Святой долг памяти: «За нами Москва!»

3

167 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 133 (май 2020)

РУБРИКА: Страницы истории

АВТОР: Трещев Евгений Иванович

 

 

За Москву.jpg

Мировая история не знает более масштабного, кровопролитного и разрушительного противоборства, чем борьба нашего народа с фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны (1941–1945). Бессмертные подвиги героев этой ужасной войны золотыми буквами вписаны в историю России.

Первые месяцы Великой Отечественной войны сложились для нашей страны трагически. Мы вынуждены были отступать, оставляя врагу огромные территории и миллионы мирных жителей.

Неся тяжёлые потери в личном составе и технике, наши воинские подразделения с трудом сдерживали подвижные отряды противника, стремящиеся обойти фланги и прорваться в тыл нашей армии.

С приближением фронта к границам Тульской области началось строительство оборонительных рубежей (противотанковые рвы, окопы, блиндажи и т.п.). Первый оборонительный рубеж строили в Чернском районе, второй возводился по реке Оке (Белёв – Лихвин – Калуга). Третий по реке Солове (Житово – Щёкино – Крапивна), Никольское –Паншино. Четвёртый рубеж проходил по линии Ясенки – Ясная Поляна – Смирновка. В строительстве этих укреплений принимало участие гражданское население. Были организованы штабы противохимической обороны, пожарные, санитарные и аварийно-восстановительные команды, а также команды связи. Построены газоубежища и отрыты траншеи и щели. Пенсионеры, школьники и домохозяйки учились тушить зажигательные бомбы, защищать свои жилища. Создавались истребительные батальоны. В Тульской области в эти истребительные батальоны вступило около 10 тысяч человек.

Гитлеровское командование хорошо понимало, что Тула является не только важным экономическим центром, но и крупным стратегическим пунктом.

Тула интересовала фашистов и как удобный пункт для подтягивания резервов для дальнейшего наступления на Москву. Им нужна была и тульская промышленность.

Немцы с трёх сторон двигались на Тулу: главная ударная группировка, где было сосредоточено более 300 танков, до двух дивизий мотопехоты и большое количество авиации, двигалась по Орловскому шоссе через Щёкино. Вторая группировка наступала на Белёв, третья на Калугу.

Военный совет Западного фронта в тяжёлые дни октября обратился к войскам с воззванием, в котором говорилось: «Товарищи! В грозный час опасности для нашего государства жизнь каждого воина принадлежит Отчизне. Родина требует от каждого из нас величайшего напряжения сил, мужества, геройства и стойкости. Родина зовёт нас стать несокрушимой стеной и преградить путь фашистским ордам к родной Москве. Сейчас, как никогда, требуется бдительность, железная дисциплина, организованность, решительность действий, непреклонная воля к победе и готовность к самопожертвованию».

Уже четвёртый месяц пламя войны бушевало над страной. На всех направлениях шли кровопролитные бои. Наши войска, истребительные батальоны и отряды народного ополчения, героически сражаясь с превосходящими силами врага, отступали.

После захвата Черни Гудериан собрал все оставшиеся танки в авангард, который полковник Эбербах повёл на Тулу. В этот ударный кулак был включён и пехотный полк СС «Великая Германия», состоявший из отборных головорезов и по численности равный русской дивизии.

2-я танковая армия Г. Гудериана насчитывала 600 танков, 80 тысяч солдат и офицеров, тысячу орудий и минометов.

А со стороны города Одоева на Крапивну наступали части 53 немецкого пехотного корпуса.

Положение нашей 50-ой армии было критическим. Но чтобы прикрыть Тулу со стороны Мценска, в район Щёкино и Ясной Поляны по железной дороге из-под Белёва срочно были переброшены подразделения 290-й стрелковой дивизии. Эта дивизия была сформирована только в июле 1941 года. В начале октября она в составе 50-ой армии попала под Брянском в окружение. В боях на брянском и тульском направлениях и при выходе из окружения дивизия потеряла до 85% личного состава. К 20 октября из окружения в районе Белёва вышли 1524 бойца этой дивизии, сохранив боевые знамёна частей. Полки дивизии были сильно обескровлены в предыдущих схватках с врагом. Не было артиллерии, пулемётов, гранат. Не хватало винтовок и патронов, средств связи. Боевые действия проходили в условиях плохой погоды, в период туманов и дождей. Состояние грунтовых дорог не позволяло использовать автотранспорт. Это в значительной степени предопределило развитие боевых действий вдоль шоссейных дорог. В первую очередь вдоль трассы Орёл-Тула. Из дневника немецкого офицера: «Автомобиль за автомобилем должны тянуться людьми через чёрную, вязкую грязь. Мотор бессилен. 60 человек на один автомобиль. Это огромная работа».

 

26 октября 1941 года в сторону города Плавска был направлен 108-й мотострелковый полк, который утром 27 октября принял на себя мощный удар противника. Произошло это на северной окраине города.

Обороне Плавска благоприятствовала сильно пересечённая местность. К городу сходятся три реки: Плава, Локна, Мармыжка. Их водоразделом является высота, а сам Плавск расположен в низине.

Немцы рвались вперёд, но были отбиты. Наши солдаты взорвали мост через реку Плаву. Началась бомбёжка позиций полка. Потом последовала танковая атака, которая тоже не увенчалась успехом. В труднейших условиях обстановки, сложившейся к этому времени, бойцы и командиры части проявили массовый героизм и отвагу. С недостаточным количеством боеприпасов, не получая подкрепления, они сдерживали вражеский натиск.

Просёлочными дорогами фашисты обошли полк, в составе которого было два неполных батальона, 4 противотанковые пушки, и устремились к городу Щёкино.

Части 108-го мотострелкового полка, понесшие к тому времени большие потери в людях и ощущая острый недостаток в боеприпасах, вынуждены были оставить позиции и по бездорожью отошли в Тулу.

В ночь на 28 октября гитлеровцы сосредоточили в районе села Карамышево Щёкинского района около 40 танков. Наше командование усилило 290-ю стрелковую дивизию запасным полком, который занял оборону юго-восточнее города Щёкино. Кроме того дивизия была усилена артиллерийским дивизионом 227-го полка. Но этого было крайне мало, чтобы задержать врага. Передовой рубеж был избран по реке Солове севернее села Карамышево. В связи с прорывом авангарда противника на северный берег Соловы на рубеж Захаровка-Николаевка была выдвинута наша 173 дивизия с задачей отбросить немцев на южный берег Соловы. Но противник с боем овладел этими деревнями, а 173 дивизия под танковым ударом отступила в район села Головеньки и далее в Тулу.

28 октября 1941 года под натиском танков Гудериана наши части оставили Щёкино. В городе рвались мины и снаряды, горели дома, среди мирного населения были убитые и раненые.

29 октября позиции 290-й дивизии, окопавшейся на рубеже южнее Ясной Поляны, подверглись мощному артиллерийскому и авиационному удару, а потом на них пошли моторизованные части противника.

Дивизия отразила натиск врага. Последовал новый бомбовый удар, и на позиции дивизии двинулись танки.

Но в это время выходящие из окружения две батареи 702-го противотанкового артиллерийского полка прямой наводкой открыли огонь по вражеским танкам, которые, потеряв 4 боевые машины, отошли.

После нового авиационного налёта немецкие танковые части прорвали нашу оборону и заняли Ясную Поляну.

 

Немцы рвались к Туле, но были остановлены у её окраин.

Вот как об этом писал генерал Г. Гудериан в книге «Воспоминания солдата»: «29 октября наши головные танковые подразделения достигли пункта, отстоящего в 4 км от Тулы. Попытка захватить город с хода натолкнулась на сильную противотанковую и противовоздушную оборону и окончилась провалом, причём мы понесли значительные потери в танках и офицерском составе…

Наши войска испытывают мучения, и наше дело находится в бедственном состоянии, ибо противник выигрывает время, а мы со своими планами находимся перед неизбежностью ведения боевых действий в зимних условиях…

Страшный холод, жалкие условия расквартирования, недостаток в обмундировании, тяжёлые потери в личном составе и материальной части, а также совершенно неудовлетворительное снабжение горючим – всё это превращает руководство боевыми операциями в сплошные мучения».

Вот, как запел: оборона противника сильная, страшный холод, жалкие условия расквартирования, недостаток обмундирования, тяжёлые потери! А кто вас сюда звал? А теперь рассмотрим, что об этом периоде говорил Г.К. Жуков:

«Наступление частей армии Гудериана, осуществлённое 30 октября, было отбито защитниками тульского боевого участка с большими для противника потерями. Гудериан рассчитывал захватить Тулу с ходу (так же, как был взят Орёл) и двинуться в обход Москвы с юга. Но это ему в октябре не удалось… Как ни пытался враг в течение ноября 1941 года взять Тулу и этим открыть себе дорогу на Москву с юга, он тоже успеха не добился. Город стоял, как неприступная крепость. Тула связывала по рукам и ногам всю правофланговую группировку немецких войск. Тогда противник решил обойти Тулу, но из-за этого он вынужден был растянуть свою группировку. В результате была потеряна оперативно-тактическая плотность войск армии Гудериана» (Г.К. Жуков. « Воспоминания и размышления», 1970).

На захваченной территории немцы лютовали, убивая людей по малейшему подозрению. Открыто провозглашалась система внесудебной расправы и массового террора. В приказе от 16 сентября фельдмаршал Кейтель писал: «Следует по первому поводу немедленно принять самые суровые меры для утверждения авторитета оккупационных властей и предотвращения дальнейшего расширения движения. При этом следует учитывать, что на указанных территориях человеческая жизнь ничего не стоит и устрашающее воздействие может быть достигнуто только необычайной жестокостью».

Могли повесить, убить, сжечь. Зверь нападает, когда голоден, а фашист с оружием страшнее зверя.

 

Говорят, что в маленькой капле воды отражается океан. Так и в дневнике немецкого ефрейтора 25 батальона Ганса Хайля отражена история германской армии. В июле 1941 года он был горд собой и страшен. К февралю 1942 года стал омерзителен. Приведу выдержку из этого дневника, опубликованного в газете «Красная Звезда» №80 от 5 апреля 1942 года: «Мы отрезали русским пленным подбородки, выкалывали глаза, отрезали зады. Здесь существует один закон – беспощадное уничтожение. Всё должно протекать без так называемой гуманности…». Из записей мы видим перед собой злобную и подлую скотину, которая уже через несколько месяцев войны начинает стонать и причитать, жалея себя. Для таких одна наука – штык, пуля и могила!

Но есть что-то, позволяющее России выходить из крайне тяжёлых положений. Ответ очевиден: всякий раз, когда неприятельская армия вторгалась в пределы России, война неизбежно перерастала в народную.

Уже к середине октября на территории Тульской области было сформирован 31 партизанский отряд общей численностью 806 человек и 73 диверсионные группы (290 человек). Объектами их действий были немецкие машины, железнодорожное полотно, личный состав противника, обозы, проводная связь, подвижной состав.

Бисмарк говорил: «Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведёт к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах собственно русских… Это неразрушимое государство русской нации, сильное своим климатом, своими пространствами…»

Так и произошло. Несмотря на террор, местные жители помогали Красной армии и партизанам.

«За время оккупации врагом части территории Тульской области партизаны уничтожили 150 танков, самолет, 150 автомашин и повозок с боеприпасами, пустили под откос два военных эшелона, вывели из строя шесть орудий, миномётную батарею, 19 пулемётов, 18 км телеграфного кабеля, пять паровозов. Ими захвачено три паровоза и 350 вагонов с военным имуществом, в том числе 350 автомашин, 70 мотоциклов, большое количество стрелкового оружия, боеприпасов и продовольствия. Истреблено более 1,5 тысячи фашистских солдат и более 100 офицеров» (В. Пеньков, В. Стекунов. Край наш Тульский, ПКИ, 1984).

Гитлеровцы считали, что Москва у них уже в кармане и занимались подготовкой к параду на Красной Площади. Заблаговременно отпечатали пригласительные билеты на парад – правда без даты. Назначили начальника войск СС и рейхскомиссара Москвы.

Потребовались неимоверные усилия и бесчисленные жертвы со стороны нашего народа, чтобы остановить врага и отбросить его от столицы.

Есть в романе Константина Симонова «Живые и мертвые» объяснение возникшей могучей силы сопротивления, позволившей нанести сокрушительный удар по гитлеровцам, вплотную подошедших к Туле и Москве: «…У людей постепенно образовалось другое самочувствие, самочувствие пружины, которую со страшной силой жмут до отказа, но как бы её ни давили, дойдя до упора, она всё равно сохраняет в себе способность распрямиться. Именно это чувство, и физическое и душевное, эту внутреннюю способность распрямиться и ударить испытывали люди, медленно и свирепо теснимые в те дни немцами с рубежа на рубеж, всё ближе и ближе к Москве».

И вот эта до отказа сжатая пружина распрямилась, ударив по наступающему врагу, нависшему над Москвой и Тулой.

 

Тульская наступательная операция (декабрь 1941 г.) была частью Московской стратегической наступательной операции (1941–1942), проводимой войсками левого крыла Западного фронта.

Красная армия перешла в наступление без оперативной паузы сразу же после тяжелейшего оборонительного сражения.

В ходе проведения Тульской наступательной операции по планам нашего командования Щёкинско-Житовская группировка немцев должна была быть разгромлена в декабре 1941 года комбинированным ударом пехотных дивизий генералов Трубникова, Терешкова, конницы генерала Белова и танкистов Гетмана.

Из-под Богородицка, Узловой, преследуемые нашими войсками, фашисты стекались на шоссе Тула-Орёл. Центром их сбора стало Щёкино, а у деревни Ясная Поляна они создали укрепленный узел с большим количеством дотов, дзотов, пулемётных гнёзд, минных полей, надолбов. Главная группировка фашистов в районе Щёкино включала в себя 296-ю пехотную дивизию и полк СС «Великая Германия». Боевой порядок немцев был сильно насыщен автоматическим оружием и миномётами. А перед фронтом нашей 413-й стрелковой дивизии гитлеровцы имели до двух батальонов пехоты с танками. Таким образом, они защищаясь, создали почти круговую оборону.

С севера на этот укреплённый район в первом эшелоне наступали части нашей 217-й стрелковой дивизии и 32-й танковой бригады.

12 декабря 32-й танковой бригаде с приданным ей 124-м танковым полком командованием 50-й армии была поставлена задача: освободить Ясную Поляну и затем наступать вдоль шоссе на Щёкино.

Выйдя к деревне Ясная Поляна, советские танкисты совместно с 740-м полком 217-й стрелковой дивизии 14 декабря нанесли удар по вражескому укрепрайону. Пылали деревня, больница, школа. Дым валил из окон дома Л.Н. Толстого. Фашистские варвары, убегая, не успели захватить своё оружие, боеприпасы, танки и машины, но нашли время, чтобы поджечь историческую усадьбу. С большим трудом хранителям музея М.И. Щеголевой, С.И. Щеголеву, десятикласснице местной школы Клаве Литвиновой и другим патриотам удалось потушить пожар, а тут подоспели и наши бойцы. Прорвав оборону немцев, наши части продолжили наступление на Щёкино.

В результате боёв в районе Ясной Поляны наши бойцы уничтожили более тысячи гитлеровцев, захватили 11 немецких танков, бронемашину, 119 автомашин, 9 легковых машин, 16 мотоциклов, 208 велосипедов, 37 орудий, 43 пулемета, 21 миномёт, 46 повозок с лошадьми, 1 самолёт, 48300 снарядов, 55 ящиков мин, 150 000 патронов.

В бою у деревни Малая Кожуховка наши солдаты окружили и уничтожили около 250-и фашистов: «Взлетела ракета зелёного цвета, / И роты упали, в сугробы легли. / Зелёные волны играли на лицах, / А люди молились: Спаси! Помоги! / Зелёные тени, зелёные лица / И взгляд исподлобья, во взгляде – тоска. / Лежали солдаты, молчали ребята, / А в небе над ними витала судьба… / Пусть холод под тридцать! / Пусть немцу не спится! / Пусть снега по горло! / Пусть всё замело! / Шагают повзводно. Пусть вьётся поземка. / Мороз донимает. И им тяжело. / Но после команды: В атаку, ребята! / И холод – не холод, а даже тепло. / Деревня отбита, но злость не проходит. / И сердце солдата набатом стучит: / Немецкие роты уходят оврагом./ Вперёд пулемёты! Нельзя упустить. / Фашисты устали. Бредут по оврагу. / К засаде подходят себе на беду. / А там пулеметы в упор их кромсали, / Кровавые трупы оставив в снегу» (Е. Трещев. Бой у деревни Кожуховка).

 

Центром боевых действий на фронте 50-й армии в течение 15-16 декабря был район железнодорожной станции Щёкино, который немцы пытались удержать, чтобы обеспечить отвод своих частей.

В ночь на 17 декабря наши полки начали обход города: 740-й полк с запада, а 755-й с востока, перерезав совместно с кавалеристами пути отступления немцев на юг по шоссе.

В этот же день в 5 часов 30 минут 740-й полк занял город Щёкино, а 755-й его северную окраину. В районе города Щёкино потерпела поражение 296 немецкая пехотная дивизия «Оленья голова» и 397-й немецкий мотополк, сапёрный армейский батальон и команда телеграфистов 3-й немецкой армии.

В это время с востока по району д. Житово наносил удар конный корпус генерала Белова.

Части корпуса 16 декабря овладели деревней Усть-Колпна, а 17 декабря заняли деревню Житово.

Стремительно развивалась операция, которую в южной части Щёкинского района проводили бойцы 10-й армии генерала Голикова. К исходу 17 декабря части 324 стрелковой дивизии перешли реку Упу на участке Наумовка – Мясновка, а 323-я стрелковая дивизия достигла своими передовыми частями деревни Ржаво. Стрелковые части этих дивизий освободили множество сёл и деревень в Щёкинском районе, в том числе станцию Лазарево, село Сорочинку.

В журнале боевых действий 322-й стрелковой дивизии записано, что 17 и 18 декабря 1941 года части дивизии вели боевые действия в районе населённых пунктов Сорочинка, Ржаво, Полозово и Ляпищево. В этом районе погибли двенадцать наших бойцов и пятнадцать получили ранения. «По всем дорогам между Наумовкой и Ржаво валяются на поле и в придорожных канавах трупы фашистов, которые противник не успел убрать, поспешно отступая под ударами наших частей. У деревни Гришенка, где сопротивление фашистов было особо упорным, особенно много трупов».

В итоге упорных боёв с 14 по 18 декабря 1941 года Щёкинско-Житовская немецкая группировка была полностью разгромлена.

Остатки гитлеровских частей и подразделений, лишённые возможности пробиться к своим главным силам, отошли к Крапивне. Нашими войсками были захвачены большие трофеи. Только войсковая часть Трубникова в городе Щёкино захватила 6 немецких самолётов, 35 танков, 4 орудия, 35 автомашин, 40 мотоциклов, десятки тысяч снарядов и много другого военного имущества.

Силы немцев сосредотачивались в северной части села Крапивна в Казачей Слободе, а в западной части села они стали поджигать дома. Обстрелянные нашими разведчиками, факельщики бежали. 131-й Таманский и 11-й кавалерийские полки, обойдя Крапивну, вместе с партизанами вступили в неё с запада, нанеся удар в тыл гарнизону противника.

Командир корпуса И.А. Белов писал: «Когда кавалеристы приблизились к Крапивне, на окраине села загремели выстрелы. Это на помощь нам пришли партизаны. Они переправились через реку Упу и ударили с той стороны, откуда немцы совсем не ожидали нападения… Разведчики Кононенко и партизаны по пятам преследовали фашистов, не давая им поджечь дома. Крапивна перешла в наши руки, сохранившейся почти полностью».

 

Гитлеровские части, обессиленные, измотанные боями, несли огромные потери и под натиском Красной Армии отступали на запад. Успех нашего контрнаступления в декабре на центральном стратегическом направлении имел огромное значение. Появилась уверенность, что мы победим.

Московская битва принесла немецким войскам первое крупное поражение во Второй мировой войне. Это означало конец блицкрига, обеспечивающий фашистам выдающиеся победы в Польше, Франции, на Балканах. Воспоминания о судьбе Великой армии Наполеона преследовало теперь немцев, как приведение. Всё больше становилось совпадений с событиями 1812 года.

В жестокой схватке с фашизмом массовый героизм, преданность своей Родине проявили воины нашей армии, партизаны, подпольщики, бойцы народного ополчения.

Освобождая города и деревни от гитлеровцев, бойцы Красной Армии видели, как издевались над мирными жителями оккупанты, расстреливая, вешая и сжигая заживо наших людей. Жажда отмщения становилась той движущей силой, которой не было и не могло быть у захватчиков.

Неприятель был страшно силён и жесток. Но наш народ совершил невозможное, выдержал натиск немецкого вторжения, а потом и разгромил врага. В этой войне мы осознали свою силу и поняли, на что сами способны.

Но победа над гитлеровской Германией досталась нелёгкой ценой. В книге «Воспоминания и размышления» Г.К. Жуков писал: «Ожесточённая и всеразрушающая война около трёх лет велась непосредственно на советской территории. Свыше 20 миллионов советских людей погибли на полях сражений, под развалинами городов и сёл, расстреляны фашистами, замучены в гитлеровских “фабриках смерти”. Были стёрты с лица земли 70 тысяч городов, посёлков, сёл и деревень. Страна потеряла около 30 процентов национального богатства. Кто может отрицать, что история не знала такого массового варварства и бесчеловечности, которые творили на нашей земле фашистские оккупанты!» «Много горя, реки слёз / В наши семьи враг принёс. / Кровь людская не вода – / Наполняет месть сердца. / Кровь за кровь,/ А глаз за глаз– / Все вы слышали не раз. / Мы не носимся с войной, / Мир нам нужен и покой, / Чтоб любить, детей растить, / Незачем вражду плодить. / Мы свободой дорожим / И её не отдадим. / Было так из века в век. / Славен русский человек!» (Е. Трещев. Мы мирные люди).

   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов