Как рождаются народы

0

1075 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 125 (сентябрь 2019)

РУБРИКА: Песнь славянства

АВТОР: Тодоров Тихомир

 

Лев Гумилев и болгарская история

 

Снова извечный вопрос – кто мы? Праболгары, славяне, фракийцы? Или просто болгары? Попробуем примерить тезисы великого русского ученого Льва Гумилева на периоды и события болгарской истории.

Рассмотрим тезис, согласно которому болгарский этнос является производным органического, постепенного сочетания трех основных этнических компонентов – праболгары (они же – булгары), славяне и фракийский субстрат. Да, точно так писали в академических кругах, субстрат, и на то есть все основания. Никто после античного периода не видел, не трогал, так сказать, живого фракийца.

Кстати, почему говорим о праболгарах, ведь они же болгары? А потому, что слова, понятия могут быть многозначными и одним и тем же этнонимом, например, римляне, назывались как древние римляне, так и византийцы, которые говорят по-гречески, но называют себя ромеями (римлянами). Для них западные историографы специально придумывают название – Византия, чтобы не было путаницы. Поэтому византийские римляне не одно и то же с потомками Ромула и Рема. Румыны, которые считают себя потомками древних римлян, тоже называют себя так же – романы (Гумилев 1997а: 99). У слова есть свое значение в контексте обстоятельств, в данном случае – истории. Так и булгары, населяющие степи над Черным морем, от которых рождаются, между прочим, и другие народы, это не нынешние болгары. Веками сосуществуют две Болгарии, Дунайская и Волжская Болгария, причем после определенного времени у них очень мало общих черт – в плане языка, религии, цивилизационной принадлежности и т.д.

Должны ли мы гордиться, что мы болгары? Вне всякого сомнения. Как и все остальные народности, поскольку нет народа, нельзя быть народом без жертвенности, без отстаивания принципов. Самое малое, чтобы ты заявил – не пущу твоих сборщиков податей, начальников или попов на свою территорию, потому что это уже другая земля. И не пожалею живота своего за это! Конечно, мы должны остерегаться от другого рода гордости – контрпродуктивной. Типа – да, мы великие и поэтому не сделаю своего дела, не займу принципиальной позиции, одним словом, не буду делать то, что делает из меня настоящим гражданином своей страны, а не просто обывателем. Это прямой путь к деградации. Имеем хороший пример из английской литературы. В романе «Тэсс из рода д`Эрбервиллей» отец героини, мелкий, уважаемый фермер, случайно узнает от местного священника, что он дворянского рода. И что мне делать, спрашивает фермер, если такое происхождение? И не стал больше работать, спился, пропал из-за одного только сознания о больших предках. Нужно помнить об этом.

 

Как образуются народы? Как рождаются? Может, просто так, изначально? Или есть модель некая, или модели. А то, что рождаются видно и невооруженным глазом. Развиваются, растут, иными словами, и стареют, а в один печальный день умирают, это и есть теория Льва Николаевича Гумилева, изложенная в его капитальной работе «Этногенез и биосфера земли». Являемся ли исключением мы, болгары? Очевидно, нет. Был древнеримский этнос – его уже нет. Есть английский, когда-то его не будет, но как он образовался? Очень просто – через слияние отдельных этнических компонентов. Англы и саксы вторгаются в Британию, уничтожают кельтское общество как таковое, но кельты остаются как этнический компонент, субстрат. Да, это еще не англичане, королевства англов и саксов являются реликтом Великого переселения народов. Понадобилось, чтобы Англия была взята норманнами Вильгельма Завоевателя, пришедшими из Франции, потомками северных завоевателей, говорящими, однако, уже по-французски. Нужно было еще до этого влить в будущую английскую кровь гены датских и норвежских викингов, и вот – есть единый народ, с языком, который не романской группы, но и ни в коем случае не похож на остальные германские языки. Так что на сегодня имеем «чистый» английский этнос и английский язык. И английскую нацию, народ или этнос, употребим этот самый подходящий термин, этнос, поскольку слово народ может восприниматься и в социальном смысле, и противопоставлять его правящим; народ и правительство, или как официально говорили «Сенат и народ римский», что и видно по надписи SPQR (Senatus Populusque Romanus). А если скажем нация, тогда уже начнется путаница – была ли она тогда, не было ее? Нации, вроде, в новой истории появляются? На самом деле на западе так обозначают все народы – нациями, слово natio означает рождение.

Древнеримский этнос образован маленьким ядром из пятисот мужей – разбойников, беглецов из разных племен, укрепившихся на одном из холмов будущего Вечного города, которые похитили себе жен из племени сабинов. Есть и такая картина – «Похищение сабинянок». И из этого ядра, и из позже пришлых жителей, названных «плебеями» (в отличие от патрициев-основателей города, имевших больше прав), из этого ядра разрастается город-государство, утверждается огромный этнос, покоривший весь тогдашний знакомый мир и в 4 – 5 веках нашей эры растворяется, исчезает среди иных покоренных, пришлых этносов, мигрантов и т.д.

 

Еще пример сформирования этноса – древнерусский этнос зарождается из славян восточных племен – антов, и первоначально имел военную верхушку с германскими корнями (Гумилев 1997б: 42-44, 63-65). Есть и субстрат из покоренных или просто ассимилированных угро-финнских, когда племен, когда просто личностей. Позже от него появятся и новые русские люди – великороссы или московиты, но уже с сильным тюркским элементом времен Орды, да и после, и до того активно инкорпорируются тюркские ратники, князья, половина фамилий в России имеет тюркские корни, образно говоря (Гумилев 1997б: 196-198). И опять, конечно, с активным присутствием угро-финнов – из Приуралья, из северных территорий и т.д.

И что получается – чтобы родился новый этнос, слияние отдельных этнических компонентов, если не обязательное, но как минимум – дело обычное. Даже гунны, пришедшие из монгольских степей и разрушившие Древний Рим, стали новым омоложенным этносом, после того как на протяжении ста – ста пятидесяти лет смешивались с местным населением в Восточноевропейской равнине. Это, как и принято, оформлено в легенду: ведьм из одного племени выгнали в пустошь и они там сочетались с нечистыми духами, демонами. А потомки этих демонов, гунны Аттилы, оправдали свое происхождение, став символом разрушения (Гумилев 1998: 129).

И вот, опять мы в 681 г., хоть и спорный, но это хоть какая-то отправная точка, от которой пошли мы, болгары.

Защитим тезис, что болгарский народ (этнос) образовался – органично – из разных компонентов – праболгар, славян, фракийцев, на самом деле романизированных фракийцев и любых иных граждан Древнего Рима, поскольку Империя являлась огромным котлом для плавки народов. Есть, конечно, и более поздние этнические вливания – куманы (половцы), осевшие на нашей земле, печенеги, павликияне – армяне по происхождению и т.д. Да каких еще только не было.

 

Праболгары! О них говорится, что это полукочевой народ. Да, это так. Но почему полу? Гумилев известен не только своей теорией о пассионарности, но и как специалист по кочевым культурам. Пишет ряд студий, статей, монографий о народе хунну, тюрках, монголах, об отношениях половцев и печенегов с Древней Русью. И у него следующее объяснение этого «полукочевничества». На территории нынешней Монголии зима холодная, погода стоит ясная, осадков мало, это он объясняет наличием постоянного антициклона. Там животные, лошади, крупнорогатый скот, овцы, могут всю зиму находить себе корм под снегом, это дает возможность непрерывного кочевания – это и определяет формы государственности – сильные орды, трудно уязвимые для внешних противников из-за своей мобильности. Зато в Восточноевропейских степях осадки большие, влажность может привести к гололеду и стада не могут пастись, нужно заготавливать сено, которое задерживает кочевников у определенных становищ и лагерей, что и делает их уязвимее перед потенциальным агрессором (Гумилев 1997б: 105).

И вот они – праболгары. Не будем останавливаться на теории об их происхождении, поскольку это не существенно в данном случае. Тюркское, иранское, алтайское. Важно то, что они были и что стали довольно значимым субъектом истории, оставили следы в той эпохе после конца старого мира. Замечены историками еще в 4-м веке, в пятом они в составе гуннского государства Аттилы – этого грандиозного, разрушительного и кратковременного объединения роя племен, а в шестом веке булгары уже уверенно присутствуют в хрониках об опустошении Балканского полуострова. Часть из них, кутригуры, становятся вассалами авар в Паннонии, Центральной Европе, а другие, утигуры, признают сюзеренитет большого Тюркского каганата. Племя дулу недолго доминирует в Западном Тюркском каганате т.н. десятистрельных тюрок – союза десяти племен, вождям которых дана стрела как символ власти (Гумилев 1993: 211-213). Несясь на своих боевых конях, булгары оставили следы в Италии, Панонии, на Кавказе, они и основали Великую Болгарию хана Кубрата, которая стала матерью двух Болгарий – Волжской и Дунайской, нашей Болгарии. Великая Болгария пала под нажимом хазар и часть булгар, во главе с Аспарухом уходит на Дунай, в так называемый Онгл. Следует война с Византией, победа и мирный договор, обычно считавшийся историографами начальной датой болгарского государства. С хазарами любопытно то, что наши люди помнят своих врагов и два с половиной века спустя при царе Симеоне отрезают носы всем пленным хазарам-наемникам, бывшим в составе византийского войска. После победы в 681 г. Аспарух и семь славянских племен заключают союз, который мог бы кануть в забвение, союз-однодневка, но вышло так, что он положил начало образованию, сохранившемуся на протяжении 13-ти веков.

 

Это народ, который до тебя имел все, чего хотел; народ, у которого тот добывал титулы, который покупал себе знатность кровью врага, у которого поле боя прославляет род, поскольку у них считается, без сомнения, благороднее тот, чье оружие больше окровавлено в сражении; они народ, которому до встречи с тобой не приходилось встретить противника, способного устоять, и народ, который долгое время воевал только набегами.

Их не ставили в затруднительное положение ни горные массивы, ни реки на их пути, ни отсутствие пищи, так как они считают достаточным удовольствием пить кобылье молоко. Кто бы устоял перед противником, который несется ( на коне) и кормится у своего быстрого животного (Христоматия 1978а: 55)

Славяне?

Очевидно, их было еще на заре новой эры, о них Тацит пишет, что «бродят они для разбоя в любой части лесов и гор» (Христоматия 1978а: 9). Похожи они на германцев, строят жилища и отличаются от сарматов, то есть, от степных кочевников. Этот праславянский этнос формирует некое этническое объединение и маленький народец, живущий в лесах между Вислой и Северными Карпатами вдруг разрастается, распространяется до берегов Балтийского моря, до Днепра и вплоть до Эгейского и Средиземного морей, захватив весь Балканский полуостров. Колоссальное распространение для маленького народа!

 

Как это происходит? Примечательна дискуссия Гумилева с профессором Мавродиным, специалистом по теме. «Он (Мавродин) спросил: «А как же это объяснить с точки зрения демографии? Как же они могли так быстро размножиться, потому что это произошло за какие-нибудь 150 лет?» Да очень просто. Эти праславяне, захватывая новые территории, очевидно, не очень стесняли себя в отношении побежденных женщин, а детей они любили и воспитывали их в знании своего языка с тем, чтобы они делали карьеру в своих племенах. Ведь при таком процессе много мужчин не требуется. Важно, чтобы было много побежденных женщин, и демографический взрыв будет обеспечен. Так оно, видимо, и произошло» (Гумилев 1994: 95).

 

Славяне весь шестой век систематически переходят Дунай и разоряют Византийскую империю, пока наконец не оседают и не колонизируют полуостров. Города империи одиноко тонут в славянском море – вплоть до Южной Греции – Пелопоннес. Константинополь предпринимает походы на номинально своей территории и где-то подчиняет пришельцев, где-то они самоуправляются. Так или иначе, этническая карта на всем полуострове уже кардинально иная, славянство везде между тремя морями и это предопределит расширение будущего болгарского государства. Оно будет иметь своих людей в империи, которые, с одной стороны, будут жить в многонациональной, богатой и культурной стране, а с другой – на севере есть государство, в котором их родичи не последние в иерархии люди, где их язык со временем станет и государственным, и литературным.

 

Отношения праболгары – славяне. По этому вопросу было и всегда будет много спекуляций. В основном – из-за политических пристрастий. Когда мы в союзе с Россией (СССР), хочется показать, что славяне непременно равны праболгарам в государстве, в союзе, в первоначальном образовании. Или даже внесли больший вклад своим присутствием. А когда мы в союзе с Гитлеровской Германией, наоборот – нужно показать слабую, непрестижную позицию «неполноценных» славян и выдвинуть на передний план наших предков кочевников. Да еще породнить их сильно с венграми, тогдашними тоже союзниками Третьего рейха. Где правда? Очень сложно понять, все во мгле скудных сведений, поэтому будем ее искать в контексте эпохи, а не в том или ином переводе документа конкретного летописца. Много чернил потрачено на то, что слова «под договором» в сущности означают «под данью» (Петров б.г.). В случае – славяне, по тексту Феофана Исповедника, платили дань праболгарам, значит они покоренные, а не равноправный союзник. Возражения насчет «покоренных» славян следующие – во первых, договор тоже может подразумевать налог, взносы. Общее государство (в случае – формирование, союз или нечто другое) предусматривает налог для создания фонда на общие нужды, – и прежде всего с одной целью – оборона!!! Война. Иначе исчезнешь. Афинский союз, Афинская архе в Древней Греции с еще 200 крошечными государствами предполагает выплаты общего налога (форос), но это не означает, что эти государства покорены Афинами. Афинская гегемония – да, есть. А возможно ли, что праболгары-кочевники более мобилизованные в военном отношении и им платят, дабы компенсировать их более активную военную службу? Да, возможно. Более поздние примеры с половцами в болгарской истории, и в русской тоже, с татарами, калмыками и многими другими, показывают, что быт кочевников пригоднее и ближе к военному делу. И второе возражение, основное – славяне тогда ни в коем случае не были некими невинными овечками, чтобы даст себя покорить незаметно для летописцев. Славяне молодой народ, полон силами, неукротим и воинствен. Они прошлись кровавой метлой от Дуная до Егейского моря, пять раз нападали на Салоники , с варварским вооружением, на лодочках-однодревках. Славянские воины лежат на дне озер и рек, дышат с помощью камышей, с оружием – и ждут часа атаки (Христоматия 1978а: 25). Попробуйте и увидите, под силу ли это простому человеку. После договора хана Аспаруха с Византией славянские племена переселены чуть на запад, к аварской границе, но тогда они только что осели, да и не очень, имея ввиду их примитивное, подсечное земледелие и разбойничью, полувоенную жизнь.

 

«Покоренные», якобы, славяне самоуправляются не только как скот пасти и детей растить, они воюют активно, являются субъектом военных действий. Вождь северов Славун в 8-м веке пойман византийским «спецназом», потому, что учинил много «зол во Фракии». Каких зол? Не верится, чтобы он порчу наводил, скорее проходил огнем и мечом к югу от Балканских гор. Другой славянский князь, Драгомир, был посланником самого хана Крума в Константинополь. Это покоренные люди или скорее союзники, живущие в симбиозе с булгарами? Юстиниан Второй напал на, приметьте! «Болгарию и Славинии» – очевидно это две разные вещи как образования и этническая принадлежность (Коларов 1977: 7). Но напал одновременно и Болгарию, и Славинии, значит они под неким общим знаменателем. Интересно наблюдение Льва Гумилева, что покорение сильного этноса может иметь трагический конец для покорителя (Гумилев 1997в: 228). Так Византия после Василия Второго Болгаробойцы властвует 160 лет над болгарами (1018 – 1185) и сама остается без государства, просто поразительно быстро ликвидировали ее крестоносцы в 1205 г. Причины, несомненно, комплексные, но нельзя недооценивать и болгарский фактор. Там сплошная череда восстаний и бунтов, припомните, пройдитесь быстренько по учебнику. Все это требует огромных ресурсов для их подавления и в один прекрасный день расход энергии больше чем пользы. Нужно считаться и с покоренными, если они достаточно ненормальные, чтобы восставать. Те же императорские люди дали пощечину Асеню, будущему царю, тогда простому вояке, и эта пощечина довела до бунта, а бунт отнял позже у императора и престол, и глаза, провалил великую империю. Сила духа так проявляется – кто ты такой, чтобы пощечины давать!

 

Так что можно говорить о союзе, о симбиозе славян с праболгарами, можно принять и версию с праболгарской гегемонией, но о покоренных славянах – вряд ли можно думать. А симбиоз – это по Гумилеву совместное существование двух и больше этносов, причем у каждого своя экологическая ниша. Цитируем, поскольку это имеет прямое отношение к славяно-булгарскому союзу: «…Симбиоз достижим лишь при наличии терпимости и взаимности. У субпассионариев первое бывает часто, но как следствие равнодушия, которое для тонких людей оскорбительно, а второго не бывает вовсе, ибо они принципиально эгоистичны. Поэтому субпассионарии презирают и часто ненавидят своих соседей, и говорят про них гадости… Чтобы установить симбиоз, надо иметь воображение и добрую волю.» А эти качества присущи молодым этносам (Гумилев 1998: 159). И мы, соответственно, можем решить, что у славян и праболгар были точно такие же качества в момент их долговременного единения.

Так обстоят дела при симбиозе. Вот, понятие этническая химера, это нечто иное. Этносы обитают одну и ту же экологическую нишу и результаты плачевны, крайне негативные. Химера – сочетание несочетаемого, упомянем только нынешних мигрантов, беженцев, переселенцев в Западной Европе и поймем, что такое химера в этническом плане. За скобками скажем, что Гумилев упоминает о химере в Первом Болгарском царстве, но это на более позднем этапе, и ею он объясняет появление богомильства (антисистемного учения) в Болгарии, но это за рамками темы и поэтому подтвердим симбиоз между булгарами и славянами, принесший грандиозные результаты в нашей истории как болгары.

 

Фракийцы – это пятнадцатый камень сада Рёандзи. Читатели старшего поколения помнят эту книгу советского писателя, и что в Японии, в саду Рёандзи, есть пятнадцать черных камней, из которых один всегда теряется из виду. Откуда ни посмотришь – видишь четырнадцать. Так и с нашими предками фракийцами. Никто их не видел в Средневековье, в лучшем случае обыватель Верхнефракийской равнины нынче объявит себя фракийцем и прямым наследником великого Спартака. Почему они ускальзывают от наших глаз? Может потому, что не хотим их увидеть? Ведь они у нас перед глазами!

Но сначала давайте уточним, что застали здесь, на Балканах, праболгары и славяне. До этого были готские вторжения, зачистившие весьма радикально эти земли, но люди на них жили, людей застали и они влились в новую народность, медленно образовавшуюся, на протяжении нескольких веков, и которая осталось под именем болгары. Так вот – о людях, которых застали здесь наши варвары. Есть древнее слово, которым обозначают людей , говорящих на латыни, романоязычных персон. Слово это – «волохи», «вельски», «валахи» – люди, говорящие по-латыни или на испорченной такой. Очевидно, других не было на этой территории после вековой римской власти. Да, фракийцев никто ни искоренял, переселял, уничтожал, они на месте. Но мы должны помнить, что Римская империя, это огромный котел для плавки, смерч для народов, и люди в ней переселялись, их переселяли, ссылали, они смешивались с другими народами. А таких в империи – несметное количество – галлы, сирийцы, фракийцы, иллирийцы, даки, иберы и греки, фригийцы, исавры, галаты, македоняне и т. д. и т.д. Все они на новом месте разговаривают на языке начальства и постепенно их дети и внуки начинают использовать в основном или только латынь. Латинский язык используют разные народы и они его «оптимизируют», каждый на свой лад, а из этого переделывания языка возникает множество романских языков, французский, испанский, провансальский, каталанский, не будем перечислять. Люди, говорящие по-валашски, находятся среди всей этой компании. Утверждается, и может быть основательно, что в Румынии активно внедрялись слова из итальянского языка. Может такое и было, чтобы разграничиться еще больше от своего славянского окружения. Но никто в Болгарии не заставлял аромынов, валахов, называть воду «апа», корову «вака» и рыбу – «песку». Для знающих испанский или итальянский языки это очевидно люди, разговаривающие на вульгарной, простонародной латыни, романоязычные люди, оставшиеся от римской эпохи. Некоторые из них влились в саму ткань нашей народности и потеряли язык и идентичность. Другие и по сей день говорят древними словами и тоже являются частью болгарского этноса как подгруппа, субэтнос по системе Гумилева. Где мы видим их в истории? Еще в 587 г. солдат или погонщик мулов в армии Юстиниана кричит пресловутое «торна, торна, фратре» (вернись, повернись, брат) и это зафиксировано византийскими хронистами, поскольку это народный, балканский латинский язык (Бешевлиев б.г.). Как все побежденные, неравноправные народы, валахи уходят в горы, там выращивают скот и становятся символом скотоводцев, пастухов. Да, пастухов– невалахов тоже называют валахами, как указание на их сословность, профессию, но это не означает, что нет и настоящих валахов, чьей язык никто не спутает со славянским, греческим или тюркским языком. (Есть случаи, когда этноним превращается в нарицательное для целого сословия, как, например, в определенный период слово славянин приобретает значение раба в европейских языках – есклаво, слейв, но это не означает, что нет и настоящих славян. Просто тогда много славян продавалось в рабство). И так, уходят эти наши предки в горы и о них почти ничего не слышно. Но время от времени слышно. Валахи убивают брата царя Самуила, Давида, самого старшего комитопула (Христоматия 1978а: 256). Бывает такое. А самое весомое присутствие валахи заявляют во времена Асеней, стало быть, накопили потенциал на протяжении столетий, высоко в горах, их молодежь не так регулярно берут на войну, они сохранили свой генофонд, и он проявляется во время братьев Асеней. Младший брат Калоян в писме папе Инокентию III называет себя императором болгар и валахов, что говорит насколько крепок в тот момент валашский элемент (Христоматия 1978б: 34). Аромыны – это самоназвание, что означает ромеи, римляне. Назовите их валахами, куцовалахами, цинцарами, это сохранившиеся с древних времен этнические группы-изоляты.

 

Итак – стоит ли нам отказываться от своих предков? Ну и что, что не фракийцы? Они в том числе и фракийцы, римские граждане, осколки старой, исчезнувшей системы. Их кровь в наших жилах. Не отрекайтесь от своих родственников, только из-за того, что они вам кажутся недостаточно престижными!

Отрекаться ли нам от своего славянского рода? Может для некоторых и они непрестижны? Общность, давшая миру Чехова и Достоевского, Николу Теслу, автора «Швейка» – Гашека, Николая Коперника. Общность, которая завтра, не приведи Господь, может остаться единственным представителем старой Европы, если и впредь так идут дела.

Праболгар, булгар, никто у нас не поносит, этим занялись наши братья македонцы – что мы, де, бугари-татары (как будто обидно быть татарином), что нет у нас ничего европейского, и что князь Борис (креститель Болгарии) не знал «словенского языка», а аж Евтимие (патриарх Евтимий) в 14 веке стал на нем говорить. Это на их совести.

Болгария уже свершившийся факт. Весь восьмой век она будет зреть, копить силы, а потом пойдет к вершинам – копьями воинов хана Крума, перьями книжников и победами Симеона. Вообще, история Первого болгарского царства пропитана оптимизмом – вперед и вверх. Как и подобает молодому субъекту. Его ожидают славные страницы, и не столь славные. Такова жизнь – восход и падение, позор или слава.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

Бешевлиев б.г.: Бешевлиев, Веселин. Проучване върху личните имена на траките. // Книги за Македония, б.г. <http://www.promacedonia.org/vblit/vb_9.htm> (19.06.2019).

Гумилев 1993: Гумилев, Лев. Древние тюрки. Москва, 1993.

Гумилев 1994: Гумилев, Лев. Конец и вновь начало. Москва, 1994.

Гумилев 1997а: Гумилев, Лев. Этногенез и биосфера земли. Москва, 1997.

Гумилев 1997б: Гумилев, Лев. От Руси до России. Москва, 1997.

Гумилев 1997в: Гумилев, Лев. Древняя Русь и Великая Степь. Том 1. Москва, 1997.

Гумилев 1998: Гумилев, Лев. Тысячелетие вокруг Каспия. Москва, 1998.

Коларов 1977: Коларов Христо. Средновековната българска държава. Велико Търново, 1977.

Петров б.г.: Петров, Петър. Образуване на българската държава. // Книги за Македония <http://promacedonia.org/pp2/pp_2_1_2.htm> (19.06.2019).

Христоматия 1978а: Христоматия по история на България. Т. 1. Съст. П. Петров, В. Гюзелев. София, 1978.

Христоматия 1978б: Христоматия по история на България. Т. 2. Съст. П. Петров, В. Гюзелев. София, 1978.

   
   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов