Рассказы

122

2873 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 67 (ноябрь 2014)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Катков Иван Олегович

 

ДругойДругой 

 

«Не пойду сегодня на работу, – решил Королёв, выйдя из подъезда, – всё, баста! Поброжу немного по улице и вернусь домой...»

Он поправил шарф, сунул руки в карманы пальто и зашагал по хорошо расчищенному тротуару. На улице подморозило. Снег ложился пушистыми хлопьями. У соседнего дома  скребли фанерными лопатами дворники.

«Вот прогуляю сегодня, – размышлял он, – а Сергей Олегович стукнет по столу кулаком и закричит: где этот м…звон шарахается! Уволю к едрени-фени! Тогда девочки- корректорши ехидно засмеются: заблудился наш идиот где-то, или в лифте застрял»...

Королёв вышел со двора и двинулся по оживлённой улице в сторону парка.

Прошёл мимо продуктового ларька. Продавщица в синем переднике и наброшенном на плече пуховике сметала с крыльца снег.

– Доброе утро! Бог в помощь! – приподнял ондатровую шапку Королёв.

– Проходи давай, – буркнула продавщица.

В парке Королёв отыскал скамейку. Очистил её от снега, вытянул из кармана пальто газету, расстелил и присел.

«Хм, м…звон. Видали его! Это почему это я м…звон или идиот, или кто там ещё... Потому что не умею ругаться с людьми? Потому что не заглядываю в рот начальнику? Потому что я косноязычен? Потому что я пугаюсь в присутствии наглых людей? Или, может, оттого, что я всего-навсего человек. Обыкновенный человек, каких много...

Вот сейчас вернусь домой, заберусь с головой под ватное одеяло и проваляюсь так долго-долго. И никто меня там не сыщет. Ну, разве что уборщица тётя Галя. Вот войдёт она в мою комнату, заглянет под одеяло, а там я лежу. Весь из себя обыкновенный и добрый.

– Ты чиво ит? –  спросит она меня на деревенский лад.

– Сгинь, дурында, так надо... – отвечу я ей таинственно.

И буду смотреть  из темноты, как волчонок. Если будет надоедать – зарычу.

Она вымоет пол и уйдёт по своим делам. А я буду лежать и размышлять, почему всё именно так, а не по-другому...»

Королёв поежился от холода, приподнялся на руках и похлопал ногой об ногу.

«Но с другой стороны, – притопнул Королёв, – я ведь не медведь какой-то берложный. Не гоже мне под одеялом от людей прятаться. Ну день, ну, может, два, а вылезать-то всё равно придётся... Да-а-а, – вздохнул Королёв, – всё как-то сложно... Я прямо-таки недочеловек какой-то, что ли... Каждому позволено об меня ноги вытирать, с грязью смешивать, бранить и пугать...

Бывало так, глянешь в окно: снег валит, ребятня во дворе на пластиковых поддонах с горки катается, сосед снизу, Генка Бочкарёв, на лыжную прогулку собрался, тётя Зоя расстелила ковёр и, что есть мочи, колотит по нему выбивалкой... И страшно как-то делается. Оттого страшно, что всё как всегда...»

Королёв встал, прошёлся взад-вперёд и снова присел на скамейку.

«Ну сколько ж можно, люди добрые! Неужели всем Так нравится! Неужели всем Так хорошо! И не уж-то никому не хотелось остановить прохожего, расцеловать его и пожелать здоровья, удачи и счастья?! Или купить два кило конфет шоколадных и раздать детворе! Или же броситься к старушке немощной, поднять её на руки и донести до квартиры, и плевать, если восьмой этаж! Другой человек – чужой. Он гадок, равнодушен, жаден и зол. Он другой, он другой, он другой...

Хотя, может быть, всё совсем не так, и это я всех главнее и необыкновеннее? Может быть, они все завидуют мне? Что ж, если так, то пусть не ждут от меня пощады! Я буду горд и своенравен, как наш кот Сёма. И плевал я на них, в таком случае! Да-да, я буду выше этого! Пусть знают, гады, кто в доме хозяин! Пусть эти калеки ползут ко мне на своих брюхах за советом или за помощью. Но плевал я на них с высокой колокольни! Пусть подыхают, мне всё равно! Я стану избирательным в выборе слов. Язык жалких, примитивных существ не для моего тонкого слуха. Совсем скоро я перестану понимать их грязное, пошлое наречие!

Пока ещё не поздно, заклинаю всех вас: молитесь на меня, разбивайте в кровь свои лбы, ибо только так вы можете заслужить мою милость, и не коснётся своим чёрным крылом вас Кара Великая! 

Неверных, сторонящихся и прочих смутьянов я буду проклинать, и когда-нибудь они умрут. Одумавшихся и осознавших я буду миловать, но и они умрут когда-нибудь...»

 

Положив в сумку палку сервелата, Инесса Михайловна услышала за спиной знакомый голос.

– Здравствуйте, к праздникам закупаетесь?

Инесса Михайловна обернулась и увидела соседку по лестничной площадке, Нину Савельевну. Она водрузила сетку с продуктами на прилавок.

– Да так, – пожала плечами старушка, – решила вот с пенсии прикупить кое-чего к столу. А вы домой сейчас?

– Домой, только хлеба возьму. Покараулите моё добро?

Инесса Михайловна кивнула, прислонилась к прилавку, и придвинула сетку к себе.

Соседка поспешила к кондитерскому отделу. 

Через пять минут они вышли из магазина.

– Эх, а снегу-то навалило за ночь, – перехватив из руки в руку тяжёлую сетку, натянула варежки Нина Савельевна. Васятка мой вчера все ноги промочил, гулямши. Слякоть-то какая была. А сегодня морозец крепкий, аж щёки жгёт.

Осторожно, боясь поскользнуться, старушки поковыляли по многолюдному проспекту.

– А я-то как мучилась вчера, – Инесса Михайловна взяла соседку под руку, – как погода меняется, суставы ныть начинают, и я в лёжку. Врача на дом вызывали. Сказали, что это у меня ревматизм. Мол, возрастное это, старческое. Таблетки какие-то прописали и мазь...

Подруга сочувствующе качала головой.

Они срезали путь через парк, вышли к пятидесятому дому и прошли мимо запорошенной детской площадки.

У подъезда топтался сутулый, средних лет мужчина в ондатровой шапке и лоснящемся старомодном пальто. Он неуклюже переваливался с ноги на ногу и что-то бормотал, спрятав лицо под шарфом. Изредка он вынимал руку из кармана и грозил кому-то кулаком.

– Вить, а ты чего это тут мёрзнешь, а? – Инесса Михайловна стряхнула снег с его плеча.

Мужчина замотал головой и, освободив рот от шарфа, по-детски улыбнулся. 

– Да Королёва эта опять, небось, уборку затеяла, вот и выгнала бедолагу, чтоб не мешался, – сказала соседка.

– Ну, салтычиха! Сердца у ней нету! – Инесса Михайловна приобняла Витю, – давай-ка, пойдём, родненький, я тебя чаем с зефиром угощу...

Старушки пропустили Виктора вперёд и вошли в подъезд следом за ним.  

 

 

УтроУтро 

 

Воскресенье. Семь утра. Ночное дежурство Игоря закончилось. Скрючившись от январского мороза, он семенил к остановке. В витрине магазина Игорь рассеянно поймал своё отражение. Жидкая бородка. Спущенная на глаза лыжная шапочка. Укороченный пуховик. Штаны цвета хаки. Высокие армейские ботинки.

Снег хрустел под рифлёной подошвой. Шарф, влажный от дыхания, покрылся инеем.

Разгоняя снежные клубы, прополз рабочий трамвай.

Игорь приблизился к остановке. Постучал в крошечное окошка киоска.

– Пачку «Максима», – сказал он и вытряхнул из кармана мелочь.

Игорь курил, не вынимая сигареты изо рта. Пытаясь согреться, вращался на месте, хлопая локтями по бокам. Выходил какой-то странный шаманский танец.

На другой стороне улицы вяло переругивались дворники в оранжевых жилетах поверх ватников.

К соседней остановке подкатил «пазик». Замёрзшие работяги привычно выстроились в очередь. Они предъявляли водителю пропуска и поднимались в салон. Выплёвывая пар, автобус отправился на завод. С отъездом рабочих, улица, ненадолго пробудившаяся от зимней спячки, вновь погружалась в дремоту. Лишь хитро подмигивал светофор на перекрестке Ленина и Гайдара.

Наконец показался троллейбус. Двигался он медленно, словно кто-то нарочно удерживал его за «рога». Игорь вошёл в заднюю дверь, махнул проездным кондуктору и, получив в ответ одобрительный кивок, плюхнулся на сиденье у окна. 

 

Стараясь не разбудить бабушку, Игорь неслышно прикрыл дверь коммуналки и на цыпочках прошёл к своей кровати. Над кроватью висели два постера – Бакунин и Че Гевара. Сняв с вешалки ключ на цепочке, он вышел из комнаты. Спустился в подвал, пошарил рукой под коробками и нащупал свёрток из грубой мешковины. Аккуратно развернув, Игорь осмотрел бутылки с «коктейлем Молотова». До встречи с кандидатами на пост мэра оставалось чуть меньше трёх часов.

 

  

Не знаете, какие купить солнцезащитные очки? Нет ничего проще. Женские очки louis vuitton – это наверняка то, что вам надо. Потому что они яркие, модные и очень удобные. К тому же разнообразие стилей, моделей и цветов поможет выбрать именно то, что нужно..

 

   
   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов