«Первоисточник…»

3

2495 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 78 (октябрь 2015)

РУБРИКА: Литературоведение

АВТОР: Демченко Светлана Андреевна

 

Д. Плынов. "Завтрак с Варравой, или Поговори со мною, папа!"Заметки на полях книги Дмитрия Плынова «Завтрак с Варварой, или Поговори со мною, папа!» [1]

 

«Первое слово, сказанное ребёнком, – это начало диалога длиной в бесконечность! И от того, как вы начнёте его, зависит то, каким человеком вырастет созданная вами Жизнь».

Дмитрий Плынов

 

Прочитала повесть «Завтрак с Варварой, или поговори со мною, папа!» внимательно. Потом возвращалась к ней не раз. 

C одной стороны, представлялось, что в повествовании нет ничего необычного, всё так просто и не ново: вразумление детей требует повседневных усилий родителей; а, с другой, – что-то оставалось за текстом, ведь невероятно сложно вычленить какие-то особенные способы установления доверительной атмосферы между родителем и ребёнком, разбудить в нём интерес к познанию жизни, вовремя найти подсказку, дать  совет, сделать  необходимое  научение.

Казалось, предваряющая книгу рецензия специалиста, клинического психолога и семейного психотерапевта Александра Макарова ответила на главный вопрос: произведение состоялось, оно важное и современное, полезное в воспитательной практике.

И всё же пишу эти строки. И вот почему. 

Всецело разделяя выводы уважаемого рецензента, решила дополнить их рассмотрением  плыновского образа родителя как первоисточника для своих детей.

«Именно в семье ребёнок проходит свои “первые университеты”. Именно мамиными и папиными глазами он начинает смотреть на мир. А ещё он, как губка, впитывает ваши слова, интонацию, жесты. Даже тогда, когда ещё не умеет говорить и ходить. Даю голову на отсечение в подтверждение того, что это так!»

В какой бы толковый словарь русского языка вы ни заглянули, – то ли В.И. Даля, Д.Н. Ушакова, то ли С.И. Ожегова, или другого автора, –  в любой, – везде встретите одно и  то же толкование понятия «первоисточник» – первоначальный источник каких-либо сведений или теории.

В данном случае речь идёт о первоначальных сведениях  о  жизни,  которыми родитель, каждый по-своему, конечно, делится со своими детьми.

Это большой труд и ответственность. Верно замечает писатель: «В любом случае, когда вы становитесь первоисточником для кого-либо, нужно неоднократно убедиться, что готовы к этому

 

Ведь только личный пример родителя становится для ребёнка едва ли не единственным доказательством в понимании хорошего и плохого, добра  и зла.

Кандидат психологических наук Константин Довлатов – член Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги, создатель Центра инновационных коучинговых технологий, мастер мгновенных изменений. На сайте Константина Довлатова club.dowlatow.ru можно ознакомиться с методиками мастера и узнать, как всего за 100 дней перестать беспокоиться и начать жить. С помощью методик Константина Довлатова уже более 10 000 человек сумели добиться результатов в бизнесе, финансах, отношениях.

«Вы и только вы, – напоминает автор, – формируете характер ребёнка, его мировоззрение и мироощущение. Уже потом школа, двор, друзья и подруги, новые авторитеты и кумиры неизбежно внесут правки. Возможно, не всегда лучшего качества. Но главное останется. Останется на всю жизнь то, что начинается со слов “мама” и “папа”. И не успеете оглянуться, как со стороны, невзначай, громко в шумной компании или шёпотом своим детям ваш уже взрослый ребенок скажет: “Так мама всегда делала…”; “Я помню, мы с отцом когда-то здесь были…”; “Ой, а эту книгу мне ещё мама в детстве читала…”; “Удивительно, я сейчас вспомнила папу…” и ещё много подобных фраз, которые вы сами сейчас произносите».

Обращает на себя внимание тематика «завтраков», общения отца с дочерью. Она не случайна, ибо затрагивает не просто воспитательные советы и приёмы, как вести себя за столом, на улице, или кого считать равнодушным, злым человеком, кого добрым и справедливым, как относиться к слабым людям или братьям нашим меньшим, а иносказательно  касается проблемы мира потребностей человека.

Если бы у меня спросили, о чём эта книга, я бы ответила: об опыте формирования «разумных» и «необходимых» потребностей у ребёнка. Не станем здесь детально останавливаться на феномене потребностей, их классификации, зависимости от всей совокупности общественных условий (этому в науке уделено достаточно много внимания)[2]. Укажем лишь на их «якорное» место и ведущую роль в структуре поступка.

Как выглядит  этот теоретический посыл на плыновском примере? Варвара – ученица, она пришла в школу за знаниями. Этот мотив двоякий: объективная необходимость – стать образованным человеком и субъективное стремление, целеполагание, воля, т.е.  ощущение, при котором объективная необходимость выступает содержанием, а ощущение – формой проявления этой нужды (потребности). Вот в этом единстве потребность в  знаниях приобретает побудительный характер. Девочка не просто ходит в школу, а с  осознанным интересом к этой стороне жизни каждого человека. Откуда изначально пришло это осознание? От того «источника сведений о жизни», которым являются для Варвары её интеллектуальные Папа и Мама.

 

В повести хорошо продемонстрировано, что и витальные, т.е. элементарные, и более высокие, духовные, потребности, – по своей сути имеют предметное выражение. Это (по Д.Н. Узнадзе) распространяется на все функциональные потребности. Ведь не бывает  беспредметных действий, лишённых  какой-либо  направленности.

Автор далёк от  подобного  теоретизирования, но понимание того, что в структуре любого поступка лежит удовлетворение актуализированной потребности и возникающее при этом состояние «готовности к действию», именуемое установкой (Д.Н. Узнадзе)[3], диктует такую модель общения с дочерью, которая, прежде всего, направлена на формирование, как «необходимой», так и  «разумной» потребности.

Здесь уместно для читателя заметить, что определение последних связано с той системой оценок, которая уже фактически сложилась в сознании людей.

«Есть общечеловеческие ценности, на которых держится весь мир. Они почитаемы и незыблемы. Когда эти ценности утрачиваются, на их месте возникает хаос, который далеко не способствует объединению, а вносит лишь сумятицу, разлад и культивирование индивидуальных социальных рефлексий. Если говорить проще, то в обществе перестаёт быть взаимопонимание», – повествует автор.

Эта проблема, особенно у подрастающего поколения, очень сложна и продолжает оставаться до конца не исследованной. Почему «потребительская психология»  оказывается столь привлекательной и устойчивой в этой среде, а духовные потребности [4] уходят на второй план? Какое место денег в жизни человека? В богатстве ли, в деньгах только и счастье? И почему тогда «богатые тоже плачут?». Закон «возвышения потребностей» [5]отменить никто не в силах, он объективен, значит, человек в его проявлениях  как раз и должен устанавливать  разумную планку в соответствии прежде всего с  общепризнанными ценностями, какими, к примеру, являются христианские заповеди.  

Нет, не только дети – «почемучки». Сомнения и вопросы также присутствуют в плыновском опыте осмысления таких, пожалуй, вечных проблем.

Их успешное решение значительно способствовало бы усовершенствованию воспитательного процесса, в чём французский философ К.А. Гельвеций усматривал «оружие величия и счастья людей». [6]

 

У каждого человека имеются специфические для него, центральные по значению, потребности и фиксированные установки большого личностного веса, представляющие собой основу его поступков – его общественной деятельности, отношения к миру и к себе как к члену общества. Этот круг основ мотивации является тем, на почве чего формируется мировоззрение и характер человека. Отсюда вытекают важные мировоззренческие функции концепции мотивации  поведения.

По самой своей природе она направлена против фатализма и пассивности. Пассивный, безразличный ребёнок – это беда и для родителя, и для общества. Поэтому отец Варвары прежде всего обращал внимание на деятельную сторону жизни дочери, анализировал не только дочерние, но и свои поступки. Только через них, через конкретные действия устанавливаются различные типы взаимоотношений, в том числе, и между воспитателем и воспитуемым.

«Ведь мы, родители, очень часто, порой чтобы отмахнуться от ребенка, – читаем вповести, – обещаем что-то сделать “потом”. А когда наступает это самое “потом”, находим огромное количество “железобетонных” причин, оправдывающих наше пустословие… В своё время я дал себе зарок, что, если дал слово ребёнку, то держи его до конца. Пусть даже в ущерб другим делам».

Окуная своё чадо в волны «самотёка», надежды на то, что всё, «авось», само собой образуется с его воспитанием, многие родители рассчитывают на детский сад, школу, институт. Конечно, эти учреждения призваны вносить определённую лепту в формирование характеров и мировоззрения молодых людей. Но нельзя при этом сбрасывать со счетов, что, во-первых, туда  приходят дети с уже «готовыми», зачастую «деонтическими» (устоявшимися, обязательными) установками на жизнь, заложенными в семье «первоисточником», и, во-вторых, атмосфера в них до некоторой степени является  своеобразной калькой общественных отношений, и они больны теми же пороками, что и всё общество.

В частности,  Д. Плынов замечает: «Средняя школа – это место, где сам учебный процесс в наше время приобрёл извращённые формы и превратился в вечную борьбу “добра и зла”. Ученики борются с учителями, учителя – с учениками, родители – с детьми и учителями, учителя стремятся манипулировать родителями. При этом цели и задачи этой борьбы давно размыты и прекратили иметь чёткие очертания. Само понятие “непререкаемый авторитет учителя” давно себя дискредитировало, за редким исключением. Всё подчинено личным амбициям и эмоциям».

Поразительно, как глубоко автор проникает в побудительные силы мотивации поведения девочки. Возможно, потому, что он сам является практикующим психологом? Не без этого, конечно. Но главное  кроется в искренней родительской заинтересованности и ответственности за судьбу дочери, в реализации основной своей семейной роли: обеспечить достойный будущий жизненный путь Варвары как Человека и Личности. Отсюда во взаимоотношениях с ребёнком продумывается всё до мелочей.

 

«Ведь действительно приятно, когда что-то, сделанное тобой, оценено по достоинству. Пусть, на первый взгляд, кому-то покажется, что это мелочь – всего лишь завтрак. А я считаю, что именно из таких мелочей складываются отношения. Вовремя и кстати налить чашку чая, невзначай, без повода, подарить букет цветов, неожиданно предложить ребёнку посмотреть новый мультфильм по телевизору или сводить его в зоопарк. Ну и так далее. Уверен, те самые приятные неожиданности и создают в доме уют. В конечном счете, формируют и взаимопонимание. Чтобы твой сюрприз был действительно приятным, нужно как минимум знать предпочтения близкого тебе человека. К тому же эти предпочтения имеют свойство меняться со временем. Искренний интерес к ближнему, к его внутреннему миру позволяет всегда оставаться тем единственным, кто понимает, поддерживает и ценит. Быть таким человеком для другого – и есть семейное счастье. Поверьте, ждать взаимности долго не придётся. Всё произойдёт само собой».

Но, как убеждаемся из рассказанного автором, «само собой» ничего не происходит, или происходит то, чему потом приходится удивляться: «Надо же, приличная семья, а ребёнок вырастает уродцем», или что-то в этом роде.

Эти заметки были бы не полными, если обойти вниманием саму девочку, родители которой – талантливые, ответственные личности, Варварин Первоисточник – Папа и Мама, с детства прививающие ей разумные потребности, социальные установки, ценностно-ориентируемую мотивацию личностного взросления. Варвара вызывает уважение способностью ответного раскрытия своего «я», в меру знаний и опыта самостоятельного осмысления своих «желаний» и «хотений» (как это было при покупке сладостей в магазине), далёких от стереотипов и бездумного наследования.

 

И ещё: последняя глава книги «Стихи и загадки, сочинённые Анжеликой – мамой Варвары» – отличное эмоционально-художественное приложение к ней. В нём как раз и отражены первоначальные уроки постижения девочкой различных и житейских, и художественно-эстетических истин, как, впрочем, и в главах «О Вере… в себя», «Какого цвета ель?», «Доверие, Любовь и оса» и т.п. Будучи художниками и творческими  людьми, Плыновы успешно передают своё понимание красоты и любви своей воспитаннице.

«Варя жила в этом, наблюдала за нашими попытками выразить себя в творчестве, слышала наши разговоры об искусстве, художниках, картинах. У дочери даже были, есть и остаются любимые картины, написанные мамой и папой. Наше Солнышко понимало значение избитой фразы я так вижу. Мы с женой неоднократно рассказывали ей о том, что картина, да и любой другой продукт творчества, должны вызывать в первую очередь эмоции у зрителя или слушателя. Варя знала со стопроцентной уверенностью, что искусство – это свобода самовыражения. Что посредством его можно сделать жизнь интересней, богаче, красивее». 

Расцениваю этот труд Дмитрия Плынова не только как повесть, но и как   своеобразное удачное профессиональное методическое пособие для воспитателей  различного уровня, прежде всего, родителей. В таком его качестве, будь на месте соответствующих полномочных чиновников,  я издала бы книгу массовым тиражом и распространила по родительским комитетам школ и других учебно-образовательных учреждений.

А такие  плыновские выражения, как «Раскрывая ребёнка, мы раскрываемся сами», «Не лишайте себя быть в жизни детей!», «Родитель – первоисточник для ребёнка»  обязательно станут крылатыми.

Читательское спасибо замечательной российской семье Плыновых за их бесценный опыт воспитания дочери  и предоставление  реальной  возможности ознакомления с ним.

 

Литература:

 

1. Д.Г. Плынов. Завтрак с Варварой, или Поговори со мной, папа». М., издательство «Библио-Глобус». 2015. Все цитаты  по ссылке: http://iknigi.net/avtor-dmitriy-plynov/93582-zavtrak-s-varvaroy-ili-pogovori-so-mnoy-papa-dmitriy-plynov.html

2. В частности, известны работы С.Л. Рубинштейна, В.Н. Мясищева, Б.Г. Ананьева, А.Г. Ковалёва, Е.С. Кузьмина, В.Т. Лежнёва, Д.А. Кикнадзе, Г.А. Фортунатова, А.В. Петровского, Е.Ф. Рыбалко, Л.А. Гордона, Ш.Н. Чхартишвили, Б.В. Мазая, Е.О. Акопджаняна и др.

3. Д.Н. Узнадзе. Экспериментальные основы психологии установки / «Исследования по психологии установки». Тбилиси, издательство «Мецниереба». 1958.

4. Егорова А.М. Духовные потребности человека. (Текст) / А.М. Егорова// Молодой учёный. 2012. №2, с. 224-226. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы, эмоции. – Конспект лекций. М., издательство МГУ. 1972, №9 .

5. Н.Е. Яценко. Толковый словарь обществоведческих терминов. / Н.Е Яценко. СПб, Лань, 1999.

6. К.А. Гельвеций. О человеке. Т.2. Разделы VIII-X/  К.А. Гельвеций. Соч. в 2-х томах. М.: Мысль, 1973/1974. С. 647-687.

 

   
   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов