Анти-весы «Виктора Вавича»

0

491 просмотр, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 170 (июнь 2023)

РУБРИКА: Литературоведение

АВТОР: Балтин Александр Львович

 
Житков.jpg

…Путеводитель по событиям, устроенный, как лабиринт: лабиринт, чьи ходы сложно скручены из изощрённого психологизма и своеобразной стилистики: сухой, как хворост, и, в недрах этого хвороста, вспыхивающей живописным огнём; «Виктор Вавич» – своеобразный путеводитель по событиям 1905 года: и каталог душ и душонок, представленный романом, весьма велик…

…сохлая гроздь душонок свешивается в шаровое пространство, определяющее ритмику событий реальности.

Судьбы, превращаемые в руины; руины психики, уже не подлежащие восстановлению; и детали играют: каждая вспыхивает, как шишка рукоятки шашки на ярком солнечном повороте.

Именем Виктора Вавича назван роман: но персонажи, наполняющие его, бурлят пёстрой плазмой тогдашнего бытия: и главные струи бурления экстраполируются на сегодняшний день: как можно отправить их и в ретроспекцию.

Анти-весы судьбы – моральное падение Вавича входит в соответствие с карьерным ростом: извечна ли зловещая двойственность?

Поиски ответа упираются в вопиюще-спокойную художественность романа Бориса Житкова, – писателя, который в сознании большинства ассоциируется с милой детской литературой: очень качественной и, разумеется, не подразумевающей трагического масштаба.

 

Вавич, собственно, изначально дан гаденьким: некоторые параллели с провинциальными рылами Замятина просматриваются.

В пандан Вавичу – и Башкин: с чёрненькой, сохлой сутью, позволяющей виртуозно находить оправдание собственным поступкам, сколь бы низки они не были.

Рентген романа высок: им просвечивается психология, мотивации, помыслы: сумма получается столь живой, что – как редко бывает – персонажи выходят из дверей страниц, отправляясь в обыденность, пусть и сами слеплены из оной.

Визуально язык прост: он прост настолько, чтобы передать необыкновенную сложность всего – тонких намёков, разговоров, переулков, пыли, мерцающей в солнечных пятнах.

Богатство тропов!

Резкость иных образов, завораживающих ядовитой картинностью: «Мутный, красноватый свет от лампочки, которая гнойным прыщом торчала на грязном потолке»…

…словно новая жизнь даётся словам: берутся они, нежно и ласково, и рассматриваются с тех сторон, включая те, которые не замечены другими.

Тяжёлой была судьба романа: появись он раньше, не мог бы не осесть значительнейшим произведением в сознание подготовленных читательских миллионов: какие были в СССР, которых нету теперь…

   
   
Нравится
   
Омилия — Международный клуб православных литераторов