«Кем бы я не стал и кем бы не был – Вечен мир под этим вечным небом». К 114-летию Дмитрия Кедрина

6

691 просмотр, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 142 (февраль 2021)

РУБРИКА: Память

АВТОР: Трещев Евгений Иванович

 
Кедрин.jpg

Дмитрий Борисович Кедрин (поэт, переводчик, журналист) родился 4 (17) февраля 1907 года в донбасском посёлке Берестово – Богодуховский рудник в семье горняка. Член Союза писателей СССР.

Помимо поэм и стихов литературное наследие Дмитрия Борисовича включает в себя драму, песни, сказки, переводы. Он писал о родной земле, о её истории, любви и преданности, о природе и войне. Свой творческий девиз Дмитрий Кедрин определил в словах: «Поэзия требует полной обнажённости сердца».

Когда ему исполнилось шесть лет, семье пришлось переехать в Екатеринославль (Днепропетровск). В юности он много занимался самообразованием, окончил коммерческую школу, учился в техникуме. Серьёзно заниматься поэзией начал с шестнадцати лет. Первые его стихи были опубликованы в 1924 году в губернской газете «Грядущая смена». К 1925 году он печатается уже в журналах «Молодая гвардия», «Прожектор», «Комсомолия» и в газетах «Комсомольская правда», «Юношеская правда». Постепенно у него сформировался свой поэтический голос.

В 1931 году он переехал в Москву, а в 1934 году в подмосковный посёлок Черкизово Пушкинского района.

Александр Ратнер писал о нём: «Представьте себе мужчину тоненького, изящного, невысокого, с добрыми карими глазами за толстыми линзами очков в роговой оправе, волнистыми светло-каштановыми волосами, откинутыми на левый висок, и мягким приятным грудным голосом; к тому же он вежлив, скромен, интеллигентен, деликатен и образован, но мнителен и раним, отрешён от окружающей жизни и совершенно беспомощен в быту. А самое главное – безмерно талантлив как поэт. Это – Дмитрий Кедрин».

В годы Великой Отечественной войны Дмитрий Кедрин работал корреспондентом газеты «Сокол Родины» (1942–1944) на Северо-Западном фронте. Он выезжал на передовую, бывал у партизан, писал стихи и статьи, очерки и фельетоны.

При жизни поэта был опубликован его единственный поэтический сборник «Свидетели». Но при этом он печатался в коллективных сборниках «День советской поэзии», «Победители», в журналах «Новый мир», «Октябрь», «Красная новь».

Он писал о себе так:

 

«Много видевший, много знавший, / Знавший ненависть и любовь, / Всё имевший, всё потерявший / И опять всё нашедший вновь. / Вкус узнавший всего земного / И до жизни жадный опять, / Обладающий всем и снова / Всё боящийся потерять» («Я»).

 

После его смерти из печати вышли сборники: «Зодчие», «Избранная лирика», «Избранное. Стихотворения и поэмы», «Вкус узнавший всего земного», «Соловьиный манок», «Рембрандт (драма в стихах)», «Сборник лирики тридцатых годов», «Избранные произведения», «Красота», «Стихи», «Стихотворения и поэмы», «Русские стихи», «Дума о России», «И минуло время», «Чистый пламень» и др.

 

Как мне кажется, одними из самых сильных у Дмитрия Кедрина являются стихотворения: «Сердце», «Поединок», «Песня про пана», «Пластинка», «Полонянка», «Кровинка», «Убитый мальчик», «Победа», «Кровь», «Беседа», «Бывало в детстве», «В парке», «Вот и вечер жизни…», «Горбун и поп», «Задача», «Как мужик обиделся», «Зодчие».

 

«…И тогда государь / Повелел ослепить этих зодчих, / Чтоб в земле его церковь / Стояла одна такова, / Чтобы в Суздальских землях / И в землях Рязанских / И прочих / Не поставили лучшего храма, / Чем храм Покрова! /…И стояла их церковь / Такая, /Что словно приснилась. / И звонила она, / Будто их отпевала навзрыд, / И запретную песню / Про страшную царскую милость / Пели в тайных местах / По широкой Руси / Гусляры» («Зодчие»)

 

Стихи просты, удивительно музыкальны и певучи, создают целый набор образов, эпитетов и метафор. В них нет ничего искусственного, придуманного, рассчитанного на эффект.

Кедрин часто обращается в своих произведениях к истории и психологии. Он жил как бы в двух измерениях – в настоящем и прошлом, мысленно путешествуя по времени. Не будь поэтом, он стал бы прекрасным историком.

Поэт подчёркивает свою органическую, кровную связь с Родиной. Россия для него идеал святости и вечности: «Всё мне мерещится поле с гречихою…», «Жильё», «Красота» и др.

 

«Где ж этот дом с оторвавшейся ставнею, / Комната с пёстрым ковром на стене… / Милое-милое, давнее-давнее / Детство моё вспоминается мне» («Всё мне мерещится поле с гречихою…»).

 

Стихи отличаются правдивостью и подлинностью, масштабностью и силой.

В его любви к родному краю звучат нежность и грусть. В стихах с удивительной задушевностью и мягкой лиричностью выражены глубокие чувства и мысли.

 

«Я теперь понимаю, что вся красота – / Только луч того солнца, чьё имя – Россия!» («Красота»).

 

Значительный пласт в творчестве Кедрина занимает военная и патриотическая лирика: «В ночном полёте», «1941», «В потёртых сапогах», «Ворон», «Глухота», «Дом», «Зимой и летом одним цветом», «Колокол», «Начинается ростепель марта», «Следы войны», «Ночь в убежище», «Погода», «Полянка зимняя бела», «Полустанок» и др.

 

«Бейся ж так, чтоб пришельцы поганые / К нам ходить заказали другим. / Неприятелям на поругание / Не давай наших честных могил!» («1941»).

 

Часть стихотворений посвящена историческим, мифологическим темам (поэмы «Ермак», «Князь Василько Ростовский», «Песня про Алёну – старицу», «Победа»).

 

«…Воротилось войско из похода, / Из жестоких сеч с ордой поганой, / Чтобы возле прежнего кургана / Шапками курган насыпать новый – / Памятник годины той суровой. / Сколько шапок рать не насыпала, / А казаков так осталось мало, / Что второй курган не вырос выше / Самой низкой камышовой крыши. / А когда он встал со старым рядом, / То казалось, если смерить взглядом, – / Что поднялся внук в ногах у деда… / Но с него была видна победа!» («Победа»).

 

Пейзажная лирика Д. Кедрина полна внутренней выразительности, экспрессии: «Бабье лето», «Глухарь», «Зимнее», «Зяблик», «Мороз на стёклах», «Осенняя песня», «Подмосковная осень» и др.

Он замечает каждую деталь и с лёгкостью выписывает её:

 

«Улетают птицы за море, / Миновало время жатв, / На холодном сером мраморе / Листья жёлтые лежат. / Солнце спряталось за ситцевой / Занавескою небес, / Черно-бурою лисицею / Под горой улёгся лес. / По воздушной тонкой лесенке / Опустился и повис / Над окном – ненастья вестником – / Паучок-парашютист».

 

«Сегодня прошёл замечательный дождик – / Серебряный гвоздик с алмазною шляпкой» («Приглашение на дачу»).

 

В поэме «Свадьба» говорится о всесокрушающей силе любви. Этой же теме посвящены стихотворения: «Бродяга», «Мать», «Когда кислородных подушек…», «Кровинка», «Любовь», «Нам, по правде, сказать…» и др.

 

«А между крестами погоста, / Перчаткой зажавшая рот, / Одета печально и просто, / Высокая дама пройдёт. / И в мартовских сумерках длинных, / Слегка задохнувшись от слёз, / Положит на мокрый суглинок / Весеннее зарево роз» («Когда кислородных подушек…»).

В этих стихах мы слышим самого поэта – незлобивого, спокойного и печального, склонного к созерцанию. Это человек чистой и доброй души. Читая эти строки, мы испытываем радость открытия прекрасного.

Большим достоинством поэтического дарования Дмитрия Кедрина является песенная выразительность стихотворений, их напевность. Поэтические интонации неприхотливы, просты и доходчивы, лишены внешнего украшательства. В народно-песенных традициях выдержаны его баллада «Зодчие», поэма «Конь». Некоторые стихи положены на музыку: «Поединок» (музыка Д. Тухманова), «Бабка Мариула» (музыка И. Николаева), «Атилла» (группа «Ария»), «Давнее» (музыка Д. Левицкого), «Давнее-давнее» (музыка Е. Игнатовой), «Бродяга», «Зодчие», «Шилом бреется солдат» (музыка В. Баранова), «Летняя» (музыка Ин. Юдович), «Колокола» (музыка Е. Данилова), «Зимняя», «Остановка у Арбата», «Пластинка» (музыка А. Загот) и др.

 

«…Может, юность, что идёт на убыль, / Как-нибудь поможешь мне вернуть?/ Отвечала бабка Мариула: Не возьмусь за это даже я! / Где звезда падучая мелькнула, / Там упала молодость твоя!» («Бабка Мариула»).

 

«Прощай, прощай, моя юность, / Звезда моя, жизнь, улыбка! / Стала рукой мужчины / Мальчишеская рука. / Ты прозвенела, юность, / Как дорогая скрипка / Под лёгким прикосновеньем / Уверенного смычка. / Ты промелькнула, юность, / Как золотая рыбка, / Что канула в сине море / Из сети у старика!» («Прощай…»).

 

Наиболее значительной драмой в стихах, написанной Дмитрием Кедриным является «Рембрандт». Об этом произведении поэт Владимир Луговской сказал: «В самой своей большой и сильной вещи, в пьесе о Рембрандте, Кедрин показал нам художника, богатого духом… художника, который писал правдиво, честно и неподкупно. И в этом много от творческой характеристики самого Кедрина».

До последнего дня Кедрин чувствовал дыхание поэзии.

 

«Вот и вечер жизни. Поздний вечер. / Холодно и нет огня в дому. / Лампа догорела. Больше нечем / Разогнать сгустившуюся тьму, / Луч рассвета, глянь в моё оконце! / Ангел ночи! Пощади меня: / Я хочу ещё раз видеть солнце – / Солнце первой половины Дня!» («Вот и вечер жизни…»).

 

Поэт всегда являлся в некоторой степени мистиком.

 

«…Если скажет он, что силы нету, – / То ведь жизнь потребует ответа! / Времени она оставит мало, / Чтоб решать задачу ту сначала, – / И покуда мальчик в гроб не ляжет, / Отдохни! –  никто ему не скажет» («Задача»).

 

«Не смерть ли меня окликает, грозя / Вот-вот навалиться на узкие плечи? / Где близкие ваши и наши друзья? / Иных уже нет, а другие далече…» («В парке»).

 

Загадка гибели поэта 18 сентября 1945 года под колёсами пригородного поезда неподалёку от Черкизово до сих пор нераскрыта. Дмитрий Борисович Кедрин похоронен в Москве на Введенском кладбище.

Для чего живёт человек? И поэт отвечает:

 

Всё для того, чтобы каждый,

Смертью дышащий в борьбе,

Мог бы тихонько однажды

В сердце сказать себе:

«Я создал это племя,

Миру несущее новь,

Я подарил тебе, время,

Молодость, слово и кровь.

(«Песня о живых и мёртвых»)

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов