Георгиевский крест

3

2364 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 95 (март 2017)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Страшевский Геннадий Анатольевич

 

Георгиевские кавалеры.jpg

Этот занятный случай из Русско-Турецкой войны произошёл 5 августа 1828 года у города Ахалцихе (Грузия).

                                                    

Кипит шампанское в бутылях.

Хмельной гитары перебор.

Журчит про небыли и были

проникновенный разговор.

Табачный дым в потёмках тает.

Пылятся сёдла на полу.

И крест Георгия мерцает

в бокале ротмистра Лау.

 

Чужие звёзды…

В поднебесье

луны кровавый ятаган.

И чудо. Звуки русской песни

в краю свирепых агарян.

Петрухи, Сидоры, Демьяны,

я вас из прошлого зову.

Я помнить вас не перестану,

борисоглебские уланы,

гвардейцы ротмистра Лау.

 

 

***

 

Горячий дым, мешаясь с пылью,

висит над Таушан – Тепе.

Там, распростёрши фланги – крылья,

навстречу воющей толпе

под мерный рокот барабанов,

не отставая от знамён,

змеится в мареве стеклянном

за батальоном батальон.

У самых верков Ахалцихе

звенит кавалерийский бой.

Казачья лава сабли, пики,

взметнув, несёт над головой,

вбирая встречные потоки

и растворяя без следа.

Звенит струною бой жестокий,

бой азиатский, господа.

 

А где-то голубеют дали,

к реке спускаются сады.

Там нет ни злобы, ни печали

и изобилие воды.

 

А здесь, как минимум, не сладко.

Такое пекло, волком вой.

Скучая у штабной палатки,

пот утирает часовой.

Примчался взмыленный и нервный

простоволосый адъютант.

Увёл последние резервы

и всех нестроевых солдат,

оставив наблюдать порядок

довольно скромный гарнизон,

не отдыхавший сутки к ряду,

кавалерийский эскадрон.

Остались над притихшим станом

нести пассивный караул

борисоглебские уланы

гвардейцы ротмистра Лау.

 

Торчат, покачиваясь, пики.

Чуть шевелятся флюгерки.

А зной невыносимо дикий,

и никакой такой реки.

И никаких таких колодцев.

Пучки седого ковыля.

Пустое небо. Уйма солнца.

Сухая, квёлая земля.

 

На сером, ноздреватом камне

угрелся сытый скорпион,

блаженно поводя клешнями,

сидит в раздумья погружён,

и с поволокой оловянной

взирает на окрестный мир,

как обкурившийся кальяна

самодовольный сераскир.

 

– Ну, чисто адовое лихо.

 

– За экий грех такая страсть?

 

– Неужто за понюх без чиха,

без покаяния пропасть?

 

– Не суесловь, судьба прищучит.

Того гляди, окажет честь.

 

– Пожалте вам… Каналья случай

уже несёт дурную весть.

 

Конь осадил.

Казак с размаху

не то слетел, не то упал.

Поправил сбитую папаху.

Честь незатейливо отдал.

 

– Двоих на месте положили,

а я отбился и утёк.

Их валит тыщи три – четыре.

 

И ткнул нагайкой на восток.

Сказал и сунулся в копыта,

нелепо ноги подломив,

навоевавшийся досыта,

ещё не мёртв, уже не жив.

 

Вот и они.

Куда как скоры

на неприязненный помин.

И как из ящика Пандоры,

как пух из порванных перин,

ну так и сыплют делибаши.

И нет им счёта и конца.

Не попадись. Сожрут без каши

любого чудо-молодца.

Мелькают алые шальвары

и белоснежные чалмы.

Кольчуги вспыхивают жаром

как узорочье Хохломы.

Сомнут.

Сомнут и не заметят.

И погуляют по тылам.

Сначала Ваньки, Гришки, Петьки

костьми улягутся,

а там…

влетев в долину Арарата,

начнут разбойничий погром.

Ну как российскому солдату

не призадуматься о том?

 

– Уланы! Помните присягу.

Сомкнись плотнее. Сабли вон!

 

Да-с, господа. Уж коли брага

налита в чарки (Миль пардон.),

Как говорит простонародье:

«Хрен думать. Наливай да пей».

Мужик, он добрый по природе,

но в нём три тысячи чертей.

 

Щетиной опустились пики.

Скользнули сабли из ножён

На стали заплясали блики.

Секунда.

Замер эскадрон.

«Марш, ма-арш!»

Обученные кони

безинтервальною стеной

под звон трубы, в копытном стоне

пошли пластаться над землёй.

Демьяны, Федьки, Алексашки.

Отцы, братья, мужья, сынки,

на брови напустив фуражки,

под подбородки ремешки,

сливаясь с конским силуэтом

и приподнявшись в стременах,

несутся бурей, не воспетой

ещё когда-либо в стихах.

Не продохнуть от напряженья.

Сосредоточенно молчат

в каком-то дерзком упоеньи

видавших невидаль солдат.

 

Согласно, стройно буря мчалась

как на учениях не раз.

И тихо полыхала ярость

в прищурах воспалённых глаз.

Савраски, Орлики, Цыганы,

звездою меченые в лоб,

несли, ощериваясь пьяно,

знакомый чувствуя озноб.

Сейчас…

Сейчас ударят в пики,

потом сломаются древки.

Потом, как бабы драли лыки,

артельно сбацают клинки.

И все погибнут.

В одночасье

искрошит лютая орда.

Приходит горе да злосчастье

с бедой в обнимку, господа.

 

Но, то ли промысел господень

отвёл немилосердный рок.

А, может, в некотором роде

какой иной туземный бог

явил нечаянную милость,

высокий азиатский «штиль».

Картина скоро прояснилась,

как только поредела пыль.

 

Стена улан прошла по склону

и, не на шутку распаляясь,

ни с кем и никуда с разгону

не сшиблась и не ворвалась.

Далёко всадники маячат.

На прежнем месте пустота.

Запамятали, не иначе,

нуждишку справить у куста.

Умчались турок легионы,

готовые ударить в тыл

и фланг российским батальонам.

Утратив фанатичный пыл,

струхнули, видимо, без меры

и очумели без вина.

Умчались бешеным карьером.

Осталась пыли пелена.

Труба заливисто пропела:

«Конец атаке» и «Отбой».

и троекратно прогремело

«Ура» над выжженной землёй.

 

 

Scan20013.jpg***

 

Горячий дым, мешаясь с пылью,

висит над Таушн – Тепе.

Там, свирепея от бессилья,

в бегущей мечется толпе

паша и волею Аллаха

непобедимый сераскир.

Змея безволия и страха

уже забралась под мундир.

 

Стоят по четверо в колонне,

хвостами обметают мух,

тихонько всхрапывая, кони.

Безлюдный лагерь тих и глух.

Кузьмы, Петрухи, Аверьяны –

команда ротмистра Лау.

Борисоглебские уланы

несут пассивный караул.

 

В краю богами позабытом,

где воздух адски раскалён,

лежит, размазанный копытом

по камню, сытый скорпион. 

 

   
   
Нравится
   
Комментарии
Страшевский Г А.
2017/03/19, 21:46:19
Валерии Сергеевне. Искренне благодарю. И Вам всяческих успежов.
Валерия Сергеевна
2017/03/18, 20:04:18
Геннадий Анатольевич, упреждая вашу реплику, уклонюсь от похвал. Просто скажу: читала с неподдельным интересом, легко представляя все происходящее, причем, невольно. Что хорошо, то хорошо. Ваши слова об ответственности правильны, на том и стойте. Успехов!
Страшевский Г А.
2017/03/14, 21:13:16
Уважаемая Лидия, спасибо Вам за прочувствованный и обстоятельный комментарий. Естественно, доброе слово душу греет. Однако не надо перехваливать, Оно того не стоит и, кроме того, может разогреть честолюбие и опустить планку ответственности за качество продукта. И, вместе с тем, я Вам искренне благодарен.
Лидия
2017/03/13, 22:56:33
Поразительно. Чтиво затягивает. Вчитываешься в строки и видишь все наяву, движения, знойное марево, усталые спокойные лица улан,даже местность рисуется в воображении,панорама событий; так прописаны нюансы, словно автор сам военный или участник событий. Понравился язык повествования, живой, образный, вместе степенный, спокойный, как характер русского вояки. Без натяжки чувствуется дух именно того времени, просто здорово написано.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов