Технологический социализм (техносоциализм)

22

2175 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 170 (июнь 2023)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Пернай Николай Васильевич

 
uOqIWkEuodU.jpg

Мир на пороге глобальных изменений и революционных преобразований

           

Сегодня уже очевидно, что ХХI век станет одним из самых деструктивных и революционных периодов, который когда-либо переживало человечество. Два неодолимо мощных фактора (наряду с множеством других) окажут сильнейшее длительное воздействие на обитателей нашей планеты: (1) развитие систем искусственного интеллекта (ИИ) и (2) катастрофические изменения климата Земли. Оба фактора уже действуют, действуют пока не очень заметно, но развиваются они по экспоненте и через 20-30 лет проявят себя во всей силе: прогресс в области ИИ приведёт к массовой автоматизации и роботизации всей жизнедеятельности людей и окажет на них как положительное, так и отрицательное воздействие; а климатические изменения приведут к катастрофическим потерям и мобилизации колоссальных ресурсов.

Бретт Кинг и Ричард Петти, американские футурологи, авторы недавно изданного в России солидного труда под названием «Техносоциализм», с тревогой отмечают:

«Совершенно очевидно, что в среднесрочной перспективе внедрение ИИ не приведёт к росту доходов или улучшению жизни бедного и среднего класса. Экономическая неопределённость, породившая всплеск популистских движений и протестов по всему миру, может быть намного хуже. <…>

Однако если мы позволим ИИ обрушиться на общество, не предусмотрев какой-либо защиты или мер предосторожности, мы также, вероятно, столкнёмся с непредвиденными последствиями и массовыми разрушениями. Широкомасштабная безработица – наименьшее из таких последствий. <…>

В течение следующих 20-50 лет влияние климатических изменений серьёзно возрастёт, а их экономические последствия, скорее всего, обойдутся нам гораздо дороже, чем это было когда-либо в истории». (Здесь и далее полужирные выделения сделаны мною. – Н.П.)

«Вот что нас может ждать:

– Потеря почти 600 крупных прибрежных городов к 2050 году из-за подъёма уровня моря.

– Сокращение производства риса, пшеницы, картофеля и кукурузы на 12-25% к 2050 году.

– Появление к середине века от 360 млн. до 1 млрд. климатических экобеженцев, спасающихся от растущего уровня моря и неурожаев.

– Полный коллапс глобального страхового рынка с годовым оборотом в 6 трлн. долларов из-за постоянных климатических катастроф, делающих страховое покрытие несостоятельным.

– Смертность от жары, которая возрастёт на 250-300% к 2050 году.

Тем временем исторически сложившееся сопротивление и повсеместное бездействие правительств во всём мире приведёт к таким негативным экономическим и социальным последствиям, каких мир ещё не знал. Сомнений в этом нет» [Кинг Б., Петти Р. Техносоциализм: Как неравенство, искусственный интеллект и климатические изменения создают новый миропорядок. – М.: Олимп-Бизнес, 2022, с. 55, 64-65].

За последующие 30 лет человечество столкнётся с множеством кризисов, считают Кинг и Петти, которые усугубят разрыв между богатыми и бедными и обнажат неспособность свободного рынка решать самые насущные для нашей планеты проблемы.

Начинается эпоха господства искусственного интеллекта, сплошной автоматизации и роботизации, казалось бы, благословенная эпоха, о которой мечтало человечество. Однако прогнозируется, что «половина работников во всём мире в течение следующих 20 лет лишится своих мест из-за автоматизации».

За последние столетия развития науки и техники мы наблюдаем одни и те же споры: являются ли они благом или злом для общества? Вокруг влияния на наше общество искусственного интеллекта ведутся такие же дебаты. Будет ли ИИ нам полезен? На какие профессии он повлияет? Чья экономика выиграет от этого? Приведёт ли внедрение ИИ только к положительным результатам или ускорит развитие неравенства?

«Одни, например, Илон Маск, покойный Стивен Хокинг, рассуждают о том, что ИИ обладает почти апокалиптическим потенциалом и способен уничтожить человечество … Другие, например, Питер Диамандис и Рэй Курцвейл, провозглашают, что ИИ будет способствовать культурному и экономическому ренессансу человечества, результатом которого станут изобилие, долголетие и невообразимые общественные блага» [Кинг Б., Петти Р. Указ. соч., с. 19].

Однако к настоящему времени единого мнения нет: споры продолжаются.

           

Другая проблема – надвигающиеся грозные изменения климата планеты.

Много споров и возражений вызывают меры по сокращению выбросов углерода и снижению отходов, в то время как повышение уровня моря минимум на 60 сантиметров и повышение температуры на 2 градуса к 2050 году уже практически предопределены, даже если мы немедленно сократим все выбросы до нуля. По самым скромным предположениям считается, что в течение следующих двух столетий уровень океанов поднимется на 2,3 метра.

           

Но есть ещё и тяжелейшие социальные проблемы. Необходимо срочно решать проблемы неравенства, нищеты и бездомности.

«Сегодня у 1,6 млрд. человек нет нормального жилья. Установлено, что в США после COVID-19 число бездомных превысило 2,6 млн. человек, в то время как там пустуют более 17 млн. домов. Свыше 10% населения мира голодает … В США уничтожают 40% объёма произведённых за год продуктов питания, а это более 63 млн. тонн, тогда как в одних только Штатах ежегодно голодает 38 млн. человек. <…>

Взглянув на всё это в совокупности, можно сделать убедительный вывод, что современная демократия и капитализм терпят поражение, как с точки зрения широких слоёв человечества, так и с точки зрения других видов, с которыми мы вместе живём на одной планете. <…>

Судя по прецедентам, нет абсолютно никакой уверенности в том, что свободный рынок сумеет приспособиться к меняющимся условиям, связанным с высоким уровнем автоматизации рабочих мест, вытесняющей человеческий труд, а также озаботиться тем, как уменьшить своё воздействие на климат уже сегодня или улучшить здоровье отдельных граждан. <…>

Капитализм антигуманистичен – он работает лишь для немногих, а не для всех» [Кинг Б., Петти Р. Указ. соч., с. 11, 264, 437].

Если общество хочет избежать революционных потрясений и хаоса, нужно устранить саму причину недовольства широких слоёв населения, для этого нужно понизить уровень неравенства и повысить уровень эгалитаризма, обеспечить социальную инклюзивность (включённость всех граждан в активную социальную среду) и разработать стратегии, помогающие справиться с усилением влияния автоматизации на занятость.

Один из главных способов (но не единственный) кардинального разрешения современных глобальных проблем – форсирование технологического процесса и отказ от корысти как основной движущей силы капиталистического общества.      Ключ к предотвращению мрачного будущего, погруженного в хаос, в следующем:

– в равных возможностях,

– инклюзивности,

– распределении богатства и изобилия, способного обеспечить весь мир,

– сосредоточении внимания на том, что будет способствовать развитию человечества,

– сбережении ресурсов планеты.

 

«Мы, – твёрдо заявляют американские футурологи Бретт Кинг и Ричард Петти, – однозначно за реформирование капитализма в ХХI веке» [Кинг Б., Петти Р. Указ. соч., с. 48-49, 72, 334].

Возможности реформирования они видят в социалистических преобразованиях – в реализации техносоциализма.

Что это значит?

 

 

Социализм и техносоциализм

 

В обыденном, упрощённом понимании, социализм – это такая модель социально-экономического развития, при котором производство и распределение ресурсов регулируется непосредственно обществом или доверенном обществом правительством, а в управлении государством, владении общественной собственностью, землёй и природными ресурсами все граждане имеют равные возможности; также все слои населении защищены и обеспечены всем необходимым. При социализме все основные нужды граждан, такие как образование, медицина, общественный транспорт, жилищно-коммунальные услуги и др., должны быть либо бесплатными, либо удовлетворяться по низким, доступным для всех гражданам, ценам.

Различают множество разновидностей моделей социализма: государственный социализм, христианский социализм, социализм по Марксу и Энгельсу, «сталинский» социализм, рыночный социализм, «социализм ХХI века» и др. Как альтернатива советской социалистической системе в ХХ веке появились и стали успешно функционировать модели социально-политического устройства, реализующие симбиоз капитализма и «мягкого» социализма. Это происходило в таких странах, как Швеция, Норвегия, Дания, Финляндия (где действует так называемая «шведская, или скандинавская, модель социализма»), а также – в Канаде, Нидерландах, Бельгии, Ирландии, Новой Зеландии и Китае. В Китае работает модель с «китайской спецификой».

В конце ХХ века в странах Запада получили распространение идеи технологического социализма – техносоциализма (некоторые специалисты называют его – технократическим). По сути, это новая форма социалистической идеи, выросшей из традиционной социал-демократической, свойственной индустриальной эпохе, в современную идею техносоциализма.

Техносоциализм, по определению авторов одноимённой книги, – это «не политическое движение, это социальное следствие. Во-первых, он перезапускает долгосрочный экономический рост в рамках, не наносящих вреда экономике в целом, обеспечивая при этом максимальное участие всех граждан в экономической жизни. Во-вторых, он предлагает правительству большие возможности для инвестирования в технологическую инфраструктуру, что радикально повышает эффективность управления и тем самым устраняет большую часть споров по поводу финансирования и бюджетов, которые обычно ведутся вокруг государственных программ. <…>

Человечество должно победить. Каждый победит по-своему, но никто не должен чувствовать, будто его исключили, отодвинули на второй план, упустили из виду и поставили в невыгодное положение. Вероятность того, что с огромным числом людей именно это и произойдёт, поскольку ИИ и изменение климата воздействуют на нашу планету, чрезвычайно велика. Мы либо начнём сотрудничать, либо расползёмся по швам. Большинство людей в мире не должно чувствовать, будто другие выигрывают, в то время как они проигрывают. На самом деле никто не должен чувствовать себя так, но нам предстоит пройти долгий путь, чтобы возродить и поддержать чувство справедливости и равенства, которое позволит человечеству выйти за рамки трейбализма и достичь всеобщего процветания.

Равенство возможностей обязательно. Одни и те же и одинаковые результаты должны в равной степени вознаграждаться как в плане оплаты, так и признания. В ближайшем будущем этого не произойдёт, но в долгосрочной перспективе обязательно сбудется, независимо от того, кто где живёт. Глобализация тому гарантия. Новые коммуникационные технологии, такие как глобальные спутниковые группировки, обеспечивающие бесперебойный Интернет, международные исследования в области здравоохранения, автоматизированные сети доставки и т.д. являются движущей силой этого. Цифровая экономика ХХI века с её ИИ, робототехникой, алгоритмами, новыми децентрализованными финансовыми системами, скачками в продолжительности жизни, проектированием умных городов будущего, новой демографической динамикой, новыми моделями образования и многим другим говорит нам, что мы должны действовать согласованно и как рынки, и как нации».

«Двадцать первый век станет самым деструктивным и противоречивым периодом, который когда-либо переживало человечество. <…>

ИИ также позволит нам автоматизировать общество, чтобы обеспечить невообразимое изобилие и процветание…

В течение одного или нескольких десятилетий мы переоборудуем большинство мировых энергетических систем, чтобы полностью перейти на возобновляемые источники. <…>

Люди должны перейти к более долгосрочному планированию и более широкому участию в экономической жизни, если мы хотим выжить как вид.<…>

К 2050 году доступ к базовой интернет-структуре станет повсеместным, а это означает, что каждый сможет воспользоваться услугами, доступными в цифровой экономике» [Кинг Б., Петти Р. Указ. соч., с. 10, 21, 225, 237, 398].

 

В медицине появились новые технологии лечения людей: AR-очки, робототехника, телемедицина и удалённое управление здоровьем, ИИ-диагностика, 3D-биопечать, нанотехнологии.

Уже действуют автономные автоматические транспортные средства, позволяющие забыть о ДТП и смертельных случаях на дороге. И число таких средств будет расти. Однако взамен будут оставлены без работы миллионы водителей.

К 2030 году многие национальные системы идентификации на основе биометрических данных станут обычным делом везде, где используется Интернет, а равно и паспорта, выпущенные с использованием таких технологий, как распознание лиц. К тому времени, когда Запад дойдёт до этого, китайцы уже накопят полуторадесятилетний опыт использования данных технологий. (Эти технологии биометрии и распознания лиц некоторые российские ведущие учёные-экономисты и бравые журналисты называют не иначе, как технологии «цифрового концлагеря». И это – несмотря на то, что мир давно и успешно пользуется такими аксессуарами «цифрового концлагеря», как ЭВМ, Интернет, мобильная связь, телевидение, робототехника и проч. И это при том, что по уровню развития цифровых технологий нашу страну едва ли можно отнести к числу передовых. Но насколько правы наши – пока трудно судить. – Н.П.)

Авторы «Техносоциализма» оптимистично утверждают:

«К концу века мы переселим около двух миллиардов человек в новые умные города, подальше от опасностей береговых линий…

Мы будем методично очищать море от загрязняющих веществ… (Вероятно, также имеется в виду уничтожение гигантского искусственного острова в Тихом океане величиной с Австралию, образованного из различного мусора. – Н.П.)      

Мы автоматизируем сельское хозяйство и реорганизуем цепочку поставок продуктов питания, распределяя с помощью автономных систем производство пищи между городами и сельскохозяйственными угодьями…

У нас будут умные здравоохранение, государственное управление, аварийно-спасательные службы, переработка отходов и многое другое…

Распознание изображений, камеры и датчики, встроенные в окружающий мир, позволят быстрее выявить преступников. <…>

Однако следует отметить, что эту же технологию можно использовать и для усиления существующих предубеждений и подавления инакомыслия» [Кинг Б., Петти Р. Указ. соч., с. 407-410].

 

В связи с тем, что сплошная автоматизация производства вызовет небывалый рост безработицы, возникнет острая проблема занятости и содержания безработных. Один из кардинальных выходов предлагается выдающимися умами и самыми богатыми людьми мира, такими, как Билл Гейтс, Илон Маск, Джеф Безос, Джек Ма, Марк Цукерберг, Рэй Кугцвейл и др., Они выступают за введение ББД.

ББД, безусловный базовый доход,или гарантированный основной доход, – это, как правило, регулярные выплаты государством каждому члену сообщества, независимо от уровня его дохода и без необходимости выполнения работ. Размер выплат определяется как нижний предел уровня доходов, достаточный для благополучного существования.

Предполагается, что введение ББД будет способно обеспечить достойный уровень жизни, освободить время для творчества и образования, преодолеть последствия массовой потери рабочих мест из-за автоматизации производства и стать альтернативой государственного социального обеспечения. Источниками ББД могут быть налоги, природная рента и др.

Эксперименты по внедрении ББД применялись и применяются во многих странах мира, в том числе, в России.

 

На Западе принято считать, что свобода граждан неразрывно связана с их счастьем. Экономические показатели, по-видимому, значат для среднего гражданина гораздо меньше, чем политические и социальные свободы, хорошее здоровье, долголетие и система социальной поддержки.

При публикации рейтинга «счастливых» стран, ежегодно выясняется, что пять государств Северной Европы – Финляндия, Дания, Норвегия, Швеция и Исландия – чаще других попадают в первую десятку. Независимо от того, рассматриваем ли мы состояние демократии и политических прав, отсутствие коррупции, доверительные отношения между гражданами, чувство безопасности, социальную сплочённость, гендерное равенство, справедливое распределение доходов, индекс человеческого развития или многие другие глобальные показатели, страны Северной Европы почти всегда занимают первые места.

Также к числу стран с высоким рейтингом счастья относят Швейцарию, Нидерланды, Новую Зеландию, Австрию и Люксембург: они входят в первую десятку. (Наша страна, к сожалению, не попадает ни в двадцатку, ни в тридцатку «счастливых».)

 

 

Критические суждения

           

Весьма влиятельный учёный и политический деятель, один из идеологов нового мирового порядка Жак Аттали довольно пессимистичен в своих прогнозах. Основу будущего мира, по мнению Аттали, составят «информационные кочевники» без постоянного адреса. В будущем обществе будут господствовать те, кто обладает «рентой знания» или информацией; капитал отправится туда, где труд будет наиболее творческим. Частный капитал будет возрастать, и богатые будут богатеть. Неравенство сохранится.

 

Жак Аттали, французский экономист, банкир, писатель, политический деятель, член Бильдербергского клуба о будущем человечества в ближайшие 50 лет:

«Ситуация проста: нашим миром правят рыночные механизмы. Триумф индивидуализма, победное шествие денег и финансовый кризис, начавшийся в 2007 году, – вот причины недавних скачков в развитии истории. Если в ближайшем будущем ситуация не изменится, деньги покончат со всем, что может помешать их торжеству, включая сами государства, которые они постепенно уничтожат. Это касается и США. Американское сверхмогущество сойдёт на нет, а миром будут управлять несколько региональных правительств. Рынок станет единым законом для всех, породив неприкосновенную всемирную гиперимперию рыночных богатств и новых форм собственности, баснословных состояний и крайней бедности. Природа будет нещадно эксплуатироваться. Всё станет частным, включая армию, полицию и судебную власть. Человек превратится в артефакт для производства и продажи, а затем станет бесполезным и исчезнет».

 

А вот, что Аттали пишет о России:

«Китайские переселенцы двинутся по направлению к Сибири. Российский город Владивосток уже сегодня по экономическому, общественному и культурному устройству во многом напоминает китайских собратьев, а в Хабаровске больше половины населения – китайцы. Интересно, что китайская провинция Хэйлунцзян, граничащая с Сибирью и по численности населения догоняющая Аргентину, занимает территорию, равную площади Швеции, при этом 70% российских плодородных земель заброшены. Власти Екатеринбурга пригласили китайских крестьян на Урал, чтобы они обрабатывали 100 тысяч гектаров пустующих земель. Поток китайских иммигрантов будет расти по мере увеличения числа русско‑китайских браков, то есть постепенно Россию наводнят китайцы. К 2025 году в этой стране будет минимум 15 млн. иностранных рабочих, что составит 20% трудоспособного населения. Над славянами снова нависнет угроза, по масштабам сравнимая с монгольским нашествием.<…>

Россия создаст городскую инфраструктуру, правовые основы, защищающие частную и интеллектуальную собственность, современную банковскую систему и значительно улучшит систему здравоохранения… Однако России будут угрожать мусульмане с юга и китайцы с востока» [Аттали Ж. Краткая история будущего. Мир в ближайшие 50 лет. – СПб.: Питер, 2014].

           

Многое из предположений Жака Аттали выглядят правдоподобно, но не все. Например, бытовая иммиграция китайцев в Россию описывается чуть ли не как военная интервенция. Думается, что это – преувеличение: приглашение китайских крестьян обрабатывать заброшенные российские земли не должно восприниматься как угроза безопасности России. Сегодня ни одна цивилизованная страна не может наглухо закрыть свои границы для въезда иностранных граждан; однако вседозволенность и бесконтрольность недопустимы – без хорошо продуманного правового регулирования иммиграционных процессов не обойтись. Сомнителен также нарисованный Аттали беспредел в результате роста гиперимперии рынка.

 

Иной взгляд на будущее у русского экономиста и футуролога Юрия Шушкевича. По его мнению, мир к середине ХХI века станет не многополярным, а двухуровневым, и разделится на обновлённый Запад и периферию («окраину»). В мире «нового Запада» установится технократический социализм с основой в виде рационирования. Жить там люди будут по 130-150 лет, и биотехнологии там станут основой экономики. Остальной развивающийся мир, «окраина», обречён быть вечно бедным и вассальным, и в области робототехники и автоматизации труд «рабов окраин» не будет нужен Западу. У России также мало шансов на попадание в западный мир технократического социализма.

 

Русский экономист и футуролог Юрий Шушкевич о развитии мира в ХХI веке:

«Рационирование мировой окраины – а к ней следует отнести все страны за исключением США, Канады, ЕС, Японии, Израиля и, возможно, богатых монархий Персидского залива – будет осуществляться в более примитивных формах. Сокращение калорийности рациона, ухудшение условий и качества жизни, обвальное сокращение источников занятости, стремительное расширение полунатуральных и натуральных форм хозяйства – всё это, увы, – будущее мировой окраины. Если западный мир будет развиваться в погоне за новыми технологиями и знаниями, то этот – в постоянных войнах и в силовых переделах сфер влияния. <…>

Российская Федерация, сделавшая долгосрочную ставку на удовлетворение существенной части мировой потребности в углеводородном сырье, в своём современном состоянии не сможет ни принять участия в выработке нового курса, ни оказаться в числе его бенефициаров. Сегодня мы не готовы и вряд ли будем готовы даже к относительно равноправному союзу со странами Запада, не говоря уж о союзе подчинённом. Мы также не имеем на сегодняшний день сопоставимого с Западом научно-технологического и человеческого потенциала, позволившего бы претендовать на достойное место в “верхнем эшелоне” мира. <…>

Предстоящее рационирование не сможет быть универсальным и уравнительным. …Мировая окраина сохранится в качестве генетического резервуара и этнокультурного заповедника с численностью населения устойчиво стабилизировавшейся на уровне не более 3-4 миллиардов человек.

“Технократический социализм” “нового Запада” будет базироваться на системе экономических отношений, в своём позитивном содержании обеспечивающих максимально полное и функционально точное использование трудовых и интеллектуальных возможностей дееспособных членов общества при предоставлении им высокого уровня жизненного комфорта и эстетически развитой сферы наслаждений. <…>

… Россия не сможет участвовать в формировании технократического общества на равных с “новым Западом”. Реализуемый в нашей стране … курс на построение “углеводородной империи” не имеет перспектив в связи с ожидаемой исчерпанностью роли углеводородов…

Столь же маловероятна для современной России успешная конкуренция с “новым Западом” в части таких ключевых для новой экономики видов деятельности, как автоматизированные и роботизированные обрабатывающие и сборочные производства, а также информационные технологии управления обществом. <…>

Неизбежная конвергенция “параллельной России” с существующей Российской Федерацией со временем приведёт к формированию в масштабе уже всей страны самоуправляемого общества без жёсткой иерархии. Такой строй сможет стать реальной альтернативой “технократическому социализму” Запада с его жёсткой иерархией. Подобное различие создаст в обновлённой России большие возможности для свободного человеческого творчества…

В случае успеха экономической и социальной трансформации России и достижения ею цивилизованного паритета с “новым Западом” сможет состояться и переход от двухуровневой модели мироустройства к трёхуровневой. В качестве альтернативного центра развития, поставщика технологий, а также в качестве перспективной постиндустриальной модели, наша страна смогла бы способствовать развитию стран “мировой окраины” на основе демократических принципов общественного устройства и реализации творческого потенциала человека». [Шушкевич Ю. Социально-экономический механизм постлиберальной модели мировой экономики и «окно возможностей» для России. – https://conjuncture.ru/window_of_ pportunity_05-12-2006/]

                                                                                     

Прогнозы Юрия Шушкевича выглядят убедительно, однако развитие «мировых окраин» представлено несколько упрощённо. Так, мы видим, что сегодня такое «окраинное» государство, как Китай, не только успешно развивает современные технологии, но и обгоняет флагмана «нового Запада», США, по многим социально-экономическим параметрам. Что касается нашей страны, то она, ослабленная утратой в течение последних трёх десятков лет значительной части своего промышленного потенциала и продовольственной безопасности, а также бессмысленной войной с Западом, колоссальной утечкой активов за границу, космическими масштабами коррупции и невнятной политической ориентацией, сегодня действительно не в состоянии участвовать в создании технологического общества на равных с «новым Западом». Однако ресурсы у России имеются, и при установлении благоприятного политического режима («самоуправляемого общества») страна сможет приступить к воссозданию основ социализма.

 

Есть учёные, которые, анализируя современное, во многом тупиковое, планетарное состояние человеческой цивилизации, прогнозируют её неминуемую гибель уже в текущем столетии. Однако немало и оптимистов, верящих в счастливое будущее.

 

 

Утопичны ли идеи техносоциализма?

           

«Весь смысл техносоциализма в том, – утверждают его авторы Бретт Кинг и Ричард Петти (Указ соч., с. 10), – чтобы удовлетворить потребности всех, устраняя при этом вмешательство государства». (И мы понимаем, что смысл декларируется суперблагородный, однако, не называя того (скрытого гегемона), кто будет реализовать этот смысл на практике, и с порога отвергая участие в этом государства, сторонники техносоциализма повторяют старые ошибки анархистов, предполагавших (ещё в середине ХIХ века) установление власти хозяев-производителей и равенство граждан путём стихийного самоуправления (без государства). И потому способы достижения намеченных техносоциалистами целей выглядят невнятно. – Н.П.)

Читаем ещё (с. 21): «Техносоциализм.Общество становится высокоавтоматизированным, большая часть человеческого труда заменяется машинным. Технологические достижения позволяют сделать жильё, здравоохранение, образование и прочие основные услуги повсеместными и дешёвыми. Капитализм перестраивается ради долгосрочной устойчивости, равенства и прогресса человечества». (Тут же хочется спросить уважаемых авторов: как это произойдёт? Что ли, капитализм «перестроится» стихийно, добровольно? Сам по себе? – Н..П.)

Или – такое (с. 410): «Появление ИИ и последствия планетарной климатической катастрофы – перемены эпического масштаба, подобно которым человечество ещё не видело, и нам придётся пережить их все одновременно. И то и другое даёт невероятную по силе мотивацию для совместной работы...» (Верно: сильные стрессы могут вызвать сильную мотивацию. Однако вряд ли человечество в ближайшее время испытает мотивацию к единению. Причина простая: все «перемены эпического масштаба» уже происходят, но впредь будут нарастать постепенно, не внезапно; люди, конечно, спохватятся, но – не сразу. И не сразу кинутся объединяться. – Н.П.)

Как видим, не все идеи техносоциалистов достаточно обоснованы, и потому они воспринимаются отчасти как разновидность идей технологического утопизма. (Как поясняет Википедия, технологический утопизм – понятие, относящееся к идеологии, основанной на убеждении, что достижения в области науки и техники помогут реализовать тот или иной идеал. Технологические утописты верят, что идеальное общество, в котором законы, государственные и социально-бытовые условия работают исключительно на благо всех своих граждан, может быть создано в ближайшем или отдаленном будущем, когда передовая наука и технологии сделают возможным существование подобного идеального уровня жизни.)

Технологические утописты считают, что:

– в настоящее время мы переживаем постиндустриальную революцию в технологии;

– в постиндустриальную эпоху технологический рост будет стабильным (как минимум);

– в постиндустриальную эпоху технологический рост приведёт к концу экономического дефицита;

– ликвидация дефицита приведёт к ликвидации всех крупных социальных зол. (На самом деле, вряд ли это произойдёт автоматически. Исторический опыт свидетельствует о том, что и ликвидация дефицита, и даже создание изобилия продуктов (которые по праву сильных присваивали господствующие классы), как правило, не приводили к ликвидации социальных зол. – Н.П.).

Нельзя также с сожалением не заметить, что адепты техносоциализма не учитывают ни угроз возможных межгосударственных столкновений и войн, ни жесткостей классовой, межнациональной и религиозной борьбы, ни агрессивно-воинственного настроя многих сильных мира сего, ни несговорчивости отдельных террористических групп. А ведь всё это – реалии, с которыми придётся считаться.

Однако…

Много веков назад точно так же социалисты-утописты (ныне известные всему миру Томас Мор, Томмазо Кампанелла и др.) также высказывали свои мечты в виде конструктивных идей об устройстве острова Утопии, города Солнца, и их идеи позднее были использованы при создании теорий научного социализма-коммунизма. А в ХХ веке во многих странах были предприняты успешные попытки воплощения этих теорий в жизнь.

В отличие от идей социалистов-утопистов многие замыслы техносоциализма вполне могут быть реализованы в ближайшей перспективе.

 

 

Заключение

           

Прежде всего, следует выразить благодарность американским футурологам Бретту Кингу и Ричарду Петти за смелое и весьма подробное (хоть и не полное) научное обоснование идей технологического социализма, на базе которых в дальнейшем могут быть разработаны модели будущих общественно-экономических формирований (формаций).

Вместе с авторами техносоциализма мы верим, что противоречивый, деструктивный и революционный ХХI век станет веком победы социализма. Научно-технической основой становления и развития социалистических обществ станет автоматизация и роботизация почти всей человеческой жизнедеятельности, биотехнологии и другие технологии на базе искусственного интеллекта. (Всё – в соответствии с высказанными идеями технологического социализма.)

Мы считаем, что экономической основой будущего социалистического (или техносоциалистического, или интегрального) общества может быть многоукладная экономика, представленная различными формами владения собственностью и организации производства, как то:

– государственные или государственно-частные предприятия (как приоритетные);

– народные, кооперативные хозяйства и коммуны;

– мелкие (индивидуальные, семейные и коллективные) и средние (фермерские и коллективные) частные предприятия;

– крупные частные (частнокапиталистические) предприятия и объединения (акционерные компании, общества, холдинги и т.п.);

– иностранные предприятия и концессии, работающие под контролем государства.

Социальный состав социалистического общества может состоять из многих классов и слоёв: наёмных рабочих и крестьян, фермеров, капиталистов, интеллигенции и др. Но ни один класс, ни одна социальная группа не должны иметь какие бы то ни было преимущества перед другими. И – никаких диктатур!

Политической основой будущего общества может быть многопартийность с преобладанием левых партий (социалистических, социал-демократических, коммунистических и т.п.) и многоконфессиональность при умеренной толерантности и веротерпимости.

Политический строй может быть любым: республиканским или монархическим, в зависимости от предпочтений и выбора населения, но с правительством, ориентированным на социалистические преобразования, и обязательно – с обеспечением широкого участия народных масс в управлении и самоуправлении. «Командные высоты» должны занимать лидеры и органы, осуществляющие социалистические преобразования, но под контролем национального общества.

Мы не считаем возможной победу социализма в глобальном масштабе. Каждая страна будет идти к социализму своим путём и строить своё общество в соответствии со своей моделью, к примеру: «шведской» моделью, моделью с «китайской спецификой», моделью «социализма ХХI века», христианской или буддийской моделью, моделью техносоциализма или какой-то иной.

Путей перехода к социализму известно два:

первый путь – силовой, революционный, путь насильственного захвата власти и преобразований «сверху» (таким был путь России-СССР в 1917-1938 годах: революции, вооружённый захват власти, гражданская война, массовые репрессии, направленные против классовых врагов, и могучие, широкомасштабные социалистические преобразования);

второй путь – несиловой (договорной или парламентский): к власти приходят лидеры (элита) в результате общественного согласия и общественного договора многих общественных формирований (партий, фронтов, профсоюзов и т.д.), которые проводят в жизнь социалистические преобразования в интересах всей нации.

Первый путь (силовой) возможен в тех странах, где долго не будут решаться проблемы неравенства, политического бесправия, нищеты, бездомности значительной части населения, а также коррупции правящей группировки.

Предпочтителен, конечно, второй путь (несиловой). Для того чтобы пойти по этому пути и приступить к созданию общества всеобщего благополучия со всеми его свободами, необходимо, как минимум, следующее: (1) наличие высококвалифицированной, высокодуховной, пользующейся доверием общества элиты просоциалистической ориентации, которая могла бы создать прогрессивную, популярную в народе партию (или левый национальный фронт) как руководящую силу по объединению всех классов и слоёв нации (рабочих, крестьян, бизнесменов-капиталистов, фермеров, интеллигенции, чиновников, пенсионеров, военных, полицейских и др.); (2) разработка партийной элитой и принятие абсолютным большинством населения новой (социалистической) модели развития страны и (3) единство действий государства и национального общества и заключение общественного договора по реализации новой модели развития. Желательно, чтобы все преобразования проходили в условиях стабильности социально-экономического развития государства с отлаженным аппаратом управления.

Естественно, для реализации этого второго, ненасильственного пути необходимы: высокая общая культура и умеренная толерантность национального общества, высокая степень доверия к правящей элите, всеобщее стремление к единству и общественному договору, сильная политическая воля правящей элиты в реализации социальных благ для всех граждан, широкая гласность и жёсткий общественный контроль за деятельностью государственных органов, подотчётность госорганов перед обществом, прогрессивное налогообложение, поощрение благотворительности (или даже принуждение к благотворительности) богатых людей. (Широко известен, например, призыв китайского олигарха Джека Ма: «Когда у вас несколько сот миллионов долларов или несколько миллиардов, это уже не ваши деньги, и их следует направить на нужды общества». Его призыву последовали многие, и научные учреждения, университеты, школы, библиотеки, больницы, спортивные площадки и проч. получили от богачей весьма значительное финансирование.) Ни одна партия (в том числе господствующая) не должна иметь в парламенте более 49,9% голосов.

           

Два заблуждения свойственны некоторым сегодняшним жителям Земли. Первое: отрицание или игнорирование достижений современных технологий, в том числе – на основе искусственного интеллекта. Это – современный луддизм, который неминуемо приведёт к научно-технической отсталости его последователей и вассальной зависимости от технофеодальных лордов. Другое заблуждение – завышенная оценка возможностей НТП и особенно ИИ, необоснованная вера в то, что социальный прогресс будет сопровождаться благоприятными преобразованиями в пользу всех граждан (независимо от их классовой принадлежности и имущественного состояния) сразу же вслед за фантастическими достижениями новейших технологий и всеобщей автоматизации. И то, и другое контрпродуктивно.

Также совершенно ясно, что развитие ИИ и цифровых технологий должны происходить под контролем людей (насколько это будет возможно), и люди должны заранее, уже сегодня, основательно поработать над созданием алгоритмов управления системами ИИ, не допуская их хаотичного и вредоносного развития. Если человечество сумеет уйти от технологического анархизма и феодализма и приступить к созданию общества технологического социализма с социалистическими формами народовластия, решение подобных задач станет возможным.

           

Итак …

Мы видим, что в эпоху господства капитализма начался невиданный научно-технический прогресс, однако этот прогресс вызвал безудержный рост безработицы, неравенства и ухудшение социально-экономического состояния значительной части человечества. А с дальнейшим развитием НТП положение дел не улучшается, а всё более ухудшается. И потому становится всё более и более очевидно, что в ближайшие 10-20-30 лет во многих странах мира неизбежно будут происходить социалистические преобразования.

 

P.S. Отрадно, что слово социализм иу нас в России всё чаще стали произносить с подчёркнутым почтением даже на центральном телевидении (ОТР). Самый длинный путь, как утверждает китайская мудрость, начинается с первого шага.

   
   
Нравится
   
Омилия — Международный клуб православных литераторов