Ироничные стишки

8

888 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 123 (июль 2019)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Пряничников Олег Евгеньевич

 

Бомж

 

Январь кругом, но тает снег,
всё к верху дном.
Идёт весёлый человек
и терпит шторм.
Смеётся он и говорит
невнятно сам с собой:
мол, всё болит, душа болит,
идёт – смешной.
Сто лет не мыт, не сыт,
заплыл подбитый глаз.
Подъехав, сморщились менты –
рванул УАЗ.
Он кулачком им в след грозит,
затем в развалку
С достоинством смешным рулит
домой, на свалку.
Египет русский ждёт его,
где пирамид гряда,
они из человечьего,
помягче бы сказать, дерьма.
Там трактора, там вороньё,
и люди там живут.
Весёлый человек идёт
в дерьмовый свой уют.

Жалеть о нём? Скорбеть о нём?
Он мне и вам не гож.
Но – правильно ли мы живём,
когда средь нас есть бомж?

Январь кругом, но тает снег –
всё к верху дном.
Идёт весёлый человек
и терпит шторм.

 

 

Голодное НЛО

 

Друг историю поведал:

Как-то он сидел, обедал

У раскрытого окна

(За окном была весна).

Вдруг в раскрытое окно

Залетело НЛО.

Заскакала, словно белка,

Эта самая «тарелка»,

Как пчела жужжала,

Огоньком мигала.

А потом на край стола

Села медленно она.

Точно мышка запищала,

Так, что жалко её стало.

Понял друг: «Так ведь она,

Очень-очень голодна!»

Положил котлету

Он в «тарелку» эту.

Та в ответ чего-то спела,

К потолку потом взлетела,

Шмыг, довольная, в окно.

Кушай, кушай, НЛО!

 

 

Книжная дама

 

Ушки – кавычки, губки, как скобки

Всё время в улыбке: то бойкой, то робкой,

Бровки – дефисы, точки – зрачки,

Книжная дама не носит очки.

 

Ноги её, как печатные строки,

Ровные в смысле. Одной длинны ноги.

Книжная дама живёт в мире книг,

Любимые авторы – Достоевский и Кинг.

 

Обычных мужчин не пускает та дама

В свой мир эссе, повестей и романов.

Но я пытаюсь, в который раз, влезть:

– Мне Достоевского. Всего, сколько есть.

 

– И Кинга ещё – всего, сколько есть.

Она смотрит так, что душа кричит: Ес!!!

– Их всех раскупили, – шепчет она. –

Но я влюбилась вчера... в Шукшина.

 

 

Осень, листья, мужики…

 

Осеннее утро,

шум этажей,

в панике дикой

просыпается город.

А всё потому что

сотни мужей,

сотни рогатых

и злющих лосей!

нагрянули вдруг

из

командировок

 

И вот падают листья,

кружа, и при этом

любовники падают,

сигая с балконов.

Бывает, зимою,

весною и летом

с дождём, или снегом

мы видим их,

падающих

охламонов.

 

Но осенью, с листьями –

это красиво.

Представьте –

мужики в окружении

оранжевых листьев,

под солнцем игривым,

летят, кто крича,

а кто – молчаливо,

идут, так сказать,

на снижение.

 

Глаза их раскрыты,

их ноздри раздуты,

а руки за листья

хватаются будто.

И знаменем бьются

трусы-парашюты,

И дворник бормочет:

– Мать твою!

Ух-ты!

И птицы щебечут:

– Доброе

 утро!

 

 

Ностальжи...

 

Кричали чайки, за душу беря,

Ласкало солнце, и почти не дуло.

Звучала музыка с большого корабля,

А ты – тонула.

 

Глоток шампанского, а может, и бутылка,

А может, две тебя, родная, подвели.

Вино ошпарило от рта и до затылка,

И обострилось это... ностальжи.

 

Шагнула ты. И метров с десяти,

Грустя, ушла под океана воду.

Пока всплыла, пока Есенина прочла стихи,

Корабль от тебя уже дал ходу.

 

Опомнившись, орать ты стала без умолку:

Спасите! Помогите! – здесь, мол, я.

Но только не могло от этого быть толку,

На корабле лишь завтра вспомнят про тебя.

 

Да, ты тонула, но совсем недолго,

Пустая бочка, кстати, подвернулась.

В неё вцепившись, словно кошка,

Ты взвыла волком и – заткнулась.

 

Луна дорожку к горизонту провела.

Угомонились чайки, и совсем не дуло.

Понятно, что ни музыки, ни корабля.

И ты уснула.

 

Тебе деревня бабушки приснится:

Лес, речка, хлебный запах изб.

Да разве с этим, девоньки сравнится

Какой-то грёбанный круиз.

 

 

Рукастый папа

 

Мои дети виноваты –

оторвали мишке лапу.

Всё равно его не брошу,

в нём, зашитые мной, грОши.

 

Доигрались мои дети –

треск бачка был в туалете.

Его склею с чувством, с толком,

В том бачке таится водка.

 

Эти дети, так их так,

замарали мне пиджак.

Сам почищу его ваткой,

в нём заначка за подкладкой.

 

То не дети, ураган!

Разбомбили весь чулан.

Полки я поправлю быстро,

на них брага – восемь литров.

 

Дети-дети, лапочки

три разбили лампочки.

Заменить желанья нет,

Проку в люстре – только свет.

 

 

Самолёт лежит на свалке

 

Самолёт лежит на свалке ―

Из дюрАля чешуя.

Самолёт лежит на свалке,

Беззащитный, как дитя.

Он на солнышке сверкает,

Он на солнышке блестит,

От своей отбившись стаи,

«МИГ» на дне земном лежит.

Дотянул бы он до дому,

Да не хватило топлива.

Эй, вы там, на эродроме!

Неужели пофиг вам?!

Самолёта ж нету дома ―

Вот вторые пошли су...

Может, было б по-другому,

Если б был бы это «СУ»?

Чёрны вороны летают,

поневоле он лежит,

И судьбу его решают

Подневольные бомжи.

Лётчик среди них, он плачет,

С криком спирт вонючий пьёт.

И икается всё чаще

Тем, кто керосин крадёт.

 

 

 

 

Подъемно-транспортное оборудование и складскую технику ведущих мировых производителей можно приобрести через компанию «СКАЙ ДЖИ» http://skyg.ru Компания представляет на российском рынке производителя профессионального складского оборудования Viomax, прочно зарекомендовавшего себя на российском рынке. Также «СКАЙ ДЖИ» может предложить складскую техники итальянского производства OMG, немецкой компании PFAFF Silberblau и других брендов. Всё это есть в интернет-магазине компании.

 

   
   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов