Алик Бомбаров

0

399 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 134 (июнь 2020)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Румянцев Валерий

 
С книгой.jpg

Май месяц выдался дождливым. Мутные ручьи бежали по дорогам, крутились у канализационных люков, нехотя расступались под колёсами машин. В такую погоду большинство людей, за исключением разве что героев Богомила Райнова, предпочитают сидеть дома.

Именно этим и занимался Алик Бомбаров – инженер широкого профиля и, по совместительству, философ. Инженером он числился на работе, в НИИ МЕХХИМПРОМа, а философией вот уже лет двадцать как собирался заняться в свободное от работы время. Увы! В наш стремительный век такое время всегда приходится на ближайший понедельник, а эти понедельники словно задались целью выполнить норму мастера спорта на стометровой дистанции.

Вот почему тома мыслителей, стройными шеренгами заполнившие полки в квартире Бомбарова, так и оставались непрочитанными. Но уже одно то обстоятельство, что рядом находятся сочинения Дидро и Гельвеция, Платона и Мандевиля, Аристотеля и Лейбница, а также других гигантов мысли, наполняло Алика чувством своеобразной гордости и какой-то причастности к делу великих философов. Он твёрдо верил, что вполне способен принять эстафету философской мысли и осчастливить человечество в области, отнюдь не относящейся к химическому машиностроению. И как только появится свободное время…

Оно появилось неожиданно и сразу в большой дозе.

Алику выпало дежурство в ДНД. Наиболее опытные дружинники отметились в опорном пункте и скрылись в неизвестном направлении. Бомбаров и трое его сослуживцев поняли поставленную перед ними задачу слишком прямолинейно и отправились разыскивать хулиганов. Двухчасовые поиски завершились долгожданной встречей. В результате Бомбаров оказался в больнице с переломом ключицы и сотрясением мозга. Его коллеги после встречи с арматурными прутьями получили повреждения менее серьёзные, но не менее болезненные.

В вестибюле НИИ МЕХХИМПРОМа появился стенд «Ими гордится коллектив» с фотографией Алика, а сам герой дня, выписавшись из больницы, нежданно-негаданно заимел кучу свободного времени.

 – Теперь для вас главное – покой, – напутствовал Бомбарова хирург, ещё раз горделиво осмотрев наложенные лично им швы. – Помните: никаких забот и никаких волнений! Полный покой!

Вечером, не досмотрев до конца передачу «Сегодня в мире», Бомбаров выключил телевизор и уверенно сказал жене:

– Покоя нет. Покой нам только снится.

– Конечно, нет, дорогой, – согласилась жена. – Ты только не волнуйся. Тебе нельзя. Лучше ложись и постарайся уснуть.

Но Алик долго не мог уснуть в ту ночь. Он ворочался, осторожно перемещая по влажной подушке свою непривычно тяжёлую голову, и размышлял о многих вещах, творящихся в этом мире. Размышлял неторопливо и основательно, тщательно обдумывая каждую новую мысль и получая удовольствие от этого процесса.

«Ну ладно там, на Западе, – думал Алик, – там всё ясно. Там преступность вытекает из самого образа жизни. Так сказать, присутствует питательная среда. А у нас? Социальные корни преступности давным-давно уничтожены, а она всё не исчезает. Откуда в стране развитого социализма берутся подонки, подражающие самым паршивым западным образцам? Подражающие…

Подражающие! Вот оно, слово! Именно подражающие. Вот где следует искать причины. Почему подражают не своему, а чужому?

Романтика? Да, конечно, элемент романтики всегда присутствует среди блатных. Но только ли это? Почему вообще возникла потребность подражать?

Лёгкие пути… Вместо того, чтобы искать что-то своё в жизни, берут готовое. Духовная дебильность. Но почему всё-таки?.. Что-то где-то упущено, что-то не так. Не так… Почему лучшая в мире система образования выпускает нравственных уродов с такими же документами, как у порядочных людей?.. Почему люди привыкают говорить одно, думать другое, а голосовать за третье?.. Почему правильные слова остаются только словами, а не руководством к действию?…»

 

Под утро Алик был уверен, что причиной всех бед на свете, и у нас в стране в частности, является система бюрократии.

А, найдя причину, Бомбаров тут же переключился на поиски путей её уничтожения. Понимая, что питательной средой любого антиобщественного явления чаще всего служит бездуховность общества, Алик с головой решил уйти в духовную жизнь. Для начала он собрался изменить общественный климат в родном институте. Всё время своего вынужденного отпуска Бомбаров посвятил разработке способов достижения этой цели. И появившись снова на работе, он решительно взялся за дело. Алик стал брать слово на каждом собрании, изрядно поднаторел в риторике и вскоре мог заткнуть за пояс любого оппонента. Нахлынувшая волна гласности подняла его из рядовых сотрудников на пост председателя профкома. В НИИ появилась и окрепла оппозиция старому номенклатурному руководству, а Бомбаров, естественно, стал знаменем этой оппозиции. Занимаясь практическими делами, новый лидер коллектива не забывал и про теорию. На книжных полках в его квартире оставалось всё меньше непрочитанных философских трудов.

Когда Алика избрали депутатом Верховного Совета, он уже имел конкретный план действий. И сама судьба помогла ему внедрить этот план в жизнь. До страны докатился информационный бум. Высокие технологии стали сначала модным нововведением, а затем и жизненной необходимостью. Была проведена всеобщая и полная компьютеризация страны. Поток качественных и дешёвых товаров хлынул на рынки. Работа предприятий перестала зависеть от мастерства или бездарности исполнителей. Но она продолжала зависеть от чиновников, сидящих в различных министерствах и ведомствах и воображающих, что они – соль земли. Система номенклатуры стала тормозить экономическое развитие страны и наконец рухнула. Ответственные посты превратились в действительно ответственные. Теперь каждый чиновник отвечал перед народом за свои дела. Высокий пост перестал приносить личную выгоду.

Он стал опасен, ибо упасть с него можно было очень низко, причём не только в переносном, но и в прямом смысле. Перед каждым офисом висел список сотрудников с указанием должностных обязанностей каждого. Против фамилии находились две кнопки: красная и зелёная. Любой гражданин мог нажать одну из этих кнопок, вставив в щель между ними свою персональную электронную кредитную карточку.

Нажатие зелёной кнопки означало, что должностное лицо соответствует своему месту и приносит пользу. Красная кнопка сигнализировала, что человек не на своём месте. Таким образом, население страны не играло в демократию, а действительно пользовалась ею. Чиновник, набравший более тридцати процентов «красных сигналов», автоматически проваливался из своего кабинета в специальную шахту и доставлялся автоматами на место новой работы. Только работал действительно на пользу общества.

Алик был доволен. Он уже стал председателем Верховного Совета и по праву считал, что сделал достаточно для своей страны.

Но вот однажды Бомбарову пришла мысль: а что, если и он наберёт больше 30% «красных сигналов»? Чем он может гарантировать, что такого не случится? Ведь за последние пять лет уже шесть его коллег провалилось. И Алик больше не мог думать ни о чём другом. Конечно, можно было самому уйти в отставку. Но… Очень уж этого не хотелось. И он продолжал жить по-старому, но стал мнительным и раздражительным. Ему постоянно чудились толпы завистников, подкрадывающихся к щиту с красной кнопкой против его фамилии. Когда Алик входил в свой кабинет, его походка делалась неуверенной, напряжённой. Он шёл по полу как по льду, не доверяя его прочности. Наконец в один прекрасный день он решил отказаться от своего поста. Сейчас же. Немедленно! Хватит обманывать и других, и самого себя. Ведь последние годы он, по сути, не приносит обществу никакой пользы. Он перестал думать о других и живёт только для себя. Для себя и для своего окружения. Да и как живёт. Разве можно назвать это жизнью? Постоянный страх перед грядущим. Нет! Решено!

Алик Бомбаров стремительно встал с кресла.

До дверей он не дошёл всего два шага.

 

Художник: Георгий Рахлов

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов