Погибнет ли человечество от своих смертных грехов?

14

665 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 142 (февраль 2021)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Пернай Николай Васильевич

 
Босх 2.jpg

По каналу «Россия-К» в течение двух недель шёл научно-популярный сериал под общим названием «Восемь смертных грехов», и известные русские и иностранные учёные комментировали книгу-предостережение выдающегося австрийского зоолога и одного из основателей этологии, нобелевского лауреата Конрада Лоренца «Восемь смертных грехов цивилизованного человечества». Сериал смотрелся со всё возрастающим изо дня в день интересом. Специалисты приводили свои доводы pro и contra и пытались ответить на вопросы: куда мы, человеки, движемся как биологический вид? Что с нами будет? Вопросы чрезвычайно актуальные. Многие прогнозы на будущее были почти оптимистические, но всё же в жёстких рамках телепередач некоторые проблемы не нашли отражения. О них и пойдёт речь.

Конрад Лоренц считал нашу цивилизацию безответственной и в доказательство привёл восемь смертных грехов нашей жизни, ведущих к всеобщей гибели.

 

1) Перенаселение Земли, вынуждающее каждого из нас защищаться от избыточных социальных контактов <…> и, сверх того, непосредственно возбуждающее агрессивность вследствие скученности множества индивидов в тесном пространстве.

2) Опустошение естественного жизненного пространства, не только разрушающее природную среду, в которой мы живём, но и убивающее в самом человеке всякое благоговение перед красотой и величием открытого ему творения.

3) Бег человечества наперегонки с самим собой, подстегивающий гибельное, всё ускоряющееся развитие техники, делающей людей слепыми ко всем подлинным ценностям и не оставляющий им времени для подлинно человеческой деятельности – размышления.

4) Исчезновение всех сильных чувств и страстей вследствие изнеженности. Развитие техники и фармакологии порождает возрастающую нетерпимость ко всему, что вызывает малейшее неудовлетворение. Тем самым исчезает способность человека пережить ту радость, которая требует преодоления препятствий и даётся лишь ценой тяжких усилий <…>

5) Генетическое вырождение, которое есть следствие отключения механизмов естественного отбора. В ХХI веке благодаря расшифровке генома было доказано, что в наших генах накапливаются опасные мутации, ведущие к росту смертельных болезней. К каким последствиям это может привести? Станут ли новые открытия в области редактирования и «улучшения» генов панацеей или, наоборот, ускорят процесс мутации с непредсказуемыми последствиями?

6) Разрыв с традицией <…> Поэтому молодёжь обращается со старшими как с чужой этнической группой, выражая им свою национальную ненависть. Главная причина этого нарушения отождествления – недостаточный контакт между родителями и детьми, вызывающий патологические последствия уже у грудных младенцев.

7) Возрастающая индоктринируемость человечества. Увеличение числа людей, принадлежащих к одной и той же культурной группе <…> приводит к такой унификации взглядов, какой до сих пор не знала история <…> Эффекты, уничтожающие индивидуальность, приветствуются теми, кто хочет манипулировать большими массами людей <…>

8) Ядерное оружие навлекает на человечество опасность…

[Лоренц К. Восемь смертных грехов цивилизованного человечества. – М.: «Республика», 1998].

 

Все восемь грехов можно было бы объединить в один очень большой грех – стремление человечества не просто выжить, но надёжно самоутвердиться и господствовать на планете; а индивиды, настроенные экстремистски, т.е. те, что из числа «золотого миллиарда», формулируют свои цели более жёстко: самоутвердиться и господствовать во что бы то ни стало, даже если потери будут составлять не менее 6-7 млрд особей homo sapiens. И мы понимаем, что такие грехи небезопасны, они чреваты…

Говоря о грехе перенаселения и прочих, с ним связанных, Лоренц вопрошает: зачем человечеству нужны безмерный рост его численности, безумная конкурентная борьба, накопление всё более убийственного оружия, прогрессирующая комфортность жизни, ведущая к атрофии мышц и чувств и т.д. и т.п.? При ближайшем рассмотрении оказывается, считает именитый учёный, что едва ли не все эти вредные явления представляют собой расстройства человеческих механизмов поведения, первоначально очень нужных для сохранения вида. Вывод Лоренца однозначен: их следует рассматривать как патологические.

В самом деле, все блага, доставляемые человеку глубоким познанием окружающей природы, прогрессом техники, химическими и медицинскими науками, всё, что, казалось бы, предназначено для облегчения человеческих страданий, – всё это парадоксальным образом способствует гибели человечества.

В беспрерывном мелькании множества человеческих лиц мы уже не можем разглядеть черты нашего ближнего, и в этом, без сомнения, повинна скученность людских масс в современных больших городах. Чем больше скопление людей в больших городах, тем больше шансов подвергнуться там грабежам, насилиям и убийству даже средь бела дня на самых оживлённых улицах. Скученность людей в тесном пространстве ведёт к обесчеловечиванию, деперсонализации личностей и вызывает усиление злокачественной агрессии. Общее недружелюбие, наблюдаемое во многих больших городах, явно возрастает пропорционально плотности скопления людей.

Также хорошо известно, пишет Лоренц, что в живой природе все организмы одного жизненного пространства приспособлены друг к другу. Это относится и к тем, которые на первый взгляд враждебны друг другу, как например, хищники и их жертвы. При ближайшем рассмотрении обнаруживается, что эти вроде бы враждебные друг другу виды (например, волки и травоядные животные) не только не вредят друг другу, но часто даже объединены общностью интересов. Совершенно ясно, что потребляющие виды жизненно заинтересованы в дальнейшем существовании потребляемых. Когда плотность популяции жертв опускается ниже определённого уровня, хищники гибнут. Когда в Австралию завезли обыкновенных домашних собак, многие там одичали и стали дикими собаками динго. Динго не истребили ни одного из видов, служащих им пищей, но зато погубили сумчатых волков и сумчатых дьяволов. Динго не закусали их насмерть, а просто лишили их привычной добычи и уморили голодом в конкурентной борьбе.

Взаимодействия в экосистеме, состоящей из многих видов животных, растений и грибов, совместно населяющих некоторое жизненное пространство и образующих жизненное сообщество, или биоценоз, очень многообразны и сложны. И любое вмешательство в это пространство должно быть очень острожным и хорошо продуманным. Бездумное вмешательство человека с мощнейшей техникой в биоценоз может повлечь тяжкие разрушительные и необратимые последствия.

Злодеяния, отмечает Лоренц, совершаются теперь повсюду, где применяются химические средства, например, при истреблении насекомых в сельском хозяйстве. Таким образом человечество готовит себе экологическую катастрофу, слепо и варварски опустошая кормящую его живую природу.

Безграничное стремление к удовлетворению своих потребностей и неспособность человечества к ответственности за сколько-нибудь отдалённое будущее, делает вывод Конрад Лоренц, несомненно связаны с тем, что подсознательно в основе всех действий лежит труднейший вопрос – как долго ещё простоит наш мир?

Заслуга именитого учёного состоит в том, что он использовал свой научный авторитет для того, чтобы показать самоуверенному, ослеплённому собственной гордыней сверхагрессивному человечеству, в том числе, «сильным мира сего», что эскалация упомянутых восьми грехов смертельно опасна, что мы подошли к черте, перейдя которую, мы перестанем существовать.

Конечно, есть опасность срыва в штопор и ухода человечества в апокалипсис. Есть! И конкретно наша шестая раса, арийская, как её называют эзотерики, подобно пятой расе атлантов (которая, по преданиям, превосходила нашу по научно-техническому развитию, но сгинула в огне войн), может погибнуть под тяжестью смертных грехов, особенно – от повышенной агрессивности. Но хочется верить, что разумные существа вида homo sapiens всё же выживут и продолжат Великую Эволюцию.

Есть и ещё кой-какие соображения.

 

О путях эволюции и движущих её силах мы пока знаем очень мало. Знаем, что Дарвин ошибался, считая, что основным и единственным двигателем эволюции является конкурентная борьба за выживание. Вслед за ним ошибался и Лоренц, последовательный эволюционист и сторонник теории естественного отбора. В ходе теледискуссий было подчеркнуто, что ещё одним, не менее важным фактором эволюции является стремление видов к кооперации, к объединению, к росту и совместной деятельности. Можно предположить, что через какое-то время именно в кооперации, в совместном международном сотрудничестве будут найдены решения многих сегодняшних острых глобальных проблем.

Не следует также забывать, что значительная часть бед на нашей планете сегодня проистекает от того, что господствует на ней пока капиталистическая формация с хищническим капиталистическим способом производства. Было отмечено, что в условиях глобального социального неравенства капиталистическое общество с характерными для него формами всё возрастающего потребления не может развиваться устойчиво. Избавившись от произвола капитализма, мы получили бы шанс оптимизировать взаимодействие людей между собой и человечества с природой.

Неслучайно профессор политэкономии Джоди Ди заявила о том, что успешное развитие человечества в будущем возможно только при коммунизме. Сегодня многие люди понимают, что только освобождённый труд, отсутствие угнетения человека человеком, всеобщее правовое равенство, развитая кооперация труда, разумное использование природных ресурсов, умеренное потребление и свободное мышление, не зависящие от денежного мешка, способны избавить человечество и от восьми лоренцовских, и многих других грехов.

 

Чтобы немного отвлечься от непривычных размышлений на трудную тему, предлагаю обратиться по волнующей нас проблематике грехов к еретическим, на первый взгляд, суждениям человека, далёкого от науки, но крепко стоящего на реальной земле, литератора Игоря Губермана.

Известный израильский (бывший советский) поэт и немного прозаик Игорь Губерман, который о себе говорит, что он циник, скептик и охальник, а на самом деле, он – человек с острым глазом и крепким припечатывающим словцом, – в книге «О выпивке, о Боге, о любви» [М.: АСТ, 2015] неожиданно обращает своё критическое внимание на человеческие грехи:

«… Недремлющая человеческая мысль выработала – уже в ХII веке – список из семи смертных грехов. Они такие: алчность, гнев, любострастие, чревоугодие, зависть, лень, гордыня <…> Их назначение – хоть как-то обуздать все проявления нашей буйственной и чувственной натуры, обозначить её границы и ввести нашу природу в берега <…> Забавно, что ни один из этих грехов нам никак не удалось осудить категорически и безоговорочно».

Умозаключения Губермана, порой лёгкие и непредсказуемые, как полёт весенних бабочек, но доказательные, как теоремы Эвклидовой геометрии, базируются на живых примерах и уверяют нас в том, что так называемые «смертные грехи» при определённом – достаточно оптимистичном взгляде – на самом деле легко можно трактовать как достоинства людей.

Например, рассуждает автор, именно из гордости, гордыни, вырастает самолюбие, чувство собственного достоинства и личной чести, без которых человек – не человек. А зависть? Не завидуй птицам, человек вряд ли изобрёл бы самолёт. «Состарясь, вовсе не завидую я молодости …», а «старческому безмятежному спокойствию завидовать готов, ибо никак его не обрету». Алчность проистекает из инстинкта цели, который, по описанию великого физиолога Павлова, от рождения присущ человеку и побуждает его к творчеству, познанию и поиску новых дел. Гнев тоже часто бывает праведным, особенно, гнев народа, который встаёт стеной на свою защиту: «Пусть ярость благородная вскипает, как волна». О несомненной пользе лени говорилось давно и многократно: она, лень, – один из безусловных двигателей прогресса. Что касается любострастия, то, по мнению Губермана, глупо обсуждать его сегодня «в давнем списке смертных грехов», ибо «человечество стремительно покатилось по пути сексуального раскрепощения».

Итоговая мораль такая: смертные грехи присущи каждому человеку, но прежде чем бороться с ними, надо хорошенько подумать, стоит ли это делать.       

О том же и четверостишье поэта:

           

Я не мыслитель, а простак,

однако зоркий наблюдатель:

порой грехи прекрасны так,

что их одобрил бы Создатель.

           

Немного эпатирует матерщина, кое-где довольно органично вкрученная в текст, однако причудливые извивы неканонической философистики автора – любопытны.

Чтение Губермана наводит на мысль, что, может быть, лоренцовские смертные грехи не такие уж смертельно опасные? Если призадуматься и хорошенько всё осмыслить (с помощью, например, искусственного интеллекта) и научиться не просто прогнозировать и планировать свою деятельность, но рассчитывать на основе многообразных и скрупулёзных экспертиз экономико-математические модели технического, экономического, экологического и социального развития территорий, предприятий, биоценозов и этносов… То прежде чем проектировать мост через Берингов пролив или поворот сибирских рек на юг, можно будет просчитать и проверить всё на моделях. И тогда вооружённые более всесторонними и точными знаниями, мы готовы будем снова принимать рискованные решения и действовать, нередко снова на краю предельной опасности преодолевая новые «смертельные» грехи. Но уверенные, что мы – на верном пути.

Нечто похожее уже было. Опыт есть. Человек и его Разум всегда развивались в преодолениях. Но в любой деятельности должен главенствовать принцип – не навредить!

 

Кроме того, психоаналитикам хорошо известен принцип удовольствия, в соответствии с которым в основе потребностей людей (и, вероятно, животных) лежит бессознательное стремление к удовлетворению любой потребности либо прямыми способами, либо через галлюцинации и фантазии. Это стремление рассматривается не просто как тяга к удовольствию, но как согласованное стремление к вознаграждению и избегание чрезмерного страдания и/или неудовольствия. Можно ли считать принцип удовольствия адаптивным, т.е. полезным, способствующим приспособлению биологического существа, а его поведение – адаптивным поведением? Думаю, да. Но в таком случае, стоит ли подобно Лоренцу рассматривать только как патологические такие, явно адаптивные, «грехи»-потребности, как стремление человека к росту числа своих потомков и росту своей популяции, расширение своего жизненного пространства, бесконечное манипулирование сознанием многих людей, даже стремление выжить во что бы то ни стало и для этого сохранять и наращивать свою военную мощь? Ответ едва ли будет однозначным.

Вся хитрость в том, что к чему бы мы ни стремились, нельзя забывать азбуку, а именно: всё должно быть – в меру. И удовлетворение потребностей тоже должно быть – в меру. Даже грешить – если в меру – не вредно. Но только – в меру!

 

Многие учёные высказывают озабоченность тем, что по мере дальнейшего развития научно-технического прогресса наш вид homo sapiens деградирует физически, ментально и духовно. Однако немалое число специалистов утверждает обратное: приспособленность человека пока не падает, а растёт.

 

Доктор биологических наук Л.А. Животовский о приспособленности человека:

Нередко можно слышать, что цивилизованная жизнь ведёт к генетическому ухудшению человеческого рода из-за отсутствия естественного отбора против «плохих» генов. <…> Генетический груз, имеющийся в настоящее время, – результат накопления мутаций в популяциях за многие тысячи поколений, за десятки тысяч лет. Значит, ослабление естественного отбора в современных популяциях не может существенно увеличить мутационный груз даже через столетия <…> Тем самым мы приходим к выводу, что цивилизованные условия жизни не увеличивают генетический груз человечества  <…>

Теперь подведём итоги. Во-первых, эволюцию человека следует рассматривать как коэволюцию со средой обитания, которая во многом изменяется самим человеком. Во-вторых, приспособленность человека пока что не падает, а растёт. Вопрос, ухудшается ли генетическая природа человека от того, что ему обеспечены комфортная жизнь и услуги медицины, имеет только один ответ: «Нет». И, в-третьих, как повышение, так и падение приспособленности человека теснейшим образом связано с культурной традицией, обучением, с преемственностью – или с её отсутствием. Вклад этого фактора в способность человека адаптироваться к разным условиям намного превышает влияние генетических особенностей. [Животовский Л.А. Правнуки и пращуры.//Химия и жизнь, 2002, №6].

 

Несмотря на грехи, на постоянно сохраняющуюся агрессивность, страшные мировые войны, растущее уничтожение окружающих экосистем, духовную и интеллектуальную деградацию, безответственное стремление к повышению комфортности своего существования, бестолковость социальных экспериментов, смертельно опасные научные опыты и т.п., – всё это очень и очень плохо! – всё же вид homo sapiens пока существует, и я надеюсь, что, самосовершенствуясь, будет существовать ещё очень долго. На чём зиждутся мои надежды? Прежде всего, на том, что в Мироздании всегда действовал и продолжает действовать принцип саморазвития, самоусложнения и самоусовершенствования, который признан современной наукой.

Можно видеть, как в соответствии с этим принципом человек придумывал всевозможные усовершенствования, которые впоследствии оказывались для него смертельно опасными; однако человек находил способы нейтрализовать возникавшие опасности и продолжал существовать и эволюционировать. Так было всегда. И даже когда возникла угроза гибели планеты в огне термоядерной войны, человек сообразил, что надо умерить свою агрессивность, остановиться, пожить какое-то время в режиме мирного сосуществования с заклятыми врагами, а потом, возможно, придумать нечто такое, что сможет нейтрализовать угрозы ядерных ударов. У человека всегда хватало ума, чтобы остановиться перед красной чертой, за которой начинается самоуничтожение.

Наш мир создан из противоречий. И развиваемся мы в результате непрерывной борьбы связанных единством противоречий: добра и зла, мужского и женского начал, инь и ян, любви и ненависти, грехов и добродетелей и проч. Такова диалектика эволюции.

Против всякого яда есть противоядие. Есть вероятность, что и против «восьми смертных грехов» самоубийственной цивилизации рано или поздно найдут восемь средств нейтрализации этих грехов. И тогда однажды, возможно, появится естествоиспытатель и мыслитель, равный Конраду Лоренцу, который докопается до этих средств и скажет: «Ребята, ничего не бойтесь. Помимо естественных, нажитых тысячелетним опытом человечества тенденций самоубийственной борьбы, действуют тенденции самосохранения, кооперации и саморазвития». И будут названы конкретные варианты решений.

И человечество выживет. И Разум, извечно присущий Универсуму, нашей Вселенной, нашей Планете, Человечеству и каждому человеку, инфузории-туфельке, электрону и позитрону, Разум, всегда развивающийся и самосовершенствующийся, Разум, о природе которого мы пока почти ничего не знаем, будет действовать и дальше, всё глубже проникая в тайны мироустройства и участвуя в бесконечных процессах Великой Эволюции.

 

Художник: Иероним Босх

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов