«Верю в жизнь, верю в смерть и опять снова в жизнь». К 120-летию Владимира Луговского

9

1470 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 147 (июль 2021)

РУБРИКА: Юбилей

АВТОР: Трещев Евгений Иванович

 
Луговской.jpeg

Владимир Александрович Луговской (01.07 (18.06). 1901 – 05.06.1957) – известный русский поэт, переводчик, журналист. Член Союза писателей СССР с 1934 года. Один из популярных авторов первой половины прошлого века. Награждён орденом «Знак Почёта».

Он прожил интересную, насыщенную трудами и событиями жизнь. В своих лучших стихотворениях Луговской – наследник русской поэтической традиции. Основными темами зрелого творчества поэта были: родина, природа, человек и мир.

«Весь мир со всеми его чудесами, с его величием, красотой, его борьбой, скорбью, любовью – весь мир носил в себе этот неисчерпаемый человек, свободный, украшавший собой жизнь и ненавидевший ложную мудрость и злобу» (К.Г. Паустовский).

Родился В.А. Луговской в Москве. Его отец – преподаватель литературы и инспектор старших классов в гимназии, а мать – певица.

Окончил гимназию и Военно-педагогический институт. В это время вокруг всё бурлило, зарождались новые течения в литературе, шла Гражданская война. С 1918 по 1924 год, с небольшим перерывом, Луговской служил в полевом госпитале. Потом работал в угрозыске, служил в Управлении внутренними делами Кремля и в военной школе ВЦИК. Был членом группы конструктивистов, из которой вышел и был принят в РАПП.

Впервые напечатал свои стихи в 1924 году в журнале «Новый мир». А уже через два года из печати вышел его сборник «Сполохи». В нём он пишет об истории и судьбе России, её истоках.

Затем им были подготовлены и изданы поэтические сборники «Мускул» (1930), «Страдания моих друзей» (1930).

По результатам его поездки в Среднюю Азию весной 1930 года была издана книга «Большевикам пустыни и весны» (1930), пропитанная пафосом борьбы.

Он искренне воспевал советскую власть, принимая её с революциями, войнами, огромными жертвами.

После командировки во Францию издал сборник публицистических стихов «Европа», в котором описал «кризис капиталистической системы в образах старого и нового мира».

Самые известные его стихотворения: «Песня о ветре», «Курсантская венгерка», «Басмач», «Медвежонок», «Ночь», «Берёзы Карелии», «Мальчики играют на горе», «Гуси», «Ночь весны», «Веснянка», «Дорога», «Баллада о пустыне», «О друзьях», «Большевикам пустыни и весны», «Перекоп», «Звезда», «Та, которую я знал», «Поманила пальцем, убежала», «Ты руку на голову мне положила», «Каблуки», «Пляска опричников».

Он автор слов для хора «Вставайте, люди русские!» из кинофильма «Александр Невский»: «Вставайте, люди русские / На славный бой, на смертный бой! / Вставайте люди вольные / За нашу землю честную! / Живым бойцам – почёт и честь / А мёртвым – слава вечная! / За отчий дом, за Русский Край / Вставайте люди русские!...» (В. Луговской. «Вставайте, люди русские»).

Для кинофильма «Иван Грозный» Луговской тоже написал тексты песен.

«Гости въехали к боярам во дворы! / Во дворы! / Загуляли по боярам топоры. Топоры! / Гойда, гойда, говори, говори. / Говори, приговаривай. / Топорами приколачивай! / Ой жги, жги…» (В. Луговской. «Пляска опричников»).

 

В его стихах отразились многократные путешествия по нашей огромной стране. Где он только не бывал! И из каждой поездки привозил прекрасные стихотворения (сборники стихов «Восток и Запад», «Каспийское море», «Стихи об Узбекистане», «Пустыня и весна», «Крымские стихи», «Стихи о Туркмении»).

Он был романтиком. Его поэтические образы ярки, многоцветны. Любовь к Родине – глубинная, опирающаяся на знание истории страны.

Стихотворения «Песня о ветре» и «Курсантская венгерка», повествующие о Гражданской войне, пронизаны лиризмом:

«И так, начинается песня о ветре, / О ветре, обутом в солдатские гетры, / О гетрах, идущих дорогой войны, / О войнах, которым стихи не нужны…» (В.Луговской. «Песня о ветре»).

«И шелест потёртого банта / Навеки уносится прочь, – / Курсанты, курсанты, курсанты, / Встречайте прощальную ночь!...» (В. Луговской. «Курсантская венгерка»).

 

Восхищение великолепием родной земли отчётливо слышится в его стихотворениях. Он говорит о природе, как о чём-то живом. В ней он черпает творческую силу, видит источник вдохновения.

У Луговского природа в стихах живая, одухотворённая.

«Лунный свет, соловьи голосистые. / Ночи лёгкие, аметистовые. / Тень пройдёт, бузина заколышется, / И веснянка по берегу слышится. / И заря с зарёю целуется, / На речных зеркалах милуются…» (В. Луговской. «Веснянка»).

«Что же ты не весела, / Свои косы свесила / С широкого плеса, / С моха, камня серого, / на волну сбегая, / Родимого севера / Дочка дорогая?» (В.Луговской. «Берёзы Карелии»).

«Как любовь, глубока и желанна / Исполинская южная ночь. / Вот приходит назначенный час. / Вот сады наливаются мраком. / И маяк ослепительным маком / Отмечает торжественный час. / Синим запахом горных лесов, / Рыжим духом полыни и мяты / Ночь летит над равниной измятой / Мерным ходом гремящих валов…» (В.Луговской. «Ночь»).

 

25 апреля 1937 года президиум правления СП СССР признал его раннее стихотворение «Жестокое пробуждение» политически вредным.

Луговской писал об этом стихотворении: «Я прощался со многим дорогим для меня в русской жизни, прощался для перехода к новым мыслям и новым задачам, к новой политике… В Жестоком пробуждении я с последней нежностью прощался со всеми юношескими чувствами к России, а мне говорили тогда, что я восхваляю её».

В начале Великой Отечественной войны Луговской уезжает на фронт, но под Псковом его эшелон немцы разбомбили. Поэт был контужен. После этого Луговского отправили из Москвы в Ташкент. Здесь он болеет – сказываются последствия контузии.

Константин Симонов писал об этом периоде жизни Владимира Александровича: «Человек, которого я за несколько месяцев до этого видел здоровым, весёлым – сидел передо мной как груда развалин…»

На этом фоне у поэта произошёл творческий кризис. Он не мог писать. Рухнул мир, который он создавал в своих произведениях.

Но постепенно он стал приходить в себя и начал работать над лирико-эпическим произведением «Середина века», состоящем из 25 поэм. Владимир Александрович считал эту книгу одной из важнейших.

 

Луговской был добрейшим воспитателем молодых поэтов. Но иногда при первой встрече он поражал окружающих своим внешним обликом. Сам говорил о себе: «Я не ястреб, конечно, но что-то такое замечал иногда, отражаясь в больших зеркалах…»

Свои стихи он, обладая сильным голосом, под стать крепкой фигуре, читал восхитительно.

«Жизнь его складывалась хорошо – весёлая, богатая, шумная, полная любви и дружбы» (П. Антокольский).

Константин Георгиевич Паустовский вспоминал: «Луговской согревал своей душевной теплотой всё живое. Он был добр. Из этой доброты, из желания, чтобы истинное счастье навсегда поселилось на нашей земле, и родилась его поэзия».

 

Любовная лирика поэта во многом автобиографична. Основное внимание в ней сосредотачивается на чувствах и ассоциациях. Стихи производят чистое и трогательное впечатление. Они способны затронуть самые потаённые уголки сердца.

В книгах «Солнцеворот», «Синяя весна», «Середина века» раскрылся особенный талант поэта. В них утверждается мысль об ответственности каждого человека за происходящее на земле, о судьбе страны.

Сборник «Солцеворот», написанный в последний год жизни, овеян образами русской природы и одухотворён лиризмом.

В «Автобиографии» В.А. Луговской написал: «1956 год был для меня особенно плодотворным. Весна этого года налетела на меня целым вихрем образов, воспоминаний, ассоциаций. Казалось, вся жизнь с дружбой и любовью, с разлукой и смертью друзей, с вечной радостью за свою родную природу заново прошла перед глазами.

Я писал, не отрываясь, радуясь, что каждый день могу входить в свою сказочную и в то же время реальную страну души. В результате появилась книга Солцеворот, вышедшая в том же 1956 году. Книгой единого дыхания назвал я её…»

Книга кончается стихотворением «Ночь весны»:

«Выходи на балкон. Слышишь – гуси летят / – Как тогда? / – Как тогда! Время к старости, брат… / – Нет, я в старость не верю, на крыльях держись! / Верю в жизнь, верю в смерть и опять снова в жизнь…» (В.Луговской. «Ночь весны»).


5 июня 1957 года Владимир Луговской скоропостижно скончался в Ялте. Похоронили его в Москве на Новодевичьем кладбище. Сердце поэта захоронено в Ялте, на территории Дома творчества писателей им. А.П. Чехова.

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов