«Ходит по кругу жизнь…»

13

904 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 166 (февраль 2023)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Кравцова-Рысева Светлана Валентиновна

 
Андреи-Горенков_Лодка-желании-и-время-возможностеи.jpg

Я прошу, подари

 

Я хотела малышкою повзрослеть,

Да про старость не знала ещё тогда.

Время детства шутило, даря билет,

А потом не оставила и следа.

 

Юность больно ударила по щекам,

Показав ненадёжность людской любви.

И не прыгала я тогда к облакам

Заливалась слезами, да до зари.

 

Помню, в зеркало гляну и рассмеюсь,

Кучерявые локоны распустив,

А сейчас перед зеркалом лишь конфуз,

Нет той прыти из детства, и взгляд скучлив.

 

Время было не спонсор, а ростовщик.

Силы взяты, потрачены ни на что.

Догорает в ночи уже твой ночник,

Только милым осталось пока лицо.

 

Фонари зажигаются вновь и вновь.

И любовь будет снова шептать стихи.

Пусть немного его и пусть из кусков,

Я прошу, это время мне подари.

 

 

От чего же не идёт этот Он

 

Я накину капюшон и пойду

Там, где в сумерках отводят глаза.

Помолюсь я мостовой и дождю,

Не окрикну никого, никогда.

 

Предрассветной тишиной насладясь,

Родниковой разольюсь я водой.

В этой жизни ты один был мне князь,

Оказалось, не такой уж и мой.

 

Звёздной поступью восходит луна,

Ветер снимет капюшон с головы,

Свет из окон говорит: «ни одна»

И подарит поцелуй – «На, лови!»

 

И на окна помолясь, снова в дом

Входишь осенью, садясь у окна.

От чего же не идёт этот «Он»,

Ведь он знает, без него я одна?

 

 

Не ругайте вы зиму, она приходила ко мне

 

Не ругайте вы зиму, она приходила ко мне.

Вновь рассыпала снег и немного пугнула вас вьюгой.

Не поверите, но мы сдружились, и вот мы подруги,

Расставаться настала пора, что обидно вдвойне.

 

А бывало, затянем мы с ветром простецкий мотив,

Лишь свеча огоньком задрожит, разволнует картины,

Освещает свой метр, а мы грезим, и дуем на спины

Тех, кто, днём проходя, был немного хотя бы учтив.

 

Не ругайте вы зиму, она приходила ко мне,

Защитить от обид и смахнуть мои горькие слёзы,

Не спешите сказать, что к душе моей ближе берёзы,

Вы не знаете то, что останется после извне.

 

 

Давали шанс

 

Солнце снова встаёт, освещая нам жизнь и дорогу,

И трава на лугу покрывается снова росой,

Мои ноги босы, я лечу их волшебной водою,

Несмотря ни на что, я готов к диалогу с тобой.

 

Седина из волос, словно инеем нежно укрыла,

Позволяет судить и рассматривать многое вновь,

Да душа, что мешок, в ней не спрячешь холодное шило,

Многочисленных ран не считая, от разных кнутов.

 

А минут уже нет, сэкономить, то значит потратить,

Не вернуть время вспять и, как водится, следует жить.

Начинаешь гадать, да придумывать, что было ради,

И в итоге теряешь последнюю истины нить.

 

Ветер жизнь как свечу, что горела, задует тихонько,

Соберёт всех как пепел, и снова раздует на раз.

Вновь на сердце тоска, и в груди так мучительно горько.

По судьбе никого ты не встретил, хотя дали шанс.

 

 

Тишина

 

Уснул закат в деревьях спящих,

Шуршит листва от ветерка,

Глаза не колет свет горящий

От света близкого окна.

 

За белой занавеской солнцем

Свет люстры освещает дом,

И я смотрю в твоё оконце,

Да вспоминаю о былом.

 

Когда-то в нём кипели страсти –

Гостей весёлая гульба,

А ныне просто чай и счастье,

Да странным делом тишина.

 

Хотел зайти к тебе, как прежде

С охапкой сорванных цветов,

Но осень не дала надежды

И клумбы разорила вновь.

 

И я, как все теперь прохожий,

Уже не вхожий в этот дом,

Всё в прошлом, но оно дороже,

Есть поскучать теперь о чём.

 

Вновь осень кружит листопадом,

Волнует прежнего меня

И что для счастья было надо,

Не уж-то эта тишина?

 

 

По кругу

 

Ходит кругами ночь, в окнах считает огни,

Где-то мурлычет кот, кто-то торопит дни.

Где-то потух костёр, где-то его зажгли.

Ходит по кругу жизнь и с нею, конечно, мы.

 

Тихо скрипит качель, ветер снуёт по дворам,

Где-то завоет пёс, так же порою сам.

Кто-то стучится в дверь, кто-то порою в храм

Тихо приходит жизнь, шумно приходишь к крестам.

 

Тлеет судьбы уголёк, ветер задул свечу,

Где-то поёт сверчок, где-то и сам пою.

Где-то осенний лист хворь подцепил мою,

Тлеет в огне душа, ель раскидала хвою.

 

 

Фата из серебра

 

Пушистый иней на траве лежит ковром,

На диком поле, где не скошена трава,

И ветер бродит, как не здешний агроном,

Пиная комья, говорит тебе: «Права!»

 

А ты не смотришь в серебро пушистых трав,

В глазах слеза засеребрилась ручейком,

И с щёк стекает, потому что он неправ –

Он в правоте застрял своей, стал «мужиком».

 

А ветер рядом тормошит твой капюшон,

Сдувает с щёк его обидные слова,

Снимает шляпу, извиняется: – «Пардон».

Разводит руки и готов для колдовства.

 

И он поднял всё серебро с сухой травы,

Оно кружилось и сплеталось в кружева.

На плечи девушки легли его труды,

Как оберег легла фата из серебра.

 

 

Забытая привычка

 

Кто сказал, что человек-привычка,

Словно оголённый тонкий провод?

Кто-то называет его спичкой,

Мол, горит, покуда только молод.

 

А иные, словно птицы в клетке,

Бьются о натянутые струны.

Кто-то и звучит порой как песня,

В основном рассыпанные руны.

 

Кто сказал, что люди – это ребус,

Разгадать который очень сложно –

Те от боли говорят лишь небу,

Когда больно им или тревожно.

 

А ведь хочется такую малость –

В человеке видеть человека.

Не успеешь оглянуться, старость,

Жизнь прошла, в отмеренных полвека.

 

И сгорает человек, как спичка –

Без тепла души, без человека.

Где теперь забытая привычка –

В человеке видеть человека?

 

Художник: Андрей Горенков

   
   
Нравится
   
Омилия — Международный клуб православных литераторов