Творчество – подарок Бога душе человеческой!

21

906 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 136 (август 2020)

РУБРИКА: Интервью

АВТОР: Замотина Марина Анатольевна

 

Анастасия Борискина – член Союза писателей России, кандидат педагогических наук, поэт, прозаик, драматург, режиссер. Практикующий психолог, более 20 лет работает с детьми. Автор публикаций (книг и статей в периодике), как художественных, так и научных. В настоящий момент слушатель Высших курсов кино и телевидения ВГИК (мастерская Ф.М. Попова, С.А. Титинкова).

Изданные книги: «В гостях у мира» (поэтический сборник), «Планка» (сборник стихов, сценических этюдов, публицистических заметок), «Поэтическая география» (поэтический сборник), «Четыре времени года. Зимние этюды», «Ангелы касаются земли» (Поэтический сборник), «Двери, ведущие в Рай» (Сборник рассказов), «Тогда поэт» (Стихи. Рассказы, Статьи. Поэтическо-прозаический сборник), «Семейный альбом: мама» (сборник стихов), «Когда мы друг друга не знали» (Умозрительная психологическая драма).

Анастасия – автор нескольких научных книг и статей в научных сборниках. Автор сценариев и пьес.

 

МЗ. – Анастасия! Вы молоды, а список ваших публикаций уже солидный. Поэзия, проза, драматургия. 

АБ. – Драматургия – это как основа театральной деятельности, которой я стала заниматься на самом рассвете своего педагогического пути. Ребята мне достались сложные, и почти ровесники. Читать классическую литературу им не очень-то хотелось, так вот я искала разные формы, чтобы привить любовь к нашей родной литературе, театр, как нельзя лучше подошёл. Так и повелось. Но не только они, но и я сама заболела сценой. Потом появились рассказы. Что касается стихов, их я писала давно. Учеба в аспирантуре только помогла систематизировать мои стихи, появился мой первый сборник. Тогда я училась и работала в академии (АПК и ППРО). Инесса Исааковна Зарецкая, когда прочитала, сказала, что я лирик до мозга костей, и не представляла, как я справлюсь с научным трудом, Кинельм Ефимович Ям поцеловал мне руку и назвал поэтом, а я это уже знала без ложной скромности, как мать знает, что она мать, образно. Но время от времени, читая стихи своих любимых поэтов и поэтесс, приходит понимание того, что стремиться к чему – есть. Вообще я влюблена в поэзию, и многих в неё влюбляю.  

 

МЗ. – Поэзия. Всегда и везде? Как пишутся (или нет) стихотворения?

АБ. – Легко пишутся. Научные труды вначале давались трудно, потом привыкла. Отдыхая от них, писала стихи. Жизнь давалась трудно. А стихи – легко. Очень жаль, что практически нет времени на них. Но вот иду, что-то увижу, и тут же рождается образ. Если под рукой нет ручки и блокнота, то достаю свой мобильник и быстро записываю. Какие-то строки потом правлю, какие-то так и оставляю без изменений.

 

МЗ. – Творчество – это состояние души? Или желание самореализоваться?

АБ. – Творчество – это данность, подарок Бога душе человеческой, которая даёт возможность человеку приблизиться к Творцу, понять Его радость при воззвании жизни из небытия. Творчество – это призвание, и это призвание каждого человека, который приходит в мир. Творчество – созидание себя и мира вокруг себя.

 

МЗ. – У данности ведь есть начало. Давайте поговорим о начале вашего творческого пути.

АБ. – Если речь идёт о литературе, то первыми моими публикациями стали сценарии для школьного театра. Стихи писала, но не спешила их публиковать, мне казалось, что это личное. Это была ошибка. «В стол» писать нельзя. Но и на суд людской выставлять свои незрелые «шедевры» и страшно, и больно. Надо окрепнуть и быть готовым к любой оценке своего творчества.

 

МЗ. – Как удается совмещать научную деятельность с работой? Есть ли желание совершенствоваться? 

АБ. – Разочарую. Очень ленива, как медвежонок, мне всё ладно, всё хорошо. Не трогали бы меня, не обижали бы на работе в начале пути, я бы так вот и ничего не добилась. Меня до науки допинали. Пинали, пинали, и допинали. Сегодня понимаю, что мои обидчики и «враги», это настоящие благодетели. Сразу это не поймёшь, не примешь. Все плохое забывается, а душа развивается. И без научных трудов, исследований уже не может. Скорее всего, конечно, интерес.  Научное общение, конечно, важно, творческое тоже. Но результаты – как научные, так и творческие – будут, как мне кажется, при возможности остаться наедине с самим собой.

 

МЗ. –  Днями я случайно обнаружила такие вот размышления Андрона Кончаловского. «Я часто вижу вопрос: “Нужно ли попробовать в жизни всё?”. Если ваша цель – стать лучше других или найти, к чему у вас есть талант, то можно бесконечно пробовать себя в разных профессиях. Но ради опыта проводить какие-то тяжёлые эксперименты над собой я бы не советовал: это точно не то, что сделает вас лучше других». Меньше всего меня интересует судьба АК, но в этом его эссе мне было интересно два момента. Первое – рассуждения о том, что себя нужно пробовать в разных профессиях. Это так?

АБ. – Не совсем. Например, ребёнок может на сто кружков бегать, пытается попробовать себя в разных видах деятельности. Вот для него это важно, необходимо, а как он иначе поймет, что ему интересно? Взрослый человек знает влечения своей души. Гению, конечно, подвластно очень многое, как, например, Михаилу Васильевичу Ломоносову. Но всё же мы развиваемся и развиваем свои таланты в определённой профессии, в определённом знании. Так, я ничего принципиально нового не делаю. Педагогика – девушка несерьёзная, дружит со всеми (шутка). В преподавательской деятельности я всегда тяготела больше к литературе, чем к русскому языку. Язык – система, как математика. В литературе больше творческого потенциала. Вообще русский язык – самый сложный предмет для преподавания в школе. Но вот, у меня начались серьезные проблемы со зрением (разрыв сетчатки), и я стала заниматься смежной с преподаванием профессией – психологией.  Естественно для учителя литературы писать. Но писателями, конечно, становятся не все. Почему? Не знаю. Режиссерская работа в школе – это одна из форм работы с детьми. Мне кажется, профессия – это то, что кормит. Остальное что? Хобби? Увлечение? Если у педагога много увлечений, он более интересен и востребован. Вот мой директор Сергей Сергеевич Граськин, и педагог с большой буквы, и доктор наук, и полковник, и спортсмен, и чего только не умеет. Есть планка, есть пример перед глазами, есть к чему стремиться.  

 

МЗ. – Что главное в жизни? Можно ли разделить работу и творчество? Возможно ли сочетать? Или одно с другим не монтируется?

АБ. – Еще как монтируется. Педагогика и психология – творческие профессии. Творческий педагог всегда в поиске методов, форм, средств, которые сделают его предмет самым увлекательным. Если в твой предмет влюблены, то ты пилот высшего класса. Но я стала очень уставать. Все же и наука и творчество требуют дополнительной нагрузки, ты разрываешься, но есть то, без чего ты уже просто себя не мыслишь, это, прежде всего, литературная стезя, и теперь уже режиссура.  

 

МЗ. – Вернемся к АК. Он занимался музыкой. Но «понял, что эта профессия не для меня. И слава Богу! Потому что, когда я стал заниматься режиссурой, я почувствовал свободу». Вот он почувствовал свободу? А вы, когда стали заниматься режиссурой, что почувствовали?

АБ. – Свободу, да!!! Я почувствовала свободу. Но, думаю, это мнимое ощущение.  Это пока учусь, экспериментирую, пробую. Поживём – увидим. Но здесь, даже, что-то большее. Мне кажется, что Кто-то неведомой рукой вёл меня к режиссуре (этот Кто-то, конечно Бог). В детстве мечтала стать врачом. В юности бегала в театральный кружок, и быстро забыла (поиграли, называется, и бросили). Мне до сих пор непонятно, как я очутилась во ВГИКе. Я очень люблю ВГИК, благодарна Фёдору Максимовичу, что он дал нам возможность учиться на Вильгельма Пика (мне нравится новое здание), а прошлое лето провела на Мосфильме, опять-таки благодаря моему мастеру.  

 

МЗ. – Наверное, профессия практикующего психолога, как и образование педагога (психолога) – для режиссёра очень важны (помогают)?

АБ.  – Безусловно. Режиссёр – и педагог, и психолог. Но мне кажется, в моей новой деятельности просто акценты сместились. По сути, я больше двадцати лет занималась театром. Театр помогал моей педагогической деятельности. Сейчас педагогика помогает моей режиссёрской деятельности.   

 

МЗ. – Продолжаем. Приведу еще один размышлизм АК, что называется «в тему». «Обрести эту свободу мне помогли, в числе прочего, многолетние занятия музыкой. Ведь музыка – это не просто звуковая дорожка, приложенная к изображению. «Музыка-чувство» важнее, чем музыка в буквальном смысле. Музыку нельзя определить словами – так же, как и чувства, интонации, оттенки… Каждый фильм строится как музыкальное произведение: оно должно быть текучим. Большое кино – это музыка изображения. Уже потом к этому изображению добавляются слова, звук, музыкальное сопровождение – хорошее кино может без них жить, плохое – нет». Согласны? По-моему, это в первую очередь красивые слова.  Но возразить сложно. Так ведь?

АБ. – Правда, очень красивые слова. Сложно возразить, да. Но это частное мнение. Красивое частное мнение. Очень поэтично звучит. Для меня самое важное – это слово, слово, которое обладает ритмом, смыслом, слово, которое было первым. Кино – это, прежде всего, действие, но слово наполняет действие смыслом. Может ли кино обходиться без слова? Разумеется, оно изначально было немым. Но ведь слово – это не только реплики и диалоги героев, это ещё и драматургия. Мысль. Что до музыки. Я её люблю. И она многие годы украшала мои спектакли, ведь почти все мои спектакли музыкальны. И хорошему кино без музыки туго, думаю так.  Так получилось, что три мои первые учебные фильмы украшает хорошая музыка. Для первого фильма «Вдохновение» свою песню «Какие же мы разные» мне дал мой однокурсник Олег Беккер, он же композитор фильма. Песня как нельзя лучше соответствует настроению фильма. Фильм гость украшает песня «Говори, говори», группы «Зеленый сад», стихи Сергея Шестакова. Композитором фильма «Дуаль» стал Александр Борисов, написавший потрясающие темы к каждой отдельной сцене.  

 

МЗ. – Какой был первый режиссерский опыт?

АБ. – Первый? Ну, так как я учусь на режиссера кино и ТВ, давайте о кинорежиссуре. Мне казалось, что всё очень легко, я же театром занималась и брала награды со своими коллективами. Но никак не могла начать снимать, крутила камеру как мартышка очки, оператора по ВГИКу бегала искала. А потом вот нашлись актеры, нашёлся оператор, мы сняли мой самый первый игровой фильм, короткометражку  «Вдохновение». Я любовалась кадром, как картиной художника, и была очень довольна. Мастера были рады, что я начала снимать, но, они, конечно, строго относятся к тому, что мы делаем, и не спешат разделять наш восторг. Ну, что ж, правильно.  Всегда есть к чему стремиться. Ну, а потом мой «Гость», и мой любимый фильм «Дуаль». 

 

МЗ. – Если ли планы снять кино для детей?

АБ. – За время учебы во ВГИКе увидела много интересных детских фильмов, которые, к сожалению, не видят наши дети. Детскому кино нужно отдельную статью посвящать. У меня есть очень хорошая подборка детских фильмов, которые я бы рекомендовала к просмотру, как психолог и педагог. Но, боюсь, многие из них дети смотреть не будут. И не потому, что фильмы плохие. Хороший вкус формируется годами. Для этого и существуют критики, киноведы. Хороший фильм – это как классическая литература, не всем нравится, но ей нация жива. Трудно кратко, это боль. Многое измеряется сейчас деньгами, кассовыми сборами. Но нельзя кассовым сбором определить хорошая картина или нет. Наш филсоф Иван Александрович Ильин (1954 – 1954) писал  о литературе, что художественное произведение может не понравиться, и нехудожественное может понравиться. Это можно отнести и к кино. Детское кино должно быть добрым. «Пацаночка» – добрый фильм. Фильм о детях и снятый с детьми. Он затрагивает проблемы детских отношений, вражды, которая перерастает в дружбу, и в нём есть место пусть маленькому, но  подвигу. За время съёмок увидела настоящих детей, которые побросали свои телефоны и бросились вместе со мной в эту авантюру, приключение, которое называется кино.  

 

МЗ. – А вот о фильме «Дуаль» поговорим подробнее. Расскажите коротко о сюжете.

АБ. – Оскар Адингтон, некогда талантливый хирург, пережил страшную трагедию. Не в силах справиться с глубокой психологической травмой, Оскар начинает пить. Однажды в его жизнь входит Фантом, который превращает его жизнь в сущий ад. Сможет ли Оскар избавиться от навязчивого незнакомца и вернуть утраченный талант? Цель Фантома – сузить сознание своей жертвы, толкая на страшный путь саморазрушения. Рядом с Оскаром есть любящая девушка, которую он пока не готов впустить в свою жизнь, ведь в этой жизни происходит что-то непонятное и страшное.

 

МЗ. – Всё-таки получается, что профессия психолога очень помогает в работе? Хотя эти знания бесценны и необходимы всегда и везде.

АБ. – Да, тем более, у меня есть квалификация клинического психолога. Конечно, я в теме. Мне знакомы проблемы личности, связанные с нормой и патологией. Но Оскар только встал на путь разрушения, он между нормой и патологией, он рефлексирует на то, что с ним происходит. И артисту персонаж удался.

 

МЗ. – Город Зурбаган можно рассматривать как синоним мечты?

АБ. – В фильме использована картина Алексея Петрова (Дурень) «Зурбаган», в начале фильма по сюжету её пишет Эшли. Прежде всего, мы заявляем этим самым о мифологическом микрокосмосе фильма и расширяем границы места действия картины: события, происходящие в фильме, могут произойти с кем угодно и где угодно. У нас это некий маленький приморский европейский городок. У каждого человека, независимо от нации и культурной принадлежности, есть мечта, к которой он может идти всю жизнь. Порой человеку кажется, что мечты у него нет, но на самом деле, подсознательно, человек к чему-то движется в своей жизни: один к делу своей жизни, другой стремится к творчеству, женщина мечтает быть рядом с любимым мужчиной, а кому-то просто хочется жить, у каждого свой Зурбаган. Главное – не пройти мимо этого города!!! 

 

МЗ. – Какова жанровая специфика фильма?

АБ. – Жанровая специфика фильма – медицинский триллер. Думаю, мы её выдержали. И всё же это авторский фильм, жанр выбран, чтобы зрителю было интересно. Триллер захватывает зрителя ноткой тревоги, ожиданием чего-то страшного. Это в нашем фильме есть. Но фильм создавался не для того, чтобы пугать зрителя. Мы подняли в своем фильме очень интересные проблемы. Наш фильм может быть интересен медикам, психологам, тем, кто столкнулся с аддиктивным поведением своих родных и близких, самим аддиктам, но не только. Кроме сложных актуальных вопросов современности в фильме переплетаются любовные линии.

 

МЗ. – В фильме говорящие имена. Зачем? Ведь этого большинство зрителей не знают?

АБ. – Это знаю я. И я бы оставила эту головоломку для исследователя, но пришлось объясняться с мастерами. Оскар (др.-герм.) – Божье копьё. Фантом обвиняет Небо, а полем битвы становится сердце человека. Оскар должен победить фантома, но прежде всего победив себя. Джастин (англ.) – прямой, справедливый, правильный честный. Молодой друг главного героя. Веста (слав.) – по одной из версий – весть. Весточка. Приносит Оскару весть, письмо. Миссис Веста пишет Оскару письмо, в котором снимает с него обвинение Фантома. Что примечательно, миссис Веста по фильму известная литератор. То есть героиня наделена даром слова. Дана (чешск.) – по одной из версий, как данная. Дана Оскару. Оскар сам о себе говорит: «Каким я был? Гордым». Данная Оскару, чтобы он преодолел гордость, не всё под его контролем. Джейн (англ.) – Божья благодать. Девушка с внутренним стержнем, но способная идти на компромиссы и прощать. Эшли (англ.), женск. и мужск. имя – живущий в Ясеневом саду (Зурбаган, город мечты, город надежды). Лаура (лат.) – «увенчанная лавром», символ славы. Слава любви Джастина и слава победы Оскара над самим собой, своим страхом, принесшая ему победу. Ева (евр.) – дающая жизнь. Ева – мать Лауры. Мать дает жизнь. Райан (гельск.) – вода. Вода, как символ чистоты, смывающая все плохое. Райан пытается помочь Оскару, вернуть его к делу своей жизни, проявляет истинную солидарность к коллеге. Спирс (англ.) – копьё, ружьё, дротик. Спирс антагонист Оскара. Вроде бы неплохой. Но Спирс эмоционально холоден. Мы договорились с Валерой Парадовским, что Спирс атеист. Валера блестяще сыграл профессионала, но профессионала, не способного помочь мятущейся душе Оскара.  

 

МЗ. – Скажите, как вы решаете проблему зла в фильме?

АБ. – Проблема зла в фильме раскрывается сразу тем, что не даёт человеческой природе быть совершенной. Мне сейчас меньше всего хочется останавливаться на главном герое фильма, надеюсь, когда появится возможность, то о своем герое расскажет сам актёр Максим Антонников. Сейчас о другом. Мы все, находясь дома, оказавшись бессильными что-либо сделать перед мировой пандемией, стали, видимо, более ощутимо воспринимать реальность существования зла в мире, поскольку, по замечанию нашего отечественного философа Владимира Николаевича Лосского, зло «есть как бы болезнь» и существует «только за счёт той природы, на которой паразитирует». Но зло личностно. Лукавый – это личность, который может принимать разные образы, чтобы соблазнить, напугать, погубить человеческую душу. Человек свободен в своем выборе и сам даёт место злу в своей жизни: «Человек согласился на это господство над собой» (В.Н. Лосский). В корне зла коренится бунт против Бога. Не просто так мы берём для нашего фильма цитату из евангельской притчи о талантах, в которой повествуется, что таланты даны каждому по его силам. Но Фантом обвиняет Небо, бросает вызов Богу, а полем борьбы добра и зла, как всегда, становится сердце человеческое. Добро и зло распознаются по плодам. Добро – жизнь души, зло – её смерть в перспективе Вечности. Попав во власть Фантома (Сатаны, Люцефера, Диавола), начинается распад человеческой личности. Да, в природе бунта лежит гордость, ведь если таланты даны каждому, значит, и Оскару Адингтону они даны, а вот как он распорядится этими талантами? Но зло ещё и разделение, разделение с тем, что так дорого человеческому сердцу. Любое разделение – это зло. Смерть не есть разделение, разделяет нас с близкими людьми наше неверие в существование другой реальности. Как автор научных и художественных текстов, я всегда старалась быть доступной читателю, надеюсь, что это мне удалось перенести и на киноисторию. Мы вскрыли в фильме глубокие философские проблемы, мне и самой до конца не все они высветились, при всём том, что фильм, очень, надеюсь, интересен, динамичен, но снимали мы всё же для вдумчивого зрителя. Как пишет ещё один наш замечательный философ Николай Александрович Бердяев, «Искусство – это не изображение действительности, а преображение». Надеюсь, мы справились с этой функцией искусства своей последней точкой, заключительным аккордом, финальными сценами.

 

МЗ. – А цель?

АБ. – Цель зла – не испугать, поскольку страх – это только средство, которое использует зло. Цель зла – погубить бессмертную человеческую душу. Отсюда, конечно, не кошмарный образ из фильма Фредди Крюгер, а вкрадчивый такой «интеллигент» вначале, обвинитель в развитии сюжета, физически превосходящий человеческие силы к развязке. По своему характеру и образу воздействия на личность Оскара он скорее похож на Волонда в фильме «Мастер и Маргарита», которого сыграл Олег Басилашвили. Почему так? Зло может казаться прекрасным, оно может очаровывать, радовать глаз, тешить слух, оно может быть вожделенно. Но его плоды всегда – горечь, отравляющая душу, губящая мир. Зло низвергает сторонников своих в адское пламя.

 

МЗ. – К вопросу о названии фильма. Мне, кстати, рабочий вариант был понятнее.  Слово «Дуаль» пришлось погуглить.

АБ. – Рабочее название фильма «Дуаль» – «Фантом моего прошлого». Есть замечательная библейская притча о лотовой жене, превратившейся в соляной столп. Она обернулась назад и пожалела своё прошлое, наверное, так. Жизнь коротка, нужно движение вперёд. Но прошлое забыть невозможно. Да и не надо. Зачем? Прошлое – это наш опыт, для кого-то любовь, для кого-то разочарование. Для кого-то прошлое – это счастье, а для кого-то беда. Иногда прошлое отрывает нас от какого-то личного подвига. Помните житие Марии Египетской? Ушла в пустыню, чтобы побороть грехи своей молодости, а там постоянное напоминание о вкусной, сладкой жизни. Герой Максима Антонникова становится заложником своего страха, он застрял в прошлом, в котором был счастлив, в котором получил глубочайшую психологическую травму. Для сильного героя сильное испытание, но Оскар начинает тонуть, и душа его становится достоянием Фантома. Зло нельзя победить на земле окончательно. Зло нельзя победить в мире. Но зло можно победить в своей собственной душе, и тогда влияние зла извне перестанет воздействовать на тебя, твою жизнь. После того, как фильм был снят, пришло понимание того, что Фантом и Оскар не двойники. Есть некая двойственность в характере героя (но не расщепление сознания как при шизофрении), идентифицировать его с Фантом нельзя. Мы затронули настолько глубокие философские проблемы, извечные проблемы, проблемы добра и зла. Теперь вот, после того как материал снят, я думаю, а как вообще ребята со всем этим справились? Нас всех объединяла любовь и доверие друг другу, чувство юмора, без этого никуда. 

 

МЗ. – Реализм и условность в фильме…

АБ. – Условность в кинематографе – это несоответствие художественного образа объекту изображения. Художественное произведение строится на переосмыслении объекта изображения, подчеркивая статус человека, условия целеобразования его жизни. Мы говорили об узнаваемости, символике в костюме фантома. Кстати, в вымышленном инфернальном фантоме можно узнать чисто человеческие отрицательные черты характера: неосознанное критиканство и обвинение менее сильных; используя современный сленг, фантом «троллит» свою жертву. Не так же себя ведут люди образованные и необразованные, начальствующие и подчиненные, отцы и дети, когда издеваются и высмеивают? В кино условность переплетается с реальностью, особенно если речь идёт о таких жанрах, как фантастика, хоррор, триллер. Кроме условности в образе героя, художники, авторы рисуют своё восприятие окружающего мира, и часто оно совпадает со зрительским восприятием. Условность пространства и места продиктовано общечеловеческими переживаниями и устремлениями, «город мечты можно найти на глобусе своей души». Но если не выйти за пределы «глобуса своей души», можно навсегда остаться только мечтателем. Это не всегда хорошо. Мечта хороша тогда, когда человек ставит перед собой цель и идет по направлению достижения этой мечты, выходя из зоны комфорта. Это страшно, иногда даже больно. На этом пути, как на шахматной доске, нас может ждать светлое и тёмное, грустное и радостное, счастливое и несчастное…

 

МЗ. – И о персонажах…

АБ. – На занятиях нам много говорили о персонаже. Вообще, характер героя, образ, который создаётся на экране – это то, о чем так часто рассказывает нам мастер. И мне стало интересно, а может ли быть персонаж без цели. Ведь у Оскара Адингтона цели как таковой нет. Эти цели были когда-то достигнуты. А теперь «всё разрушено». Помните Киплинга? Процитирую маленький отрывок из его стихотворения «Заповедь» («Если»):

 

Умей принудить сердце, нервы, тело

Тебе служить, когда в твоей груди

Уже давно всё пусто, всё сгорело,

И только Воля говорит: «Иди!»

 

В душе Оскара «всё пусто, всё сгорело», он катится вниз, есть причина. Но судьба бросает ему вызов. Только выйдя из запоя и вернувшись к делу своей жизни, Оскар может обрести себя, как личность.

 

МЗ. – Какие детали позволили раскрыть образ фантома?

АБ. – Не случайно выбрана одежда фантома, мы прицеливались под монохром, присматривались к монохромным фотографиям наших актёров, сделанных на площадке. И получается, конечно, стильно, благодаря тому что мы к этому были готовы. Фантом – это некая сила из другого потустороннего мира. Какие же атрибуты помогают раскрыть характер героя?  Прежде всего – это, конечно трость, как символ власти, символ доминирования над обществом. И действительно, фантом – князь мира сего, наделён большой властью. И власть эта простирается на души и умы людей, но тогда, когда, человек, его тёмная сторона, становится открыта злу образом своей жизни (мы уже говорили об этом). В связи с этим, шляпа в костюме фантома выступает как фальшивый авторитет, авторитет, противопоставляющий себя Богу.

 

МЗ. – Почему вы остановились на чёрно-белой стилистике фильма?

АБ. – «Чб изображение заставляет твой привыкший к цвету мозг дорисовывать. Поэтому чем меньше цвета в кино, тем лучше» (А. Герман)

Монохром (monos – «один», chroma – «цвет») – это одноцветная цветовая гамма, когда художник использует в своём произведении несколько оттенков одного и того же цвета. Монохром, это не всегда использование чёрно-белого тона, но сегодня речь пойдет именно о чёрно-белом кино.

Обратившись к истории кино, мы поймем, что оно изначально было чёрно-белым. Чёрно-белое кино очень стильно смотрится, по словам Тима Бертона: «Чёрно-белая гамма – это очень красиво». Чёрно-белый кадр воздействует на эмоциональный интеллект зрителя сильнее, и снимать чёрно-белое кино в своевременных условиях (не беремся судить, сложнее или дороже) важно с пониманием того, что и свет в чёрно-белом кино ставится по-другому, и костюмы выбираются в определённом стиле и цвете, во многом ответственность здесь ложится на оператора, художника-постановщика, рискует и режиссёр, поскольку любая ошибка может удешевить картину.

Почему мы остановились на чёрно-белой гамме? Мы не уверенны, что когда-то ещё удастся повторить этот опыт (хотя, как знать). Снимать чёрно-белое кино дороже, и нужно убедить продюсеров и инвесторов, что кино от этого не пострадает. Сегодня, пока мы только учимся, мы смело экспериментируем с формой, содержанием, цветом, тонами, и, буквально влюблены в чёрно-белое кино, но дело не только и не столько в этом. Чёрно-белая гамма помогает решить нам несколько задач. В медицинском триллере оно сразу разделяет подсознательно чёрные и белые оттенки и полутона: чёрный, как тьма, белый, как свет; чёрный, как зло (задавая настроение с заявочного кадра) и с первого кадра белый – кабинет врача, почти в конце операционная (опять белый, подчеркивающий стерильность). Монохром в нашем фильме помогает подчеркнуть личную трагедию главного героя, на которой паразитирует фантом. Чёрно-белый помогает создать определенную атмосферу реальности, перемешанную со снами.

 

МЗ. – Расскажите об актерах, которые с вами работали.

АБ. – Спасибо. За время съёмок я привыкла к ним, многих полюбила. Готова о каждом из них говорить очень долго. Здесь важно вот еще что! С первых же дней Сергей Алексеевич и Федор Максимович учили нас правильно подбирать типажи, искать актеров, ходить по театрам.  Это очень серьезная и кропотливая работа – подобрать актера на роль. Результат – награда на фестивале в Торонто за выдающийся актерский состав. То есть каждому был дан кусочек, и каждый сыграл его безупречно. Таким образом, ребята, конечно, подчеркнули мою работу, как режиссера. Это наша общая победа, и актёров, и всей съёмочной группы. 

Главного героя сыграл актёр театра и кино Максим Антонников. На роль Оскара было три претендента. И вот, когда я уже отчаялась найти актёра на главную роль, мой взгляд упал на фотографию Максима, просмотрела его шоурил и позвонила ему. Мы оба не спали перед встречей, волновались. Я –поскольку это был мой первый большой опыт, Максим всегда очень строг к себе (наверное, так нельзя). Максим мне понравился сразу. Мы с ним в этом проекте с первых и до последних дней вместе, менялись операторы в силу обстоятельств, актёры, но вот Максим прошёл этот путь до конца, разрываясь между театральными проектами в Санкт-Петербурге и Москве, он не сорвал ни одного съемочного дня. Он по-человечески помогал мне, видя иногда мое одиночество и растерянность на площадке (было много сложностей, которые приходилось преодолевать, но ни минуты не пожалела, что взялась за это, благодаря Максиму). Максиму тяжело без площадки, без сцены, он любит свою профессию.  

Молодого друга Оскара Джастина Стоуна сыграл очень красивый актер (на мой вкус самый красивый актёр проекта) Эльджан Ахмедов. Это молодой актёр, они очень гармоничны с Максимом Антонниковым.  

А вот актёра, играющего Фантома, пришлось заменить, это, конечно, отразилось на качестве фильма, и режиссеру монтажа пришлось попотеть. Ну, что сделаешь. Юра Бабанов в проект пришел не сразу. Мне трудно было принять решение, но хватило сил, и оно было правильным по многим причинам. Мы бы просто фильм не успели снять. Можно сказать, что Юра спас проект. В фильме у него очень страшный взгляд. Вот злодей запредельный. На самом деле Юра добрейшей души человек, он, как и Максим, всегда готов прийти на помощь. Вообще ребята подобрались очень хорошие и дружные.  

Валера Парадовский сыграл психиатра. Раскрою секрет. В фильме «Пацаночка» Валера играет папу Милы, и он же второй режиссер фильма. Это очень интеллигентный человек. Оператор не выдержала и выкрикнула: «Да ему же в детских фильмах играть!».  Валера на самом деле великолепный партнер. Он умеет найти подход и к ребёнку, и взрослому.  

Ярослав Юмашев буквально с учебной скамьи ГИТИСа пришёл к нам. Пришёл на эпизод, но мне очень понравился. И вот, когда нас в очередной раз подвели и нужно было искать замену актёру, на роль Района я позвала Ярослава. Состарили его – волшебная сила кино. Ярослав смелый, не боящийся трудностей актёр, позитивный, оптимистичный. Я говорю о человеческих качествах актёров, но их актёрские дарования будет оценивать зритель.  На мой взгляд, личные качества актёра важны не менее профессиональных.  

Эшли  сыграл Артём Курбатов. Он сообщил мне, что до этого играл каких-то мерзавцев. И я предложила ему поменять амплуа. В нём есть потенциал художника, поэта, трубадура. Вот усы приделать – ну, Михаил Боярский в молодости. А ещё Артём очень любящий отец.  Разноплановый актёр, как и Максим, и Ярослав.  

Жемчужина нашего проекта – Ирина Рындина. У нас практически все актеры, кроме эпизодных ролей, профессионалы. Ирина Рындина –выпускница одного из лучших театральных вузов – ГИТИСа. Она же солистка Ярославского академического губернаторского симфонического оркестра. Мне актриса была знакома по театральным проектам «Морфий» (реж. В.Панков, Театр Et Cetera, 2006), «Ромео и Джульетта» (реж. В.Панков, Театр Наций, 2009), «Двор» (реж В. Панков, Гоголь-центр, 2014). Это, конечно, не единственные проекты Ирины. Почти всю информацию об актерах сегодня можно найти в интернете. Подбор актёров очень важный, кропотливый процесс, актёры, если хотите, это визитка фильма. Кастинга для Ирины не было, я сама позвонила актрисе, и была приятно удивлена тому, что она согласилась и доверилась мне, как режиссеру. Это было чудом, удача улыбнулась мне. С Ириной очень приятно работать, и думаю, не только режиссёру, она прекрасный партнёр, обладает чувством юмора, тактична. Ирина Рындина играет в фильме миссис Весту, умудрённую опытом писательницу. Это одна из главных ролей в фильме. 

Вообще красивые актрисы в нашем проекте: Елена Партей – студентка актёрского факультета ВГИК (мастерская В.А. Грамматикова); Юлиана Эрзерумцева – уже состоявшаяся актриса, сегодня она учится на Высших курсах ВГИКа на режиссера жанрового кино. Инга Чарай – самая юная участница проекта. Все актрисы разные, но одинаково талантливы.  

Ева Спешнева – просто комфортная, уютная, светлая девушка. Повторюсь, что в кадре никто не смотрит на личные качества актёра, зритель оценивает актёра по его игре. Но вот важно, какие люди на площадке собираются.  Что до меня, я впервые почувствовала разницу в работе с профессиональными актёрами и детьми. Конечно, с профессионалами мне было легче. Профессиональные актёры знают свое дело. Я очень благодарна ребятам за их труд, терпение, выдержку.  

 

МЗ. – Что вы держите в тайне и раскроете только на премьере?

АБ. – Когда фильм готов, можно поделиться нашей главной тайной, которую мы сохраняли до сегодняшнего дня. В фильме «Дуаль» использована песня любимой всей нашей командой группы ПилОт, как нельзя лучше подошедшая под главную сцену фильма.

 

МЗ. – Ну вот, про фильм поговорили основательно. Признаюсь, очень захотелось его посмотреть, что, разумеется, я в ближайшее время и сделаю. Но я всё-таки хочу вернуться на родную, литературную стезю. И в заключение скажу, что только что Анастасия приняла участие в литературном конкурсе. Подборка стихотворений «Красное олово летних зарниц» стала Лауреатом Большого дистанционного литературного конкурса «Преодоление» (МГО СП России и СПП) в номинации «Родина-мать зовет» (75 лет Великой Победы).

 

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов