«Поэта береги, а пуще поэтессу…»

21

968 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 132 (апрель 2020)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Крюков Андрей Витальевич

 

 

Философский пароход

 

«Мы этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно»

Л.Д.Троцкий

 

Сударь, мистер, товарищ, изволите ещё глоток?
Безнаказанно бродят ветра на расшатанном юте, 
И пока не осипнет от слёз пароходный свисток, 
Предлагаю продолжить беседу в ближайшей каюте. 
От случайной Отчизны осталась полоска земли, 
Всё сильней её сходство со ржавою бритвой монаха, 
Множить сущности всуе – что воду толочь в пыли –
Ничего не устроится сверх умножения праха. 
Что ж, багаж наш негуст – башмаки, пара старых кальсон, 
Впору зависть питать к пассажирам четвёртого класса, 
Ни собак, ни зевак – Петроград погружается в сон, 
По ночам здесь пирует тупая разбойничья масса... 
Пусть на запад нам выписан литер, ногами в восток 
Упереться придётся, и к койке шарфом пристегнуться, 
Отряхнём мир насилья, что цепи с измученных ног, 
Раз диктует судьба поутру в новом мире проснуться... 
Но и там нет покоя изгоям, настойчив Господь 
В своём промысле ветру доверить осколки былого, 
И, пока ещё держит тепло окаянная плоть, 
Для потомков хранится в умах сокровенное слово. 
В этом граде-казарме продолжит свой курс изувер, 
Что мечтал разлучить с головой философские выи, 
От судьбы и его не спасёт именной револьвер, 
И от кары небес не прикроют собой часовые. 
А пока сквозь дремоту он видит извечный мотив 
(Помнишь, как в Верхоленске ты мучился близкой разгадкой?), 
Как задержанный мытарь, с ворами свой хлеб разделив, 
В тесном склепе томился, глотая обиду украдкой. 
Из оливковой рощи призывно звенел соловей, 
И ему в унисон настороженно выли собаки, 
Словно глаз Асмодея, сияла луна меж ветвей, 
Разливая покров изумрудный в удушливом мраке. 
Надвигается полночь, настал третьей стражи черёд, 
Но забыть о мытарствах мешают треклятые думы, 
Невдомёк бедолаге, за что угодил в переплёт, 
Не за то ли, что долг исполнял раздражённо-угрюмо, 
Шкуры драл с толстосумов, но часто прощал бедноте, 
Не за то ли, что дал свой приют чужестранцу-бродяге, 
Меж знакомцев хмельных ему место нашёл в тесноте, 
И под дождь не пустил, не позволил погибнуть в овраге? 
Что твердил этот странник с глазами небесного льна? 
Не забыть этот голос, душевно и тихо журчащий –
Будто есть одна страсть, опьяняющая как весна,
Не любовь, ей не страшен огонь и разрыв жесточайший...
Что за страсть? Не расслышал, не зная, как переспросить,
Заслужу это знанье, изведав на собственной шкуре,
Сохрани меня, Боже, прости и ещё раз спаси, 
Прозябаю в грехах и мечтах о безгрешной натуре.
…Лев, потомок Давида, в тревоге застыл у окна, 
Словно из подземелья всё стонет свисток парохода, 
Две России отныне и впредь разделяет стена, 
Удаляя последнюю мысль ради «рабской» свободы. 
Пусть в сорбоннских архивах сгрызают науки кирпич, 
Льву маячит Стамбул под присмотром учтивых чекистов –
Словно лодка Харона, баржа под названьем «Ильич», 
Вслед за мыслью изгонит и души последних марксистов. 
Революция – праздник, ей грубый не в масть перманент. 
Диктатура ликует, пусть помнится праздничный вечер, 
Жаль, отсрочили казнь – ГПУ упустило момент,
В пресловутом отеле Бристоль назначавшее встречу. 
Не сойтись им в Париже – что жертвам делить с палачом? 
И в Берлине не выйти вразрез марширующим ротам. 
Неприветлив Мадрид, там свой бунт бьёт кипящим ключом, 
Не до диспутов жарких голодным испанским сиротам. 
В Койокане был шанс, но вмешался Кремлёвский тиран, 
Смысл в жизни твоей, коль она не сгодилась тирану? 
Власть сильнее любви – вам докажет любой ветеран, 
Что не сгнил в лагерях, завещая брильянты Гохрану, 
Кто-то верит в судьбу, мол, у тайны готовый ответ –
Смерть любовь побеждает, рассудит всех пламень бесовский, 
Уплывает в бессмертье, дымя, пароход философский, 
И, сжигая в погоне часы, век торопится вслед.

 

 

Зинаиде Гиппиус

 

Которым из имён Вас ни назвать,
Вы явите лишь часть себя, всесущей,
Одни готовы Вас короновать,
Другим Вы – символ доли проклятущей.
Сапфо, Ваш петербуржский барельеф
Парит в веках над северной столицей,
Как Вам, не тесно на Сен-Женевьев?
Вблизи Парижа – горсть родной землицы...
Не жертва, не судья и не пророк
В отдельности, но вместе непременно,
В одной душе – огонь и, между строк,
Безмерный хлад, сжимающий мгновенно,
Сильфида, так загадочен Ваш лик,
Под стать иконным ликам Боттичелли,
Проникшие в Ваш творческий тайник
Жизнь отделить от смерти не сумели...
Русалка, рифмовавшая метель,
Треть жизни о России тосковала,
Там дом Мурузи словно аппарель
Другой судьбы, поднявшейся в Валгаллу.
Мать-дух – Дух Крайний в Троице святой,
Свободу от России без свободы
Приняв как рок, как целый мир пустой,
Зажатый подо льдом без кислорода. 
И как заклятие слепой судьбе –
В любви к себе, без слёз, без покаянья,
В невидной миру внутренней борьбе,
И в стати, не принявшей увяданья.
Кого-то тешит с Дьяволом родство,
Кому-то по душе Сапфо, Сильфида,
Всего лишь раз вмешалось колдовство:
Январь в Тифлисе, Дмитрий, Зинаида...

 

 

Поэт

 

К.К.

 

Поэта береги, а пуще поэтессу,
Создай ему иль ей мессии ореол,
На самом острие духовного прогресса
Парит, как гордый стяг, их пламенный глагол.
Я видел, как поэт из радужных мелодий 
Рождается на свет, по ниточкам дождей
Прозрачным утром он лучом скользит к свободе
Из тени ввысь, за тонкой стаей лебедей.
В часы, когда мы дремлем, с ним ночует память
Мгновений ярких, растянувшихся в года,
Их рассыпая щедро полными горстями,
Он встретит странников заблудших и тогда
Поэт, как проводник, чрез поле грозовое
Укажет путь от перекрестья всех начал,
Зажжёт строкой сердца, чтоб снова синевою
Открылись небеса и воздух зазвучал,
И, вечности коснувшись, дети горькой доли
В чужой душе предназначение нашли –
Хоть краткий миг прожив на первозданной воле,
Сгорая, звёзды новые зажгли.

   
   
Нравится
   
Комментарии
Алексей Курганов
2020/04/04, 10:31:34
И сразу вспосминаются слова Адмирала из "Монументальной пропаганды" Владимира Войновича:" Обилие поэтов говорит о дикости народа" ( это я к представленному здесь стихотворению "ПОэт"). желаю автору творческих успехов.
Добавить комментарий:
Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов