощно, но амбициозный проект так и остался незавершённым. Поди распиши три миллиона (не забываем про факториал) лет какого-то там спасителя, да ещё и двоих его товарищей, хотя чуть более двух тысяч лет всё-таки удалось описать. В следующей жизни я уже не повторил этой ошибки, сочиняя маленькие свободолюбивые рассказы о Ленине, Сталине и других людях доброй воли, и, конечно, о любви. Но вот пришло время создать истинно великое произведение как по форме, так и по содержанию. С учётом прошлых успехов и неудач название могло бы стать, например, таким «Один день из жизни революционного флакона из-под шампуня».

 

Итак, когда Фидель Кастро полностью израсходовал свой шампунь, то выбросил пустой флакон в Карибское море (экологи негодуют), откуда герой нашего повествования отправился в долгое путешествие по водам мирового океана.

Отдельного внимания заслуживает необычное название шампуня – Libido, что особенно заинтересовало людей из госбезопасности, с остервенением взявшихся за разгадку этого названия. Клинические и боевые испытания, проведённые в КГБ, показали, что на уровень либидо использование шампуня никак не влияет. Правда на этикетке крупными буквами было написано – «Рекомендуется использовать вместе с зубной пастой Libido», которой у разведчиков не оказалось. Возможно, именно в этом и была причина негодования Никиты Сергеевича, если на самом деле один лишь шампунь (без пасты одноимённой марки) не мог произвести положительного либидо-эффекта. Тогда было принято решение закупить образцы зубной пасты для дополнительного тестирования. Шли годы. Исследования показали, что совместное использование шампуня и зубной пасты также не приносит ожидаемого результата в виде зашкаливающего либидо. Зато удалось проникнуть в тайну названия – выяснилось, что шампунь, равно как и паста, содержат некий экстракт либидо. Какой-то умник просто догадался прочесть состав шампуня, указанный на этикетке мелким шрифтом на деванагари. Испытания продолжились, попутно на всякий случай велись эксперименты по синтезу экстракта либидо из подручных материалов.

После шести лет свободного плаванья флакон причалил к берегам Чили, принеся с собою тлетворный дух социализма. Вскоре в стране были проведены серьёзные экономические преобразования, под угрозой оказались интересы крупных американских корпораций. Когда ситуация накалилась до предела, в эту южноамериканскую страну была оперативно выслана команда профессионалов из ЦРУ, у которой в числе прочих заданий было найти и ликвидировать источник дурного влияния. Флакон решил не испытывать судьбу, но судьба его всё-таки испытала – проще говоря, он отправился в новое путешествие, теперь уже кругосветное. Со временем он оброс щетиной и беспорядочными половыми связями с обитательницами островов Полинезии, конечно, заимел собственный корабль и набрал команду из пустых бутылок из-под виски, рома и текилы. В этом составе они обогнули земной шар несколько раз, промышляя разбоем и грабежами торговых судов.

 

 

II.

 

На море белом

Я был бы мелом.

На море алом

Я был бы валом.

Сражён обстрелом,

И между делом

Сожжён напалмом.

 

Заплывая в Персидский залив, путешественники наткнулись на огромное полыхающее пятно нефтепродуктов. То грязные (в прямом и переносном смысле) империалистические авианосцы во время исполнения интернационального долга загадили местные воды. А наши друзья заплыли в эти края, исключительно чтобы поохотиться. Дело в том, что согласно поступившей к ним информации, из Калькутты в Каир отплыло судно с несколькими контейнерами зубной пасты Libido на борту. Было там много других полезных товаров народного потребления, однако пиратам во главе с революционным флаконом нужна была только паста. Операция по захвату прошла успешно, обошлось без жертв. После этого инцидента компания, производившая Libido, в будущем стала отправлять культовую зубную пасту исключительно воздушным транспортом. И всё-таки однажды один такой самолёт был захвачен террористами из Пакистана (разумеется, чтобы завладеть ценным товаром) и компания вновь понесла убытки.

Вернёмся, однако, к отчаянным пиратам. Куда же они сплавили крупную партию зубной пасты? Третья часть ушла на чистку их собственных зубов, а остальное выменяли на мешок отличного кокаина. С чудесным порошком и не менее чудесной пастой жизнь стала казаться веселее. В какой-то момент пираты совершенно потеряли бдительность, и на одном из островов у берегов Австралии аборигены съели лидера команды. Так уж издревле повелось в этих краях – закусывать кругосветными путешественниками, так что не стоило путешественникам сюда заезжать.  Остатки зубной пасты и кокаина дикари реквизировали и, что более удивительно,  использовали по назначению.

Вот так – пока ваш покорный слуга раздумывал, о каком именно дне из славной жизни революционного флакона поведать миру, тот по ходу дела простился с жизнью.  Однако не беда, ибо есть на свете и другие не менее примечательные экземпляры, к тому же можно рассказать, например, какую-нибудь историю из жизни тюбика от зубной пасты. К тому же на разрозненных островах Полинезии подрастали незаконнорожденные дети героического флакона от шампуня.

 

 

III.

 

Когда деревья в голубом наряде,

Когда звучит на сердце тяжкий блюз,

Бесшумной поступью по водной глади

Придёт волшебник добрый …

 

Нетрудно догадаться, что дети в полной мере унаследовали революционный пыл своего отца. Они не являлись по своей физической форме людьми или флаконами, а представляли собою самые обыкновенные доски для сёрфинга. В конечном счёте, какая разница кем они были – ведь все без исключения дети Libido приняли активнейшее участие в мировом революционном движении.  

Разбрелись они по свету и то здесь, то там устраивали дерзкие провокации в местах скопления людей, благо внешний вид детей Libido позволял им идеально конспирироваться и, как следствие, безнаказанно уходить от ответственности. Не брезговали они и террористическими акциями. И вот, когда революционная активность масс достигла апогея, на волне всеобщего ожидания чуда, на одной из этих досок для сёрфинга прибыл Волшебник. Это было первое в ту эпоху явленное им чудо – ибо на море был штиль, да и в том месте, куда он причалил, вообще не было моря, а реки и озёра были скованы льдом. В любом случае волшебник, более известный как Учитель с большой буквы, не собирался изменять своему стилю.

Ногою он открыл двери в сердца людей и предложил им нелёгкий выбор: жизнь или смерть. Одни выбрали жизнь, другие смерть, а я выбрал любовь. Тогда добрый волшебник взмахнул крыльями, топнул копытцем и подарил мне весь мир.

 

 

 

БитломанияБитломания

 

Ехала на тройке с бубенцами четвёрка добрых молодцев – Джон, Пол, Джордж и Ринго. Полсотни казаков еле успевали нагайками отбивать толпы визжащих поклонниц, готовых смести всё на своём пути. Много людей тогда порубили – целую тысячу.

 

В деревушке под Петроградом Ильич умиротворённо лежал на сеновале и слушал уже седьмой раз подряд «Белый альбом». Дослушав «Revolution No.9», Ленин решил взять курс на вооружённое восстание, о чём сделал запись в дневнике. Принятию этого решения не в последнюю очередь способствовал свежевыкуренный косяк свежескошенной травы.

– Наденька! – робко произнёс Ильич, – принесите мне томик Чехова.

– Владимир Ильич, бросайте вы курить эту гадость. Во-первых, я не Наденька, а товарищ Зиновьев, а во-вторых, с каких это пор вы стали читать Чехова?

– Ах, Зина, не задавайте глупых вопросов... Несите, умоляю...

Невдомёк было Зиновьеву, что Ленин просто-напросто между страницами книги припрятал несколько чудодейственных марок. В настоящий момент великий мыслитель надел шлем, пристегнул ремни и приготовился к мистическому путешествию в волшебный мир диктатуры пролетариата.

Когда Зиновьев принёс-таки заветную книжку и начал что-то невнятно бормотать, Ленин, резко выхватив книгу, сказал:

– Поехали!

Зиновьев ушёл и больше уже не вернулся, а вскоре и шалаш, и сеновал, и старенький патефон растворились в небытие. Зато откуда ни возьмись прилетел Бонч-Бруевич на жёлтом субдирижабле, сбросил лестницу и Ленин взобрался на борт. Ильич, конечно, заблаговременно нацепил на себя парик, Бонч-Бруевич приготовил ему поддельные документы, и авантюристы полетели в охваченный битломанией Петроград на бал во дворец князя Юсупова. В качестве музыкального оформления того бала выступала великая ливерпульская четвёрка. То был последний шанс Ленина попасть на их живое выступление – на следующий день битлы безвозвратно покидали Россию, а потом, когда наступят смутные времена, стране уже будет не до них. По дороге наши друзья совершили орбитальный полёт в околоземном космическом пространстве, надо сказать, впервые в человеческой истории, и вскоре прибыли во дворец.

На пороге всех прибывших встречал сам князь. Ждали приезда самого государя, недавно отрёкшегося от престола, однако, он находился под домашним арестом в Царском Селе и, стало быть, не имел возможности посетить бал, впрочем, большинству присутствующих на это было глубоко наплевать. Владимир Ильич представился как сын графа Тостого. Ему вначале не поверили, тогда он показал документы и прочитал наизусть отрывок из "Войны и мира", и всё стало на свои места. Бонч-Бруевич проходил как оруженосец, благо на нём была форма штабс-капитана.

Оставался ещё час до приезда битлов, и благородная публика в предверие музыкального оргазма обменивалась сплетнями.  Десять пудов красной и чёрной икры были ненавязчиво разбросаны по столам, коньяк и шампанское лились рекой, но не избалованный излишествами Ильич скромненько нюхал кокаин.

Общеизвестно, что Ленин любил детей и хорошо пошутить, и особенно когда это можно было совместить. Здесь он не изменил своим привычкам, поэтому, нацепив длинную бороду и рясу, под видом Распутина пугал детей, коих на том балу было всего четверо. Когда трое из них разбились насмерть, выпав с третьего этажа, Бонч-Бруевич, наконец, решил успокоить хозяина. Он сказал ему на ухо, будто князь Юсупов послал егерей по всему дворцу выследить и убить Распутина. Ильич был наслышан о ненависти князя к последнему и утихомирился.

Между тем пропажи детей не заметили, потому что великолепная четвёрка только что приехала во дворец. Для самих битлов это было весьма необычное выступление. Ведь публика внешне вела себя достойно и не бросалась под колёса их «Роллс-Ройса», когда они только подъехали, и даже не выстроилась в очередь за автографами, когда они вошли во дворец. Только Ленин зачем-то взял автограф у Леннона. Тем не менее, все собравшиеся на балу были беззаветными битломанами.

Концерт начался с ранних танцевальных хитов, как-никак официальным форматом мероприятия был бал. А на улице неистовая толпа пыталась штурмом взять дворец. Личная гвардия князя лихо отстреливала особо ретивых битломанов. К ним по ходу добавились радикальные анархисты, прибывшие сюда, чтобы поджечь дворец, и черносотенцы – чтобы просто убить время (их звёздный час уже прошёл). У первых ничего не вышло, а вторые отлично справились с заданием. Всё происходившее казалось детским лепетом до тех пор, пока сюда не заявились совершенно отмороженные большевики, затеявшие дерзкую провокацию.

В большом зале дворца достопочтенная толпа уже полчаса подвывала «Hey Jude», что многим изрядно надоело, и когда-нибудь это должно было закончиться. Ильич и вовсе не мог усидеть на месте – едва ли кто-то смог бы усидеть после той лошадиной дозы амфетамина, которую он принял час назад. Так что с грохотом влетевший в окно ящик с листовками подоспел как нельзя кстати. Ленин подпрыгнул до потолка. Один чересчур патриотически настроенный господин по старой привычке рявкнул: «Бей жидов – спасай Россию». Стоявшие рядом посмотрели на него как на идиота. От удара листовки мгновенно разлетелись по полу. Любопытные дамы и барышни поднимали их и, бегло прочитав, отчего-то падали в обморок.

– Грязная большевистская пропаганда, – небрежно бросил какой-то граф и выругался по-французски.

Ленин насторожился – оказывается, в высшем свете что-то знают о его партии.

– Помилуйте, господа, – взяв листовку в руки, произнёс председатель Временного правительства князь Львов, – но здесь же чёрным по белому написано слово «х…».

Теперь даже не читавшие листовок дамы попадали в обморок.

– Где? – спросил Ленин.

– Да вот же!

В самом деле, в конце листовки нарочито крупным шрифтом было напечатано заветное слово из трёх букв.

– Милостивый государь, ну что вы. Это, наверное, опечатка, – попытался оправдаться Ленин, хотя понимал, что ему-то как раз не в чем было оправдываться перед этими аристократическими свиньями.

– Ни хрена себе опечатка! – с неподдельным негодованием воскликнул князь Львов.

Внезапно Ленин понял, что нельзя медлить и взял инициативу в свои руки.

– Господа, – громко, насколько возможно, обратился Ильич ко всем присутствующим, – на мой взгляд, текст листовки заслуживает пристального внимания.

И толпа безропотно одарила Ленина своим пристальным вниманием, а он взял да и прочитал воззвание с точностью до буквы, не забыв и про ключевое слово. Содержание текста произвёло на всех глубочайшее впечатление.

Итак, листовки оказались в нужном месте и в нужное время. Большевики знали, что слово из трёх букв произведёт фурор и введёт толпу в состояние ступора (это не говоря уже о сочетании гипнотического воздействия «The Beatles» и харизмы Ленина). Основной же текст листовки был более чем безобидным: земля – крестьянам, фабрики – рабочим, мир – народам, и другие прелести гегемонии пролетариата.

Стало быть, теперь российская аристократия всерьёз восприняла эти идеи.  Например, промышленник Путилов передал фабрики рабочим (ему всё равно через полгода уезжать из страны), а известный политик и помещик Пуришкевич раздал крестьянам землю, правда не свою и только на словах, но и это был колоссальный прогресс.

Уже под занавес гармонию происходившего довершила песня «All you need is love». Всё в тот замечательный вечер было пропитано любовью к рабочему классу и трудовому крестьянству, дирижёром был Ленин, а в качестве оркестра выступали, сами знаете кто.

К слову, цели большевиков, забросивших эти листовки, были отнюдь не политическими, они просто хотели спровоцировать неразбериху и под шумок попасть на концерт любимой группы. Но что уж вышло, то вышло.

Битлы по просьбе Ленина задержались ещё на один день и дали эксклюзивный концерт на конспиративной квартире РСДРП. Стоит ли говорить, что эта квартира сразу перестала быть конспиративной.

Cтарая Россiя с Богом в сердце, царём в голове и твёрдым знаком в конце доживала последние несколько месяцев.

 

 

ПластилинПластилин

 

Жил да был советский простой человек Емельян Пугачёв, тёзка и однофамилец известного в прошлом предводителя восстания.  Пошёл как-то Емеля зимой на рыбалку. Проломил он кувалдой лёд и забросил удочку. Прошло немного времени, как поймал он щуку, да не простую, а золотую. А рыба та и говорит человеческим голосом:

– Отпусти меня, Емеля. Что хочешь, для тебя сделаю.

Подумал Емеля, да и отвечает:

– Во-первых, хочу получить Нобелевскую премию по физике. Во-вторых, хочу искупить грехи всего человечества. Ну и напоследок: пусть во всём мире наступит коммунизм. Таковы три моих заветных желания.

– А с чего это ты взял, что я исполню именно три желания? – Нахмурив брови, произнесла рыба. – Их всего лишь два, так что одно на твой выбор придётся исключить.

– Ладно, тогда коммунизм вычёркиваем, – без лишних раздумий ответил Емеля.

– Так-то лучше. Теперь по порядку. Нобелевскую я не обещаю, Сталинская премия первой степени сгодится?

– Ну сколько уже можно со своим Сталиным?!!! – взбесился Емеля.

– Сколько уже?? А разве мы знакомы?

Емеля задумался, и вправду было ощущение, что они знакомы, а потом произнёс:

– Да мы ведь служили в одном полку, вместе участвовали в боях за взятие Кёнигсберга.

– Точно! Эк нас судьба свела.

– А я смотрю, откуда ты знаешь моё имя...

Тогда пошли они в соседний лес, разожгли костёр, и, попивая спирт, до вечера травили друг другу военные байки. Щука напилась вусмерть и в какой-то момент даже перестала подавать признаки жизни. Емеля в угаре было хотел зажарить её, только вдруг опомнился. Вскоре оба боевых товарища протрезвели и пошли к проруби прощаться. Емеля поцеловал щуку и сказал:

– Так и быть, я согласен на Сталинскую премию, а что насчёт второго желания?

– Оно также будет исполнено в полной мере. Только нужно немного подождать.

От этих слов веяло искренностью, но Емеля на всякий случай спросил:

– А ты не обманешь?

– Типун тебе на язык! Даю честное пионерское.

И сразу стало понятно, что рыба не врёт. Поцеловав щуку ещё раз, Емеля опустил её в воду и не спеша побрёл домой. Когда пришёл, то обнаружил на стене огромный плакат с изображением вечно молодого Джеймса Дина. «Видать, подарок от щуки. А что, в хозяйстве всё сгодится», –  подумал Емеля.

Через два года он действительно получил обещанную Сталинскую премию первой степени, и как следствие перезнакомился с партийной и писательской элитой. Правда, неприятный осадок всё-таки остался.

– Чёртова рыба, – с негодованием высказался Емельян в частном разговоре с известным советским писателем, – ведь просил же Нобелевскую премию по физике, а она мне сделала Сталинскую по литературе. Пришлось писать эту дерьмовую поэму о войне.

– Помилуйте, голубчик, – успокаивающе отвечал собеседник, – мне она даже местами понравилась.

– Да ну вас…

 Эта поэма о войне, которая называлась довольно незатейливо – «О войне», понравилась лично Сталину (правда он не дочитал её до конца), что и стало определяющим фактором присуждения премии.

Если с один желанием всё прошло гладко и сравнительно быстро, то другое заставило себя подождать.  Время шло, изменить существующий в мире порядок вещей оказалось весьма сложной задачей, но выполнимой. В один прекрасный день на порог дома Емельяна Пугачёва ступила нога некогда малоизвестного физика-ядерщика, а ныне правозащитника, известного в стране и за рубежом. При нём был чемодан.

«Не иначе как ядерный чемоданчик принёс» – подумал Емеля, знавший гостя именно в качестве учёного.

– Догадываюсь, о чём Вы подумали, – произнёс бывший физик, – но это не ядерный чемоданчик. Я принёс так называемый параболический очиститель спермы. Кстати здравствуйте.

– И вы будьте здоровы. Вас послала щука?

– Да!

И без лишних слов он открыл чемодан и достал оттуда вышеназванный агрегат.

– Это единственный на сегодняшний день работающий экземпляр. Только он строго индивидуального действия, поэтому требует дополнительного оборудования. Здесь чертежи мультиплексора для параболического очистителя. С ним вы сможете завоевать весь мир.

– Так это мне что ли самому его собирать? – недоуменно спросил Емеля.

– Как хотите. Можете привлечь для помощи кого угодно, хоть НИИ КГБ. – Издевательски ответил бывший физик. – Это же вам нужно. А мне пора уходить, ведь за мной ведётся слежка, да и вы будьте осторожны.

А потом быстренько попрощался и оставил Емельяна с чудесным агрегатом, чертежами и чуть менее чем полным разочарованием. Ведь формально щука исполнила его желание, но фактически предприятие было далеко от совершенства. К тому же этот правозащитник-неудачник оставил после себя неприятное впечатление.

«Да, Нобелевская премия по физике определённо мне  бы не помешала», – подумал Емеля. С деньгами у него сейчас было неважно. Подумал он, да и завалился на печку ждать конца света.

Прошло пять лет. Встал Емеля с печки, протёр пыль с чемодана, открыл его и извлёк чудо-прибор. Повертев его в руках, он увидел надпись «Параболический очиститель кармы»

– Ха, ну и дурак этот физик, даже назвать прибор не смог правильно, – вслух произнёс Емельян, притом, что сам забыл фамилию физика. – Ну и хрен с ним!

В данный момент Емеля твёрдо решил сконструировать мультиплексор и завоевать весь мир. И тут в дверь постучали, хотя она была не заперта.

–  Кто там?

– Учитель! – еле слышно ответили.

Емельян открыл дверь и с ужасом закричал:

– Что, опять?! Только не это!!!

На пороге стоял и улыбался Великий Вождь и Учитель собственной персоной.

– Я здесь чтобы помочь Вам собрать мультиплексор, – промолвил знатный гость.

«Зачем было воскрешать Сталина для того чтобы собрать мультиплексор? Щука, видимо, с ума сошла» подумал Емельян и оказался прав.

Тем временем, пока он думал, вождь уже позвонил Берии и пригласил его заглянуть на огонёк. На недоуменный вопрос Емели, для чего здесь понадобился ещё и Берия, Сталин ответил:

– Видите ли, если вы хоть немного изучали чертежи, то знаете, что нам понадобится ядерный реактор, а Лаврентий Павлович как раз специалист в этом деле. Кстати вот и он!

Это был действительно он. 

– Не знал, что Берия – специалист по строительству атомных реакторов, – недовольно пробурчал Емельян.

Больше вождь никого не приглашал, ведь остальные детали мультиплексора были вполне обыкновенными, если не брать в расчёт двадцать тонн пластилина.

– С пластилином нужно действовать аккуратно. – Предостерёг Сталин. – Если закупить хотя бы одну тонну, это сразу может навлечь подозрение КГБ. И где взять двадцать тонн, ума не приложу. Микояну что ли позвонить…

– Делайте, что хотите. Мне надоело, – равнодушно ответил Емеля и, как водится, полез на печь. А вождь повертел в руках очиститель кармы и сделал вывод:

– Кстати, по-моему, в очистителе  сели батарейки.

Итак, всё было плохо, а точнее почти всё.  Но рядом были Сталин и Берия, а с плаката игриво поглядывал Джеймс Дин.  До захвата мира оставалось полтора года.

 

 

                        

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.0053448677062988 сек.