Оазисы в степном краю (Усадьбы Тамбовской губернии) Венок сонетов

5

1080 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 164 (декабрь 2022)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Меркушова Наталья Сергеевна

 
1180-Blagoveshchenskij-hram-v-Novotomnikovo.jpg

1


Оазисы в степном краю –
Их было создано немало.
И Воронцов жил, как в раю –
Им Новотомниково стало.

И графский вензель родовой 
Искусно расположен в парке.
Живут деревья – он живой.
Чудесная земная память.

Потомки графских рысаков,
Орловской значимой породы,
Аллюром мчались через годы
На протяжении веков.

И словно в те века, былые,
Стоят усадьбы родовые.


2

Стоят усадьбы родовые,
Пленяя красотой своей.
Они деяния земные
Князей, министров и царей…

И род Чичериных был славен,
Наш край культурою встряхнул.
Усадьбой памятник поставлен, –
Восстановили Караул.

А купол храма Васнецовым
Расписан был. И этот храм
Уже сияет тут и там
Великолепьем чудным, новым.

Хоть это есть в родном краю.
Не вам сегодня песнь пою.


3

Не вам сегодня песнь пою,
Пою тому, кто вас прославил,
Места родные, узнаю
Так много связанного с вами.

Ведь здесь и Скобелев бывал,
Герои «Барышни-крестьянки».
И славный «Белый генерал»
Гулял в свободном «зоопарке».
 
Зверинец был принять готов
Экзотику живого мира,
Его воспеть не сможет лира,
Уж нет тут видимых следов.

О, эти чудеса былые!
Кто создал вас – они живые.


4

Кто создал вас, они – живые,
Творцы неповторимых мест.
Сияют клёны золотые,
И озаряют всё окрест.
 
И роща туевая – чудо!
В лесу у Стеньшино растёт.
И прадед Пушкина – оттуда.
Лодыгин лампочку зажжёт.

Места чудесные, где жил он,
Смогли на это вдохновить,
И стало солнышком светить 
Всем рукотворное светило.

Никто не будет позабыт,
Пока история хранит.

 
5

Пока история хранит,
Мечтать мы будем, что когда-то
Здесь жизнь как прежде закипит.
Да в чём усадьба виновата?

Зачем разрушена была
Поэта детская обитель?
Но не стирает имена
Ни время, ни беспечный житель.

Усадьба Мара оживёт,
Да будет так, я это знаю,
Об этом многие мечтают,
Паденье ожидает взлёт.

И в Лету никогда не канет
Усадеб самый малый камень.

 

 

6

Усадеб самый малый камень
Хранит былые имена.
Дворца Асеевского пламень
Преодолел все времена.

Его воздушность – белоснежность
Как будто бы над Цной парит,
И этот стиль, и эта нежность
Любовь к былому сохранит.

И Петергофа продолженье
В фонтанах грезится опять,
И струй неспешное теченье,
И статуй вековая стать.

Виденье не уйдёт в зенит,
Былое станет, как гранит.
 

7

Былое станет, как гранит.
В нём вместе встречи и разлуки.
Хор Салтыковский сохранит
Величье пения и муки.

Вот хор прославленный поёт.
Вот от жестокости немеет…
И князь Голицын предстаёт
То великаном, то пигмеем.

Таких людей – наперечёт:
Как дирижёр – сама невинность,
И злой боярин, что сечёт
Немилосердно за провинность.

И всё, что создано руками –
Не покорённое веками.

 
8

Не покорённое веками –
Источники, вот соль земли.
Через песок, подземный камень
Прошли и силу обрели.

Тамбовский Питирим обитель
На Трегуляе воссоздал,
Руками только лишь, святитель,
В лесу источник откопал.

Благословен источник жизни,
К нему стекаются рекой,
Вбирают силу и покой,
И обретают то, что ищут.

Живут деянья много лет,
И если нет уж на земле.

 

 

9

И если нет уж на земле 
Героев наших, ну и что же,
В веках останется их след,
И время славу преумножит.

Кривцов и Пушкин – имена
Всем нам доподлинно известны.
Они в былые времена
По-дружески общались тесно.

Нередко Пушкин посылал
В именье Любичи творенья,
И ждал Кривцова удивленья,
И одобрения желал.
 
Известна дружбы панорама –
Материального ни грамма,

 

 

10

Материального ни грамма
Нет в отношениях людей,
Когда их связывает драма,
И океан людских страстей.

Что нам Полетики? Нам Пушкин
И дорог, и любим давно.
Но всё ж, Идалия как пушка,
Ей было выстрелить дано.

Злой гений – в свете называли.
В жизнь Пушкина несла разлад,
Причина смерти, говорят.
С Дантесом в дружбе состояли.

Приходят отголоски драмы –
Воспоминанья-телеграммы.

 

 

11

Воспоминанья-телеграммы
Придут, и улетят опять….
…Здесь Добужинский жил у мамы,
В именье начал рисовать.

Да, иллюстратор «Казначейши»
В Тамбов надолго приезжал,
Чтоб самому узнать не меньше,
Чем Лермонтов, когда писал.

О, достоверность, в этом дело!
Вот так и надо, чтоб века
Хранилось, что смогла рука,
И никогда не устарело.

Воспоминанья давних лет
Приносят птицы на крыле.


12

Приносят птицы на крыле
Нам вести с поля Куликова.
Исчезли в гибельном огне
Защитники крыльца родного.

И был построен чудный храм,
Иконостас горел Жар-птицей,
Его бы прославлять векам,
Да вот… такого не случится… 

Писали в Ракше красоту
Стеллецкий с Комаровским вместе –
Иконостас, как чудо-песню
И незабвенную мечту.

Живые памяти потоки
Я верю, сберегут потомки.


13

Я верю, сберегут потомки,
Что сохранялось и до них,
И не наступят злые сроки,
Хоть ветер войн ещё не стих.

И бесконечных потрясений
Конца не видно, но потом
Вдруг народится новый гений,
И чудо повторится в нём.

Нескучным миром назовётся
Всё, сотворённое в веках,
Не превратившееся в прах,
Оно ПОТОМКАМ остаётся.

И нескончаемы, и ёмки
Бесценной памяти обломки.

 

 

14

Бесценной памяти обломки
Доходят и до наших дней.
Есть имена, они негромки,
И тише есть, и послышней.

А есть гремящие громами.
Назвать бы всех, да не могу,
Они развеяны ветрами,
Но всё ж собрать их помогу.

Частичку памяти вложила
В свой поэтический Венок,
Вместить лишь малое он смог,
Но это будет нерушимо.

И продолжают жизнь свою
Оазисы в степном краю.

 

 

15

Оазисы в степном краю –
Стоят усадьбы родовые.
Не вам сегодня песнь пою, –
Кто создал вас, они – живые.

Пока история хранит
Усадеб самый малый камень,
Былое станет, как гранит,
Не покорённое веками.

И если нет уж на земле
Материального ни грамма,
Воспоминанья-телеграммы
Приносят птицы на крыле.

Я верю, сберегут потомки
Бесценной памяти обломки.

   
   
Нравится
   
Омилия — Международный клуб православных литераторов