Предновогоднее интервью с провинциальным русским поэтом

1

2037 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 104 (декабрь 2017)

РУБРИКА: Интервью

АВТОР: Полотнянко Николай Алексеевич

 

В преддверии Нового 2018 года публицист Марина Изварина встретилась с русским поэтом Николаем Полотнянко  и попросила его ответить на интересующие читателей вопросы.

 


М.И. Последний раз мы с вами встречались во время значимого для ульяновских любителей поэзии события, когда вам была вручена премия Н. Благова в своей главной номинации за 2015 год. И так совпало, что через несколько дней в начале марта 2016 года вышла ваша новая книга поэзии «Судьба России». А в этом году вы подарили своим читателям ещё две поэтические книги: «Как хорошо, что жизнь прошла» и «Прекрасная Дама». Как вам это удалось? Своя «Болдинская осень»?

 

Н.П. Не знаю, скорее всего, случайно, потому что время наше не для поэзии, она невозможна в стране, где смещены в сторону негатива многие нравственные ориентиры. Вот сегодня я стал по телевидению участником заседания президентского Совета по культуре, уже, по крайней мере, десятого по счёту, начиная с 2010 года. И ничего нового. Одни и те же лица, одни и те же вопросы, одни и те же ответы -- скука! Кому говорят, о чем?.. Вроде собрались умнейшие  культурные головы, а о какой культуре речь ведут, судят, рядят – непонятно! Толи она русская, толи российская, толи русскоязычная. Один только Ю. Поляков произнёс: «Русская литература…» и стушевался, словно сказал в приличном обществе какую-то гадость.

 

 М.И. А как поживает ваша Ульяновская писательская организация, в которой вы состоите более тридцати лет.

 

Н.П. Организации, по сути, нет, а есть весьма властолюбивая особа, без литературного дарования, но вообразившая себя великим писателем, хотя не дотягивает даже до уровня подёнщицы так называемой «бабьей прозы». И есть писатели, я имею в виду тех, кто создал в литературе действительно нечто значимое. Их число не увеличивается с 1991 года, хотя общее поголовье членов Союза приближается к полусотни.

 

М.И. Но может быть они ещё что-нибудь напишут значимое для своих читателей?

 

Н.П. Не напишут по очень простой причине, они не любят литературу. Не живут в ней круглосуточно десятками лет, и лишь иногда вспоминают, натыкаясь в ящике стола на писательское удостоверение. Но хватит об этом. За почти полвека жизни в Ульяновке я близко знал многих талантливых литераторов, и в преддверье Нового года сначала надо вспомнить тех, кто уже далече, но остался своим творчествам навсегда с живыми. В начале 1970-х годов редактором «Ульяновского Комсомольца был Геннадий Лёвин. И при нём в редакции работали молодые журналисты, которые со временем стали известными писателями Среднего Поволжья. В их становлении большое значение имела та творческая атмосфера, которая сложилась под влиянием редактора – замечательного очеркиста, певца природы Сурского края. Ответственным секретарём редакции был Геннадий Дёмин, выпускник Литинститута, прозаик. Корреспондентами работали Владимир Дворянсков, Анатолий Наумов, Евгений Мельников, Николай Полотнянко, все поэты, выпустившие в кустовом издательстве Саратова первые книжки стихов. Благодаря писателям, «Ульяновский Комсомолец» больше походил на Литературный клуб, чем на редакцию комсомольской газеты, потому что в нём треть воскресного номера занимали стихи и проза. Помнится, была опубликована повесть Евгения Мельникова. Для начинающих литераторов «УК» был открыт полностью, в нём печатались все начинающие литераторы нашего края. В любое время в редакцию приходили люди самого разного уровня таланта и общественного положения, приносили стихи, рассказы или просто затем, чтобы обсудить творчество начинающего свой путь в литературе провинциального гения. Сейчас нас, помнящих эти наивные времена  писателей, осталось всего двое: Виктор Сергеев, и я.

 

М.И. При Советской власти в каждой области выходили всего две газеты; партийная и комсомольская, и этим ограничивался круг возможностей для публикаций писателей. Сейчас печатается газет и журналов много больше. Значит ли это, что писатели стали больше публиковаться в бумажных изданиях.

 

Н.П. Я уже забыл, когда видел стихотворение или рассказ на страницах газеты. Нынешние владельцы и редакторы газет, в том числе и государственных, требуют  с писателей деньги за публикации, как за рекламу, а страницы газет забиваются бесплатными перепечатками скабрезностей с других изданий. Редакторы наших газет поголовно малообразованны в вопросах культуры. В массы они несут не свет знаний, а потёмки пошлостей. Этому потворствует политика областной власти, которая выделяет очень большие бюджетные деньги на поддержку СМИ, а они за это расплачиваются восхвалением губернатора и его команды. Писатели не требуют оплаты своего труда, но редакторы не прочь на них подзаработать. Получается, что из литературного процесса вычеркнуты многие десятки творчески одаренных людей, в первую очередь молодых литераторов, и сменить старшее поколение писателей скоро будет некем. Согласитесь, что эта политика как-то не вяжется с высоким реноме Ульяновской области в европейском масштабе культурных ценностей, и есть не что иное как мелочное крохоборство и умышленное подавление литературных дарований.

 

 

М.И. Грустное у нас получается новогоднее интервью. Но, веселой правды не бывает. Я, Николай Алексеевич, тоже смотрела сегодняшнее заседание президентского Совета по культуре, и у меня возникло ощущение пустоты и безнадёги, потому что не было на этом собрании главного – русского народа и его культуры.

 

Н.П. Я с таким ощущением живу уже давно. С таким же ощущением оскорблённого сердца живут многие миллионы честных людей. Как-то не по-людски мы сейчас живём,  никак не можем собраться с духом и сделать чистосердечное признание, что и на нас лежит часть вины за развал государства,  и на мне, и на многих миллионах взрослых граждан, но особенно на бывших чекистах, госаппаратчиках, военных, сотрудниках МВД и просто рядовых коммунистах. И секрета в гибели страны нет: её убило враньё сверху донизу, ложь победила правду, мы стали врать и до сих пор врём даже самим себе, что в 1991году стали жертвами обстоятельств необоримой силы. Ложь теперь рядится в личину объективности, появилась масса вранья на тему «не виновата я, это он сам…»

 

М.И. Говорить правду -- всегда было опасной привилегией писателей, но слышит ли их народ – вот в чём вопрос?

 

Н.П. За последние четверть века в России многое изменилось. Народ от литературы, которая является духовным стержнем русской культуры, отшатнулся, потому что самые известные русскоязычные писатели, считавшиеся солью  советской литературы, выступили на стороне разрушителей СССР и, по сути, предали воспитанный  на пушкинском гуманизме советский народ на растление и поругание во имя либерализма. В конце 80-х годов прошлого века литературные журналы обрушили на читателей словопады «правды» про репрессии, «слезинку ребёнка», и только сейчас стала понятна настоящая цель этих публикаций. Русскоязычные писатели не только крепко помогли предательской клике Ельцина перезапрячь народ из одних оглоблей в другие, но и (не хочется верить, что навсегда) отучили его от трепетно-доверчивого отношения к книге, которое на Руси существовало со времён первоучителей славянских.

 

М.И. Иногда я тоже задаюсь вопросом: осознают ли писатели свою ответственность как инженеры человеческих душ?.. Или они предпочитают быть всегда от всего в стороне? Или говорить правду им не дает печалемор, который поразил русскую интеллигенцию в 1917 году, а затем в 1991?

 

Н.П. Следует признать, что  нас в области реальная литература существует вне Союза писателей, который, не имея ни помещения, ни денег, промотав какой был авторитет, изжил себя тем, что не осознаёт себя как действенное творческое объединение русских литераторов, отстаивающих основополагающие принципы отечественной культуры. Он давно превратился в литературный кружок при Минкульте региона, коему писатели не нужны в принципе, как и пресловутому фонду «Культурная столица». Усугубляет положение и то, что сейчас около власти и нередко в самой власти находятся люди, о которых можно сказать, что их гуманитарная образованность ничтожна, знания о русской культуре случайны и поверхностны. Спросите любого из них, какая государственная польза от художественной литературы – и услышите в ответ нечто простое, как мычание, хотя сейчас ничто так ни нужно государству, как русская художественная литература, поскольку она -- главное действенное средство для ОЧЕЛОВЕЧИВАНИЯ людей русской культурой.

 

М.И.  Будем надеяться, что русская культура будет востребована как мировоззрение русского народа.

 

Н.П. Ответ на это содержится во вступительном слове президента на заседании Совета по культуре: «Вопросы культуры – не только многогранные и сложные. Они имеют определяющее значение практически для всей нашей жизни: для экономики, образования, технологического развития, обеспечения суверенитета. Не буду повторять общих фраз, тем не менее не могу не сказать. Некоторые из них – культура – это мировоззрение, прежде всего, универсальный инструмент сохранения и передачи традиционных моральных, духовных, эстетических ценностей и основа гармоничного, свободного общества, способного сберечь свою самобытность и при этом быть открытым, восприимчивым к глобальным тенденциям развития цивилизации». 

Как видим, о русской культуре президент не произнёс ни слова.

 

   
   
Нравится
   
Комментарии
Анатолий Казаков
2017/12/25, 08:02:17
Я не член Союза Писателей, я простой грешный человек, но я правда очень рад, что мои литературные работы одобрены Николаем Алексеевичем. Дорогим для моей души человеком, настоящим русским поэтом, прозаиком, публицистом...
Алексей Курганов
2017/12/25, 04:02:05
Совершенно согласен с Полотнянко. Сегодняшнее положение в нашей литературе даже ЗАСТОЕМ не назовёшь.Это вообще какое-то РАЗМЫТИЕ. Хотя ничего неожиданного в этом нет. Сколько у нас сегодня писательских союзов? Штук тридцать? Пятьдесят? Сто? Вот и оправдывается поговорка про семь нянек и дитя без глазу.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов