Монолог у телевизора

0

385 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 130 (февраль 2020)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Кречетов Владимир Александрович

 

Надо писать. Пять дней прошло… и ни одной строчки. А ведь ставил задачу – каждый день записывать хотя бы по одному предложению. Но сейчас по телевизору начинается футбол, наш «Зенит» играет на кубок Европы. Футбол пропустить никак нельзя. Как только не смотрю – так «Зенит» сразу проигрывает. Меня надо внести в штатное расписание клуба, с приличной зарплатой, а то ведь я могу и вообще не смотреть футбол. Тогда наша любимая команда может скатиться до низшей лиги. Чтобы смотреть игру, думать не надо. Решено: смотрю футбол и пишу рассказ.

Выходит команда на поле. Анюков – капитан. Видимо, это сильный ход нашего тренера. Анюкову тридцать шесть лет, и его уже редко выпускают играть за основной состав, а тут сразу – капитан. Возможно, по замыслу нашего тренерского штаба, команду противника это должно привести в ступор. Но соперник не оценил тонкой зенитовской стратегии и пошёл в наступление, прижав наших футболистов к штрафной.

Стоп. В моём рассказе какое-то длинное предложение получилось. Читая его окончание, забыл, что было в начале. Так-так, разделю-ка я его на четыре.

Тем временем на поле у команды соперников произошла замена игроков. Комментатор Геннадий Орлов уже лет сорок ведёт репортажи о футбольных матчах, а как только идёт встреча с чужестранным клубом, не может правильно произнести заграничные фамилии. Спросить у зарубежных коллег стесняется? Или английский язык не знает? И вообще, хочется знать, как подбирают футбольных комментаторов? По каким критериям? Комментируют: Орлов, Гусев, Уткин. А теперь эта тенденция перешла и на тренеров. Питерский хоккейный СКА тренирует Воробьёв. Видимо, всех их отличает умение видеть игровое поле как бы с высоты птичьего полёта.

Но вот мяч перехватывает защитник Набиуллин, он несётся в атаку, добежал до линии ворот соперника и отдал, зачем-то, пас назад своему партнёру, а тот − вратарю Лунёву. И теперь, Набиуллин должен вернуться на свою позицию. Пробежал вперёд сто метров, обратно сто метров, и сил уже нет отбить навесной мяч. Правда, великий Аршавин после пробежки в тридцать метров вообще садился на поле и шнуровал бутсы. На другом фланге защитник Смольников тоже пошёл в атаку, добежал до штрафной, навесил мяч на вратарскую… а там никого из зенитовцев нет. На этом месте должен быть Дзюба, но он медленно трусит по центру поля. Лучше бы Дзюба стоял у ворот соперника и отвлекал вратаря разговорами, глядишь, и гол забили бы.

Что же я написал? В двух предложения подряд фраза «очень ярко». Так. Вычёркиваю лишнее.

 

А в это время наши пошли вперёд. Удар… Гол! Нет, штанга! Второй раз за игру попадают в штангу. Был бы Кокорин на поле, он бы обязательно забил, но он сейчас сидит в тюрьме за хулиганство, а мы, простые люди, кормим этого миллионера. Я бы наказал иначе: привязал Кокорина и Мамаева к обеим штангам ворот и руки им связал сзади, а не как при исполнении штрафных ударов, когда они закрывают ими причинное место. И сделал бы для футболистов тренировку. Пусть бьют по воротам со всей дури, а этой самой дури у них хватает. После полуторачасовой тренировки у Кокорина с Мамаевым вся жизнь пройдёт перед глазами. В будущем сами шалить не будут, да и другим − наука.

Не то я написал – «…байдарка перевернулась, я пускаю пузыри…», напишу иначе: «С гордым видом прохожу порог, и товарищи, стоящие на берегу, завидуют мне». Так, пожалуй, лучше будет.

Кузяев! Куда ты пнул мяч? Комментатор Геннадий Орлов назвал это «вертикальной передачей». Что такое горизонтальная передача, понятно. А вертикальная – это куда? Или кому? Котэ Махарадзе говорил в таких случаях: «Мяч ушёл в атмосфЭру».

Похоже, я сбился. Забыл на какую тему пишу. Сейчас перечитаю.

Не позорься, Дзюба! Вставай! Разлёгся в штрафной и вымаливает у судьи пенальти. Двухметрового мужичину пальцем задели, лежит на газоне, и лицо закрыл руками. Футбол всё-таки контактный вид спорта. Лучше бы разбежался с мячом, так с испугу игроки противника освободили бы ему путь к воротам. Но бегать Дзюба не может. Даже наш грозный бомбардир Кержаков, и тот бегал на полусогнутых ногах, словно женщина, впервые вставшая на высокие каблуки.

Что такое? В последнем предложении пять раз написал слово «вечер»! У Достоевского есть предложение, где одно слово повторяется четыре раза. Что ж получается, я круче Достоевского?! Нет, нет. Надо быть скромнее. Сейчас исправлю. Ну вот, и с одним словом «вечер» фраза смотрится неплохо.

Как гласит народная мудрость: «За двумя зайцами погонишься – ни одного кабана не поймаешь». В этом я убедился на собственном творческом опыте.

   
   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов