Незапланированная экскурсия

0

719 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 152 (декабрь 2021)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Шафран Яков

 
zvezdnoe_nebo.jpeg

Был вечер. Весна, хотя недавно ещё шёл снег, уже полностью утвердилась и по температуре воздуха, и по обилию зелени как на земле, так и на деревьях, и по душевному настрою, свойственному человеку в это время года, обещавшему быть благоприятным.

Роберт со своим спаниелем Гошей вышел из подъезда на очередную вечернюю прогулку. Взглянул на небо, где уже поблёскивали первые звёзды, и посмотрел на часы, определив для этой цели, как обычно, ровно час. Пёс, видимо, так же воспринимал весну – более обычного вилял хвостом, вертел головой и радостно повизгивал.

Вокруг никого не было – наступил час обычных телесериалов, а молодёжь в такое раннее время не собиралась. Тропинка, по которой они шли, начиналась прямо от детской площадки и спускалась в небольшой овраг или котлован, оставшийся после стройки, который всё планировали засыпать, но воз, как говорится, и поныне там, и затем снова поднималась вверх. Это был обычный их маршрут, ведущий к небольшой роще недалеко от автотрассы. Роберт хотел отстегнуть поводок и окликнул Гошу, который бежал впереди, уже спускаясь в овраг, но вдруг… пёс исчез. Нет, не из поля зрения, а вообще! Поводок был натянут, но собаки не было. Роберт, стоя на месте, подёргал его, почувствовал обычное сопротивление, однако Гоша не издал ни единого звука. Тогда хозяин стал звать пса – тот не отзывался, только поводок шевелился в руке.

Озадаченный Роберт сделал несколько шагов вперёд и неожиданно увидел собаку. Однако он не узнал окружающее – всё стало другим. Кругом была тьма, только не чёрная, а тёмно-фиолетовая. Они висели в пространстве. Глаза заслезились, Роберт трясущейся рукой вытащил носовой платок и тут же обронил его, но искать не стал. Гошу он видел едва светящимся. Ещё минуту тому назад был родной двор, и вот… Они с псом сделали несколько шагов вперёд, однако им это только показалось, ибо они не шагали, а плыли в этом тёмном фиолете. Света и каких-либо огоньков ни слева, ни справа, ни спереди, ни сзади, ни вверху, ни внизу – нигде не было. Вокруг колыхались лишь какие-то тени.

Вдруг раздался чей-то голос:

– Куда мы попали?

– Кто здесь? – спросил Роберт.

– Только ты да я, – прозвучало в ответ рядом с ним.

Он огляделся, но никого не увидел. И тут его осенило:

– Гоша, это ты сказал?

– Да. Понимаешь, здесь я могу не только понимать тебя, но и говорить с тобой! Ну, не в прямом смысле говорить, ведь у меня нет речевого аппарата, – раньше я понимал твои мысли, а ты мои нет, теперь же ты читаешь их, воспринимая как слова.

– Ах ты, моя умница, как мне этого не хватало раньше!

– Мне тоже. Но не будем терять времени, нужно кого-то здесь найти, чтобы всё-таки разузнать, куда мы попали и как нам отсюда выбраться.

– Да, ты прав,– ответил Роберт, чуть сбитый с толку, не каждый же день приходиться разговаривать с собакой, да ещё с чистейшим московским произношением.

– Вот там, ближе к нам, маячит какая-то тень, и моя чуйка, хозяин, подсказывает, что у него мы что-то узнаем.

Это слово «хозяин» привело Роберта в чувство, расставив всё по своим местам. И они направились к этой ближайшей тени.

 

При приближении оказалось, что тень имеет облик мужчины. Лицо его было серым, выглядел он подавленным, весьма угнетённым и измождённым и двигался, казалось, отмахиваясь от кого-то или чего-то. Сочувствие шевельнулось в сердце Роберта, настолько удручающее впечатление производил тот. На вопрос «Кто вы?» мужчина ответил, что его зовут Стив. Было видно: он так измучен, что даже не поинтересовался, кто его спрашивает. В разговоре выяснилось, что тот был наёмным киллером в Сан-Франциско и ему «заказывали» многих людей, которых он высокопрофессионально отправлял на тот свет, причём в заказе часто значились пытки – для получения ценных сведений, изъятия материальных ценностей и пр. Но вот «оприходовали» и его, и он сам оказался в мире ином… «Значит, мы в загробном мире!» – «Да, совершенно верно»,– послышалось в ответ. Только теперь Роберт окончательно понял, что не произносит слов, а только думает их, но они с собеседником, наверняка не знающим русского языка, отлично понимают друг друга. Значит, всё происходит на уровне мысли… Мужчина продолжал всё так же странно двигаться.

На мысленный вопрос, что он всё машет руками и шарахается из стороны в сторону, Стив ответил: когда он попал сюда, то не мог понять, что творится. Вначале он увидел себя в детстве и затем мысленно в течение нескольких мгновений прошёл по всем годам своей жизни вплоть до настоящего времени, причём с моральной оценкой всего делавшегося. Это совершалось так быстро, что невозможно было отвлечься и переключиться на что-то другое. Но потом начался сущий кошмар – люди, которых убил, начали беспрерывно нападать на него со всех сторон, лезть в душу и всё время спрашивать: «Зачем?» – «Почему?» – «За что ты это сделал?» Также мысли и чувства, которые он испытывал во время совершения своих прошлых действий, как живые сущности, налетали на него. Одновременно с каждым таким нападением он испытывал удар, сопровождавшийся очень сильной душевной болью. Так происходит всё время, и сейчас, это просто невыносимо!.. А в короткие, мгновенные, промежутки он видит, как в свете вспышки фотоаппарата, картины прошлых событий, во всех подробностях, и не со своей, а именно с позиции жертвы. И это не менее тяжело, чем нападки.

До того, как оказался здесь, Стив и знать не знал, что такое совесть, а тут узнал. Узнал, как она нещадно укоряет его во всех злодеяниях. Это адски мучительно, и внутренне его охватывает отчаяние – мало того, что нет ни мгновения, чтобы это не совершалось, так нельзя уйти от происходящего никуда, и уже ничего нельзя ни исправить, ни забыть! Когда его самого убивали, он успел подумать, ну, вот теперь, мол, вся эта «работа» кончится. Однако «та» работа кончилась, но началась другая работа – над ним. Нескончаемые мучения, и неизвестно, что ещё ждёт впереди. Похоже, он ни о чём ином говорить не мог, как только об этом…

– О, мистер! – воскликнул он. – Теперь я понял, что лишить жизни другого человека – значит, нарушить Божий план об этом человеке. И если бы я снова стал живым, ни за что не стал бы заниматься тем, чем занимался, зная как искалеченные души могут стать постоянно точащим червём и неугасающим огнём, жгущим тебя со всех сторон!

 

Не зная, возможно ли это здесь, где они находились, но Роберт, одновременно с осознанием всей справедливости происходящего, почувствовал, будто слёзы навернулись на его глазах.

Говоря это, Стив продолжал совершать те же движения, видимо, те, о ком он говорил, действительно, не отпускали его ни на миг, причиняя невыносимые страдания. «Его душа, не имея тела как защиты, – подумал Роберт, – от этих наскоков получает удары, сравнимые с ударами электрическим током, потому он так и шарахается…» Роберт оглянулся вокруг и увидел много таких же теней. Он повёл рукой в их сторону, и его собеседник понял, о чём тот хотел спросить. Оказывается это такие же несчастные, как и Стив. Там и обманщики, клеветники и доносчики, грабители и убийцы, насильники и садисты… И всех донимают невыносимыми мучениями их жертвы, ибо здесь место такое. Роберт вопросительно взглянул на собеседника. Тот ответил, что да, это всё то же: их потерпевшие, а также мысли, чувства и желания, испытываемые его собратьями по несчастью в жизни. Выяснилось, что выйти из этого слоя он не может, пока не избудет всё, однако в пределах этого пространства он в состоянии передвигаться, не освобождаясь, конечно, от своих мучителей. И этому слою, оказывается, края нет…

– А что вам препятствует перейти отсюда в более благоприятное место?

– Тут есть своего рода охрана, которая не позволяет это сделать…

И как только они заговорили об этом, к ним приблизилось существо, не дёргающееся и не шарахающееся из стороны в сторону, излучающее свет, но не яркий и не распространяющийся далеко в этой юдоли, по всей видимости, долженствующей быть тёмной. Роберт понял, что это и есть представитель охраны, и они с Гошей поприветствовали его, и тот ответил тем же. Они поинтересовались, как долго душа умершего будет находиться в этом тяжёлом для неё слое. На что был получен ответ – так долго, сколько понадобится, чтобы своими страданиями искупить вину перед жертвами и чтобы аура очистилась от всего негативного, связанного с преступлениями, о чём будет свидетельствовать её цветовая окраска. Вообще, каждый человек, попав в загробный мир, сам вершит суд над собой и за совершённое, и за то, как он повлиял на других людей. И тут все достигнутые в жизни социальные и экономические успехи, награды и прочее – не имеют никакого значения. Теперь о самоубийцах, сказал охранитель, уловив мысль Роберта, вспомнившего трагический случай на работе. Да, всё, слышанное вами здесь до сих пор, было о тех, кто причинил тот или иной вред другим. Самоубийцы – особая категория людей, они причинили самый страшный вред самим себе, самовольно лишив себя жизни. Тут они осознают, что происходящее с ними есть наказание за преступление против необходимости для каждого терпеливо пережить свою долю страдания в земной жизни. Своевольно отказавшись нести это бремя, самоубийцы несут в потустороннем мире еще более тяжкое…

– А как, собственно вы сюда попали с этим милым созданием? – спросил охранитель, закончив объяснение и указывая на Гошу.

Роберт, не переставая сострадать всем этим несчастным множествам теней, окружавшим их, поведал о том, что с ними произошло, и в свою очередь спросил у него, как отсюда выбраться. Тот ответил, что они попали во временно образовавшуюся межслоевую дыру, и она будет существовать, пока они не выйдут через неё в свой физический мир. «Где вы, Роберт, должны будете поведать людям обо всём, увиденном и услышанном здесь, – добавил он. – А выход отсюда вы найдёте в том же месте, через которое и попали сюда». На сообщение Роберт с Гошей утвердительно кивнули. Они поблагодарили, и пёс потянул хозяина за собой.

– Я всё понял,– проговорил он. – Когда мы попали сюда, ты сразу же обронил свой носовой платок. И если здесь не убираются, то по нему, то есть по его запаху, я быстро найду то место, где мы провалились. – Гоша стал, перемещаясь, по-собачьи принюхиваться, и вскоре радостно сообщил: – Нашёл!

И правда, Роберт, не отстававший от собаки, увидел свой платок, висящий в пространстве. Они переместились к этому месту и стали описывать вокруг платка концентрические круги, пока не оказались у себя во дворе, на том же склоне оврага, в который спускались. Роберт посмотрел на часы, оказывается, прошло не более двух минут, как они вышли из подъезда.

– Как хорошо здесь, Гоша! – воскликнул он, оглядываясь вокруг и глубоко с удовольствием вдыхая свежий вечерний воздух. Пёс стал повизгивать, вилять хвостом и радостно гавкнул. «Нужно сделать всё, чтобы люди больше не попадали в слой мучений! И первое – это рассказать, а ещё лучше написать обо всём», – решил Роберт и посмотрел на небо. Как бы в ответ на его мысли, звёзды, светившие слабым, неровным, колеблющимся светом, стали ярче и интенсивно замигали.

 

Художник: Винсент Ван Гог

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Омилия — Международный клуб православных литераторов