«Реинкарнация» Виктора Дружинина

0

152 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 139 (ноябрь 2020)

РУБРИКА: Событие

АВТОР: Замотина Марина Анатольевна

 
АРАКЧЕЕВ - портрет.jpg

2 октября 2020 в ЦДЛ состоялась презентация новой книги профессора Дружинина Виктора Фёдоровича: Вик Тор. Реинкарнация. – (М.: 2020)

 

Автор вначале подробно охарактеризовал свой замысел. Изначально она задумывалась им достаточно скромно, как биографическая, – о возможности родства со знаменитым однофамильцем XIX в. (через бабушку) Алексеем Андреевичем Аракчеевым (ААА). Итак, у семьи всегда был интерес социально-генетический. Хотелось и автору на финише жизни написать о возможности родства книгу биографическую. Однако, гуляя по осенней Москве и проходя на Красную площадь мимо Государственного Исторического Музея г. Москвы, он  случайно увидел, что в этом музее организована выставка, посвящённая юбилейному событию: 4 октября 2019 г. исполнилось 250 лет со дня рождения графа Алексея Андреевича Аракчеева. С интересом посетили выставку. И пришла ему мысль написать задуманную книгу уже в несколько ином ключе. Надо сказать при этом, что чуть ранее им была написана и издана другая книга, «Новый Органон – 2», где в русле одного из основных направлений своего творчества, а именно «Философских диалогов»,  он приобщил к обсуждению главных, по моему мнению, вопросов бытия, знаменитого английского философа и государственного деятеля Фрэнсиса Бэкона. В частности, речь шла о малоисследованном в нашей стране его произведении «Новый Органон», публикации которого также исполнилось как раз 400 лет. Изучив повнимательней его биографию, автор обнаружил, что у них имеются интересные совпадения: день и месяц рождения, трепетная любовь к философии, иные важные характеристики, – и явилась смелая (или безумная) мысль о возможной реинкарнации или метемпсихозе. Более того, показалось возможным включить в эту схему и возможного знаменитого предка. И вот что из этого вышло.

 

Итак, у книги есть и другое название – «Мой герой». При этом имеется в виду и Алексей Андреевич Аракчеев – ААА – (которому 4 октября 2019 г. исполнилось 250 лет со дня рождения) и Фрэнсис Бэкон (со времени публикации его произведения «Новый Органон» в 2020 году также исполнилось как раз 400 лет). И всё-таки, именно Аракчеев является главным героем книги. Граф Аракчеев в России был всегда весьма оболган, но не забыт. Помимо воспоминаний его современников – очевидцев разного рода, википедий в интернете, имеются и большие книги с подробным анализом его деятельности, – в том числе и сравнительно недавнего времени. Возникает вопрос, зачем же еще одна книга? Я отвечаю: помимо родственных амбиций, – автора профессиональная специфика – философский аспект. (Философское осмысление жизни и деятельности как достаточно значимого для истории России персонажа, так и его английского предшественника, чьё творчество в советской России было недостаточно глубоко исследовано и в значительной мере искажено). В книге, на мой взгляд, достаточно объективно оцениваются все аспекты деятельности главного героя – ААА, – и позитивные, и негативные. Прежде всего внимание уделено его боевой славе (участию в войнах с Швецией и Францией, – особенно в войне 1812 года). Однако, не меньшее внимание уделено и славе иного рода – скандальной. Это связано как с ведущей ролью Аракчеева в реализации проекта «военные поселения», так и с его семейно-общинной драмой. Русские историки разного времени много поработали над тем, чтобы исказить и опорочить образ этого человека. В своей книге я стремлюсь пояснить основные причины такого подхода, соотнося различные свидетельства и гипотезы с русским масонством, с полемикой в нашем обществе и сегодня по поводу так называемых «декабристов», и, в целом, в связи с анализом главной проблемы «как жить человеку на планете Земля?». Как результат, в книге появляется раздел «коммунизм по-русски (военные поселения в исполнении Аракчеева)» с опорой на высказывание Максимилиана Волошина («Земли российской первый коммунист граф Алексей Андреич Аракчеев» – из поэмы «Россия» – 1924г.). В последних главах книги имеются сюжеты с грустным юмором («рассказы крестьян и солдат»), а завершает книгу трагический «Эпилог – Реквием», посвящённый судьбе главного героя. Т.о. я стремился вернуть из небытия его истинный образ – так сказать, «возвращение через объективный анализ и своего рода очищение». В книге, вслед за другими авторами, отмечается, что «Стиль действий графа на административном поприще определялся целым рядом принципов, которые в их совокупности вполне позволительно назвать «аракчеевской философией управления. Вот некоторые основные постулаты данной философии, выраженные самолично графом Аракчеевым: – «Мы все сделаем: только от нас Русских нужно требовать невозможного, чтобы достичь возможного». – «Французскими речами не выкуешь дело». – «Мнения публики столь различны, что на оныя никогда положиться нельзя, и лучшее мнение в свете – спокойная в человеке совесть, я имею её и буду с нею везде спокоен»; — «Никогда я ничего не просил для себя, и милостью Божьей дано мне всё! Утешаюсь мыслью, что я был полезен». Мировоззрение, основанное на подобных принципах, создавало тип государственного деятеля, который оказывался в высшей степени эффективным в условиях России. Имея такое мировоззрение, а к нему в дополнение – необыкновенную работоспособность, высокую образованность и сильный природный ум, граф Аракчеев был способен добиваться успеха в осуществлении реформ при самых неблагоприятных обстоятельствах. Однако именно здесь таилась и драма Аракчеева как человека и государственного деятеля. Свойства характера, которые делали его самым эффективным администратором в России первой четверти XIX века, одновременно придавали ему в русском обществе репутацию «плохого», «злого», «жестокого» человека. Государственный деятель, отличавшийся нечеловеческой приверженностью к установленным правилам и порядку, каковой обладал Аракчеев, и не мог в России иметь репутацию «хорошего» человека. Однажды Алексей Андреевич сказал А.П. Ермолову: «Много ляжет на меня незаслуженных проклятий». Об этом высказывании Аракчеева сообщил в своих записках Д.В. Давыдов. Итак, в книге отдельно рассмотрена и т.н. скандальная слава ААА. Прежде всего, отдельного рассмотрения в книге заслуживает вопрос о так называемых «военных поселениях», в связи с чем Аракчеев получил и получает до сих пор основную дозу серьезной критики. Подробно рассмотрена история их создания, причины и следствия процесса.  Итак, военные поселения были организованы, хотя и со многими издержками в силу разных причин. Подробнее эти вопросы рассмотрены в разделе 1.2, кот. назван «Коммунизм по-русски (военные поселения)».  Вот ключевое слово – «коммунист»: речь шла об организации своего рода коммун и ради этого нового дела необходима была определенная суровость и даже жестокость. (см. «Постулаты…» Аракчеева А.А). И хотя, (по замыслу) все вроде бы при Аракчееве было в военных поселениях организовано неплохо. Однако, мелочная регламентация всех подробностей обыденной жизни военных поселян оставляла их под вечным страхом ответственности. За малейшие проступки виновные подвергались телесным наказаниям. Неудивительно, что среди военных поселян с каждым годом всё увеличивалось глухое неудовольствие. В царствование императора Александра I оно выражалось одиночными вспышками беспорядков. (Существует обширная литература, где авторы публикаций подробно исследовали плюсы и минусы рассматриваемых мероприятий, но в целом выводы были неутешительны). Высочайшим указом 8 (20) ноября 1831 г. новгородские военные поселения были преобразованы в конечном счёте в округа пахотных солдат. Все сметы, планы и чертежи для этих поселений были разработаны графом Аракчеевым по образцу принадлежавшей ему Грузинской вотчины.

 

БЭКОН - портрет.jpg

Теперь о другом герое книги. Обращаясь к его биографии, автор видит схожие черты. Фрэнсис Бэкон (1561 – 1626 гг. жизни) – представлял (как и Аракчеев А.А.)  т.н. «новую знать», вытеснявшую из придворной и общественной жизни страны старую родовую аристократию.

Относительно много внимания в книге уделяется анализу некоторого биографического сходства, а также мотивов поведения героев книги, определяющих, в конечном счёте, их судьбу и обосновывающих название самой книги –  «Реинкарнация». Читается книга, по моему мнению, легко (давая, в то же время, много интересного познавательного материала). Хорошо оформлена, – иллюстрирована большим количеством цветных фото и рисунков. Автор пишет: «Сразу хочу отметить, что книга посвящена мною светлой памяти бабушки Татьяны Тимофеевны Фрыженковой – Аракчеевой, её дочери (моей маме) Лидии Фёдоровне Дружининой – Фрыженковой. Бабушка «связала прочной нитью прошлое (судьбу Алексея Андреевича Аракчеева) с будущим (с самим мною). Она же сохранила мне жизнь (в прямом смысле) в лихолетье Великой Отечественной войны. Также считаю, что книга написана моим детям и внукам, – в назидание (будущее не существует в отрыве от прошлого). Надеюсь, что также она поможет в этом смысле и всем остальным.  Выражаю глубокую благодарность Ольге Васильевне Жуковой – моему верному другу, оказавшему большую квалифицированную помощь при подготовке книги (без её усилий книга, безусловно, не получилась бы такой яркой и насыщенной ценными материалами).  Внучке Дружининой Евгении Алексеевне – за подготовленный проект обложки книги».    

Итак, А. А. Аракчеев – Ф. Бэкон – Вик Тор (о тайне перевоплощения души – «реинкарнация» в конкретном интерьере) – «Хроника – сага» – Человеческая трагикомедия. Таково содержание – три главы, пролог, эпилог.

Вначале – короткое пояснение: Реинкарнация – термин влечет нас в сторону древнеиндийской мифологии, древнеиндийской философии и религии. В переводе с древнеиндийского означает «перевоплощение» души человека в другое тело, – любое тело, – тело живое, (любого животного, растения, насекомого и т.д.), и даже в так называемое неживое тело. (Если другое тело – тело человека, то употребляется древнегреческий термин «метемпсихоз»).  Предполагается, что оно впервые упомянуто в священном писании Упанишад (1000 – 550 г.д.н.э.), связано с понятиями колеса «сансары» (колеса перерождений) и «кармы» (какие дела человек делает в этой жизни – такое существование он обретает в жизни будущей) и подробно развернуто в учении Санкхья – брахманизма (системно изложено в 1 в.н.э.).

Некоторые официальные данные (Википедия 2019г): ААА – 1769-1834 годы жизни. Он родился и вырос в небогатой дворянской семье, проживавшей в русской глубинке – в сельце Гарусово у озера Удомля близ городка Вышний Волочёк. Образование – 2-й кадетский корпус; При Павле Петровиче (Великом князе) – комендант Гатчины, начальник всех сухопутных сил наследника; при Павле 1 (императоре) – в 1796 – полковник, комендант Петербурга, ген. м-р; 1797 – барон (в 27 лет), 1798 – ген. л-т; инспектор всей артиллерии; граф. При Александре 1 (императоре) – предс. комиссии по преобразованию артиллерии (выработали систему орудий – система 1805 («аракчеевская», как её прозвали); Даже недруги Аракчеева признавали впоследствии, что он привёл русскую артиллерию в образцовое состояние, чего нельзя было сказать о русской армии того времени в целом. Армия не претерпела серьёзных изменений до Отечественной войны 1812 года и успешно выдержала суровые испытания. Позднее – Председатель департамента военных дел в Госсовете с правом присутствия в сенате и комитете министров.

 

Хочет ли автор его приукрасить? Нет. – Хочет судить по возможности объективно! Начнём со своего рода  «венка боевой славы»: «В войне со Швецией 1809 принимал деятельное участие, – 5 сентября был подписан русскими и шведскими уполномоченными Фридрихсгамский мир, по которому отошли к России Финляндия, часть Вестерботтена до реки Торнио и Аландские острова. Военный министр 1808-1810 – генерал-инспектор всей пехоты и артиллерии (с подчинением комиссариатского и провиантского департаментов). На этом поприще он пробыл недолго, – но сделал столько, сколько ни один предшествовавший ему министр не делал. Современники отмечали: «Самовластием беспредельным и строгостью, сделал он много хорошего: восстановил дисциплину, сформировал заново, можно сказать, армию, расстроенную неудачами 1805 и 1807 годов…». Он реформировал организацию армии, увеличив её численность приблизительно на 30 000 человек, создал новую систему снабжения армейских частей оружием, снаряжением и припасами, учредил учебные и запасные войска – создал учебные части, организовал запасные рекрутские депо, на базе которых в войну 1812 года будут готовиться резервные армии. Аракчеев навёл в армии необходимый порядок и прекратил губительное для неё воровство. В 1809 году по предложению Аракчеева был введён очень важный воинский ритуал – отдание воинской чести. Позитив сказался в войнах 1812-1814 гг. О неизбежности большой войны с Францией в России также начали говорить с 1807 года. Но подготовка к войне велась не только по военной линии. Известно, что в высшем свете, и при дворе в том числе, были сильны симпатии к Наполеону, к либеральным западным идеям). С детства проникнут либеральными идеями был и сам Александр. И если в мирное время либеральное фрондерство было допустимо, то начавшиеся приготовления к схватке с Наполеоном побудили Императора наводить порядок и в этой области. Необходимо было удалить из управленческого аппарата Империи, как бы сегодня сказали, «агентов влияния», которые предавали интересы России не явно, но скрыто, внося в общество раскол на уровне доверия к Императору, самодержавной идеологии, подрывая государственную дисциплину. Не все вовремя поняли изменившиеся реалии. Одной из наиболее одиозных прозападных фигур при дворе был секретарь Государственного совета М.М. Сперанский – «светило русской бюрократии». Аракчеев и Сперанский были идейными антиподами (хотя между ними были вполне дружеские отношения). Аракчеев, фактически, возглавлял при дворе «русскую партию», а Сперанский – «партию западников». 17 марта 1812 года Сперанский, по настоянию Аракчеева и его сторонников, неожиданно был снят со всех постов и отправлен в многолетнюю ссылку.  Т.о. говоря о роли Аракчеева в войне 1812 года, нужно понимать, что война ведётся не только на поле боя. Аракчеев не был полководцем и не снискал себе воинской славы. Победы или поражения полководца очевидны для современников и потомков. Заслуги администратора разглядеть труднее, и они в большей степени подвержены временной переоценке. Несомненной заслугой Аракчеева стало то, что он смог мобилизовать ресурсы Империи на борьбу с сильнейшей армией мира. Аракчеев взял на себя значительную часть текущих дел по управлению империей, и нередко принимал по ним решения единолично. Все курьеры, прибывавшие к Императору на доклад, сначала проходили через Аракчеева. В неудачах первых месяцев войны существенная доля общественного гнева выпала и на долю самого Аракчеева, который прикрывал собой фактически репутацию Императора.  (Армия практически без боев откатывалась к Москве. Ропот в армии и обществе бездействием главнокомандующего Барклая-де-Толли возрастал. В конце концов, под воздействием общественного мнения и армейских чинов, при активной поддержке Аракчеева, Александр назначил главнокомандующим армии князя М.И. Кутузова. 26 августа 1812 года состоялось Бородинское сражение, после которого было принято решение оставить Москву. Аракчееву пришлось в это время неоднократно выступать уже в защиту Кутузова. Сдача Москвы Наполеону без боя лишила полководца поддержки общественного мнения). После оставления армией Наполеона русских пределов, боевые действия были перенесены в Европу. В течение всего заграничного похода Аракчеев ведал перепиской Императора.

Существует точка зрения о неправомерности размещения портрета Аракчеева А.А.  в Военной галерее Зимнего дворца в Санкт- Петербурге. (Задумана императором Александром I. и строилась с июня по ноябрь 1826 года. Галерея состоит из 332 портретов русских генералов, участвовавших в Отечественной войне 1812 года. Однако, автору представляется вполне справедливым иное мнение: в битве двух держав, двух экономик он проявил себя как блестящий стратег и тактик и много сделал для Победы. А потому с полным основанием мы можем назвать Аракчеева Героем Отечественной войны 1812 года.

 

В книге, вслед за другими авторами, отмечается, что «Стиль действий графа на административном поприще определялся целым рядом принципов, которые в их совокупности вполне позволительно назвать «аракчеевской философией управления. Вот некоторые основные постулаты данной философии, выраженные самолично графом Аракчеевым:

– «Мы все сделаем: только от нас Русских нужно требовать невозможного, чтобы достичь возможного». – «Французскими речами не выкуешь дело». – «Мнения публики столь различны, что на оныя никогда положиться нельзя, и лучшее мнение в свете – спокойная в человеке совесть, я имею её и буду с нею везде спокоен»; – «Никогда я ничего не просил для себя, и милостью Божьей дано мне всё! Утешаюсь мыслью, что я был полезен». Мировоззрение, основанное на подобных принципах, создавало тип государственного деятеля, который оказывался в высшей степени эффективным в условиях России. Имея такое мировоззрение, а к нему в дополнение – необыкновенную работоспособность, высокую образованность и сильный природный ум, граф Аракчеев был способен добиваться успеха в осуществлении реформ при самых неблагоприятных обстоятельствах. Однако именно здесь таилась и драма Аракчеева как человека и государственного деятеля. Свойства характера, которые делали его самым эффективным администратором в России первой четверти XIX века, одновременно придавали ему в русском обществе репутацию «плохого», «злого», «жестокого» человека. Государственный деятель, отличавшийся нечеловеческой приверженностью к установленным правилам и порядку, каковой обладал Аракчеев, и не мог в России иметь репутацию «хорошего» человека. Однажды Алексей Андреевич сказал А.П. Ермолову: «Много ляжет на меня незаслуженных проклятий». Об этом высказывании Аракчеева сообщил в своих записках Д.В. Давыдов.

В книге отдельно рассмотрена и т.н. скандальная слава ААА. Прежде всего, отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о так называемых «военных поселениях», в связи с чем Аракчеев получил и получает до сих пор основную дозу серьезной критики. Однако, сразу же следует подчеркнуть, что граф А. Аракчеев, которого обыкновенно считают творцом военных поселений, первоначально высказывался против их введения и предлагал другие меры по усилению контингента армии. Вопреки распространенному мнению о том, что Александр по слабости характера уступил мнению Аракчеева, отказываясь от собственных планов, на самом деле Аракчеев сам входил целиком в планы царя. Как считали серьёзные исследователи разного времени, главная причина желания Александра I создать военные поселения как можно быстрее, заключается в желании получить опору в создании преданной царскому трону воинской силы, которую в случае необходимости он мог бы противопоставить гвардии, после заграничных походов ставшей цитаделью русского масонства и якобинства. Эксцессы в гвардии и революционная работа в армии без существования военных поселений поставили бы Государя в зависимость от любого заговора, т. е. в трагическое и безвыходное положение. Военные же поселения в корне меняли эту кошмарную обстановку: и мысль о них вышла исключительно из головы Александра I, много думавшего об отце и деде, а с ними и о судьбе русской монархии. Аракчеев же эту мысль Императора осуществил со свойственной ему точностью, исполнительностью и законченностью. И в этом также кроется разгадка той травли, которая велась и ведется против Алексея Андреевича, бывшего, как и при Павле I, грозным препятствием для дворцовых переворотов – организатора, воспитателя и руководителя поселенных войск. Приступив к этому неблагодарному делу, он действовал, как всегда, энергично и старательно, хотя этого изначально оказалось далеко недостаточно. В книге довольно подробно рассмотрена история создания Военных поселений – система организации войск в России в 1810-1857 годах, сочетавшая военную службу с занятием производительным трудом, прежде всего сельскохозяйственным. Они были созданы также и с целью подготовки обученного резерва войск без увеличения расходов на вооружённые силы и частичного упразднения рекрутских наборов.  Высвободившиеся средства император планировал направить на выкуп крестьян с землями у помещиков (для их последующего освобождения). Они создавались и для защиты пограничных областей, а во внутренних губерниях имели целью давать призрение (наблюдение) за нижними чинами, уволенными в отставку за ранами, болезнями и старостью. Вместе с тем император, учреждая военные поселения, мечтал улучшить материальное положение нижних чинов, дать им возможность во время службы оставаться среди своих семейств и продолжать свои земледельческие занятия, а на старость обеспечить им пристанище и кусок хлеба. Военные поселения находились в подчинении Штаба военных поселений. Главный начальник военных поселений 1821-1826 – генерал от артиллерии Алексей Андреевич Аракчеев.   

 

При этом, если Инициатором создания военных поселений является Александр I, то форма военных поселений принадлежит не ему. Эту форму Александр заимствовал из сочинения масона князя Щербатова «Путешествие в землю Офирскую». Идеальные схемы такого рода получили в истории название «Утопии» и разваливались рано или поздно при попытках их осуществить. (От Пифагора, Кампанеллы, Т. Мора до французских социал-утопистов. Большой кровью их (воплощенные схемы эти) старались удержать, но хватало ненадолго. В целом, жизнь сложнее, безусловно, нежели её идеальные схемы, создаваемые в теории. Тем не менее, на возражения своих приближённых, указывавших на дороговизну поселений для казны и на ненадёжное обеспечение ими комплектования армии, государь отвечал, что «военные поселения будут устроены, хотя бы пришлось уложить трупами дорогу от Петербурга до Чудова». Итак, военные поселения были организованы неплохо, хотя и со многими издержками в силу разных причин. Подробнее эти вопросы рассмотрены в Разделе 1.2, который назван «Коммунизм по-русски (военные поселения)». Откуда это? Как было отмечено – Максимилиан Волошин,1924. Довольно корявые стихи, но в чем-то и справедливые: «Земля судилась и осуждена: / Все грешники записаны в солдаты.                                    Всяк холм понизился и стал, как плац. / А над землей солдатскою шинелью / Провис до крыш разбухший небосвод. / Таким он был написан Джорджем Доу / – Земли российской первый коммунист / Граф Алексей Андреич Аракчеев».

Вот ключевое слово – «коммунист»: речь шла об организации своего рода коммун и ради этого нового дела необходима была определенная суровость и даже жестокость (см. «Постулаты…» Аракчеева А.А). И хотя, (по замыслу) все вроде бы при Аракчееве было в военных поселениях организовано неплохо. Однако, мелочная регламентация всех подробностей обыденной жизни военных поселян оставляла их под вечным страхом ответственности. За малейшие проступки виновные подвергались телесным наказаниям. Неудивительно, что среди военных поселян с каждым годом все увеличивалось глухое недовольство. В царствование императора Александра I оно выражалось одиночными вспышками беспорядков. (Существует обширная литература, где авторы публикаций подробно исследовали плюсы и минусы рассматриваемых мероприятий, но в целом выводы были неутешительны. В частности, смертность превышала рождаемость. На севере военные поселения не выполняли свою основную задачу – поставку рекрутов для армии. Кроме того, в силу недоедания и непосильных работ военные поселяне не были эффективны в качестве солдат). Летом 1831 года (уже при императоре Николае 1) в военных поселениях Новгородской губернии (в частности, в поселении Старая Русса) вспыхнул кровавый бунт, чрезвычайно жестоко подавленный властями. Высочайшим указом 8 (20) ноября 1831 г. новгородские военные поселения были преобразованы в округа пахотных солдат.  Уже и в то время и позднее появилось некоторое число чрезвычайно негативных литературных и окололитературных отзывов (приведу примеры – от наиболее известного автора):

A.C. Пушкин (Эпиграммы) – 1817-1820

Всей России притеснитель, / Губернаторов мучитель

И Совета он учитель/ А Царю он – друг и брат.

Полон злобы, полон мести, /Без ума, без чувств, без чести,

Кто ж он? Преданный без лести, / Б… грошевой солдат.

(Непечатным словом названа Минкина).

 

A.C.Пушкин (Эпиграммы) – 1819 «В столице он капрал, в Чугуеве –

Нерон./ Кинжала Зандова везде достоин он».

Чугуев упомянут в связи с бунтом военных поселян в 1819 г. Немецкий студент Карл Занд (1795-1820) 23 марта 1819 г. в Мангейме убил известного немецкого драматурга А.Ф. Коцебу (тот активно пропагандировал политику Священного союза, и в Германии его считали шпионом Александра I).

В то же время, такой внимательный наблюдатель современной ему жизни, как тот же Пушкин, никогда не упоминал о зверствах в военных поселениях. А ведь поселения были расположены поблизости от Псковского имения Пушкина, в котором он прожил долгое время. В конце книги (раздел 3.2) я публикую, как необходимое послесловие, РАССКАЗЫ КРЕСТЬЯН И СОЛДАТ ОБ АРАКЧЕЕВЕ (где почти нет никаких ужасов, но подкупает и трогает их печальный юмор).

 

Все сметы, планы и чертежи для этих поселений были разработаны графом Аракчеевым по образцу принадлежавшей ему Грузинской вотчины. Великолепная архитектура усадьбы была создана по проектам Ф. И. Демерцова (1799–1816) и В. П. Стасова (1816–1833). В Грузино работал архитектор З. Ф. Краснопевков и постоянно жил парко- и мостостроитель надворный советник А.И. Минут (Минута), создавший огромный пейзажный парк. Предметом особой гордости был каменный собор св. Андрея Первозванного (Ф. И. Демерцов) с колокольней и с куполом на барабане, окружённом колоннадой. В соборе по проекту Ж.-Ф. Тома де Томона был установлен памятник тринадцати офицерам Гренадерского полка имени Аракчеева, «падшим за веру, Царя и Отечество на полях брани в кровавые годы 1812, 1813, 1814». Библиотека в Грузино являлась одной из крупнейших частных библиотек – около 11,5 тыс. наименований. В ней имелись древние манускрипты и 192 наименования книг по живописи и архитектуре, стоивших в то время огромных денег. (Художественные коллекции Аракчеева после его смерти были распроданы на аукционе). Т.о. Грузино являлось образцом не только административным, но эстетическим. П. П. Свиньин свою статью «Поездка в Грузино» («Сын Отечества», 1818) предварил стихотворным эпиграфом: «Я весь объехал белый свет, / Зрил Лондон, Лиссабон, Рим, Трою, – / Дивился многому умом, / Но только в Грузине одном /Был счастлив сердцем и душою, / И сожалел, что не поэт!». О Грузино с восторгом отзывались и другие лица, вполне компетентные в эстетике: В. А. Жуковский, Н. М. Карамзин, А. Н. Оленин, А. А. Писарев, Ф. В. Булгарин. Державин Гавриил Романович (1743-1816) –

поэт, сосед А. – по новгородскому имению. Писал в 1807.

НА ПРОГУЛКУ В ГРУЗИНСКОМ САДУ «О, как пленительно, умно там, мило все, / Где естества красы художеством сугубы,  / И сеннолистны где Ижорска князя дубы / В ветр шепчут, преклонясь, про счастья колесо!»

(Кстати, – что осталось от величественной усадьбы Аракчеева в селе Грузино Новгородской области? Сразу можно кратко сказать: ничего, – красота, сотворенная человеком, исчезла (истреблена вандалом, – а частично, и войною).  Подробности современного состояния тех мест также приведены в книге).

Итак, как было сказано, в своём имении Грузино Аракчеев также организовал военное поселение, послужившее образцом для прочих. Однако во время частого отсутствия графа из-за служебных дел его собственными крестьянами распоряжалась фаворитка Настасья Минкина, по жестокости напоминавшая знаменитую Дарью Салтыкову. Как раз с нею связана последняя глава 3. книги, посвященная «Семейно-общинной драме», в которой речь идет о «смерти фаворитки-любовницы». Её отношение к дворовым людям, находившимся в полном ее распоряжении, отличалось такой жестокостью, что нередко доводило их до самоубийства. Дворовые люди предприняли несколько неудачных попыток отравить фаворитку. В 1825 г. они организовали заговор, в результате которого 10 сентября Минкина была убита. Сообщающиеся ими сведения о психически сверхобострённой реакции Аракчеева, – это был вулкан, извергавший смертоносную для окружающих лаву. Но периоды неистовой страсти сменялись временами и холодного расчёта – шекспировские страсти, демоны капричос Ф. Гойи. В этот же год его постиг новый удар – в Таганроге скончался император Александр I. К тому же, погружённый в своё горе, а затем занятый возмездием, граф не исполнил своего долга и не отреагировал на угрозу восстания декабристов. Он понял, что на благосклонность нового государя Николая I ему рассчитывать не приходится. Кроме того, разбирая бумаги покойной Минкиной, он сделал и горькое открытие – Настасья изменяла ему, – об этом свидетельствовали любовные записки молодых офицеров. Аракчеев вышел в отставку. До конца своих дней он не оправился от стольких жестоких ударов судьбы. После смерти Александра карьера Аракчеева стала клониться к закату. Новый император Николай откровенно не любил фаворита своих отца и брата. В завершение книги – эпилог – реквием: умер граф Аракчеев в имении Грузино 21 апреля (3 мая) 1834 года. Наследников не оставил. Николай 1 решил отдать всю Грузинскую волость со всем имуществом и доходами Новгородскому кадетскому корпусу (получившего название Аракчеевского, приняв его имя и герб) – на воспитание благородного юношества. Сегодня, говоря словами В. Высоцкого, – «всё не так ребята», но есть надежды на восстановление исторической памяти. Прах – изначально был в храме с. Грузина (сегодня захоронение испоганено вандалами и войной, и самого храма не сыскать). В книге приведены свидетельства о поисковых работах местных энтузиастов. Умер граф одиноким – А.С. ПУШКИН написал  по этому поводу: «О смерти Аракчеева во всей России жалею я один…». Но вот прошло много лет, и оказалось, что людей, испытывающих симпатию к этому человеку, не так уж и мало! Современной России, похоже, нужен такой «чистильщик»: воруют много… – где Аракчеев? Взятки берут… – где Аракчеев? Бюрократия, очереди во многих наших учреждениях, – где Аракчеев? АУ! АУ!... Аракчеев, – ты где???.. Заключая, следует сказать, что, на мой взгляд, Аракчеев А. А. продолжал длить линию реформаторов – созидателей новой России (хотя вопросы к каждому из них существуют): от Петра Первого, Елизаветы Петровны, Екатерины Второй. За ним шли Витте С. Ю., Столыпин П. А. Можно продлить и в более позднее время: Ленин В.И., Сталин И.В. Но были и реформаторы – разрушители… Все это, видимо, линия судьбы России. Все, как говорили в старину: «Земля у нас велика и обильна, а порядка в ней нету…» (Повесть временных лет).

 

В завершение сообщения – о другом герое книги и её философском осмыслении. Автор этой книги бессознательно ощутил на финише жизни и творчества настойчивое побуждение к исследованию жизни и творчества ещё одного важного персонажа – знаменитого английского философа и известного политического деятеля Англии XVII века Фрэнсиса Бэкона. Посмотрел повнимательней. И, как показалось, для этого были некоторые основания: 1). Тайны нумерологии и генеалогии (мы родились в один день и месяц, последние две цифры года его рождения 1561 в соединении с соответствующими цифрами моего года 1939 образуют полную сотню. 2). Как сказал он сам, … «Поскольку без философии сама жизнь не радует меня»,… и это созвучно мне самому; (В книге По ходу изложения, для оживления, часто используется его работа «Опыты и наставления нравственные и политические», над которой он работал всю свою жизнь и в коротких зарисовках-афоризмах подводил итог этой жизни, а также глубокий его анализ мифов древней Греции). 3). Фрэнсис Бэкон – барон Веруламский, виконт Сент-Албанский. (Аракчеев Алексей Андреевич – тоже барон /барон Новгородский, я бы сказал/, граф /граф Санкт Петербургский, – можно и так сказать/ ). Меня волнует сама возможность соотнести мысли Ф. Бэкона с гипотезами иных выдающихся мыслителей, (чьё творчество отражено в моих главных книгах), близких по духу и мне самому. Всё это будит мою нескромную фантазию о возможной реинкарнации (не только по линии Бэкон – Аракчеев, но и по линии Бэкон – Аракчеев – Вик Тор).  Обращаясь к его биографии, я вижу схожие черты прежде всего у моих героев. Фрэнсис Бэкон (1561 – 1626 гг. жизни) – представлял (как и Аракчеев А.А.)  т.н. «новую знать», вытеснявшую из придворной и общественной жизни страны старую родовую аристократию. Но его не удовлетворяет перспектива назначения на должности почётные, но малопригодные для карьерного продвижения. В письме к дяде он замечает: «Я сейчас, как сокол в ярости, – вижу случай послужить, но не могу лететь». И он стремится делать карьеру. (Биография Аракчеева А.А., как мы видели, знакомит нас с некоторым похожими штрихами и мотивами). Новые перспективы перед Бэконом открыло правление следующего короля Якова1, которому весьма импонировала литературная известность, остроумие и образованность Ф. Бэкона. В день коронации его жалуют званием рыцаря, далее – штатный королевский адвокат, генерал-солиситор, генерал-атторней – высший юрисконсульт короны. (Опять-таки видим серьезное сходство с внезапным карьерным взлетом Аракчеева А.А.  после коронации императора Павла). Все эти годы ознаменовались, кстати, подъёмом литературно-философского творчества Бэкона. Он успешно работает и над упорядочиванием законов Англии, усиливая, в частности, юридические опоры неограниченной монархической власти. (Аракчеев А.А., своими методами, также способствует этому – развивая, как мы увидим далее, идеи Н. Макиавелли). Чуть позже начинается новое возвышение ФБ: член Тайного совета, хранитель Большой печати, лорд – верховный канцлер и пэр Англии. Король уже называет его «своим добрым правителем». Однако, карьера его уже скоро потерпит скандальный крах. Далее – парламентское расследование, суд, (он признался в продажности и отказался от защиты), приговор, – однако, и помилование от короля. Но его карьера государственного деятеля закончилась. (Аракчеев А.А. избежал, как известно, такого развития событий, – ибо здесь как раз и проявилась радикальная несхожесть психологических характеристик этих выдающихся людей своего времени. Но у ААА возникли как мы видели собственные трудности иного порядка.) Для Бэкона остался один путь, – к удовлетворению другой его всепоглощающей страсти, – занятия наукой, философией, что как раз и обусловило тот особенно заметный след, который он оставил в истории. (Это сближает его с Вик Тором).  / Все сказанное о жизни и творчестве Ф. Бэкона сближает его по некоторым психическим характеристикам с менталитетом Аракчеева, в практической деятельности которого превалирует скрупулезность (даже дотошность), исключительная дисциплина труда). Итак, все это  побудило автора книги развивать идеи возможной реинкарнации: Фрэнсис Бэкон – Алексей Андреевич Аракчеев (последний унаследовал доминанту характера с позитивными и некоторыми негативными чертами, зримо проявившимися в его деятельности);  проводится идея реинкарнации в направлении Фрэнсис Бэкон – Вик Тор (автор книги с юных лет впитал трепетную любовь к философии и развивал ее, подобно Бэкону, как философию всеобщего синтеза в своих главных книгах последних десятилетий жизни).

Углубленный анализ жизни и творчества Ф. Бэкона позволил и заставил автора рассмотреть еще два важных вопроса, поднимаемых на очень серьезном уровне некоторыми солидными исследователями, (в частности, американским авторт Мэнли П. Холлом ) и сближающих Ф.Б. с историей России и деятельностью ААА.. Во-первых, автор публикует ряд солидных свидетельств, в которых безапелляционно утверждается, что Ф. Бэкон был масоном (слово франц. XII в. от латин. более раннего – «каменотёс») и принадлежал к ордену Розенкрейцеров. (И те и другие были в России времени ААА). Во-вторых, в связи с этим,  доказывается идентичность личности Ф. Бэкона и У. Шекспира (проводившего в своих гениальных произведениях идеи близкой автору философии всеединства). В целом, для автора этой книги важно соотнести все эти данные свидетельства и гипотезы с русским масонством и деятельностью Аракчеева А. А., с полемикой в нашем обществе сегодня и по поводу так называемых «декабристов», и в целом в связи с анализом главной проблемы «Как жить человеку на планете Земля?». Что автор и делает, (что демонстрирует 2 глава книги,  «Философская рапсодия», связанная с обсуждением категорий  «Свобода – Необходимость – Воля»), давая объективную, по возможности, оценку деятельности героев книги, используя философские взгляды персонажей моих главных книг («Философские диалоги»).

Обобщая, можно сказать, что всегда существовал широкий спектр взглядов на тему соотнесения свободы и необходимости в деятельности человека. В частности, в период Ренессанса, Нового времени (XV-XVI-XVII в.в) философы (среди них Н. Макиавелли, Ф. Бэкон) уделяют, как мы убедимся, углубленному исследованию «свободы воли» человека всё большее внимание. Довольно подробно автор рассматривает творчество Николо Макиавелли (1469 –1527 годы жизни). (Как видим, последние цифры года рождения совпадают с цифрами года рождения Аракчеева, – нумерология опять привлекает авторское внимание). 

 

Можно заметить, что, с одной стороны, похоже, ни Ф. Бэкон, ни, возможно, и А.А. Аракчеев, не м.б. знакомы с творчеством Макиавелли. (Уже в сер. XVI века все его произведения были занесены римской католической церковью в «Индекс запрещенных книг»). Однако, существуют некоторые данные, что с его творчеством был знаком А.С. Пушкин (А м.б. и А.А. Аракчеев, прекрасно в течение жизни образованный, владевший несколькими языками и личным обширным собранием книг). В России глубокое изучение творчества Макиавелли начато лишь в конце XIX в. - нач. XXв. (После революции 1917 г. возникли трудности идеологического плана. Хотя существует мнение, что книга «Государь» была настольной книгой И.В. Сталина. Лишь в наши дни труды Макиавелли стали активно переиздаваться). Однако, в любом случае, некоторые его идеи, похоже, все же витали в умах наших героев. Анализируя эти идеи, следует понимать также, что сами наши герои, хоть и не были первыми лицами государства,  но, будучи чрезвычайно приближены к первым лицам, обладая огромной властью и влиянием, могли практически продвигать эти идеи. По сути, Макиавелли создает идеологию построения сильного государства, империи. Он пишет, прежде всего, о методах, превознося вероломство и насилие в достижении цели: «Не бойся греха, если в грехе спасение», – таков главный смысл его афоризмов. (Отметим, вероломство, похоже, было неведомо Аракчееву, а вот насилие – да! В полной мере. Как тут не вспомнить кровавые бунты и их жестокое подавление в Чугуеве). Макиавелли – великий патриот Италии). (Как и Аракчеев, кстати). И основное: понятия добра и зла для него – относительны. Все зависит от конкретных условий. И к религии отношение Макиавелли своеобразно: вопрос истинности или ложности религии его не волнует. Религия для него – форма регламентации и построения системы общественных ценностей и связей. Но он понимает и исключительную важность религии в этом смысле. (Аракчеев, большой патриот, считает, похоже, также, хотя, однако, является искренне верующим христианином).

Важнейшее внимание Макиавелли уделяет военному делу и военному искусству. В специально созданном произведении «О военном искусстве» он  подробнейшим образом разбирает эти вопросы. (Как раз схожие темы постоянно отрабатывались Аракчеевым вместе с Великим князем Павлом Петровичем и его войсками в Гатчине. Позднее этот опыт был перенесён на все пехотные войска России. Была попытка распространить его и на военные поселения). В своей концепции он исходит из анализа и учёта действия психических особенностей человека, максимального использования их ради достижения высшей цели – блага государства, Родины. (Похоже, так считает и Ф. Бэкон, разрабатывая свой главный проект оздоровления науки, – ради укрепления могущества человека, прежде всего, и Аракчеев – в своей практической деятельности).

В целом, при обсуждении данной темы представляется необходимым разграничить два вопроса: о свободе самого человека (фактической и юридической) и о свободе его воли, т.е. свободе его побуждений, мотивации, деятельностных проявлений. Что касается первого аспекта, то в этом случае всё представляется гораздо более ясным, ибо речь идет, всего лишь, о физических либо юридических ограничениях и запретах для деятельности или бездеятельности человека, т.е. о моментах социальных и политических, которые общество может в той или иной степени регулировать. Этим и занимаются политики, юристы, социологи и т.п., – в разной степени успешно. (Ф. Бэкон, в частности, как юрист, А.А. Аракчеев, как практик). Итак, обобщая, можно сказать еще раз, что всегда существовал широкий спектр взглядов на тему соотнесения свободы и необходимости в деятельности человека. (Однако, Ф. Бэкон достаточно твердо придерживается точки зрения «среднего пути», с которой сложно не согласиться).

 

В книге отмечается еще один философски чрезвычайно значимый аспект. Существует фундаментальное противоречие, может быть в наибольшей степени отражающее позицию именно трагического противостояния свободной воли человека и необходимости. Автор останавливается на этой проблеме подробно. Его внимание привлекает также специальный литературно – психологический феномен, особо называемый «Демон Сократа», (Фридрих Ницше создает его как обобщенный образ), в рамках которого вполне возможно трактовать характер и основные действия моих героев. В заключение, автор, опираясь на высказывание Ницше: «Время сократического человека миновало, – готовьтесь сопровождать Диониса из Греции в Индию»…,   напоминает некоторые наиболее глубокие философско-религиозные идеи древней Индии и древнеиндийской мифологии, трактуя их, как общий философский фон для оценки жизни и деятельности наших героев.  Как на этом фоне смотрятся наши герои? Ф. Бэкон, с его «Опытами и Наставлениями», с глубоким анализом древнегреческих мифов, с его предполагаемыми масонскими предпочтениями, на взгляд автора, выглядит вполне комфортно. Позиция стоически-эпикурейская. А если учесть суждения его современника (а м.б. и alter ego – альтер эго) У. Шекспира, – тем более. (В книге приведены некоторые автор. пер. УШ). С Аракчеевым сложнее. С одной стороны, – это правоверный хранитель устоев монархизма. Но, будучи при этом глубоко религиозным человеком, «освещает эти устои светом, в какой-то степени, религиозного фанатизма», реализует защиту этих устоев с религиозным фанатизмом, что, на взгляд автора, и позволяет М. Волошину назвать его «первым русским коммунистом». В этом плане заслуживает дополнительного пристального внимания тема «масонства в России». И автор делает это вслед за Б. П. Башиловым .  /В 50-  60 годах создавался и печатался в Аргентине главный труд Башилова – «История русского масонства» в девяти томах). / Рассматривается их агитационная работа с будущим претендентом на русский трон цесаревичем Павлом Петровичем. Поняв, что Павел I не намерен делить свою власть с масонством и играть предназначенную ему роль Царя-масона, русские масоны стали во главе враждебно настроенных к Павлу кругов дворянства, организовали заговор и убийство императора Павла. Важно отметить, что большую роль в перемене взглядов Павла на масонство сыграли убежденные противники масонства Аракчеев и граф Ростопчин. И позднее, в эпоху Александра I существовала «русская партия», о которой большинство историков или ничего не говорят, или которую стараются всячески оклеветать. В своем стремлении оклеветать Аракчеева, его враги потеряли всякое чувство меры и создали совершенно неправдоподобный образ человека, лишённого всех достоинств. Итак, существует мнение страстного приверженца деятельности А. А. Аракчеева. (Его правдивость, а также жизнь и деятельность самого А. А. Аракчеева, видимо, ещё не раз будут обсуждать историки и другие заинтересованные люди). В своей книге автор оставляет эти вопросы историкам будущего.

В заключение главы автор возвращается к вопросу «Как может и должен жить человек? Отталкиваясь от взглядов Аракчеева, «первого русского коммуниста»,  автор  в своей книге коротко касается истории коммунистического движения.. Затрагивается также и история фашистского движения – дается соответствующая её оценка: праведные цели не могут быть достигнуты неправедными методами. Но существуют ли вообще какие-либо праведные методы для управления человеком, каков он есть сам по себе, методы формирования его идеальной личности? Это большой философский вопрос. И не имея ответа на этот вопрос, его маскировали и маскируют нередко идеологизированными ухищрениями. Так как же жить человеку в этом мире? Много вопросов, на которые нет однозначных ответов! Похоже, и в этом случае следует искать, как учил Ф. Бэкон, Средний путь, ибо есть и Жизнь, и Судьба. Подводя итог, в своих главных книгах (и в этой в т.ч.) автор делает свои выводы, созвучные римским стоикам: «Делай, что должно и будь что будет!» Но возникает вопрос: «А что должно?». Автор даёт ответ: чувство удовольствия, удовлетворения, даже счастья, – вот индикатор. Все это и означает – ты выполняешь своё предназначение, к выполнению которого и надо стремиться, ибо смысл жизни, по моему мнению, как раз в этом! (При этом не следует забывать о карме и реинкарнации с учётом, конечно, реальных законоположений и рисков в стране, в которой ты живешь).  При обсуждении книги прозвучали развернутые выступления д. соц. н., профессора Сосуновой Ирины Александровны, члена правления общества российско-польской дружбы Жуковой О.В.

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов