Православная парадигма А.С. Панарина

6

771 просмотр, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 166 (февраль 2023)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Балтин Александр Львович

 
panarin.jpg

Он был либеральным диссидентом советских времён: слишком много изъянов виделось в организации Советской империи, и никто не мог предположить, какая явь воспоследует: после падения, искусственного демонтажа.

Александр Сергеевич Панарин прошёл путь сложный и, вероятно, мучительный: разочарование в мировоззрении, которое почитал хребтовой сутью своего бытия, не может пройти без крови, сочащейся из души.

Либерализм Канта и Монтескье едва ли можно скомпрометировать: но практика применения на деле либеральных идей оказалась плачевна.

Панарин ищет другую духовную почву: и никакая, кроме православия-патриотизма не подходит ему далее…

Он погружается в слои исконного русского, ища опоры именно там и понимая, что продолжение развития возможно только в таком ключе.

Культурное наследие есть основа национальной идентичности.

…глобализация зловеща: она подразумевает уничтожение оной идентичности; она сулит превращение людей в такие «нумера», которые и Замятину не снились; она грозит расчеловечиванием человека – уже окончательным.

Образование становится усечённым.

Вместо культуры – суррогаты…

Человеки превращаются в биомассу, мечущуюся в необходимости выживания…

Панарин выступал против глобализации: мощно и ярко; он бил в колокола, сотрясая духовный воздух.

Он блестяще писал: художественно, ярко, используя метафоры и символы, сплетая аллегории и жёстко анализируя различные общественные ситуации.

В трактате «Народ без элит» он прослеживает историю распада: идеологии и жизни, и, исследуя потребительскую революцию 91 года, время до и время после, приходит к выводам о необходимости национальной идентичности.

Постмодернизм навязанного времени слишком чреват – для человека.

Панарин разносил Запад: в частности, в книге «Реванш истории…»; он точно и остро подмечал моменты и явления достойные разоблачения; и суждения его не могли не вызвать согласия с правотой философа.

Многое рассматривая через православные призмы, он представлял собой редкое сочетание: политолог, полагающий веру наиглавнейшим делом, и стремящийся построить системы, именно используя православную парадигму.

Его жизнь – несмотря на различные этапы и очевидные изломы пути – представляет вариант ясной и твёрдой целостности, сквозь образ которой просвечивают многие значительные труды.

   
   
Нравится
   
Омилия — Международный клуб православных литераторов