«Русского медведя лучше не будить…»

8

386 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 171 (июль 2023)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Филиппов Сергей Владимирович

 
screen-0.jpg

***

 

Я был судьбы своей достоин,

Коллективизму дав обет.

Один, казалось мне, – не воин,

На протяжении всех лет.

 

Вполне возможно, по привычке,

Внушённой с детских лет, считал:

Что может эта единичка?

Один талантливый нахал?

 

При доле малого везенья.

Ну сделать что-то по уму.

Но изменить мировоззренье

Людей не в силах одному.

 

Сие – утопия, химера.

Не прыгнуть выше головы.

Но есть наглядные примеры,

Из жизни взятые, увы.

 

Как повернуть единым разом

Всё: и сознание и дух,

Покуда коллективный разум,

Как по заказу, слеп и глух.

 

 

***

 

Не чей-нибудь лукавый гений,

Не злой волшебник-чародей

Сумел, пусть не в одно мгновенье,

Столь резко изменить людей.

 

Что выражались нецензурно,

Не к месту поминая мать,

Порой плевали мимо урны,

Могли работу прогулять.

 

Однако, по большому счёту,

Об этом громко не трубя,

Свою обычную работу

Любили больше, чем себя.

 

Не знаю всех имён, но кто-то

Добротно выполнил заказ,

Проделав сложную работу

По оболваниванию масс.

 

Что вместо прежнего талона

На колбасу, без задних ног

Спешат за скидками с Озона

И счастливы, жуя хот-дог.

 

Не доброхоты, не страдальцы,

Те, кто живёт от сих до сих,

Привыкнув лицезреть сквозь пальцы,

Что не волнует лично их.

 

Считающих предельно прочным

Свой узкопрофильный мирок,

Пока привычная им почва

Не ускользнёт вдруг из-под ног.

 

 

***

 

Осядут пепел и зола,

Умолкнут стоны, причитанья.

И контуров добра и зла

Стираться станут очертанья.

 

Иссякнет пыл, сойдут запал,

Настрой, и страсти поутихнут.

И каждый, кто конфликтовал,

Не сразу вспомнят суть конфликта.

 

Но сколько век их ни продлись,

Уже не смогут отказаться,

Да что там, просто обойтись

Впредь без конфликтных ситуаций

 

За гранями добра и зла,

И так столетиями кряду,

Покуда пепел и зола

Над всей планетой не осядут.

 

 

24 июня

 

Иллюзиями впредь не тешь

Себя и накажи другим.

Оставь корниловский мятеж

В покое и поход на Рим.

 

Да и Лжедмитрий, как во сне

Кошмарном, так и наяву

С лихой ватагой на броне

Навряд ли явится в Москву.

 

А коль надумает на бис,

Скорей поверишь в НЛО,

Чем, что вернулся здравый смысл,

И хоть кого-то проняло.

 

 

***

 

Почти что сплошная завеса,

Деревья и окна в пыли.

Гудит беспрерывно компрессор,

Под землю вгоняя рубли.

Замена бордюрного камня,

Москву приводящая в дрожь,

Жильцам пригодились бы ставни

Сегодня, да где их возьмёшь?

 

Жара, как обычно, в июле

Накрыла Москву и окрест.

На лавку присела бабуля

И тут же обратно в подъёзд.

Придётся пока обходиться

Без свежего воздуха ей,

Замена бордюров в столице,

Кому-то, как видно, важней.

 

Пришёл, как у нас говорится,

Во время еды аппетит.

Меняет бордюры столица

И плитку, работа кипит.

Шустри каждый день, а не мямли,

Не жди никаких перемен,

А так, без бордюрного камня,

Ты здесь заработаешь хрен.

 

Губа у кого-то – не дура.

Поймали удачный момент,

Взяв враз на замену бордюров

Почти что бессрочный патент.

Работа ведётся исправно

Под общий и зычный рефрен,

Меняют бордюрные камни

Всего, что нам нужно, взамен.

 

 

***

 

Играем в извечные игры,

Себе изменяем во всём.

Спасаем амурского тигра,

И, может, и вправду спасём.

 

На время конечно. На квартал,

Полгода иль даже на год.

Его ведь без нашего гвалта

Сегодня лишь чудо спасёт.

 

Под пышною спрятавшись сенью

Усадеб, покуда живём,

Надеясь на чудо-спасенье,

Живущих сегодняшним днём.

 

Играем в извечные игры,

Пытаемся мир обрести,

Чтоб вскоре амурского тигра

Всем миром пытаться спасти.

 

 

***

 

Нередко чья-то гениальность

Нам – людям средним – застит свет.

У гениев своя ментальность,

Им узок общий трафарет.

 

Они все выстрадали право

Ни перед кем не падать ниц.

Не встретишь плюшевых Ландау

И гуттаперчивых Капиц.

 

Но есть какие-то вопросы,

Где весь их гений слеп и глух.

Где и они не кажут носа,

Не произносят мысли вслух.

 

И хоть людская гениальность –

Весомый жизненный мандат,

Всё ж осторожность плюс лояльность

И гениям не повредят.

 

Ведь гений гением, а все мы,

(Ох, не накликать бы беды),

Заложники одной системы

И выходцы своей среды.

 

И пусть им не предъявят исков,

Кому, скажите, как не им,

Не понимать опасность рисков

Чернобылей и Хиросим?

 

 

***

 

Раз в сотню лет родятся гении,

Чьи фразы помнят наизусть.

А у меня иное мнение,

И я им с вами здесь делюсь.

А у меня вот ощущение,

Коль посмотреть со стороны,

Так называемые гении

И не особо-то нужны.

 

Ну, было б меньше столь любимых

Нам всем полотен, опер, книг.

Зато б был здоровее климат,

И меньше всяческих интриг.

Над кучкой жалких царедворцев

Так не довлел бы гений злой.

Без гениальных полководцев

На свете не было бы войн.

 

Увы, но такова реальность,

Что одержимость их и спесь

Живописуют гениальность,

Как отклонение, болезнь.

Они, не видеть это глупо,

Не выбирая своего

Пути, идут вперёд по трупам,

Не замечая ничего.

 

Тому примеров тьма и фактов.

Но есть досужая молва.

Неведомо, когда и как кто

Интерпретирует слова?

Эффект от фраз порою страшный,

Почти от каждой, даже той,

Неведомо и как попавшей

В наш с вами ум неразвитой.

 

 

***

 

Смотреть не стоит свысока

На мир в минуты высшей славы,

Пускай до первого плевка

В твой адрес лет ещё немало.

 

И сам ты знатен и богат

И в полном, так сказать, порядке,

И все тебе учтиво льстят,

Не замечая недостатки.

 

Но ты особо не гордись,

Покуда в вихре турбулентном

Непредсказуемая жизнь

Все не расставила акценты.

 

Ведь коль заглянешь вглубь веков,

То до бесчестия бывало

От славы столько же шагов,

Как от безвестности до славы.

 

 

***

 

Наши общие соседи

Любят классику и джаз.

Неубитого медведя

Шкуру делят каждый раз.

Положить ли на пороге?

Или шубу сшить потом?

А медведь в своей берлоге

Спит невозмутимым сном.

 

И посасывает лапу,

Как положено зимой.

Грузный, сильный, косолапый,

Неуклюжий и большой.

Наши славные соседи

Любят что-нибудь делить,

Только русского медведя,

Право, лучше не будить.

 

 

***

 

Есть ряд деликатесных блюд,

Чей вкус оценит лишь гурман.

Их неизменно подают,

Где несколько иной карман.

 

А ты по логике вещей,

Сложившейся не год назад,

Нальёшь тарелку кислых щей,

В печи томящихся, и рад.

 

Пусть не изыскан твой обед,

Как у гурманов, не взыщи,

Хлебай, как твой отец, как дед,

Порою и пустые щи.

 

Что горевать о пустяках?

Давным-давно пора понять:

Россия не в особняках,

А где привыкли щи хлебать.

 

 

***

 

Я не заложник настроений

Своих и, вроде бы, не псих.

Хоть и боюсь своих суждений

Порой не меньше, чем чужих.

 

Ведь мы всего лишь с вами люди,

А за суждения, увы,

Людей у нас не только судят,

Но и лишают головы.

 

Суждения иметь неплохо,

Но для кого-то, сударь мой,

Они кончаются Голгофой

Иль в лучшем случае тюрьмой.

 

Изгнаньем, высылкой, психушкой,

Лишеньем прав, и так что впредь

Для каждого намного лучше

Своих суждений не иметь.

 

За них сегодня ни почёта,

Ни славы громкой не стяжать.

И если даже есть в них что-то,

Уместней вслух не выражать.

 

 

***

 

Нас очень просто запугать,

Да так, чтоб не могло и речи

Быть, хоть кому-то там роптать,

Публично спорить и перечить.

 

Ещё нас можно всех купить,

А фигу держащих в кармане,

Со всеми прочими, как пить

Дать, взять и скопом оболванить.

 

Не так уж сложен чей-то код,

Поверьте, и отнюдь не боги

Способны охмурять народ

Посредством грязных технологий.

 

И вот уж снова тишь да гладь,

И никакой альтернативы.

Осталось только лишь дожать

С десяток чересчур строптивых.

 

На восемь бед один ответ.

Последний кмет в нечистом поле

Один маячит. Счастья нет.

И все спокойны. Поневоле.

 

 

***

 

Какие там «Что? Где? Когда?»

Какие, к чёрту, КаВээНы?

Одна сплошная лабуда

Лишь нескончаемым рефреном.

 

Поставь на жизни прежней крест.

Как все продвинутые люди,

Сиди, пока не надоест,

С утра до вечера в ютубе.

 

Мечтай. Мечтать ещё не грех.

Одно не забывай, что раз ты

Родился, и тебя, как всех,

Загонят в цифровое рабство.

 

 

***

 

Мы сбились со счёта, в который уж раз

Не можем никак разобраться.

Свобода в итоге важнее для нас?

Иль всё же важней безопасность?

То видим «свободы» живые ростки,

Как «крышу» снесло у народа.

То вновь зажимают нас с вами в тиски,

И так не хватает свободы.

 

Не зря, кто мудрее, привыкли считать,

Что как ни нужны нам всем гласность

И право свой путь для себя выбирать,

Важнее всего безопасность.

К чему многочисленных прав хламудьё?

К чему демократии всходы?

Коль жизнь нам дороже, а ради неё

Не грех поступиться свободой.

 

Конечно, столь многим любезный соблазн –

Мотив абсолютной свободы,

Так мир наш устроен, и дальше не раз,

Не два взбудоражит народы.

Но лучше, поверьте, прослыть палачом

Свободы, чем сбившимся в шайки

Дать волю, покуда опять не начнём

Повсюду закручивать гайки.

 

 

***

 

И у суровых аскетов,

К счастью, бывают грехи.

И у хороших поэтов

Встретишь плохие стихи.

 

Как же, о, муза-сестрица,

Казус им сей избежать?

Может быть больше трудиться?

Или же меньше писать?

 

Может, характер виною

В силу каких-то причин?

Может быть, что-то иное?

Так подскажи, научи.

 

Пусть у поэта есть силы,

Воля, есть творческий зуд.

Но основное мерило

Всё же читательский суд.

 

Здесь не подашь апелляций,

Только запомни, поэт,

Суд этот может меняться

По истечении лет.

 

Судят порой однобоко,

Что отвергалось вчера,

То по прошествии срока

Может пройти «на ура!»

 

Так что неси свою ношу,

Пестуя каждый свой стих,

Помнят поэтов хороших

И забывают плохих.

 

 

***

 

Переходя от слова к делу

Без спешки и без суеты,

Старайся действовать умело,

Как это можешь только ты.

 

Переходя от дела к слову,

Не стоит хвастаться, трубя,

Что сделать ничего такого

Никто не смог бы без тебя.

 

 

***

 

Учёный пишет свой трактат,

Приводит факты и уверен,

Что каждый маломальский факт

Его на практике проверен.

 

Писатель же наоборот,

Рискуя сесть всё время в лужу,

Придумывает, вечно врёт

Да и утрирует к тому же.

 

Тасует факты без стыда,

Смешав их с горем и трагизмом,

И этот метод, господа,

Мы именуем реализмом.

 

 

***

 

Поэт, во имя всех святых,

Не вздумай впредь писать «крамолу»,

Пускай совсем недавно ты

И жёг сердца людей глаголом.

 

Заляг куда-нибудь на дно.

Иль закажи отдельный столик,

Играй по мелкой в казино,

Вот только лишь писать не стоит.

 

Пусть скачут девки в неглиже

И заливаются шампанским

Там, где отвыкли все уже

Давно от лирики гражданской.

 

Где людям много лет подряд

Иное предлагали чтиво,

Кого-то вряд ли восхитят

«Души прекрасные порывы».

 

И как с открытою душой

Стучаться в запертые двери,

Когда сегодня даже твой

Товарищ ни во что не верит?

 

 

***

 

Шагают бараны в ряд,

Бьют барабаны, –

Кожу для них дают

Сами бараны.

Б. Брехт. «Бараний марш»

 

Снова стучат бараны

Пафосно в барабаны.

Это всё тот же наш

Старый бараний марш.

 

Много веков бараны

Лупят в свои барабаны.

В кожаные мембраны

Из тех же тупых баранов.

Слыша бараний марш,

Входят бараны в раж.

 

Сколько столетий кряду

Их унимать не надо?

Так они любят стадом

Дружно ходить на парады,

Вырядившись в камуфляж,

Дабы поймать кураж.

 

Грязные политиканы,

Раздухарившись, рьяно

Лепят лапшу с экрана

На уши глупым баранам,

Помня про долгий наш

С вами бараний стаж.

 

Так что напрасно бараны

Строят какие-то планы.

Кто из них жив сегодня,

Завтра пойдёт на бойню.

Глупо баранье рвение,

Тщетно баранье блеянье.

Да и весь этот стих

В общем-то не для них,

А в основном для тех, кто

Всё ещё помнит Брехта.

 

 

***

 

Умрёт в футбольном тренере игрок.

Умрёт актёр однажды в режиссёре.

Но не умрёт в отмеренный им срок

Никто ни в дилетанте, ни в позёре.

 

Непредсказуем жизненный сюжет.

Как можно быть в ней чьим-либо гарантом?

Получится спектакль или нет?

Раскроются ли «звёзды» и таланты?

 

Но прав лишь тот, чей личностный статут

Не принимает в корне иждивентства.

В ком до глубокой старости живут

Стремление и тяга к совершенству.

 

Когда собственноручно режиссёр

Стремится задушить в себе актёра,

А дилетанты продолжают спор,

И вновь спешат на публику позёры.

 

 

***

 

За тренировкой наблюдая,

Наставник часто повторял:

«Футбол, друзья, игра простая:

Открылся, получил, отдал».

 

И каждый слышал эту фразу,

Но продолжал в душе твердить:

«А может, попытаться сразу,

Открывшись, самому забить?»

 

Жизнь, как игра, стремглав промчалась,

И мало было среди нас

Ребят, которым удавалось,

Открывшись, дать ответный пас.

 

 

***

 

Поутру незаметно

Вылезая из шкафа,

Ты опять перед кем-то

Снимешь мысленно шляпу.

 

Как всегда возбуждённый

И слегка шизонутый,

Но зато убеждённо

Снова веря кому-то.

 

Вспоминая, как было.

Причитая: «Что будет?»

Всевозможных страшилок

Насмотревшись в ютубе.

 

И поскольку ты в теме,

Наблюдаешь со страхом

В отдаленье за теми,

Кто сидит в автозаках

 

Презирая военных,

Ненавидя мундиры,

Но сдавая в аренду

Потихоньку квартиры.

 

И вздыхая о праве

И в тоске по дебатам,

Вновь мечтаешь о славе,

Как и все «демократы».

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Омилия — Международный клуб православных литераторов