«Мы празднуем жизнь!..»

0

517 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 167 (март 2023)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Третьяков Денис Борисович

 
моне клод.jpeg

***

 

Замело

Все пути-дороженьки.

Не пройти

Добру-молодцу в соседнее село,

Где живёт,

Где живёт любимая да всё скучает.

Всё скучает, слёзы льет, переживает,

Что нейдёт,

Что нейдёт её любимый уж неделю.

То ли вьюги испугался да метели.

То ли просто разлюбил и не страдает,

А она здесь слёзы льет, переживает.

 

Но я выйду!

Пусть завязну я в сугробах, но дойду!

Потому что

Я люблю её, люблю её, люблю.

Я люблю её, люблю её, люблю.

 

 

***

 

Мы все умрём

Когда-нибудь,

Мы все умрём,

Закончим путь.

 

Лет через сто

Придёт рассвет,

Увидит, что

Нас уже нет.

 

 

***

 

Приказано – выжить,

Приказано – сдохнуть,

Приказано свыше

Залечь и замолкнуть.

 

Приказано – сесть,

Приказано – встать,

Приказано – есть,

Приказано – спать.

 

Приказано – верить,

Приказано – слушать,

Приказано – делать,

Лишь не приказано – думать.

 

 

***

 

Отдалённые районы,

Близлежащие края.

Людей на свете – миллионы,

Лишь один на свете я.

 

Но задумал так Всевышний

При созданьи бытия:

Среди тысяч я – не лишний,

Но и пуп земли – не я.

 

 

Королева

 

«Пришёл к нам во двор первый день октября,

И рано темнеет за нашим окном.

Осенняя скука, но счастлива я,

Что мы, наконец-то, с тобою вдвоём.

 

Представь же на время ненастной порой,

Что я – королева, а ты – мой король».

 

«Ну что ж, я не против немного побыть

В короне и мантии в чудном дворце.

Придворная свита и весь царский быт,

И власти печать на строгом лице.

 

В кино бы я смело сыграл эту роль,

Где ты – королева, а я – твой король».

 

«Я слышу, как громкие трубы трубят.

Ты грустный вернулся с охоты своей.

И я надеваю свой лучший наряд,

Навстречу к тебе я бегу поскорей.

 

И нас не разлепят ни радость, ни боль».

– Привет, королева! – Привет, мой король!

 

«Но вот в нашем городе праздник большой,

И целый день во дворце суета.

В открытой карете мы едем с тобой,

Мы – молодость и красота!

 

И справа и слева все шапки долой.

Ты – их королева, а я – их король».

 

Но у всех королей очень много врагов,

И в чёрных сердцах зреют злые дела.

Стремятся они уничтожить любовь,

И радость чужая для них тяжела.

 

А яд цветом белый, похожий на соль.

Смотри, королева, отравлен король.

 

«Скажи мне за что, о, Пречистая Дева,

Проклятие страшное столь?!»

«Беги, королева, беги, королева,

Беги, королева, твой умер король!»

 

«Пришёл к нам во двор первый день октября,

И рано темнеет за нашим окном.

Осенняя скука, но счастлива я,

Что мы, наконец-то, с тобою вдвоём.

 

Представь же на время ненастной порой,

Что я – королева, а ты – мой король».

 

 

Письмо к N…

 

Я к Вам пишу…Чего же боле?

От Вас я ничего не утаю:

Я сам избрал незавидную долю

Быть нелюбимым той, кого люблю.

 

Я помню наше первое свиданье:

Вечерний Петербург зажёг огни,

И в разговор вплеталися признанья.

Как мне вскружили голову они!

 

Потом я понял: Боже! Я влюбился!

Пожар внутри, который не унять.

Я вместо образов на Вас молился,

И даже в снах не смел я Вас обнять.

 

Я, как в тумане, был и той угрозы

Не замечал сквозь свой напрасный пыл.

Как мог забыть, что у красивой розы

Есть длинные и острые шипы!

 

И на балу, в огромном душном зале

Я подошел и попросил руки.

И Вы тогда мне холодно сказали:

«Любовь прошла, и нам не по пути».

 

Любовь – заразная болезнь, холера,

Приходит, не взирая на часы.

Вы полюбили унтер-офицера

За элегантность, стройность и усы.

 

Да, глупым и наивным быть не надо,

И сентиментальным… Ах! Слеза…

Но я люблю Вас. Боже! Это правда.

Простите, если что не так сказал.

 

 

Бал

 

Бал!.. Бал!.. Бал!..

Ах, куда, ах, куда я попал!

Все нарядно одеты,

Кругом эполеты

В отраженье огромных зеркал!

 

Бал!.. Бал!.. Бал!..

Я искать Вас глазами устал.

Что Вы здесь, я уверен,

Я видел Ваш веер –

Я б его среди тысяч узнал!

 

Бал!.. Бал!.. Бал!..

Переполнен людьми шумный зал!

Вот и Вы. Наконец-то!

Как? Поручик Умецкий?!

Первый танец он Вам заказал.

 

Бал!.. Бал!.. Бал!..

Я опять, я опять опоздал!

Но ещё ведь не поздно,

Второй танец можно?

Ах, сударыня, Вы – идеал!

 

Бал!.. Бал!.. Бал!..

Вот и час наслажденья настал!

Кружит голову вальс,

Я держу крепко Вас.

Никогда так я не танцевал!

 

Бал!.. Бал!.. Бал!..

Ах, зачем этот кончился бал?

Пусть бы вечно он длился,

И я б с Вами кружился

Среди этих огромных зеркал!

 

 

***

 

Вот вечер приходит,

Тоской душу сводит.

Как обычно всё вроде,

А я сам не свой.

И с кем поделиться?

Вокруг те же лица:

Один – уголовник,

Другой – мой конвой.

 

Противно, досадно

От жизни нескладной.

Я понял недавно –

Мне не повезло:

Не там я родился,

Не в ту я влюбился,

Не с теми связался –

И вниз понесло!

 

Поганая зона

Не знает закона.

От криков и стонов

Дрожит её дно,

От горького плача:

«Я только жить начал!

Шаг первый сделал –

И сразу в дерьмо!»

 

На воле иначе –

О жизни судачат,

И ездят на дачи,

И ходят в кино.

А где-то болеют,

А где-то жалеют,

А где-то смеются,

А мне не смешно.

 

 

На похоронах Высоцкого

 

Я стою возле гроба Высоцкого,

Хороню всенародного гения.

Не уйти от гниения плотского,

Не забыть душу рвущего пения.

 

На подмостках театра Таганского –

Мне случайно пришлось это вытерпеть –

Наступил я на кровь принца датского,

Что забыли тогда ещё вытереть.

 

Там в полумраке звуки скрываются,

И из памяти стен не стирается,

Как Хлопуша кричит, надрывается,

К Пугачёву пройти всё старается.

 

Вот выносят гроб с телом покойного

Шесть ближайших при жизни товарищей,

И проводят толпою конвойною,

Чтоб засыпать землёю на кладбище.

 

Я стою у могилы Высоцкого,

Прекратилися сердца биения.

Никому не уйти от плотского

От гниения, даже гениям.

 

 

***

 

На улице вечер,

Стемнело почти...

Идёт человечек

Лет десяти.

 

Идёт невесёлый

Из школы домой

И ранец тяжёлый

Несёт за спиной.

 

Вздыхая порою,

Он шепчет: «Ну, блин!

Ведь их было трое,

А я был один.

 

Да я же сильнее

Любого из них!

Я просто не смею

Ударить под дых.

 

А Сашка ударил

Рукою в живот,

А Пашка подставил

Подножку, урод!

 

А с Колькой ходили

Вчера мы в кино.

Сегодня же с ними

Он был заодно».

 

Идёт, чуть не плачет.

Обида грызёт…

Он понял, что значит –

Друг предаёт.

 

Не видя прохожих,

Уходит во тьму.

Трудно, похоже,

Быть одному.

 

Лишь дома на кухне

Мать спросит его:

– Ну, что такой хмурый?

– Да так, ничего.

 

 

***

 

Я – не поэт… Поэтами рождаются

Освободиться от своих оков.

Они, презрев спокойствие, скитаются…

А я – всего лишь рифмователь слов.

 

Я – не писатель… Писатель создаёт

Характеров людей затейливый узор,

Миров пространства, времени полёт…

А я – всего лишь жалкий фантазёр.

 

Я – не учёный… Учёный проникает

В глубины бытия, он свой талант

На пользу истине и людям повергает…

А я – всего лишь русский аспирант.

 

Так кто же я? И где моя дорога?

Мне нет желанья прилеплять ярлык.

Я – человек! Не мало и не много.

Живу, как жил. Иду, куда привык.

 

 

Про деда

 

Живёт в нашем доме дед.

Деду почти сто лет.

Деда практически нет,

Но дед все живёт.

 

Утром рано встаёт.

В ванную мыться идёт.

«Опять из бачка течёт...

Чёрт!»

 

Телевиденье смотрит дед.

Путина смотрит дед.

Малахова смотрит дед.

«Господи, что за бред?!

Сталина на вас нет!»

 

По улице идёт дед.

Мимо витрин идёт дед.

Из витрины глядит блондин.

«Это же я, блин!»

 

По маркету ходит дед.

На ценники смотрит дед.

«Что бы купить на обед?»

Правнуку взял пистолет.

 

Сидит у подъезда дед.

Мимо несётся шкет,

Костылём получает вслед –

Любит детишек дед.

 

Вечером дед одинок,

Ждёт телефонный звонок.

Должен звонить ему сын.

Сын у деда один.

 

Но что-то звонка всё нет.

Стелет постель свою дед.

Вдруг раздаётся звонок:

«Батя?» – «Привет, сынок!»

 

 

***

 

Из душ выскребая чёрную слизь,

Огнём очищенья горим.

К чертям все запреты – мы празднуем жизнь!

Сквозь тернии к звёздам летим!

 

 

***

 

Ведь сколько лет, как Цоя нет,

А песни всё живут, не умолкают.

И вот опять какой-нибудь студент

Аккорды к «Группе крови» подбирает.

 

Художник: Клод Моне

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Омилия — Международный клуб православных литераторов