«В сиреневом краю малиновые зори…»

9

698 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 150 (октябрь 2021)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Волкова Анна Александровна

 
сирень.jpg

Майское утро

 

Новый день постучался в окно,

Озарил горизонт светом белым,

Засветилось небес полотно:

Пока робко, тихонько, несмело.

 

Разливается трель соловья,

Песнь предвестника нового чуда!

Занялась, загорелась заря,

Отражаясь в лесных изумрудах.

 

И откинув туманный покров,

Заиграла река, заискрилась,

После сонных и томных оков

Воды вновь вдаль свои покатила.

 

А в предутренней дрёме рассвет

Оживает, становится слаще...

С первым лучиком шлёт свой привет,

С ветерком пробегает сквозь чащу.

 

Встрепенулись берёзки со сна,

Потянулись ветвями к светилу,

Быстро, радостно в мае весна

Набирает рассветную силу!

 

 

Август


В туманно-стылой дымке не видать земли,

Среди лугов мелькает проседь,
Умытые росою травы полегли
И тихо шепчут: «Скоро осень!»

В молочной тишине запутался рассвет
И тонет в бесконечном плёсе...
А легкий ветерок, играя, шлёт привет,
Шурша листвою: «Скоро осень!»

И тонкий лучик заспанного солнца,
Скользнув среди верхушек сосен,
Прильнул и постучал в моё оконце,
Напоминая – «Скоро осень!»

 

 

Не печалься, Лето!

 

Не печалься Лето, не печалься!
Осень – тоже нового начало:
Пусть Сентябрь вступает величаво,
Чтобы с бабьим летом повенчаться!
Чтобы томными лучами солнца
Вновь окрасить серость настроения,
Вывести из сонного забвения,
И испить всю радость вплоть до донца.
Чтобы насладиться чудом света,
Разукрасить брызгами закаты,
Краски Сентября ведь так богаты!
И ни капельки не хуже лета!

 

 

Небесный посланник

 

Дождик осенний: скучный и вялый –

Странник стихийный, вечно усталый.

Грустный посланник небесных рыданий,

Вечно страдающий от нареканий.

Серый, унылый, ужасно занудный,

Путь его долгий в небе латунном,

Как пилигрим – босиком и по лужам...

А за дождём вслед... зимние стужи.

 

 

Снежный мир


Мелькает в небе серебро иных миров...
В ночи снег светится кристально-белым,
Дневная серость сонных городских рядов
Не кажется такой осиротелой.
По городу ночному поброжу...
В фонарном свете хороводятся снежинки:
Отдав себя веселью-куражу
С зимой красавицей-блондинкой.
Кружат, кружат, резвятся на ветру,
И так зимой не раз со мной случалось.
Иду-бреду по снежному ковру...
А снегу нет конца... и нет начала.
И мириады новых ярких звёзд
Мигают в небе из миров безбрежных,
Кругом темно-красив небесный холст...
И городской пейзаж – молочно-снежный.

 

 

Февраль

 

Закружило... Завьюжило...
Бледных мух кутерьма,
Вновь февральскою стужею
Разразилась зима.
Белым саваном выстелен
За окошком пейзаж,
Мир до ниточки выбелен –
Стыло-снежный мираж,
Стонет вьюга, куражится,
Сыплет зёрна тоски,
Заковала мир, кажется,
В ледяные тиски.
И в застуженном воздухе,
Индевелой мукой,
Заметает без продыху...
Бьёт по окнам клюкой.

День и ночь рвёт и мечется,

Но в агонии той

На изломе вдруг встретится

С разрумяной весной.

 

 

***

 

Загрустил февраль, завыл, завьюжил,
Мокрым снегом выплеснул печаль...
Шлёпает весна по грязным лужам,
Распуская зелень по плечам.
Пусть февраль всё злее заметает...
Чуть видны тропинки средь полей.
Вновь весна на пятки наступает,
Птичий гомон громче, веселей.
Золотую нить дневного света
Март вплетает в серый цвет снегов.
Зимний сон разрушен. Песня спета.
К нам спешит весна! Бежит бегом!

 

 

Сильная женщина

 

Что нам судьбой впереди уготовано?
Знать никому ничего не дано...
В лунном сиянье, мечтой околдована,
Сильная женщина смотрит в окно.

Тоненький стан занавеской окутанный,
Звуки затихли в полночной тиши.
Сильная женщина в жизни запутанной
Скроет тоску одинокой души.

Ночь знает мысли ее потаённые...
Холодно светит царица-луна,
Хрупкие чувства её оголённые,
Сильная женщина плачет одна.

Давят на сердце тревоги и трудности,
Холод бесчувствий – людская стена.
Всё же есть горечь в будничной нудности,
Сильная женщина... В том вся вина!

Что нам судьбой впереди уготовано?
Знать никому ничего не дано…
В лунном сиянье, мечтой околдована,
Сильная женщина смотрит в окно...

 

 

***

 

Познавшие любовь не ведают печалей,
Не тратят сил на мелочность обид,
И каждый новый день с улыбкою встречают,
И тянет их друг к другу, как магнит.

Познавшие любовь не верят в расставания,
Их души, их сердца – навеки, навсегда!
Пусть разделяют их года и расстояния –
Или далекие, чужие города.

Познавшие любовь и нам любви желают.
Любить друг друга – счастье бытия!
Жизнь – миг, мгновение, увы... – все это понимают...
Не тратьте жизнь на сожаления!

 

 

Преодоление

 

Между двумя всегда есть преграды:
Время, привычки, сплетни и взгляды,
Те, кто мешает и, кто осуждает –

Так вот сложилось, так уж бывает...
Преодолеть это часто не просто.
«Но почему?» – задаются вопросом.
Я же другое чувствую, вижу:
Всё, что мешает, делает ближе!

 

 

***

 

Каждый вечер коротаю

За работою своей,

Вышиваю, вышиваю:

То цветы, а то зверей.

 

За стежком еще стежочек,

Кропотливо, не спеша,

Вот ещё один цветочек –

Как картинка хороша!

 

Вот бы вышить своё счастье...

Как мечталось с юных лет!

К сожаленью, не во власти

Нам узнать судьбы секрет!

 

И поэтому на пяльцах

Нить рисует схем обзор

И в умелых тонких пальцах –

Новый вышитый узор.

 

Каждый вечер вышиваю,

Нить ложится на эскиз,

Но выходит, коротаю,

Я не вечер... Свою жизнь.

 

 

Громкая тишина

 

В сиреневом краю малиновые зори:
Лазоревый туман струится по лугам,
И горизонт блестит в берёзовом узоре,
Мне снится, что спешу к родимым берегам…

Мне снова снится мать, накрыт скатёркой столик,
Она глядит в окно, смахнув слезу рукой,
Просел уж по углам её убогий домик,
Здесь тоже всё давно пропитано тоской.

Управившись в хлеву, печь истопила справно,
Из печки пироги дымятся на шестке,
Как хочется домой, где сердцу так отрадно,
Где мама ждёт в цветном сатиновом платке.

Где бегали гурьбой играть в медвяных травах,
А в жаркие деньки купались на реке,
Где загорали днём на деревянных лавах,
А вечером домой спешили налегке.

Но это только сон, пронзительный и горький,
Судьба деревни той давно уж решена...
В сиреневом краю играют только зорьки,

И громкая, звенящая, стоит здесь тишина.

 

Художник: Сергей Рыбаков-Заозерский

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов