Сказка про трёх бесенят

1

4585 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 56 (декабрь 2013)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Безинова Татьяна

 

 

Раз под утро, в час рассветный

В тёмном гроте неприметном,

Что запрятан был средь скал,

Вдруг поднялся страшный гвалт:

Собрались там бесенята,

Чёрта старого ребята,

И давай визжать, скакать,

Востры горы сотрясать.

Камни сыпались лавиной

По ущельям и теснинам,

Гул поднялся – просто жуть,

Пыль столбом, не продохнуть.

Бесенята ликовали!

А потом вдруг скучны стали.

Разбежались по углам

Да вздыхают тут и там.

 

«Ох, как всё мне надоело,

Взвою, братцы, я без дела! –

Застонал чертёнок тут,

Самый младший баламут

(Очень прыток был он нравом,

Был смышлёным и вертлявым), –

Что за мука день-деньской

Хорониться под горой,

Дожидаясь тёмной ночи.

Мне сидеть тут нету мочи!

Днём забав невпроворот:

Просыпается народ,

Тут уж только поспевайте –

И дурачьте, и смущайте,

Можно морок напустить

Да сомненья заронить,

Средь друзей устроить ссору

И вовлечь в пустые споры,

Можно зависть разжигать,

Совращать да искушать…

Я б забав придумал разных,

Не сидели бы мы праздно.

Ну а ночью?.. Люд весь спит,

Стар и млад во снах почит.

Что ж нам, бедным, остаётся?

Ждать, когда с тропы собьётся

Путник поздний, и пугать,

По лесам его гонять?

Иль идти в кабак дорожный,

Чтобы пьяным строить рожи

Из бутылки? Что за жизнь!

Хоть бери во гроб ложись!»

 

Средний бес тут встрепенулся.

Он гадливо усмехнулся,

Брюхо смачно почесал

И мечтательно сказал:

«Ночью я люблю девицам,

Тем, которым сладко спится,

Жаб холодных запускать

Прямо в тёплую кровать».

 

Младший бес вздохнул свирепо:

«Ох, сдаётся мне, ты репу

Носишь вместо головы.

А мозгов в ней нет, увы!

Говорят об этом сразу

Твои мелкие проказы.

Нужен нам размах, простор!

Ну а ты тут мелешь вздор!»

 

Средний бес нахмурясь буркнул:

«Вот бы дать тебе по уху!»

Младший кинулся: «Давай!

Что ж сидишь ты? Ну, вставай!»

Обнажились уж оскалы,

Шерсть на спинах дыбом встала,

Но вмешался старший брат:

«Хватит глупых клоунад!

Никакого с вами сладу.

Нам всерьёз подумать надо,

Как задачу так решить,

Чтоб и днём нам вольно жить.

Солнце днём так ярко светит,

Что любой болван заметит

Хвост, копыта и рога…

Для любого простака

Это знак – пред ним лукавый!

Ну какие ж тут забавы?

Вот он весь настороже,

Кулачищи сжал уже.

Как бы, братцы, так устроить,

Чтоб и днём нам козни строить,

А не в гроте прозябать,

Время попусту терять?»

 

Младший бес в мгновенье ока

Подскочил, метнулся боком:
«Что нам думать да вздыхать,

Надо внешность поменять!»

Что-то грохнуло, сверкнуло,

Сталь в руках его блеснула,

Средний бес вдруг завизжал –

Хвост его на пол упал.

 

Средний брат визжит и плачет,

Младший чёрт смеётся, скачет:

«А задачка-то проста –

Вот вам бес да без хвоста!

Шляпой мы рога прикроем,

А копыта в туфлях скроем.

Брюки, галстук и пиджак –

Человек уж, как-никак!»

 

Старший брат сказал: «Забыли?

Мы ведь это проходили,

И обман наш был раскрыт:

Туфли падают с копыт,

Шляпы рвутся под рогами,

Шерсть не скроешь пиджаками.

Хвост? Глядите, вновь отрос,

Кончик вон – густоволос!»

 

Средний с младшим посмотрели,

Оба так и обомлели:

Новый хвост ещё длинней,

Кисть на кончике пышней.

 

Черти снова загрустили,

Очи долу опустили.

Вдруг запрыгал младший бес:

«Ну какой же я балбес!»

Средний буркнул: «Да, невежда!»

Брат ему: «Послушай прежде!

Солнце нам мешает жить –

Солнце надо потушить!

Побежим мы к речке горной,

Что течёт в ущелье чёрном,

Ледяной воды возьмём,

Солнце ею обольём

В час, когда оно склонится,

Чтоб за лесом на ночь скрыться,

И потушим солнца шар,

Что веками нам мешал!»

 

Братья весело вскочили,

Вёдра быстро подхватили,

Побежали по горам,

Поскакали по долам.

Да пришлось им торопиться.

Ледяной набрав водицы,

Крикнул звонко младший брат:

«Мчимся прямо на закат!»

Поспешали, как умели,

Да успели еле-еле.

В солнце прыснули водой,

Окатили ледяной,

И пошёл тут пар горячий,

Разгорелось солнце ярче.

Пышет ярый красный жар,

Будто в небе вдруг пожар

Занялся.

               «Ой, жжётся, жарит! –

Закричали черти. – Парит!

Шкура пламенем горит!
Хвост ошпаренный болит!»

 

«Ишь, закат, смотри-ка, красный,

Будет ночью, знать, ненастно», –

Говорили мужики,
Что сидели у реки.

 

Горемыки братья-бесы

Ночь всю бегали по лесу,

Чтобы шкуры остудить,

Чтоб копыта охладить.

Ураган такой подняли,

Аж дубы к земле припали.

Буря страшная была.
Ну, а ночь когда прошла,

И поутру солнце встало,

Ничего-то с ним не сталось

От бесовских тех затей,

Только светит горячей.

 

Что же бесы? Снова стали

Днём томиться от печали

Да ругаться меж собой

В тёмном гроте под горой.

 

Наконец бесёнок старший

Так сказал бесятам младшим:

«Долю нашу принимать

И в отчаянье впадать –

Это, братцы, нам негоже,

И сдаваться мы не можем.

Я придумал, как нам быть,

Как нам солнце победить.

Пусть оно как прежде всходит,

День-деньской по небу ходит.

Небо надо нам закрыть,

Солнца свет от взоров скрыть.

Сумрак мир тогда накроет,

Он различья все размоет,

Обесцветит все цвета,

Затенит всё, и тогда

Будут дни все непогожи,

Различить никто не сможет,

Чёрт с хвостом ты или тень,

Человек иль просто пень.

План таков: пойдём из грота

Прямо к Мерзкому Болоту.

Из гнилой его воды

Да из жижи и бурды

Мы замесим быстро тучи,

Много мрачных туч летучих;

Ими небо замостим,

Солнце ими заслоним».

 

Потирая хвост горелый

Да живот свой закоптелый

Прогнусавил средний бес:

«Не сорвёмся ли с небес?»

Старший чёрт сердито рыкнул,

Младший бес с презреньем хмыкнул.

Средний тихо просипел:

«Уберечь я вас хотел…»

 

И к далёкому болоту

Поскакали все с охотой

(Средний брат хоть и робел

Да признаться в том не смел).

 

Долго бесы так бежали,

Вот болото увидали.

«Ах, какой тут славный смрад!» –

Восхитился младший брат.

Гниль болото покрывает,

Едкий пар кругом витает.

Бесы жижу зачерпнут

И толкут её, толкут

Да хвостом её взбивают,

Жабьей слизью разбавляют.

Много вышло туч – не счесть!

Стали бесы в небо лезть.

Младший ловко вверх забрался,

Тучи ровно класть старался.

Старший тучи поднимал,

Средний – снизу подавал.

Быстро тучи громоздили,

Вот и солнце уж закрыли.

Опустился мрак кругом,

Будто ночь настала днём.

Братья-бесы от успеха

Разразились диким смехом –

Прокатился в небе гром,

Заходил мир ходуном.

 

Бес меньшой вдруг свист услышал.

Закричал он братьям: «Тише!

Кто-то к нам стремглав летит,

Ишь, как крыльями шумит…

Братцы! Тучи! Ай! Глядите!

Разлетаются! Ловите!!!»

Разогнал все тучи вмиг

Свежий ветер-озорник.

Заметались бесенята,

Словно малые козлята,

И сорвались все с небес.

«Ох!» – ушибся средний бес.

 

Младший сильно разозлился,

Крепко ветру в хвост вцепился

И умчался с ним, вопя.

Его не было три дня.

На четвёртый он явился,

Перед братьями хвалился:

«Ветер я перехитрил

И в пещеру заманил.

Завалил я вход камнями,

Обмотал скалу цепями;

Будет век сидеть он там,

Помешать не сможет нам!»

 

Старший бес доволен братом:

«Молодец! Живёшь нахрапом!

Батя будет очень рад:

Не бесёнок – просто клад!»

 

Средний бес со зла скривился:

«Как же, гений уродился!

Расстарался в том году –

Так раздул огонь в аду,

Что расплавились как свечки

Все котлы на адской печке!»

Но никто уж не слыхал,

Как бесёнок злопыхал.

Старший с младшим побежали,

Тучи снова все собрали,

Стали в небе громоздить,

Чтобы солнце заградить.

 

Землю всю тогда окутал

Сумрак сизый, он всё спутал:

Дни и ночи – всё одно,

Утро, вечер – всё равно.

И вокруг пожухли краски:

Где тут синий, жёлтый, красный –

Очень сложно распознать.

Кто стоит там, как узнать?

Друг то, враг аль сизый морок?

Что за шёпот там иль шорох?

Бес рогатый там иль тень,

Человек иль просто пень?

 

Бесы в сумраке туманном

Учинили несказанный

И безудержный разгул.

Каждый как-нибудь блеснул.

 

Младший братец всех быстрее

Приступил к своим затеям:

Всю округу всполошил –

Лавку модную открыл.

Сделал вывеску над входом:

«Шик и роскошь для народа».

Зазывает всех: «Сюда!

Заходите, господа!

Дамы, барышни, быстрее!

Не робейте же, смелее!

В старом вам ходить не след –

Дурно это, шику нет.

Вот для вас, моя царица,

Шляпка с хвостиком ослицы.

В этой шляпке вы, ей-ей,

Покорите всех царей.

Нынче это очень модно

Среди дам высокородных.

Вам красавица – манто.

Не сравнится с ним ничто!

Ведь гиены мех чудесный

Стан ваш сделает прелестней!»

 

И от беса все домой

Шли довольные собой.

И теперь все разговоры

Лишь о платьях и уборах.

Старомодным чтоб не слыть,

Каждый в лавку стал ходить.

Весь народ в смешных нарядах,

Ну а бесы только рады,

И людей нелепый вид

Их ужасно веселит.

 

Только младшему всё мало,

В нём азарт достиг накала.

Стал он лавку расширять,

Всё на свете продавать:

Треугольные кровати,

Топоры и пилы в злате,

Паутинные ковры,

Из кишок свиных шнуры,

Из железа балдахины,

Также книги и картины

(Их в подвале по ночам

Бес писал усердно сам).

И народ валил гурьбою

За всей этой ерундою.

Младший бес так занят был,

Что про сон совсем забыл.

 

Был ретив и братец средний.

Бегал он меж сёл соседних,

Говорил в одном селе:

«Лучше места на земле,

Уж поверьте, я не знаю!

Здесь душой я отдыхаю.

Вольно так у вас дышать,

По садам, полям гулять.

Всё у вас так дружно, ладно,

И звучит совсем нескладно,

Что соседи говорят,

Будто вы все на зверят

Своим обликом похожи,

Что у вас не лица – рожи,

Будто принято у вас,

Говорю вам без прикрас,

Под столом весь день валяться

И друг с дружкою кусаться,

В решете квашню месить

И в ушанке жаб варить».

А потом в село второе

Бес бежал и больше втрое

Врал и сплетни распускал,

Небылицы сочинял.

Средний братец потешался –

Быстро план его удался:

Сёла стали враждовать,

Перестали гостевать

Друг у друга поселяне,

Прежде дружные крестьяне

На соседей смотрят вкось,

И дела теперь все врозь.

 

Очень рад был братец старший

Всем проделкам братьев младших.

Их лихое озорство

Было любо для него.

Сам же выбрал он затею

Непростую, потруднее.

Он людей стал искушать,

Власть большую предлагать.

Он нашёптывал им льстиво,

Речь ведя свою учтиво,

О таланте их большом,

Об уме их неземном,

О возможностях безмерных

И успехах беспримерных,

О сокровищах златых

И о девах молодых.

Обещал почёт и славу

Да над миром всем управу.

Говорил бес: «Будет власть –

Жить ты будешь просто всласть!»

Бес, однако, удивлялся

И в лице не раз менялся

Оттого, что всяк дурак

Видел в этом высший знак,

С бесом быстро соглашался

И на трон скорей взбирался,

Будто знал с пелёнок он,

Что был царствовать рождён.

 

Новоявленный властитель

Вёл себя как небожитель

И не слушал никого

Кроме беса самого.

Важно он носил корону,

Суд вершил, писал законы,

Об пол пяткою стучал,

Грозным голосом кричал:

«Я таков! А вы козявки!

Проучу я вас, малявки!

Где народ мой? Пусть поёт

И хвалу мне воздаёт!»

 

Натворили зла немало,

Кого власть так привлекала.

Младших бесов старший брат

Превзошёл легко стократ.

 

Бесы отдыха не знали,

Искушали, совращали.

Так трудились год, другой,

А на третий вдруг гурьбой

Мужики все вышли в поле,

И сказал один: «Доколе

Будет небо так черно,

Днём как ночью ведь темно!

И такого не бывало,

Тучи чтоб не разгоняло

Ветром вольным третий год.

Да других полно невзгод.

Мрак какой-то непроглядный!

Ну-ка, будь оно неладно,

В небо все давайте дуть.

Чёрны тучи как-нибудь

Вместо ветра мы развеем,

С солнцем будет веселее!

Посбесились уж все мы

Среди этой жуткой тьмы!»

 

Мужики в ответ кивнули,

Да поглубже все вдохнули

И как дунут в небо – раз!

Все исчезли тучи с глаз.

Бесы так оторопели

И мигнуть-то не успели,

А уж солнце припекло,

И кругом светлым-светло.

Черти тут хвосты поджали

Да глазами завращали

И хотели убежать,

Но их тут за шкирки хвать.

«Это кто такой рогатый?

Это кто такой хвостатый? –

Удивились мужики. –

Что за странные зверьки?»

 

«Да ведь это бесенята,

Чёрта старого ребята!

Вы скрывали солнца свет

В продолжение трёх лет?

Небо тучами закрыли,

Ветер где-то заточили?

Повернуть всё нужно вспять,

Ветер вольный отыскать!»

 

Запрягли в телегу бесов

И погнали полем, лесом.

«Ну-ка, черти, поживей,

Мчите к ветру нас скорей!»

Бесенята с перепугу,

Оттоптав хвосты друг другу,

Словно кони понеслись,

Вмиг до места добрались.

 

У подножья гор высоких,

Меж утёсов крутобоких

Вёл в пещеру узкий вход.

Там томился третий год

Вольный ветер в заточеньи.

Бесы стали о прощеньи

Жалким голосом просить,

Ныть и плакать и скулить,

Измениться обещались.

Мужики же рассмеялись

И заставили чертей

Вход расчистить от камней.

 

Тут в пещере загудело,

Засвистело, зашумело,

Закачались склоны гор,

И из плена на простор

Ветер вырвался порывом,

Взмыл стрелою над обрывом,

Полетел к вершинам круч,

Разметал остатки туч,

Пошумел в листве и скрылся.

А потом вдруг появился,

И принёс он дух лесов,

Свежесть моря и лугов.

Задышалось всем привольно,

Только бесы недовольны.

Стали черти отступать,

Чтоб скорее прочь сбежать,

Да к несчастью оступились

И в пещеру провалились.

Мужики сказали: «Что ж,

Коли свет для вас негож,

Так в пещере и сидите!»

Младший пискнул: «Помогите!»

Но уж камнем вход закрыт,

И в пещере мрак царит.

 

Мужики все развесёлы

Возвратились к себе в сёла,

Закатили пир горой,

То-то праздник был большой!

 

Это быль иль небылица,

Есть ли правды хоть крупица

В сказке этой – думать вам.

А вон то, не бес ли там?

 

   
   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов