Из польской шляхты – в казачество (очерк об истории фамилии Поклад)

-7

742 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 143 (март 2021)

РУБРИКА: Страницы истории

АВТОР: Некрашевич-Поклад Григорий Константинович

 
Герб.png

Десять лет назад, когда Григорий Константинович Некрашевич-Поклад решил заняться историей своей фамилии, он не ставил перед собой глубоких задач, просто захотелось, чтобы дети и внуки знали, кто были их предки. Но когда он, человек добросовестный и упорный, окунулся в проблему, то понял, сколь она сложна и многогранна. Он работал с архивами Варшавы, Москвы и Житомира, Минска, Санкт-Петербурга и Киева, переписывался и встречался со многими людьми, имеющими фамилию Поклад и Некрашевич-Поклад.

В результате исследований, в 2019 году в Калининграде, где Григорий Константинович живёт, вышла книга «От благородного рыцаря до почётного хлебороба», в которой история фамилии Поклад прослежена с XVII века до наших дней. Оказалось, что фамилия эта возникла в Польше, семьсот лет назад, и происходят Поклады из кашубов – польских рыбаков. С тех давних пор многие носят эту фамилию, с полным основанием считая себя русскими, поляками, украинцами, белорусами, так как выросли в культуре этих народов.

Изучая историю этой фамилии, Григорий Константинович осознал главную свою задачу, о которой сначала даже не догадывался: историческая общность этой фамилии должна способствовать единению братских славянских народов, несмотря на все политические интриги и провокации последнего времени. Эта мысль дала Григорию Константиновичу свежий заряд силы и вдохновения. На основании исторических изысканий были написаны новые очерки о фамилии Поклад, один из которых предложен им для журнала «Великороссъ».

Юрий Поклад

 

Работая по исследованию рода Поклад из Мстиславского воеводства, о людях, проживавших там с начала XVII века, мне всё чаще стали встречаться фамилии Покладов или же Поклад, не относящиеся к боковым ветвям Мстиславским Покладам. Чаще всего это были выходцы из Черниговской, Курской, Белгородской и Воронежской губерний. Хотя, Мстиславские Поклады и Некрашевичи-Поклады также проживали на Украине. Самое раннее упоминание прозвища Поклад датировано XII веком в Польском княжестве, когда Великий Князь Болеслав Кривоуст жаловал гербом Нечуя за воинскую доблесть рыцаря Поклада.

Меня заинтересовало: каким образом Поклады могли попасть в данные губернии. На одном из форумов было указано, что Поклады – это малороссы. Мне захотелось углубить исследование. Я стал искать исторические материалы о польской шляхте в Российской империи. Попался исторический материал о левобережной Малороссии: «Польская шляхта, казацкая старшина и её уряды».

Казачья шляхта – привилегированный военный класс, появившийся среди Запорожских казаков на Гетманщине в эпоху подчинения их Польско-литовским королям. Приняв под своё покровительство в 1506 году запорожцев, ушедших от Крымского хана в князья Литовские, короли Речи Посполитой, в качестве награды стали наделять шляхетским званием казаков; таким образом, казаки становились членами многочисленной рыцарской корпорации, обладавшей особыми правами, из которых самым важным было право участия в Сеймах. Получив «королевский привилей», казаки стали частью «шляхетского народа», господствовавшего в Речи Посполитой. Некоторые из новых дворян принимались на основах побратимства в древние аристократические роды и адаптировались ими, т.е. получали право печататься их гербами и называться их фамилиями.

Баториева реформа казацкого войска вывела казаков из-под власти старост, то есть, сделала их привилегированным слоем общества. Поэтому казачество в течение всей своей истории вспоминало «давние вольности, права и привилегии казацкие», которые красной нитью проходят через все казацкие летописи.

В 1590 году реестровыми казаками занялся сейм Речи Посполитой. Реестр увеличили до 1000 человек. Вся «старшина» должна быть из шляхетских родов, а реестровцы должны присягнуть для того, чтобы без разрешения гетмана самовольно не ходить против соседних государств. В последующие годы казаческие реестры повышались количеством на уровне до 8000 тысяч человек.

В запорожские-черкасы (казаки) часто вступали не только православные шляхтичи, так как до 1635 года принимали и католиков. В Северщине до Переяславской Рады громадные земельные пространства принадлежали полякам, захватившим их преимущественно после Деулинского перемирия 1618 года.

Тем самым можно предположить, что Поклады могли приобрести селение Козел Черниговской губернии, историю которого можно взять для примера при исследовании.

 

«Генеральное следствие о маетностях Черниговского полка 1729-1730 гг. Сотня Любецкой».

«Село Козёл и дер. Рудня 93 двора во владении черниговского Кафедрального монастыря, а по каким крепостям – не объявлено. Оное село Козел по сказки старожилов от владения ляхского не было ни за ким во владении. А по якой дачи оным селом тот монастырь владеет, они не знают».

В присяге Черниговского полка 1718 года упоминаются Поклады, проживавшие в селе Козёл.

В 1718 году Черниговский полк, сотня Любецкая, дали присягу на верность Российской империи.

Покладенко Иван казак, село Козел. Покладенко Стефан казак, село Козёл. Поклад Федор казак, курень Козлянский. Поклад Грицко казак, курень Козлянский.

В 1696 году киевский воевода князь Барятинский получил от Стародубского жителя Суслова письмо, в котором тот пишет:

«Начальные люди теперь в войске малороссийском все поляки. При Обидовском, племяннике Мазепы, нет ни одного слуги казака. У казаков жалоба великая на гетманов, полковников и сотников, что для искоренения старых казаков, прежние вольности их все отняли, обратили их в себе в подданство, земли все по себе разобрали. Из которого села прежде на службу выходило казаков по полтораста, теперь выходит только человек по пяти или по шести. Гетман держит у себя в милости и призрении только полки охотницкие, компанейские и сердюцкие, надеясь на их верность, и в этих полках нет ни одного человека природного казака, все поляки».

Великий переворот 1648 года снёс шляхту Речи Посполитой с лица Малороссии. Однако малороссийская шляхта в самое непродолжительное время появляется снова. Одновременно с тем, как начинают приходить в равновесие возбуждённые переворотом общественные сословия, начинается и процесс новообразования малорусского дворянского класса, который в большей части его родов, является прямым приемником Малороссийской казацкой старшины времён Гетманщины (1648-1782), вышедшей главным образом, из казацкой общины Войска Запорожского. Лишь незначительное число Малороссийских дворянских родов принадлежат к потомству «шляхты», жившей в Черниговщине. В основном это небогатые шляхтичи православного вероисповедания, поддержавшие восстание и перешедшие на сторону Хмельницкого.

В договорных статьях последних гетманов уже не упоминали о шляхте, но говорили в них о старшинах, полковниках и прочих чиновниках войсковых, употребляли выражения: знатные, заслуженные люди, заслуженные казаки, владельцы, державцы. В результате, в отдельное сословие Малороссии шляхта не сложилась.

Старая шляхта осталась в стороне, и процесс новообразования дворянского сословия пошёл так, как бы её не было вовсе. Скорее всего, она частично вошла в состав казацкой старшины, а остальная же шляхта слилась с общей массой рядового казачества. Только позже, когда совсем независимо стало складываться новое дворянство края, старая шляхта стала вытаскивать из сундуков свои залежавшиеся документы и их предъявлять.

В конце XVIII столетия класс казацкой старшины был уже довольно значителен и экономически силён. Земля в Малороссии служила главным источником богатства, поэтому старшина и направляет своё внимание на приобретение земли в собственность. В то самое время тяжесть повинностей и ряд других причин побуждает казаков и «посполитых» продавать свои земли, которые старшина и скупает повсеместно. «Скупля» принимает столь широкие масштабы, что грозит полным обезземеливанием казачества и посполитства. Правительство неоднократно принимало меры, чтобы остановить или уменьшить этот процесс, но безуспешно. Погоня за землёй вызвала целый ряд злоупотреблений со стороны старшин – насилий, обманов, захватов. Покупая земли, покупщик удерживал их за собой и тогда, когда переставал владеть селом. На прежних своих землях «посполитые» сидели уже в качестве «подсуседков». В таком положении оказался один из Покладов.

 

«По ревизии Черниговского полку 1732 года Курень Козлянский село Козёл».

Подсудки безгрунтовые: Апанас Покладенко.

Между казаком и «посполитым», между которыми в течение полустолетия сформируется пропасть, лежала пока лишь легко стираемая черта незначительного различия: кто хотел и мог отправлять казацкую службу – был казаком; кто не хотел или не мог – оставался «посполитым», заменяя казацкую службу отбыванием податей и повинностей.

«Можнейши подписались в казаки, а подлейшие остались в мужиках».

При таком строе общества – демократическом до мозга костей, – не было места дворянству.

Закрепощение населения шло двумя путями. С одной стороны, «посполитые», свободные землевладельцы, лишались понемногу и прав на землю, и личной свободы; с другой – лично свободные, но безземельные люди, садившиеся по договору на владельческие земли, также теряли свои права свободных людей.

Знаменитый указ Екатерины II от 3 мая 1783 года, окончательно прикрепил Малороссийских крестьян к земле, слив эти течения в одно. Теперь уже нельзя было разобрать, кто происходил от крестьян-собственников, кто – от вольных людей.

В Черниговском архиве на хранении находятся реестры казаческих полков.

В Реестре 1649 года, по словам Д.И. Яворницкого: «В Сечи можно встретить множество различных народностей, значительное количество составляли поляки, словаки, белорусы, чехи и украинцы».

 

«Реестр войска Запорожского 1649 год. Миргородский полк (сотня Гаврила Гладченко)».

Казак Покладенко Гринец. Полковой центр Лубны Полтавская губерния.

Перееславский полк. СотняБасаньская. Покладенко Яцко. Полковой центр г. Перееславль.

 

«В 1718 году Черниговский полк сотня Любецкая дали присягу на верность Российской империи».

Покладенко Иван казак, село Козел. Покладенко Стефан казак, село Козёл. Поклад Фёдор казак, курень Козлянский. Поклад Грицко казак, курень Козлянский.

Ревизия Черниговского полка 1732 года.

Курень Козлянский, в селе Козле.

Казаки грунтовые: Атаман куренной Иван Поклад. Казаки: Аггей Покладенко, Павел Покладенко. Семён Покладенко.

Казаки мало грунтовые: Улас Покладенко.

В том же селе подсудки безгрунтовые. Апанас Покладенко.

 

«Реестр войска Запорожского 1756 года». Казак Илляш Поклад.

 

Когда я изучил реестры, возник вопрос: почему фамилия Поклад пишется, как Покладенко? Почему казаки Поклады писались с окончанием «енко».

Историк и этнограф Д.И. Яворницкий, бытописец запорожского казачества, в своей книге «История запорожских казаков» приводит такую точку зрения: все вновь прибывшие в Запорожскую Сечь проходили обязательный обряд посвящения, главной частью которого являлось отречение от прежнего и принятие нового имени. Это прозвище-фамилия впоследствии были записаны в воинские реестры и церковные книги под этими фамилиями-прозвищами. Таким образом, Поклады писались с окончаниями «енко»: Покладенко.

 

Мне удалось найти исповедные ведомости села Козел прихожан Покровской, Св. Дмитрия и Петропавловской церквей. Прихожане были записаны по фамилии Поклад. В реестрах же они были указаны Покладенко, с теми же именами, что в исповедных ведомостях. Тогда стало окончательно ясно: в церквях казаки Покладенко указывали свои исконно древнее прозвище Поклад.

Я приведу списки прихожан Покладов села Козёл казацко-родовые, церквей Св. Дмитрия, Петропавловской и Покровской. Считаю, что нет необходимости показывать списки за все года.

 

«Прихожане Поклады Петропаловской церкви села Козёл. 1739 г.»

Военные и их домашние

Иоан Иоанов сын Поклад – 80 лет, его жена Христина Кононова – 70 лет.

Их дети: сын Иоан – 40 лет, его жена Татьяна Силовода – 37 лет; сын Самуил – 25 лет, его жена Мария Моисеева –24 года; дочь Мария – 14 лет; сын Семён – 10 лет; сын Никита – 4 года.

Показана только одна семья. Все последующие имена с фамилией Поклад указаны ещё во многих семьях.

 

«Прихожане Поклады Петропаловской церкви села Козёл. 1812 г.»

Казаки и их домашние (Обратите внимание, пишутся уже, как казаки).

Иоан Стефанов Поклад – 62 года, жена – Агафья Алексеева – 47 лет.

Их дети: сын Семён – 16 лет; дочь Тетилина – 8 лет.

Также показано много семей с именами и фамилией Поклад. За все года в списках о прихожанах фамилия пишется только Поклад.

 

У Черниговского архива сохранились и оцифрованы все метрические книги по селу Козёл за 1878-1919 года.

Немаловажный факт описывает профессор Борис Андреевич Албаров. На Кавказе в 1912 и 1913 годах он встречался с жителями, которые сохранили малороссийский говор. Старики, которым было за 90 лет, рассказывали, из каких именно губерний попали они на Кавказ. Переселяя казаков на Кавказ, правительство старалось, чтобы они забыли своё малороссийское происхождение. Но Б.А. Албаров, разговаривая с одним из стариков, обратил внимание на то, что его произношение не отличается от великорусского выговора. Старик сказал, что в полку им строго запрещалось говорить «по-хохлацки», ослушников наказывали ударами нагайки. Малороссийские фамилии власти также пытались переделать на русский лад. Тем не менее, свои фамилии многие жители Кавказа сохранили. На хранении в РГИА ф.383 оп.4 д. 3348 есть списки, подтверждающие этот факт.

 

«О перечислении во владикавказское КВ украинских казаков из Черниговской губернии».

Среди прочих значатся: «Казак Поклад Прокофий Никифоров; братья – Поклад Емельян, 45 лет, Поклад Филип, 20 лет. Проживали: в Черниговском уезде, в селе Козёл 14.02.1843 г. Фамилия пишется Поклад, ранее писалась Покладенко. В настоящее время на Кавказе встречаются потомки рода с фамилией Поклад.

Один из потомков Кавказских Покладов, который дорожит памятью своих предков и передаёт своим потомкам историю рода, Покладов Иван Петрович 1936 года рождения, родился на хуторе Аленовском Черкесского района Ставропольского края. Потомки его проживают на Украине.

 

Некоторым ветвям рода Поклад довелось сохранить своё дворянское сословие.

В архиве РГИА ф. 1343 оп. 27 д. 4306 находится на хранении «Правительствующего сената департамента герольдии дело о дворянстве рода Поклада».

«Слушано 22.02. 1855 г. Штабс-капитан Александр Тихонов Поклад, 61 год, села Козёл из однодворцев. Рапорт Черниговского ДДС в департамент герольдии 9.11.1854 №2329 с представлением дела о внесении сына Николая умершего штабс-капитана А.Т. Поклада во 2-ю часть ДРК Черниговской губернии».

В списках должностных лиц Черниговской губернии на 1-е мая 1862 года значится старший чиновник особым поручения при гражданском Губернаторе коллежский секретарь Николай Александрович Покладов, который имеет имение в селе Козёл, 20 десятин земли.

В данном архиве также находятся материалы с указанием фамилии Поклад, проживавших в селе Козёл Черниговского уезда Черниговской губернии.

Таким образом, становится понятным, как род Покладов из Речи Посполитой смог появиться в Запорожской сечи. Думаю, что после моего очерка у потомков Покладов Черниговской области появится интерес к истории своих предков.

 

Продолжая изучать материалы о переселении Покладов из Черниговской губернии, мне встретилась фамилия Поклад на Кубани, в Курске, в Белгороде, в Воронеже и на Донбассе.

Черноморское казачье войско было создано в 1787 году из бывших казаков Запорожской Сечи. В 1792-93 гг. было переселено на Кубань 25 тыс. чел., из них 12 тыс. казаков, для несения пограничной службы.

Но об этом в следующем очерке об истории фамилии Поклад.

 

Использованные источники:

– Государственный архив Черниговской области (ГАЧО): Старейший реестр казацкого войска 1649 г. Исповедная ведомость Церквей Черниговского уезда с начала 18-го века Св. Дмитрия, Покровская, Петропавловская. Ревизия Черниговского полку 1732 году. Реестр войска запорожского 1756 г. Генеральное следствие о маетностях Черниговского полка 1729-1730 г.г. Сотня Любецкой. Список должностных лиц Черниговской Губернии;

– Интернет сайт: Происхождение казачьих фамилий/Юга.ру;

– Российский Государственный исторический архив (РГИА) г. Санкт-Петербург. О перечислении во владикавказское КВ украинских казаков из Черниговской губернии. Правительствующий сенат департамента герольдии дела о дворянстве рода Покладов. Ф. 1343 оп. 27, дела 4303, 4306;

– Ефименко А.Я. «Малороссийское дворянство и его служба» // «Вестник Европы» 1891г.;

– Старшина малороссийская. Энциклопедический словарь Броктауза и Ефрона (1890-1907 гг.);

– Миллер А.П. «Превращение казацкой старшины в дворянство» // «Киевская Старина», 1897 г.;

– Лазаревский А.М. Малороссийские посполитые крестьяне (1648-1783 г.г.);

– Милорадович Г.А. Родословная книга Черниговского дворянства;

– Лучицкий И. Займанщина и формы заимочного землевладения в Малороссии. Юридический вестник, 2, 1890 г.;

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов