Домовая прислуга петербургских доходных домов: дворник как феномен городской жизни

23

844 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 167 (март 2023)

РУБРИКА: Страницы истории

АВТОР: Демидович Дарья

 

На рубеже XIX – XX веков наличие прислуги в доходных домах было характерной чертой любого города. Городская прислуга делилась на домашнюю и домовую. К первой категории относились горничные, кухарки, лакеи и другая прислуга, нанимаемая жильцами квартир. Ко второй было принято относить ту прислугу, которую нанимал домовладелец, то есть швейцаров, ремонтников и дворников. Согласно переписи населения 1869 года, наиболее часто встречавшейся домовой прислугой были дворники.

Уже у современников фигура дворника вызывала большой интерес. Существует широкий круг литературных произведений, посвящённых этому типажу. В 1937 году вышло издание мемуарного характера, посвящённое жизни московского дворника.

 

Дворников нанимали владельцы почти всех доходных домов. Из 9635 петербургских домов – только 541 дом зимой и 403 летом обходились без них. Как правило, это были дома с небольшим количеством сдаваемых квартир (до 5). Количество дворников в доме росло пропорционально количеству квартир в нём. Так, в домах с 2 – 3 квартирами на каждые 6 домов было 5 дворников, в четырех-пяти-квартирных домах на каждые 10 домов – 9 дворников. В домах, в которых было более 6 квартир, имелся хотя бы один дворник. В домовладениях, которые имели более 100 квартир, насчитывалось 9 – 10 дворников.

Главной особенностью дворника как прислуги становится его многофункциональность. Круг обязанностей дворника был очень широк. В него входили уборка территории (двор и тротуар около дома), зимой – уборка снега и наледи, а летом – различного мусора, навоза, песка, и поливка тротуара водой. Согласно Обязательному постановлению по санитарной части Санкт-Петербурга, к 8 часам утра мостовые и тротуары должны были быть очищены, а затем в течение дня «чистота тротуаров поддерживается уборкой случайно накопившегося мусора». Также к обязанностям дворника относились колка дров и разноска их по квартирам. Дворник следил за наполнением мусорных баков, так как вывозить мусор нужно было только при полном их заполнении, и за тем, чтобы крышки на баках всегда были закрыты. Ещё одной обязанностью дворников было следить за порядком во дворе дома. В 10 часов вечера дворник запирал ворота дома, и после этого пропускал только припозднившихся жильцов.

Важнейшей обязанностью дворника была охрана жильцов и их имущества от воров. Как правило, дворники, проработавшие длительное время в своей должности, умели разбираться в людях и могли определить намерения человека по его внешнему виду и поведению. «Григорий узнавал подозрительных посетителей чутьём, по первому взгляду, и выпроваживал их обыкновенно тем, что начинал придираться вопросами о том, к кому и зачем идёшь, а потом вопросами о паспорте и месте жительства».

 

Ещё одной отличительной особенностью дворников от другой прислуги было двойное подчинение. С одной стороны, дворники нанимались домовладельцами и получали жалование от них, а с другой – находились на службе в полиции. Поэтому ещё одной их обязанностью было дежурство на улицах. Время дежурства дворников на постах также менялось в зависимости от сезона. С 1 сентября по 1 марта оно начиналось в 4 часа пополудни и заканчивалось в 8 утра, а с 1 марта по 1 сентября – в 7 часов вечера и заканчивалось в 6 утра. Дворники стояли на посту согласно расписанию, которое составлял домовладелец, и сменялись каждые 2 часа. На время дежурства дворник получал у домовладельца бляху (номерной жетон). Во время дежурства дворники должны были следить, чтобы ворота охраняемых ими домов были закрыты и рядом находились исправные звонки. Также дворники были обязаны следить «за всеми лицами, входящими и выходящими из дома и чтобы не было наклеиваемо где бы то ни было никаких объявлений, афиш и т.д.».

Дворники за свой труд получали от 7 до 10 рублей в месяц от домовладельца и дополнительные деньги за различные услуги жильцам, не входящие в их обязанности. Например, дворник мог принести воды (если отсутствует водопровод), помочь при переезде с тяжёлой мебелью или перенести корзины с выстиранным бельём из прачечной на чердак и т.д.

 

Также за каждым дворником были закреплены определенные лестницы или квартиры, с которых он получал чаевые при поздравлении с Рождеством, Пасхой и именинами. В литературе XIX века часто встречаются упоминания о таких чаевых. Например, Н.А. Лейкин писал: «Вот у нас по угловой лестнице... Граф Дербаловский занимает квартиру в пять комнат и по рублю в праздник дворникам даёт, а под ним купец Разносов в двенадцати комнатах существует – и синицу (5 рублевая купюра) отваливает». В.И. Даль так же описывал в своих произведениях эту традицию: «У него (дворника Григория), как у самого хозяина, квартиры все были расценены по доходу, от гривенника, получаемого по два раза в год с прежалкого и прекислого переплётчика… и до красненькой (10 рублёвая купюра) двух квартир второго этажа. Он перенял у остряка Ивана давать постояльцам своим прозвания по числу рублей, получаемых от них к рождеству и к святой: «двугривенный переплётчик», «трёхрублёвый чиновник» и проч. Этим способом, о котором слухи доходили иногда до честолюбивых жильцов, ему даже удавалось повышать водочный оклад, и жилец поступал тогда с трёхрублёвого в пятирублёвый разряд».

Вопрос о подарках прислуге к праздникам вызывал у многих квартиросъёмщиков недовольство. «В первый день Нового Года у меня было 40 градусов. Но визитёры поздравители не знают сострадания… И кого только не приходило. Помимо наших шести с половиной дворников – заявились три и три четверти дворника из дома визави. Мотивировали поздравления более чем странно “может, на будущий год у нас квартиру снимите”. Памятуя, что с дворниками ссориться не безопасно при нынешней политической ситуации, дал им на чай».

 

Делая поправку на то, что данная цитата взята из юмористического журнала, всё же можно предположить, что поздравители (в основном это были дворники) для квартиросъёмщиков были большой статьёй расходов, от которой стремились избавиться всевозможными способами. То, что данный вопрос волновал жителей города в описываемый период, свидетельствует появление после праздников в периодических изданиях большого количества сатирических очерков, посвящённых вопросу чаевых домовой прислуге. Часть из них посвящена описаниям поздравителей, а часть – способам от них избавиться. Например, в «Юмористическом альманахе» за 1907 год приводится актуальный на тот момент способ избавления от незваных визитеров: «Вот бы сказал спасибо тому, кто изобрел бы средство от этих поздравителей. Прямо никаких денег не хватает, чтобы всех удовлетворить… А я придумал! Приклеил на наружных дверях бумажку с надписью “член конституционно-демократической партии” и как только является поздравитель, я ему сейчас же докладываю: “Читал?”. Если читал, то должен понять, что я европеец, а ежели понял, то значит должен знать, что ты, голубчик, опоздал на 13 дней, у нас теперь уже январь, и, следовательно, приходи в будущем году. Только не опоздай».

Несмотря на общее недовольство сложившейся традицией, на чаевые дворникам всё же не скупились. Это было связано, прежде всего, с тем, что дворник имел слишком много рычагов давления на жильцов, начиная с отпирания ворот припозднившимся жильцам и заканчивая возможностью донесения в полицию о неблагонадежности.

 

Такая зависимость жильцов от дворников приводила к тому, что дворники «напрямую не без удовольствия нарушают свои должностные инструкции, от безнаказанности своих действий “самодурничая и своевольничая”. Дворники хамили, грабили, подстрекали к дракам или своевольно разрешали конфликты в меру своего вкуса и силы». Доходило до того, что в некоторых домах старшие дворники требовали от жильцов, снимавших дешёвые квартиры, первыми им кланяться.

Говоря о взаимоотношениях дворников и квартиросъёмщиков, нельзя обойти стороной вопрос о воровстве. Часто дворники являлись соучастниками краж. Обладая информацией о привычках жильцов, об их имуществе и имея возможность пропустить нужных людей в нужную квартиру, дворник становился очень удобным сообщником. Как правило, в случае соучастия дворник просто передавал информацию об отсутствии жильцов в квартире.

Однако у дворника была возможность и для самостоятельного воровства. В.О. Михневич указывает на то, что в XIX веке дворник – это «охранительная и доверительная власть в доме, и, пользуясь прерогативами этой власти, может беспрепятственно взломать замки и разграбить охраняемое имущество». Только за половину 1870 года в газете «Ведомости Санкт-Петербургской городской полиции» было опубликовано четыре заметки о подобных кражах. Кроме этого, в силу особенностей профессии дворник должен был разбираться и в людях и в уголовных делах. Поэтому он знал, как, проворовавшись, скрыть следы преступления. Самым простым способом было поджечь кладовую или квартиру, где хранилось украденное имущество. В.О. Михневич приводит несколько примеров такого укрывательства. Например, на Малой Московской улице произошел пожар в кладовой, где хозяева дома хранили меховые вещи. В ходе следствия было обнаружено, что в гардеробе у жены старшего дворника и у любовницы младшего дворника оказались шубки, ротонды, бархатные мантильи, которые были опознаны хозяйкой сгоревшей кладовой. В конце концов, дворники признались, что они обокрали кладовую, а затем подожгли её, чтобы скрыть следы преступления. Кроме поджогов, чтобы скрыть следы преступления, дворники могли обвинить в краже приходящую прислугу (например, ремонтников и прачек), уличных торговцев и т.д.

 

Приведённые факты позволяют сделать вывод, что роль дворника в городской среде была высока. В связи с развитием городов и появлением отличающейся от деревенской формы организации городской жизни, возникла необходимость в формировании новых институтов контроля над обществом. В сельской местности роль социального контролера выполняла община и соседи. В городской среде, где мобильность населения была значительно выше, а соседские отношения сводились к минимуму, функцию контролёра выполнял дворник. Именно поэтому фигура дворника была очень неоднозначна. С одной, стороны дворников можно назвать низшим слоем обслуживающего персонала: об этом свидетельствует низкий уровень заработной платы, обширный круг обязанностей, условия проживания и т.д. С другой стороны, несмотря на то, что дворник являлся прислугой, все жильцы дома знали его по имени, давали чаевые и старались избегать конфликтов.

Такое двойственное положение дворника делало его уникальным феноменом городской жизни рубежа XIX – XX веков.

 

Художник: С. Феденко.

   
   
Нравится
   
Омилия — Международный клуб православных литераторов