О жизни Чехова в Крыму. И.Н. Панин. «Чехов… Встречи в Крыму». – М.: «Гелиос АРВ», 2023.

20

597 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 167 (март 2023)

РУБРИКА: Книга

АВТОР: Замотина Марина Анатольевна

 

И.Н. Панин. «Чехов… Встречи в Крыму». – М.: «Гелиос АРВ», 2023.

 

Панин Иван Николаевич – профессор, член Союза писателей России, давно занимается исследованием жизни А. П. Чехова. Под его редакцией вышел иллюстрированный сборник «Четыре жизни Чехова», затем при его участии издательство «Гелиос АРВ» выпустило альбом «Чеховское Подмосковье». В 2018 г. И.Н. Панин совместно с Ю.А. Королёвой издал книгу «Чехов в Вене». И вот теперь вышла новая книга И. Н. Панина «Чехов... Встречи в Крыму».

 

О жизни А.П. Чехова написано огромное количество книг. И о его пребывании в Крыму известно тоже немало. Книга И.Н. Панина не претендует на подробное описание конкретного отрезка биографии писателя. Это книга – всего лишь несколько значимых эпизодов из жизни Антона Павловича. Поэтому в названии стоит слово «Встречи». Начало каждой главы – красочные развороты с фотографиями современных природных красот крымской природы и цитатами из «Крымских очерков» А.К. Толстого – даёт нам возможность понять настроение писателя. Книга вообще удивительно атмосферная, с большим количеством цитат как из самого писателя, так и цитат из его друзей и близких.

 

Первая глава «Крым. Первое впечатление». Антон Павлович Чехов впервые был в Ялте проездом, по пути в Феодосию в июле 1888 года. Он направлялся в Феодосию по приглашению С. Суворина, издателя газеты «Новое время», куда Чехов отдавал свои лучшие вещи. Молодой писатель ехал поездом с Севера, с Украины. «Дорога от Сум до Харькова прескучнейшая, – описывал Антон Павлович свои первые крымские впечатления в письме к сестре, – от Харькова до Лозовой и от Лозовой до Симферополя можно околеть с тоски. Таврическая степь уныла, однотонна, лишена дали, бесколоритна, как рассказы Иваненко, и в общем похожа на тундру. <...> Судя по степи, по её обитателям и по отсутствию того, что мило и пленительно в других степях, Крымский полуостров блестящей будущности не имеет и иметь не может. От Симферополя начинаются горы, а вместе с ними и красота. Ямы, горы, ямы, горы, из ям торчат тополи, на горах темнеют виноградники – всё это залито лунным светом, дико, ново и настраивает фантазию на мотив гоголевской «Страшной мести». Особенно фантастично чередование пропастей и туннелей, когда видишь то пропасти, полные лунного света, то беспросветную, нехорошую тьму...».

 

Чехов любил путешествовать, и дорожные впечатления в его письмах всегда поразительно ярки: подробные перечисления виденного перемежаются наблюдениями, описанием мыслей и чувств, вызванных увиденным. Читаешь такое письмо – и приходит на ум, что автор его ждал от Крыма чудес и восторгов. И подъезжая к Севастополю, от которого начинается Южный берег, он в каждом нечетком очертании гор, в каждом огоньке и в каждой тени предвкушал роскошь южного пейзажа.

 

Именно об этом рассказывает И.Н. Панин в первой главе новой книги. Но первому личному впечатлению Антона Павловича предшествовали рассказы друзей об этом удивительном месте. В.А. Гиляровский вспоминал, что осенью 1884 у него в гостях были братья Антон и Николай Чеховы вместе с художником Левитаном. «Под влиянием разговоров о Крыме Левитан, найдя на моём столе альбом, в нём во время общей беседы сделал два прекрасных рисунка карандашом: “Море при лунном свете” и “Ветлы”. Тотчас после него Николай Павлович Чехов нарисовал в альбоме красным, чёрным и синим карандашами великолепную женскую головку. Антон Павлович, долго смотревший на художников, сказал:

– Разве так рисуют? Ну, головка! Чья головка? Ну, море! Какое море? Нет, надо рисовать так, чтобы всякому было понятно, что хотел изобразить художник.

Он взял альбом. Рисунок, готовый через несколько минут, был встречен общим хохотом. Антон Павлович, отдавая мне альбом, сказал:

– Береги, Гиляй, это единственное моё художественное произведение: никогда не рисовал и больше никогда рисовать не буду, чтобы не отбивать хлеб у Левитана».

 

Подробно об этом рисунке можно, конечно же, прочитать в книге. Здесь важно то, что из рассказов друзей А.П.Чехов сложил в своем воображении свой образ Крыма, который при первой поездке не совпал с тем, что писатель увидел. На рисунке изображена была гора, по которой спускается турист, в шляпе и с палкой, башня, дом с надписью «Трактир», море, по которому плывёт пароход, в небе – летящие птицы; внизу – надпись: «Вид имения “Гурзуф” Петра Ионыча Губонина», а кроме того, везде были пояснения: “море”, “гора”, “турист”, “чижи”...»

 

В марте 1886 г. в Крыму побывал Левитан. Картины и этюды, привезённые с юга, изменили чеховское представление о Крыме. Не роскошь быта, а роскошь южной природы завладела его воображением. Впрочем, после поездки Левитана в Крым курортный образ далёкого полуострова у Чехова обогатился ещё и пикантной деталью. Но об этом – подробно – в книге.

 

Антон Павлович Чехов поехал в Крым с изрядным багажом представлений и ожиданий. Поезд прибыл в Севастополь поздно вечером. Осматривать в темноте город или окрестности писатель, конечно, не стал. Вместо этого Антон Павлович поехал в гостиницу с новым приятелем, с которым познакомился дорогой. «Поужинали разварной кефалью и цыплятами, натрескались вина и легли спать», – сообщал писатель в письме. А утром писателя ждало разочарование: «Утром – скука смертная. Жарко, пыль, пить хочется...»

 

Город красив, красиво и море, но накануне в сумерках все было дико, ново, фантастично, а утром – «картина начинает представляться чем-то таким чужим и далёким, что становится нестерпимо скучно и не любопытно».

«Садиться на пароход и трогаться с якоря интересно, – объяснял Чехов в письме, – плыть же и беседовать с публикой, которая вся целиком состоит из элементов уже надоевших и устаревших, скучновато. Море и однообразный, голый берег красивы только в первые часы, но скоро к ним привыкаешь; поневоле идёшь в каюту и пьёшь вино. Берег красивым не представляется... Красота его преувеличена. Все эти гурзуфы, массандры и кедры, воспетые гастрономами по части поэзии, кажутся с парохода тощими кустиками, крапивой, а потому о красоте можно только догадываться, а видеть её можно разве только в сильный бинокль».

 

Чехов был близорук. С моря Южный берег Крыма от Севастополя до Ялты фантастически красив, но без бинокля писатель мог видеть лишь нечёткие контуры и массы цвета. Цвет моря привел его в восторг, цвета горных пород и хвои в белесой дымке, поднимающейся от воды, не давали того впечатления, какое внушали этюды Левитана.

Итак, первая встреча с Крымом немного разочаровала Чехова. Но впереди было множество новых встреч и новых впечатлений. И хотя реальный Крым оказался не похож на идеал московского интеллигента (кем считал себя писатель после нескольких лет жизни в Москве), Чехов полюбил полуостров, оценил пёструю крымскую публику, стал сам центром притяжения в Крыму. Он прожил в Крыму шесть лет из своей недолгой жизни. О Севастополе и Ялте, о гастролях Художественного театра, о знакомых и близких, всех тех, кто был рядом с писателем, мы может прочитать в новой книге И.Н. Панина. Книга прекрасно передаёт настроение писателя, увы, очень грустное. Ведь он был нездоров, приехал в Крым лечиться. И самочувствие Антона Павловича, как мы знаем, не улучшилось. Но писатель оставил нам свои произведения, воспоминания. К примеру, Чехов в своих впечатлениях от Севастополя был краток. «Город красив сам по себе, – писал он сестре 14 июля 1888 г. из Феодосии, – красив и потому, что стоит у чудеснейшего моря. Самое лучшее у моря – это его цвет, а цвет описать нельзя. Похоже на синий купорос». Единственная ночь, проведённая тем летом в Севастополе, в безвестной гостинице, стала дорогим для писателя воспоминаниям. Спустя несколько лет, работая над повестью «Черный монах», он отправляет своего больного героя в Крым: «Они приехали в Севастополь вечером и остановились в гостинице отдохнуть и завтра ехать в Ялту. Обоих утомила дорога».

 

Героя повести тревожит письмо, и он выходит на балкон. И тут Чехов даёт удивительную, полную поэзии картину севастопольской летней ночи: «Была тихая тёплая погода, и пахло морем. Чудесная бухта отражала в себе луну и огни и имела цвет, которому трудно подобрать название. Это было нежное и мягкое сочетание синего с зелёным; местами вода походила цветом на синий купорос, а местами, казалось, лунный свет сгустился и вместо воды наполнял бухту, а в общем, какое согласие цветов, какое мирное, покойное и высокое настроение!» Верится, что это настроение бывало и у писателя. Да и у всех тех, кто приезжал когда-то и приезжает сегодня на удивительный и неповторимый полуостров Крым.

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Омилия — Международный клуб православных литераторов