Власть взялась за демонтаж местного самоуправления

8

3863 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 153 (январь 2022)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Платова Галина

 

Законопроект «Об общих принципах организации местного самоуправления в единой системе публичной власти», написанный  прокремлёвским законотворческим дуэтом, вызревшим в «ЕдРе», депутатом Павлом Крашенинниковым и сенатором Андреем Клишасом, станет очередным потрясением для России, особенно для глубинки, которую отбросит на 150 лет назад.  Россияне уже в курсе: если появляется законопроект из-под пера этой парочки, добра не жди. Ранее именно они инициировали: гарантии безнаказанности высокопоставленным чиновникам, защиту зарубежной собственности богачам, конституционные обновления, далёкие от пожеланий народа.

 

Дошла очередь и до местного самоуправления.

Полтора месяца назад авторы внесли в Госдуму проект №40361-8. Его пообсуждали в некоторых думских комитетах, а в Татьянин день включили повестку заседания палаты для принятия в первом чтении. Коммунисты, зная, в чём суть документа, попытались снять его с рассмотрения. «Законопроект касается всей России, каждого населённого пункта, но он не прошёл общественную экспертизу, к его положениям много вопросов, есть мнение, что его принятие поставит крест на местном самоуправлении», обосновал предложение Алексей Куринный (КПРФ).

Коммунистов поддержали 99 депутатов, главным образом справроссы. 266 были против, естественно, все единороссы. Проект остался в повестке. 

Крашенинников представил депутатам свой и Клишаса законопроект, подчеркнув, что разработан он в развитие поправок в Конституцию, им закрепляется «единство публичной власти», закладывается «одноуровневая система организации местного самоуправления (МСУ)». Новый закон заменит действующий 131-й о местном самоуправлении, который превратился в лоскутное одеяло из-за многочисленных изменений, что объяснимо, 131-й сразу был неудобоваримым.

 

В начале двухтысячных его продавливали в Госдуме правительство, в частности Дмитрий Козак, и единороссы.  Против принятия выступили коммунисты, аграрии, независимые одномандатники. В 131-м говорилось о значении для демократии местного самоуправления, определялись полномочия низового народовластия. Путин называл местное самоуправление «школой демократии». Только финансирования для этой «школы» не предусмотрели. И муниципальная власть зачахла, не успев развернуться.

131-м законом, по словам Николая Коломейцева (КПРФ), была уничтожена одна четверть сельских советов. А консолидированная задолженность муниципалитетов за минувшие годы достигла около 3 триллионов рублей. Обескровливалось МСУ, как теперь стало понятно, не случайно. Шла подготовка к ликвидации тысяч сельских и городских поселений – тех самых «школ демократии».

«Что и произойдёт, когда вступит в силу закон Крашенинникова-Клишаса. За людей будут решать администрации, сидящие за сотни километров от сёл и городков, а за живущих там людей будут всё решать чиновники, встроенные в президентскую вертикаль», – заявил коммунист Олег Михайлов, избранный от Коми, где народ мечтает о развитии самоуправления.        

«Речь не о ликвидации, – возразил Крашенинников, – ну, разве что об оптимизации…». 

А разве это не одно и то же?

«К чему привела оптимизация образования, здравоохранения? – напомнил Алексей Куринный (КПРФ). – К ликвидации сельских малокомплектных школ, поселенческих ФАПов, сокращение медперсонала. Образование и лечение не всем теперь в РФ доступно. Такое же печальное будущее ждёт МСУ, – считает коммунист. – А готов ли Павел Владимирович Крашенинников, в случае провала, отвечать за результаты оптимизации лично, как автор законопроекта?». Крашенинников промолчал. А провал вполне возможен. Законопроект проблем МСУ не решает, но, окончательно душит народовластие.

 

Ренат Сулейманов (КПРФ) подсчитал: «сейчас существует более чем 23 тысячи муниципальных образований, 19 тысяч составляют сельские поселения. А в результате оптимизации по закону Крашенинникова-Клишаса, останутся 1733, как минимум, в десять раз меньше. А ещё предполагается и объединение районов, создание округов, что тоже коснётся, как минимум, 100 тысяч депутатов муниципальных… Вот масштаб преобразований…».

«В 2003 году уничтожили четверть сельских советов. А их и так было немного. Во Франции, которая по площади составляет одну четверть Красноярского края, – 36 750 органов местного самоуправления, в Германии – более 30 тысяч. Куда ж нам их ещё сокращать с нашими расстояниями? Удивительно: обостряется внешнеполитическая обстановка, а наша власть принимает дестабилизирующий закон», – возмущался Н.Коломейцев.

 «Не увлекайтесь арифметикой», отреагировал Крашенинников. Но данные не опроверг.

«Задуманная оптимизация МСУ повлечет за собой обезлюживание территорий», продолжали думцы разносить по кочкам законопроект и его авторов. 

«Система местного самоуправления запутывается окончательно, люди перестанут понимать, куда им идти, к кому обращаться за решением своих проблем. Выгодоприобретателем становится региональная власть, губернаторы, политическая вертикаль нанизывается на исполнительную…
А МСУ остаётся безвластным», – отметил справросс Андрей Кузнецов. По его мнению, новый закон нужен властям ещё и потому, что позволит отслеживать и загодя гасить возможные проявления недовольства на местах.

«Цель – избавиться от протестов при реализации тех или иных проектов вроде мусорных полигонов, захвата водоемов, вырубки парков и лесов давно стоит перед властью. Раздробленность, удаленность от администраций сведут к нулю возможности местного сообщества сопротивляться… При новом раскладе будет укрепляться только вертикаль партии власти, уверен Кузнецов.

 

Вертикаль растет, оставляя народу прав все меньше, а чиновникам – всё больше. В законопроекте говорится, что губернатор может отрешить от должности даже всенародно избранного мэра, а мэр – уволить избранного главу муниципалитета. Такая схема не слишком нравится многим депутатам. И тем не менее она осталась в законопроекте.

Выборов будет меньше, так как уменьшается количество муниципальных образований. А это, на взгляд Вячеслава Мархаева (КПРФ), «посягательство на независимость» органов МСУ».

С удивлением для себя независимый депутат Оксана Дмитриева обнаружила, что «в целях пресловутой оптимизации ликвидируются два низовых уровня, которые существовали испокон века. Последний уровень публичной власти – городской или муниципальный округ, по-старому – уезд. Нет ни волости, ни сел, ни деревень… То есть Россия так никогда не управлялась со времен реформ Александра II. У нас теперь меньше будет местного самоуправления, чем 150 лет назад. Полная чехарда с разделением функций представительной и исполнительной власти в муниципальном образовании…»

А в сфере прав и свобод граждан, как заметил Георгий Камнев (КПРФ), «проект Крашенинникова–Клишаса вообще не содержит такого пункта, как правотворческая инициатива граждан. Людям отказано в праве на инициативу. За них будут говорить и решать чиновники местного уровня».

У людей отняли право на встречу с депутатом, потому что норма закона, разрешающая такую встречу, – отсылочная, регулируется законом о митингах. Почему так? Да потому, что представителям «Единой России» везде, где собирается больше двух человек, мерещатся протестные акции. Боятся народной толпы?.» А чтобы умерить свой страх, давят народовластие, загоняют людей в ловушку надуманных требований, препятствий, порой абсурдных.

Проектом усиливается ответственность глав муниципальных образований и местных администраций перед губернатором. Не перед народом, избравшим своего главу, а перед вышестоящим чиновником! А тот может отправить в отставку муниципала за «недостижение показателей эффективности деятельности органов местного самоуправления»… А мнению народа в этом вертикальном подчинении места нет.

Депутаты могли бы еще долго перечислять замечания, претензии к данному законопроекту. Но регламентное время истекло, и палата приступила к голосованию.

 

За принятие инициативы Крашенинникова–Клишаса в первом чтении проголосовали 294 депутата («ЕдРо» и «Новые люди»), против – 77 (КПРФ и справроссы).

Впереди второе чтение. Коммунисты готовят пакет поправок, надеясь отменить или исправить наиболее одиозные положения законопроекта, касающиеся вопросов народовластия на уровне местного самоуправления.

Планируется, что после приятия в целом закон будет вступать в силу по частям: основная часть положений начнет действовать в 2023 году, а «полный переход на новую систему завершится к 2028 году».

Думская оппозиция надеется, что удастся сохранить демократические принципы в создании органов местного самоуправления. Если же всё останется так, как захотелось законотворческому дуэту, то в истории нашей глубинки больше не случится счастливых сюрпризов, которые произошли, например, осенью 2020 года, когда на сентябрьских выборах жители Повалихинского сельского поселения в Костромской области выбрали главой администрации своего поселения не единоросса Николая Локтева, а баллотировавшуюся по его же просьбе уборщицу администрации – молодую энергичную женщину Марину Удгодскую. Второй год она работает на руководящем посту, старается, народ доволен. А главное, люди поверили, что их мнение может быть главным.

В той же Костромской области и в том же 2020 году главой Сусанинского района был избран 50-летний водитель автобуса Сергей Давыденко. За него проголосовали 53 процента граждан, он уверенно обошел предыдущего, многолетнего муниципального председателя Сергея Журавлева и теперь работает, стараясь оправдать доверие земляков.

И Удгодская, и Журавлев избирались без пиар-технологий, без обещаний, без шума. Их избрали люди за то, что хорошо их знали, уважали и верили в их порядочность и деловые качества.

 

Возможно, эти исключительные примеры не очень понравились партии власти. Но именно так должно происходить в каждом муниципальном образовании. И надо не упразднять очаги народовластия, а надо их развивать, увеличивать, тогда и глубинка будет привлекательной для людей.

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Омилия — Международный клуб православных литераторов