Из первых рук

4

2211 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 95 (март 2017)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Марава Людмила

 

DONETSK.jpg

Наполняйте ваш ум и сердце, как бы они ни были обширны, идеями и чувствами вашего века, и художественное произведение не замедлит явиться! 

 

 

Иоганн Вольфганг Гёте  

 

Мелькают дни, проходят годы. Мужает память. И всё больше думается о недавнем прошлом. Прикоснувшись к моим растревоженным мыслям разгорячённым жаром всего того, что имело место быть в означенном пространстве, ко всему тому, что происходило и в моей судьбе, оно потеряло право быть только моим прошлым. Пролившись на чистые листы бумаги многочисленными строчками уже озвученных воспоминаний, оно, это прошлое, окрепло в своей силе. И, думается мне, описывая на протяжении уже трёх лет с особой точностью некоторые события из жизни моего любимого города Донецка, из череды многих и многих других, которые уже стали историей, и, свидетельницей по неволе которых, мне довелось быть, мне удалось приостановить бег времени, обуздать быстротечность переживаемых эмоций и сохранить посредством слов хронику событий, в которых довелось жить.

Некое давнее потрясение, впрочем, три года – это ещё не давность, задало быстрый темп и беспокойный, временами, пульсирующий ритм моего писательства. В таком непреходящем волнении, и не надо с этим спорить, работает крошечное сердце неподкупной совести, заставляя разгорячённую кровь быстрее мчаться по сосудам обострившегося к восприятию всего происходящего вокруг сознания.

И всё-таки, любое писательство это – часть самого себя, пласты спрессованного временем самосознания, добровольно и решительно вывернутые наружу, которые на протяжении лет формировались окружением, прочитанными книгами, людьми, повстречавшимися на пути жизни. Это – не изнанка добросовестно накопленного и преданного огласке, это – плаха, к которой идёшь осознанно. Каждым своим осуществлённым шагом выставляя на обозрение бездушной толпы, жаждущей кровавых зрелищ и развлечений, свою обнажённую суть. Будучи заранее подготовленным к бичеванию своей сущности словами злости и неприятия, которые всегда извергаются из уст тех, кто всегда судит творца строго и безжалостно. В этом – закон жизненных джунглей. Писательство – это испытание. И тяжкая ноша, оказавшаяся в руках. Особенным образом выделяю – не случайно. И есть право выбора, или два пути справиться с бременем неподъёмного груза: оставить его там, где нашёл. Или идти дальше. Но только уверенно и бесстрашно. Потому что писательство – это всегда неукротимое бунтарство. Особенно, когда идёшь против взбесившего ветра, который дует в лицо предательски холодно, из всех затаённых щелей людского безразличия. Как ни странно, порождённого обстоятельствами затянувшихся жестоких страданий и разгулявшихся в смятении человеческих страстей.

 

…Итак, 2 декабря 2016. Ещё один день новейшей истории Донбасса, который пропечатался в моём сознании, как ложка дёгтя, добавленная в бездонный котелок с опостылевшей кашей, которая всё варится и варится на тлеющем огне непрекращающейся вражды больших и малых народов. И никак не сварится. А в том котелке, как ни крути, есть и крупинки моей судьбы… За прошедшее время я прониклась убеждением, как логически точно выстроилась трагедия всего происходящего. Настолько точно, что становится неуместным слово – случайность.

Судите сами.

В небольшом зале районной библиотеки проходила встреча с председателем СП из весьма отдалённого региона России. Время проведения – почти полдень. Пожилые женщины составляли заметный костяк собравшейся на встречу публики. Вполне привычно начиналось действо общения поэта с народом. Шумно и по-деловому зал наводнился корреспондентами местных TV и радио каналов. Пофотографировали ребята со многих ракурсов публику и гостя. Позадавали гостю же приличествующие протоколу предстоящей беседы вопросы. И мгновенно разбежались. Поджимало время подготовиться к вечернему выпуску местных новостей. И как-то сама собой встреча началась. Гость был немногословен. Его тихий голос очень естественно вплетался в канву его заметной и невооружённым глазом человеческой скромности. Всего несколько скупых строк о себе. И началась то особое действо, что всегда отличает задушевное чтение лирических стихов от прозы. Умилили очень нежные и бережные по смыслу слова с привкусом благоухающей мяты о природе того края, откуда гость приехал. Тихие слова признания в любви к неизвестной женщине. И было всё так не наигранно, естественно и прекрасно, что совсем забылось о том, что гость прибыл, однако, в блокадный город.

Вопросы из зала, после чтения стихов, не отличались разнообразием: когда было написано первое стихотворение, что побудило к написанию стихов, что вдохновляет сейчас… Гость смущался и тихо отвечал на привычные, затасканные процедурой вопросы.

Но поскромничал он добавить, к прочему, что славен край, откуда он приехал, не только своей богатой историей и завидной природой, но и престижным литературным конкурсом «Мыслящий тростник», что проводится ежегодно в Овстуге, усадьбе великого русского поэта и философа Фёдора Тютчева.И возможность поучаствовать в таком конкурсе и получить признание – это такая себе трудно преодолимая планка в литературном беге с препятствиями на многие и многие тысячи километров.

И очень хотелось мне рассказать собравшимся в зале, как стремительно быстро была написана прошедшей весной моя статья «Привет из города non-grata».Которая, неожиданно для меня самой, вошла в short-list такого замечательного конкурса. И очень захотелось мне услышать слова сочувствия от гостя и от присутствующей публики тому факту, что, получив приглашение из Овстуга приехать на церемонию награждения победителей, я не смогла приехать в благословенный Овстуг… Так как приглашение пришло всего за несколько дней до церемонии. И не было никакой возможности приобрести билет на автобус дальнего следования, дорогой в 1 200 километров… Так как билеты на такие автобусы, как правило, покупаются заранее… За много и много дней до отправления… Таковы реалии жизни в блокадном городе…

И, посетовав немногословно и душевно по этому поводу, я предложила аудитории прослушать абзац из моей другой статьи, написанной в жестоком лете 2014 года о кроваво-трагических событиях на Саур-Могиле…

Не удалось прочитать и абзаца…

– Что она читает!? – зашевелилась публика.

Руководительница администрации библиотеки, стоящая перед моими глазами невдалеке, скрестила над своей головой руки, в знак того, чтобы… Да, я замолчала. По «приветливому» выражению её лица могу добавить: чтобы заткнулась.

…Пересохло во рту от досады… Эх, самый бы маленький глоточек воды… Чтобы утолить нестерпимую жажду тоскливого понимания двойственности всего происходящего. Но, не веря ещё до конца всему происходившему вокруг, я добавила лишь слова о том, что светит сегодня яркое солнце, наводняя своей природной лаской и эту комнату.

И как тепло и комфортно здесь, в комнате, в которой все мы собрались.

Но ни словом не обмолвились о том, что каждую минуту идут обстрелы пригородов… И сейчас – тоже.

И, как спасательный круг моему отчаянию, громкой голос пожилого мужчины, с последнего ряда зала:

– Я – капитан первого ранга в отставке. Разрешите мне зачитать мои стихи о происходящем сегодня на Донбассе.  

Водрузив на нос большие очки с толстыми стёклами, мужчина громким голосом военного начал читать слова своей личной боли о потрясшей и его естество Донбасской трагедии. Слова его стихов врывались в притихшее пространство подобно пулям долго сдерживаемой откровенности. Но в притихшем зале уже слышался рокот возмущения, когда храбрец начал читать свой второй стих. Так же бесстрашно и волево, как привык он выполнять военные приказы за годы своей срочной службы.

Едва он затих… Поднялась секретарь местного СП и, так себе, между делом, поделилась сокровенным и наболевшим. На фоне всего увиденного и услышанного:

– А, вот вы, как поэт, – обращаясь к гостю, – не употребляете такие слова, как шорт лист. Засоряет это русский язык. Много у нас есть хороших слов, чтобы избавляться от таких… которые засоряют язык…

Наверное, и засоряют. Но никто и словом не обмолвился о прошедшем конкурсе, в котором мне удалось поучаствовать. И получить признание. Нужное мне позарез! Потому что «поборники чистоты русского» языка в местном СП, сказали открытым текстом:

– Будете знаменитой – тогда и сами к вам приползём.   

Да плевать им на это моё признание с высоты поднебесья! И на мою статью, написанную моим беспокойным сердцем. Но стало бесконечно обидно за Фёдора Тютчева, за его предвидения приближающейся всенародной трагедии, ещё в глубоко прошедшие времена. Но какой же непредвиденно ужасающей и безбрежной оказалась трагедия, по своей трагической сути.

Невежество, оно неистребимо! А правда?.. Припудрите её, пожалуйста. Да подрумяньте. Уж, больно неприглядны ваши откровения. Портят картинку нашего удобного счастья.

– Так, а что же с моим дипломом? – обратилась я к гостю, посланцу Земли Благословенного Овтсуга.

– Так, напишите туда сами… Должны вам его выслать…

Но, растолкав всех, ко мне бодрым шагом подошёл бывший военный, схватил мою руку… и поцеловал её. Со словами:

– Спасибо за слова, что прочитала.

А захлебнулась я в своём чтении, если быть честной, на словах:  

Есть слова-символы. Достаточно произнести такое слово вслух, и всем сразу становится понятно, о чём будет вестись разговор. Саур-Могила… Как важен был подвиг человеческого духа, симфония бесстрашия из нового времени, посвящённая восставшему Донбассу! Здесь решалась и судьба Донецка. Уже истошно повизгивали оборотни из преисподней о своём параде на наших улицах… Герои-убийцы… Одна мысль о том, что город падёт, сводила с ума… И ещё. После всего, что произошло в августе 2014 года на Саур-Могиле, стало понятно: не будет никакого прощения стране, убивающей своих граждан, беззащитных людей.    

 

Но очень обрадовала новость: Президент Великой России, Владимир Путин, по опросам читателей журнала «Time», вошёл в short-list этого журнала. 

«Поборники чистоты русского языка», ваш выход, однако.

 

P.S. В дни написания статьи отмечался в России 110-летний юбилей со дня рождения академика Д.С. Лихачёва. Посыпались уже лестные, как из рога изобилия воспоминания о нём, щедро вздобренные цитатами этого скромного из скромнейших людей современности о культуре. Да каждое его произнесённое однажды слово – это укор всему живому и зарождающемуся сегодня. Набат по мозгам – ОДУМАЙТЕСЬ! Извержение вулкана человеческой совести – ОДУМАЙТЕСЬ! Цунами негодования – ОДУМАЙТЕСЬ!

 

«Память – основа совести и нравственности. Память – основа накопленной культуры. Память – одна из основ поэзии эстетического понимания культурных ценностей. Хранить память, беречь память – это наш нравственный долг перед самими собой и перед потомками. Память – это наше богатство».

Только одних этих слов из бесценной копилки не менее бесценного достояния, оставленного потомкам в назиданиеВеличайшим из Величайших Мудрецов Современности, Академиком Лихачёвым, достаточно, чтобы понять, в каком унизительном положении находится не только культура сегодня, но и человеческая нравственность. Принимая участие во многих литературных конкурсах, я предположить не могла, какое огромное нравственное и душевное испытание мне предстояло, окунуться в реалии литературных дебрей. Рассматриваю сегодня моё рвение – как драгоценный опыт, закаливший моё естество, и возможность следовать своим принципам. И назвать своё писательство литературным творчеством. Несколько полученных дипломов и моё имя в short-list конкурса Фёдора Тютчева «МЫСЛЯЩИЙ ТРОСТНИК» оказались необходимой мне, как воздух, поддержкой убедиться в том, что мои усилия, направленные на сохранение памяти об ужасах Донбасской трагедии – не напрасны. Сегодня, как и следовало это ожидать, я – есть единственная женщина на Донбассе, вторгшаяся в окрестности мужских владений. Иначе и не назвать абсолютную монополию баснописцев всех мастей, «размышляющих» с воплями в голосах о консолидации Русского Мира, о продолжающемся третий год конфликте. А книга моя, «Мысли вслух из блокадного Донецка», полностью завершённая к ноябрю 2014, оказалась откровенным вызовом правилам, хорошо адаптированными местными «незабвенными и нетленными». 

Толпа. Она не щадит ни тела, ни души. Человек из толпы способен нагибаться к земле лишь для того чтобы поднять камень. Люди!!! Должно ли бояться толпы!?    

 

 

 

 

 

 

Современный российский психолог и философ Алексей Шиндин является автором теории развития сознания. Теория Алексей Шиндина посвящена мышлению человека, с её помощью можно  определить уровень развития сознания. Алексей Шиндин – практикующий психолог, он проводит семинары и лекции, ведёт консультации. Подробно о психологической помощи, о том, как попасть на консультацию к Алексею можно узнать на его сайте.

 

 

   
   
Нравится
   
Комментарии
Галина Николаева
2017/03/24, 11:23:48
Дорогая Людмила, с болью прочитала статью, пережила стыд, позор и пощечины за сидящих в тепле, особенно литераторов. Оказывается, Вы потревожили их покой напоминанием о погибших на горе Саул-Могиле, о страдающих от войны, живущих на окраинах Донбасса, тех, которые принимают весь удар войны на себя, терпят лишения за них же и весь Донбасс, и Россию! Неужели души омертвели?

"Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глуха,
Иль, что еще страшней, жестока..." (иеромонаха Роман)

Толпа много бед совершила и продолжает совершать…
Помощи Божией Вам, Людмила, и Пресвятой Богородицы на вашем тернистом пути
и всем страждущим людям окраины Донбасса, а равнодушным к горю братьев и сестер - прозрения.
С низким поклоном, Галина.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов