Книга о творчестве Марка Казарновского

3

324 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 135 (июль 2020)

РУБРИКА: Книга

АВТОР: Бржевская Ангелина

 
КАЗАРНОВСКИЙ - обложка (3).jpg

Марина Замотина. «Миражи и были Марка Казарновского». –  М.: ИПО «У Никитских ворот», 2019.

 

«Я скучаю по такой редкой сегодня и такой увлекательной прозе про жизнь», – пишет Марина Замотина в своей книге о прозе Марка Казарновского.

Марина Замотина – литератор и журналист, редактор, заслуженный работник культуры России, автор книг и многочисленных публикаций в СМИ.  А ещё Марина Замотина не понаслышке знает про писательский труд. Она многоопытный литературный чиновник. Главное качество М.Замотиной – абсолютное чувство меры в словах, отношениях, поступках. Она неоднократно отмечалась дипломами и грамотами различных общественных организаций, а также орденами и медалями писательских объединений.

Книга М.Замотиной – «Миражи и были Марка Казарновского» (М.: ИПО «У Никитских ворот», 2019) – посвящена творчеству коллеги.  Творчество Марка Казарновского малоизвестно читателям, что, конечно же, несправедливо. Познакомить читателей с творчеством незаурядного писателя – в этом она и видит свою задачу.

Забегая вперед, скажу, что М.Замотина с поставленной задачей справилась успешно.

 

Книги М.Казарновского очень разные. Здесь московские сюжеты и эпизоды парижской жизни. Жизнь еврейских местечек и история военных лётчиков 20-30-х годов прошлого века. Неизвестные страницы Великой Ответственной войны и воспоминания детства. Есть проза художественная, а есть и документальная.

М.Замотина в самом начале книги определяет жизнь и творчество своего героя цитатой другого писателя – Евгения Богданова: «Сердце писателя – это точка, в которой сходятся все конфликты жизни. Ибо через одну точку можно провести бесчисленное количество прямых».

Марк Казарновский – уникальная личность. Это человек, в котором с лёгкостью уживается талантливый ученый, кандидат биологических наук и весёлый человек, хулиган-романтик. В нем, серьёзном, далеко не юном мужчине живет маленький мальчишка со Старой Басманной улицы в Москве. М.Замотина во вступлении пишет: «Он ироничен, но не зол. Наблюдателен, но не чванлив». Да много что она пишет о нем, надо книжку прочитать, чтобы увидеть и попытаться понять такого неординарного человека. О творчестве Казарновского тоже одним предложением не скажешь – об этом подробно рассказывает М.Замотина в своей книге.

Она последовательно говорит о книгах писателя, их 14. Первая – «Нечаянные записки», литературный «исток» писателя, хотя сам автор считает своё произведение просто записками и воспоминаниями о друзьях и близких. М.Казарновский иронизирует по этому поводу и говорит, что поддался на уговоры друзей и решил взяться за перо. И вместе с тем, он задается вопросом, столь важным для каждого писателя: «А будут ли его читать?» М.Замотина на этот вопрос отвечает просто: «Будут. Если книжки найдут». Не просто же так автор «нечаянных записок» вспоминает поговорку: «Любое произведение литературы, как и любая водка, своего потребителя найдут». С чувством юмора у М.Казарновского вообще все в порядке, он любит пошутить, да и в принципе относится к жизни легко и иронично. И в этом он абсолютно прав! Но ведь так еще надо уметь!

 

В первой книге М.Казарновского М.Замотина особо отметила рассказ «Когда приходит успех, или Сон в летнюю ночь», который ей особо близок, да и «хорошо иллюстрирует стилистические изыски». А «для прозы Марка Казарновского характерно ёмкое сравнение, очень точное и немногословное».

После «Нечаянных записок» появились два сборника рассказов, но не быстро они писались. Может, конечно, писались быстро или лежали в столе автора, но по времени публикации получилось долго. На один сборник ушло четыре года (2001-2005), на второй – два (2006-2007). В сборниках много личного, автобиографического, невероятно увлекательного. Но не все однозначно. Как пишет М.Замотина, М.Казарновский придерживается формулы Юрия Полякова: «Мой личный опыт соотноситься с моей прозой, как жизнь танцора соотноситься с танцем, который он исполняет».

Особняком в творчестве М.Казарновского стоит книга, увидевшая свет в 2008 году, «Академик Владимир Дмитриевич Кузнецов». Она написана по его запискам «Мой путь в науку», и повествуется от лица самого академика, а вклад М.Казарновского «компилятивен и невелик». Но даже эта неполная биография поможет молодым ученым любых направлений, считает автор. Ведь «Владимир Дмитриевич Кузнецов продолжает жить в трудах своих учеников и последующих поколений».

Марк Казарновский любит пококетничать, и делает это во многих книгах; как отмечает М.Замотина, «он остается верен себе». М.Казарновский любит писать предисловия, посвящения, длинные эпиграфы, часто с поэтическими вставками. Обязательно благодарит всех, кто ему помогал в работе над книгой. Это благородно и очень правильно.

В книгах М.Казарновского много уникального документального материала и фотографий. Но в душе он все же романтик. И М.Замотиной именно это его качество особенно дорого. Она и на обложку вынесла цитату писателя: «Ведь она продолжается, эта непонятная, суетливая, горькая и радостная – жизнь».

На примере «Избранных рассказов» с унылой обложкой М.Замотина показывает, как легко можно обмануться. Ведь какова обложка, таковы и рассказы. Но «первое впечатление оказалось не просто обманчивым, а обманчивым с точностью до наоборот!» Рассказы из этого сборника как будто завораживают. Главный герой, как и раньше, довольно прост, но именно этой простоте поражается писатель и читатель. Писать одновременно легко и глубоко часто бывает сложно, но не М.Казарновскому. М.Замотина пишет, что она скучает именно по такой прозе. Убедительной и доброй. Спокойной и ироничной. Неназойливой и человечной.  Она считает, что когда читаешь рассказы Казарновского, возникает и сочувствие-сопереживание, и, конечно же, ощущаешь доверие автора к читателю. И опять же, как пишет М.Замотина во вступлении: «У Казарновского нет разницы, где живет герой», и с каждым рассказом и книгой это становится очевиднее. Это – к вопросу о широте географии в произведениях писателя.

М.Замотина позволяет себя и довольно резкие высказывания. Правда, это относится не столько к творчеству писателя, сколько к деятельности издателей.

 

К примеру, книга «Там, за поворотом…» получила большой, гневно-эмоциональный «разговор». М.Замотина замечает острым критическим взглядом невнимательность корректора и редакторские недочеты: «Падежи, времена… Повторы! Вроде как и пустяки, но при удивительной изящности авторской иронии это режет слух». Несуразности начинаются даже не с совершенно непонятной аннотации, а с обложки, не соответствующей содержанию. Эта книга явно не относится к разряду авторских удач. М.Замотина пишет, что в целом «три симпатичные главы возвращают читателя в наше прошлое, которое хоть и принадлежит конкретному лицу, но ощущается как свой собственный мир».

Случайны ли совпадение или такого не может быть априори? М.Казарновский уверен, что все случайно, пытается убедить в этом и читателя. Часто его прозу считают автобиографической, ведь и вправду она «близка к документальным воспоминаниям».

Книга «Еврейское счастье Арона-сапожника (сапоги для парада победы)» – снова рассказ о человеке, о его жизни, «о жизни простого человека». Но в это раз история «все-так личная», хоть герой не похож на своего автора. Здесь много искренности, эмоций и переживаний, да таких, от которых может защемить сердце. Она отмечает точную по искренности и выразительности фразу в повести об Ароне-сапожнике: «Что бы мне хотелось перед смертью? Просто хорошо заваренного горячего сладкого чая. И позвонить маме».

Есть ещё в творчестве писателя особенная книга, которая не похожа ни на одну из предыдущих – «Из жизни военлета. 1920-1940 годы. И другие истории». Хоть и указаны годы, книга начинается с переломного момента в нашей отечественной истории, – с 1917 года. Этот год помог героям Казарновского выбраться из провинциальных местечек и «изучить политэкономику и военное дело».

Как и у М.Замотиной, у читателей возникает вопрос, как так вышло, что автор – ученый-биолог, а откуда-то «взялась история военного летчика». Ответ можно дать почти сразу: всё оттуда же, из жизни, ведь автор пишет в предисловии «многое в повестях не только из фантазии автора». Кроме историй из жизни летчиков (а годы-то какие!!!), нас поразят «вклейки с фотографиями из личного архива автора».

Можно долго и обстоятельно перечислять особенности всех книг Казарновского. Но смысла в этом нет. М.Замотина пишет: «Поэт Борис Слуцкий когда-то писал, что Илья Эренбург «был почти счастливый человек. Он жил, как хотел (почти). Делал, что хотел (почти). Писал, что хотел (почти). Говорил — это уже без «почти», что хотел». А вот Марк Яковлевич, как мне кажется, и жил, и все делал, и писал, и говорил – всё без «почти». Ну, с небольшим исключением на юность и молодость. Разве он не счастливый человек? Ведь и сегодня Марк Казарновский тоже живет без «почти». А именно – как хочет – в творческих хлопотах и бытовой текучке».

Трудно сказать, что происходит у писателя в бытовой текучке, а вот в творческих хлопотах Марка Казарновского всё всерьез и основательно. И это – несмотря на кажущуюся лёгкость в рассказе и о себе, и о своих героях.

Где миражи, а где были в жизни и судьбе Марка Казарновского? Не уверена, что я это поняла, всего лишь познакомившись с книгой М.Замотиной. А вот желание почитать произведения самого Казарновского у меня точно возникло. И я непременно их прочитаю, если найду. Тиражи современной литературы таковы, что может это и не получится. В библиотеках многих книг нет, а в интернете продаются только новинки. Значит, начну с новинок. Что-то поищу у букинистов. Да и электронные версии многих книг никто не отменял.

Главное, мы теперь знаем, что есть такой писатель Марк Казарновский. И новая встреча с его творчеством (для меня несомненно) – будет желанной.

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов