О литературных талантах русских парижан

4

673 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 131 (март 2020)

РУБРИКА: Книга

АВТОР: Замотина Марина Анатольевна

 

«Из Парижска. Русские страницы». Альманах №10, 2020.

 

Десятый номер альманаха – юбилейный. И мы, конечно же, поздравляем всех авторов и редакционную коллегию «Парижска» с этой замечательной датой. Нам читателям хочется верить, что юбилеи еще будут! Десять лет – возраст младенческий!

Начало десятого сборника – «Открытое письмо Владимира Ноговского» – это по сути рецензия на «Парижск» номер 9. В. Ноговской называет свою рецензию «Признанием в любви». Но это не просто признание, а аргументированный рассказ о творчестве коллег. Краткий, конечно. Но этого вполне достаточно.

Многие авторы Парижска кочуют из номера в номер. Мы привыкли читать их новые произведения. И очень ждем их. Как, например, хорошо известный – и не только в узких кругах – Марк Казарновский. В. Ноговской пишет:

«Эпическое, почти сказовое повествование Марка Казарновского захватывает и той страшной правдой, которую мы либо не знали, либо преступно забыли, и языком, лаконичным и ёмким одновременно, и суровым сдержанным лиризмом, характерным почти для всех его произведений».

В «Супнице», рассказ заведующего цехом завода №557 Махоткина Владимира, записанный им лично, – это повесть из десятого «Парижска», нет страшной правды. А вот просто правда есть. И прав Владимир Ноговской – проза Казарновского захватывает. И его стиль отмечен лаконизмом, иронией и сдержанным лиризмом

«Как праздник – так для среднего жителя СССР (даже инженера), это я вам точно говорю, головная боль. Первое – цветы. Попробуй достань. Именно не купи, а достань. Да ещё существует порядок чёртов. Записывайте, вам пригодится. Ноябрь, седьмое, день пролетарской революции. Гвоздика! А где купить, когда утром – демонстрация, вечером – гости, а середина дня – здоров ты или нет, никого из домашних не волнует. Давай продукт!

В то же самое время по случаю праздника рынки, конечно, закрыты. Конечно, люди бы с удовольствием продавали-покупали. Но кто же им даст! Власть, государство наше народное об нас и печётся. Считая, что в праздник нечего по рынкам ноги бить, а надо дома семьёй «краткий курс Энгельса и всех вождей» читать после винегрета. Ну ладно. Вот с такими мыслями идёшь в магазин. И что там находишь? Да ничего. Пока ты демонстрировал «любовь и дружбу», всё уже разобрали».

 

Проза Марка Казарновского очень разнообразна тематически. Во всех «Парижсках» автор не раз нам это демонстрировал. В номере 10 рассказ тоже необычен. И не могу не привести его окончание.

«P.S. Уже сейчас меня знакомые спрашивают, при чём здесь супница. Отвечаю. Когда мы работали в совершенно закрытом городе на секретном заводе № 557, то все (сейчас можно сказать) ракеты, которые выпускались, назывались «кастрюли». А дальше шла модификация.

Так вот, самая большая межконтинентальная баллистическая ракета неограниченной дальности полёта и тому подобное (подробнее спросите у Фрумкина) получила название «Супница».

Владимир Ноговской не только выступил с обращением к коллегам по перу. Не без интереса читается его рассказ «Странная женщина». Как будто мы проехали рядом с Олегом – героем рассказа по Сен-Женевьев де-Буа. И пережили всю гамму чувств – от интереса до удивления. А как же иначе?

«А где вы ещё побывали? В Лувре? В Версале?

Да нет! Нигде ещё толком не была. Вчера была на Пер-Лашез,а завтра хочу пойти на Монмартрское кладбище. Муж попросил меня сфотографировать могилы Далиды, Берлиоза, Стендаля...

Олег вдруг поймал себя на мысли, что ему уже больше не хочется ни спрашивать дамочку о чём бы то ни было, ни тем более обнажать её грудь... Ему даже показалось, что от неё повеяло каким-то могильным холодом... Конечно, ни о каком брудершафте он уже думать не мог. Кое-как досидев до конца обеда, перескакивая в разговоре с одной темы на другую и всякий раз опасаясь вновь наткнуться на кладбищенско-гробовую, он отвёз дамочку в отель и быстренько удалился.

Маргарита, видимо, и сама почувствовала его отчуждение. Попрощалась с ним довольно сухо. Хотя начало обеда, должно быть, и ей обещало гораздо более интересное развитие их отношений...»

В рубрике «В жанре рассказа» много знакомых авторов. В новом «Парижске» выступили, помимо Владимира Ноговского и Марка Казарновского, Владимир Алидис «Героика труда», Ольга де Бенуа. «Сбежавшие ноты», Виктор Глушков «Переворотъ», Марина Мельникова «Мальчик из прошлого», Анна Нелидова «Встреча», Алексей Постоев «Байки гида. Красные директора», Елена Улиссова-Пианко «Чудесное видение», Дмитрий Чернов «Хот-дог, сильвупле».

 

Но опять вернусь к Ноговскому:

«В разделе «В жанре рассказа» первым делом бросился читать Володю Алидиса. Его рассказов жду всегда с особым интересом. И потому, что хорошо знаком с ним в реальной жизни, и потому, что люблю находить в его рассказах живое, очищенное от затёртости слово, неожиданный, почти поэтический образ знакомых явлений или предметов», – пишет Ноговский.

Характеристика очень точная. И даже по отношению к такой не самой увлекательной теме, как героика труда? И все же…

«По дороге в лагерь разыгралась песчаная буря. Мы медленно тащились в жёлтой мгле. На обочине дороги виднелись размытые фигуры людей с головами, плотно обмотанными платками, защищавшими их от пыли. Казалось, что они не люди, а роботы: так ритмичны и мощны были их движения. Эти создания поочерёдно вскидывали вверх молоты и с нечеловеческой силой вдалбливали в грунт невидимые сваи.

До отъезда домой оставалась всего неделя, а за окном продолжались сотрясение недр, сдвиги тектонических плит, рокот пустыни, подвиг тысячерукого человека, героика труда».

Читатель не оставит без внимания и отрывок из исторического романа Виктора Глушкова, хорошо знакомого читателям «Парижска». В номере 9 были опубликованы его рассказы, о которых в открытом письме сказано: «По роду своей основной профессии я частенько езжу с туриcтами в Бельгию. По дороге рассказываю об отношениях двух народов-соседей – французов и бельгийцев. И вот уже лет десять подряд рассказываю, увы, одни и те же анекдоты. Спасибо Виктору Глушкову: его блестяще написанную юмореску «Бельгийцы» теперь возьму себе на вооружение! Обновлю немножечко свой арсенал! Ориентирование бельгийцев на местности и их отношение к вегетарианству просто потрясающи!».

В новом номере Виктор Глушаков выступил совсем с другим произведением. «Последние дни декабря 1918 года. Гражданская война. Город Омск мрачно проглядывался из-под снега и начинал новый день. Деревья и людские силуэты казались какими-то чёрными, повсюду шныряли военные, иногда отрывисто и глухо раздавались выстрелы. В жажде согреться люди кутались в шубы, прятали свои головы
в шарфы и бежали куда-то, будто спасаясь от преследования, и лишь по хрупкому пару дыхания можно было догадаться о теплившейся в них жизни. Изредка пробивавшийся луч солнца вдыхал в эту жизнь надежду на лучшее»
.

В рубрике «Стихом изяществу служа» выступили Виталий Амурский, Евгения Кобикова, Андрей Костырка, Людмила Малышева-Нольф.

«Кого бы процитировать?» – подумала я. И остановилась на Евгении Кобиковой. Легли на душу ее строки:

 

Твоих следов нечаянная россыпь...
Пустынный пляж и терпкий с моря бриз.
И тишина на мой печальный отклик
Что в воздухе отчаяньем повис.

 

Пенистою волной ласкает ноги.

Солёный ветер юбку – в купола.

На все четыре стороны дороги
Разлука нас с тобою развела.

 

Ушла любовь... Спасибо, что была ты.
Воспоминаний нежных вьётся нить...

...и снова кто-то пухленький, крылатый
Стрелой готовит сердце поразить...

 

И только я собралась поразмышлять о творчестве незаурядного поэта, как на глаза опять попалось открытое письмо Владимира Ноговского. Про Евгению Кобикова он пишет:

«Боже мой! Живёшь с человеком бок о бок, встречаешься то там, то сям... Думаешь о нём: человек как человек. Добрый, отзывчивый, весёлый, простой... А он, оказывается, непростой! А он, оказывается, Поэт! А ты, как дурак, только что об этом узнал, хотя всем окружающим это известно уже давным-давно! Женечка (Евгения Кобикова), прости! Зато какая свежая, неожиданная для меня радость! Ведь смеётся (от счастья) по-настоящему тот, кто смеётся последним! А последним в этой истории оказался я! Спасибо тебе, Женечка!»

Мило. И просто. Ну а остальные размышления оставим читателю. А вот на рубрике «Турнир поэтов» стоит остановиться подробнее. Турнир поэтов в десятом Парижске необычен.

«У портрета мадам Лёсерф». Анатолий Вайнштейн:

«Это была «Ночь музеев». Побродив в Лувре по залам античной скульптуры и изрядно подустав, я направился к выходу, но оказался неожиданно в небольшом тёмном помещении, где было подсвечено с десяток живописных полотен, которые прежде мне в Луврене встречались. Обойдя зал по кругу, сделав ещё круг и ещё. Я вдруг понял, что круги мои всё увереннее стягиваются к одному центру – к женскому портрету, написанному виртуознейшей кистью. Внизу я прочёл: Frangois Gerard, Madame Lecerf (portrait d’unecousine de l’artiste). В результате я так и застыл на месте, пока
меня, наконец, не выпроводили из опустевшего музея».

Но не только в прозе он выразил, конечно же, свои эмоции. А вот ответила ему Анна Нелидова.

 

Уже горел закатный свет,
Оранжевый и алый,

Когда в музей зашёл поэт,
Влекомый идеалом.

 

Он знал, что только на холсте
Он музу может встретить
А в жизни женщины не те,

Не те, да и не эти.

 

И вот, свершилось! Видит он
Желанный образ в раме,
И очарован, покорён
Прекрасными чертами.

 

Её зовут мадам Лёсерф,
Написана Жераром.

Кричит в поэте каждый нерв,
Что это всё недаром.

 

Она – изящество и вкус.

Поэт одним движеньем
С неё срывает нитку бус
В своём воображенье.

 

Он и другое бы сорвал
(Уж эти мне поэты!),

Но ведь она же идеал
И быть должна одетой.

 

Невыносима мысль одна,

Что на стене музея
Нагою явится она...

Нет! Там же все глазеют!

 

Когда бы он тихонько мог
Достать её из рамы...

Но мне не позволяет слог
И воспитанье дамы.

 

Крайне любопытным получился диалог поэтов, но чтобы составить полное впечатление об их творчестве, стоит ознакомиться с «Турниром» полностью.

Чем же еще интересен юбилейный выпуск альманаха? Как и во всех предыдущих выпусках особенно интересна рубрика «Русские во Франции». Дмитрий Петров: «Памяти Анатолия Гладилина». Анатолий Гладилин: «Окуджава. Париж. Последние дни», Виталий Амурский: «Сад Виталия Стацинского», Игорь Жуковский: «Жан Мамонтофф рассказывает», Людмила Маршезан: «На чудной каштановой улице», Ида Юнкер: «Париж и Биянкурск Нины Берберовой».

В рубрике «У нас в Париже» опубликованы: «Алексей Коростелёв: «Всполохи», Владимир Базан: «Мгновения параллельного мира. Фотовернисаж». Владимир Гудаков: «Шербурские зонтики полвека спустя», Татьяна Никишина: «Познакомьтесь: издательство La Barque», Светлана Эллиот: «Невероятная судьба пьесы «Месяц в деревне» И.С. Тургенева», Екатерина Эткинд: «Мои знакомства. Зиновий Гердт».

Эссе к 220-летию А.С. Пушкина Анатолия Вайнштейна «В 12 шагах от самого себя» завершает сборник.

О выпусках «Парижска» мы писали многократно. Обычно начинали со слов главного редактора. Сейчас же решили поступить с точностью до наоборот.

Десятый номер «Парижска» открывает обращение главного редактора Владимира Алексеева: «В этом юбилейном номере самое время поблагодарить Алексея Постоева, моего старшего сына, за то, что десять лет тому назад он обеспечил нам спонсора –предпринимателя О. Купеева, который без каких-либо условий оплатил типографские расходы (полторы тысячи евро в год) первых пяти номеров нашего журнала. Окрепнув, мы перешли на самофинансирование и продолжили своё служение во Франции русскому языку и литературе».

 

В этих словах таится многое – и история создания альманаха, и его задачи. И, конечно же, огромный труд его бессменного главного редактора Владимира Алексеева, за что низкий ему поклон от читателей.

«Объясним ещё раз: чтобы друзья-авторы и читатели не ссорились, мы избегаем политических и религиозных тем. Однако это не означает, что наш чёлн носит без руля и ветрил. Стрелка нашего компаса всегда направлена на более высокую цель. После развала Союза и не без воздействия нынешней русофобии распространённость русского языка в мире стала сокращаться. Мы как можем противостоим этой тенденции. Многие наши творческие россияне, живущие в Париже, всё шире используют страницы альманаха для проявления и укрепления своего литературного таланта. В каждом нашем номере чуть ли не половина – новые авторы».

Десять выпусков «Парижска» в полной мере подтверждают слова Владимира Алексеева.

Что ж! Издание альманаха – дело хлопотное. Пожелаем же главному редактору и редколлегии терпения, удачи и творческих успехов!

Многая лета вам, русские парижане!

   
   
Нравится
   
Комментарии
Комментарии пока отсутствуют ...
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов