Мой юный друг

2

281 просмотр, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 138 (октябрь 2020)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Белоусов Виталий

 
даренка.jpg

Надумали мы с женой погостить у знакомых. Приехали в деревню под утро. За ночь выпало столько снега, что пришлось самому брать в руки лопату и помогать хозяевам – расчищать дорожки.

За мной увязалась кошка. Высоко подняв хвост, принялась тереться мордой и боками о штанины и ботинки, замурлыкала. Хотел было прогнать, чтобы не мешала работать, но тут сбежала с крыльца, застегивая на ходу пальто, девочка лет восьми.

– Ты, дедушка, понравился моей Муренке, – заявила радостно. – Я видела в окно из спальни, как она к тебе ласкается. Ты, наверное, добрый, да?

– А ты кто? – нарочно с удивлением спросил я, будто ничего не знал про внучку хозяев дома. – Либо Даренка?..

Девочка запрыгала, захлопала ладошками.

– А ты, дедушка, ещё и весёлый, – обрадовалась. – Если я Даренка из сказки Бажова, то пошли Серебряное Копытце искать. Боюсь, козлик в лес далеко забрёл, а там волки…

Я возразил, принимая игру:

– Ну, нет, волки совсем другим озабочены.

– Им надо бабушку Красной Шапочки слопать?

– Разумеется.

Девочка хихикнула:

– А вот и не слопают…

– Почему?

– Если б волк один был, а то их много… Обязательно перегрызутся меж собой… Красная Шапочка тем временем поймёт, зачем им бабушка, и убежит…

– Ты думаешь?..

– Да она, дедушка, по-моему, у нас решила спрятаться, – девочка стала принюхиваться. – Чуешь, как с кухни пирожками пахнет? – взяла у меня лопату и воткнула её в сугроб. – Пошли, – потянула за собой в дом.

Катюшка (так звали девочку) села с нами за стол в красном берете.

– Зачем напялила? – рассердилась на неё бабушка. – Сними сейчас же!..

Девочка недоуменно пожала плечами:

– Ты, бабулечка, разве меня не узнаешь?.. Я же твоя внучка, Красная Шапочка… А это же охотники, которые спасли тебя от злого волка! – кивком головы показала на меня и своего дедушку.

Хозяйка дома отмахнулась.

– Кушайте, кушайте, – стала подкладывать в тарелки толчёную картошку, – пока не остыла, – а наклонившись ко мне, шепнула на ухо: – Сильно не привечайте нашу озорницу, покоя не даст…

 

Но предупреждать уже было поздно. Сразу же после завтрака Катюшка уговорила меня сходить с ней в лес – в заросли лозняка за огородом. Я, конечно, не надеялся увидеть там козлика с серебряным копытцем или волка. Сначала я разбрасывал лопатой снег, пробивая тропку, а потом пошёл в ботинках напролом, проваливаясь в снег. Девочка, понятное дело, вначале ступала в валенках по моему следу, а затем перебралась мне на плечи.

– За нами Муренка плетется, – визжала сверху. – Не отстаёт…

Вот и окраина огорода. Открыли калитку. Подошли к орешнику.

С высокой старой ракиты послышалось: тук-тук-тук, тук-тук-тук…

– Дятел, – сказал я.

– Кто там? Кто там? Кто там? – заёрзала на шее девочка.

– А может, это почтальон Печкин рубит дрова? – не сдержался я.

Катюшка прыснула:

– А ты смешной, дедушка!..

Я поднял голову, чтобы найти на раките дятла, но он, видимо, постукивал с противоположной стороны ствола.

– Дедушка, ты мне лучше галчонка поймай…

– Какого галчонка? – не понял я.

– Ну, того, который спрашивал: «Кто там? Кто там?»

Я увидел на ветке, в пяти шагах от нас, чёрную шерстяную рукавичку, припорошенную снегом.

– Твоя? – потянулся к ней.

– Да… Она у нас Галчонком была, когда я с ребятами на лыжах здесь каталась… Весело было, когда в Простоквашино играли… Её я нечаянно позабыла…

Когда мы вернулись во двор, Катюшка подвела меня к лестнице, ведущей на чердак, и таинственно произнесла:

– Там у меня живут Страшила и Железный Дровосек, – сказала и вздохнула. – Правда, и они не настоящие, не из Изумрудного города… Дедушка смастерил их по моей просьбе, но летом они у него вместо огородных пугал…

– Тебе обидно?

– Да ладно, пускай! Мне, кажется, что Страшиле и Железному Дровосеку очень нравится в огороде… Особенно, когда я к ним выхожу, и мы втроём разглядываем всё вокруг в разноцветные стёклышки... Если в Изумрудном городе только зелёный цвет, то у нас – какой захочется…

Мы зашли в дом, переоделись.

– Всех приглашаю на представление! – объявила Катюшка. – У нас же сегодня праздник!

– Погоди, погоди, – придержала торжественный пыл внучки бабушка. – Гости соберутся попозже, вот тогда и порадуешь всех своим выступлением. Сейчас не до этого…

Катюшка обхватила меня.

– Хорошо, что ты – гость, и тебе не надо готовиться к приходу других гостей… Пошли, поиграем…

 

Первое, что бросилось в глаза в девочкиной спальне, – обилие разнообразных игрушек и стопки детских книг на столе и полках.

Я сел в кресло, предполагая, что будем играть в школу или больничку, что я, разумеется, буду учеником или пациентом, а не педагогом или врачом.

Катюшка выбрала из всего ассортимента игрушек медвежонка, волка, лису, лягушку, слоника, других зверушек.

– У нас сегодня спектакль «Теремок», – произнесла громко и лаконично.

– А слоник-то зачем? – возразил я. – Его в сказке нет…

– Он совсем маленький, мышку заменит… У меня она пропала… Наверное, – девочка хихикнула, – Муренка слопала… Я её к себе в спальню теперь не пускаю, – она развела руки в стороны. – Итак, – произнесла торжественно, – открывается занавес, начинаем…

С первых минут я сидел, раскрыв рот. Катюшка не просто пересказывала содержание сказки, а по-настоящему играла на импровизированной сцене. Говорила за героев, меняя голос и интонацию, пела, затевала танец. Никакой скованности в движениях, наоборот – восторженность и очарование. Она по ходу действия вводила всё новых героев, от присутствия которых содержание сказки не становилось хуже. Я даже не заметил, как сам стал участником спектакля в роли охотника, проходившего мимо теремка в лесу.

– Ты артисткой хочешь быть? – спросил я Катюшку в антракте.

– Не знаю, – ответила она простодушно, – мне нравится…

– Ты любишь читать?

– Да… И пересказывать прочитанное нравится… И немножко фантазировать при этом…

– А что к тебе подружки не идут?

– Ну, видят, что у нас гости, вот и не идут… Я тебя, дедушка, уморила, да?

– Нет-нет, что ты! Мне с тобой интересно…

Я слышал, как собирались гости, как шумно становилось в зале, где они рассаживались за столом.

– А что вы без детишек? – сокрушалась хозяйка дома. – Будет теперь скучно нашей Катюшке…

– С нами посидит, – успокаивали её.

– Ну ещё, со взрослыми … Она на кухне покушает, я ей там приготовила…

 

Меня пригласили к столу в самый разгар второго действия спектакля.

Катюшка оборвала песенку, которую пела вместо Бармалея, попавшего в лес, по воображению девочки, на воздушном шаре.

– Ты ещё придёшь? – спросила.

Мне отвели место за столом возле жены. Я видел, как девочка прошла на кухню, как потом, через полчаса, вернулась в спальню и закрыла за собой дверь. Поначалу я слышал её голос – видимо, продолжила игру, но потом наступила тишина. Наверное, уснула, – подумал.

Я постепенно втянулся в разговор за столом и отвлёкся от мыслей о девочке.

Скорее всего, через час – скрипнула дверь и на пороге возникла Катюшка. Она насуплено смотрела на нас, теребила в руках игрушку и молчала.

– Что-то случилось? – обратилась к ней бабушка.

– Ничего, – прошептала девочка.

– Скучно?

– Да.

– Ну, сходи к подружкам на улицу.

– Не хочется…

Кто-то из гостей предложил:

– Пусть к нам подсаживается…

– Пусть, пусть, – поддержали остальные.

– Я не против, – согласилась бабушка. – Иди ко мне.

Катюшка замотала головой.

– Я кушать не хочу, – ответила.

– А что ж тогда?..

Девочка натужено улыбнулась, обвела всех взглядом исподлобья.

– Отдайте мне деда! – выпалила. – Пожалуйста…

…Вот так состоялось мое знакомство с удивительной, ничем не примечательной, на первый взгляд, девочкой. Наша дружба продолжается. Тем более, Катюшка, как оказалось, живёт с родителями в городе, и теперь мы с ней имеем счастье часто встречаться.

 

Художник: Елена Попкова

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов