Сокотра

21

468 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 172 (август 2023)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Замотина Марина Анатольевна

 
деревья.JPG

Сокотра – это небольшой архипелаг из шести островов в Индийском океане, в 350 километрах от Аравийского полуострова. Территориально он принадлежит Йемену – стране, где идет вялотекущая гражданская война. Поэтому попасть на Сокотру непросто – Йемен постоянно меняет визовые правила, а местные авиакомпании то и дело приостанавливают свою деятельность. В аэропорту сегодня (март 2023) не наблюдалось ни одного самолёта. Наш рейс – из Абу-Даби – чартер, летает раз в неделю. Говорят, есть рейс из столицы Йемена. Тоже один в неделю. Видели порт, два грузовых судна стояли у причала. Оживления не наблюдалось, да и кран скучал один одинёшенек.

Центральный остров архипелага – остров Сокотра. Именно на нём и живёт местное население, которое считает себя отдельным народом. Да, у них есть свой язык, своя письменность, и внешним видом они немного отличаются от аравийцев. Некоторые этнографы считают, что в крови у сокотрийцев присутствуют греческие и индийские корни. И не удивительно. Во времена Александра Македонского на острове основали свою колонию греки, через века их вытеснили индийцы, а тех – завоеватели-португальцы. Может, кто другой тут ещё бывал. Но кто бы ни покорял Сокотру, он не особо беспокоился о судьбе острова. Занимал остров, но вскоре уходил. Странно, что даже в средние века, в эпоху всеобщей колонизации, о Сокотре было мало что известно, хотя остров, по-моему, гениально расположен.

Название «Сокотра» по одной из версий восходит своими корнями к древнесанскритскому выражению «sukhadhara Dvipa» («Остров Счастья»), которую хорошо знали мореплаватели древности. Поскольку остров всегда был удачно расположен на перекрёстке морских путей, связывающих порты Персидского залива и Индии с Восточной Африкой, здесь они часто пережидали штормовую погоду, пополняя запасы пресной воды и продовольствия, а также покупали добываемую тут из «драконового дерева» редчайшую сокотринскую камедь, обмениваясь товарами и новостями. В связи с этим на одном из древних греческих диалектов Сокотру также называют «Fia-Soqa'tra» или «Soqater» – «Рынок драконовой крови».

Сокотра откололась от Африканской литосферной плиты около 40 млн. лет назад, приблизительно в то же время, когда Красное море и Аденский залив пролегли между Африкой и Аравийским полуостровом. Многие виды растений Сокотры – это чудом уцелевшие в условиях островного существования осколки древнейших флор, исчезнувших на материке.

В изоляции от «большой земли» эволюция на этих островах шла своим особым ходом и поэтому создала здесь необычайно причудливые живые организмы – более 700 чрезвычайно редчайших представителей флоры и фауны, из которых одна треть сейчас является настоящими реликтовыми эндемиками, в отличие от неоэндемиков – сравнительно молодых видов, возникших в результате эволюции предковых форм, но не сумевших широко расселиться, они встречаются только здесь и более нигде на Земле.

 

 

море.JPG

 

 

Местные рассказывают древнеиндийскую легенду, согласно которой на острове когда-то давно проживало животное, похожее на дракона. Чудовище нападало на слонов и выпивало их кровь. Но однажды самый старый слон обрушился на дракона и раздавил его. Кровь дракона смешалась с кровью слона и разлилась по всему острову. А позже из земли начали вырастать невиданные растения, которые сейчас называются драценами.

Сокотра очень привлекательна для туристов. Весь архипелаг внесён в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Кроме этого, здесь белоснежные пляжи с лазурной водой, горы и каньоны, песчаные дюны, озёра в скалах, старые советские танки, петроглифы и самобытное местное население. Исторические постройки не сохранились, сюда ездят за красотами природы.

Мы не стали исключением. Приехали за необычностью, впечатлениями, красотой и новыми впечатлениями

 

В школах Сокотры учат арабский, но школы посещают не все. Многие говорят только на сокотрийском, особенно женщины. Английский мало кто знает. Кстати, письменность у сокотринцев появилась только недавно. Но она не очень прижилась. Наш гид говорил, что в мессенджерах они пишут арабскими буквами, но некоторые транслитерируют так, что невозможно понять. Поэтому очень распространены голосовые сообщения.

Валюта на Сокотре: йеменский риал. Обменник один – в столице, в городе Хадибу. Выглядит как окошко в стене, а не как обменные пункты в привычном понимании. Доллары в магазинах брать не хотят. Категорически. В обменнике очень придираются к потёртостям, пятнышкам, надписям. Доллары должны быть не старше 2006 года. Но у меня и 2006 года доллары не взяли. Не взяли и евро (новые купюры) у нашего туриста. Карточками платить нельзя нигде никакими, нужны только наличные.

Итак, мы прилетели. Не без проблем. Попасть на Сокотру сейчас, повторюсь, не просто. Есть вариант через столицу Йемена, но он совсем ненадёжный. Да и туда попасть не просто. Есть рейс через Каир, но все самолеты летают в лучшем случае раз в неделю. Не полетел? Жди неделю. Сейчас туристы попадают сюда через Абу Даби. «Аир Арабиа» оправляет чартер раз в неделю. Иногда два. Около 150 человек. Но опять же – рейс запросто может не состояться. История приобретения наших билетов – квест. Переписка, перевод денег – отдельная история. Доплаты, проценты. Цена получилась космическая. Более того, мы приехали в аэропорт Абу Даби за три часа до начала регистрации. И не мы одни были такие предусмотрительные. Встали в очередь туда, где давали стикер на багаж, правда, в другом конце аэропорта от места регистрации. И три часа ждали. Как только наш рейс появился на табло, пришел дядечка. Он даже не поднимал голову, брал паспорт и делал отметку. Багаж 20, ручная кладь 7. Общий вес 20. У нас он ничего не взвешивал. Но, наверное, предполагалось, что надо. Так, кстати, было у всех. Не 27, а 20 (это не опечатка). Потом была простая регистрация с приветливой дамой. Все остальное до посадки – как обычно. Самолёт на этом перелёте был новый. Удобный. Ещё в аэропорту Абу Даби при вылете на Сокотру я почувствовала, что мне совсем не жарко. В футболке и жилетке!!! Обычно у меня с собой для перелётов в сумке шерстяная, носки и что-то ещё тёплое. Но почему я все это вынула дома из рюкзака? Давно не была в поездках в жарких странах. Знаю же, что в самолете будет холод собачий. Так и получилось. Хорошо, что у меня в рюкзаке случайно оказалась ночная рубашка. О! Это было зрелище!!!! Летела до Сокотры с рубашкой на голове и плечах. Никто, правда, кроме соседки, этого не понял. Но вид у меня был исключительный. Зато после перелёта я была в отличие от многих пассажиров без простуды.

На паспортном контроле по прилёту собралась очередь, потому как работали три неторопливых сотрудника. Получив отрывной талончик-разрешение на въезд в страну, мы забрали багаж и тут же отправили все свои вещи на досмотр. Читала в интернете, что на Сокотру не пропускают спиртные напитки больше одной бутылки на человека. Не сильно меня эта проблема волновала, но всё-таки интересно. Оказалось, что с этим не было проблем. Во всяком случае, нас пропустили в двумя коробками – мы выполняли просьбу представителей фирмы.

Когда все погранично-таможенные формальности оказались позади, нас встретил чудесный молодой человек, неплохо говорящий по-русски и прекрасно понимающий русский язык. Он шесть лет учился в Краснодаре на медицинском факультете. Работает сейчас врачом-дерматологом в столице Сокотры. Так как русскоговорящих гидов на Сокотре нет, а нам его обещали, то был найден вот такой специалист. На всякий случай. Поездка была рекламная, от солидной фирмы, видимо, это было важно.

В нашем самолёте прилетели две русскоговорящие группы по 10 человек. Группа итальянцев – чуть поменьше. Человек 8. Ещё с нами прилетели словенцы, белорусы, французы и немцы. Группами по 2-4 человека. Всех встретили представители разных фирм.

 

 

на улице.JPG

 

 

И мы отправились в Хадибо, столицу острова Сокотра. Это город, между прочим. Камень, песок, немного цемента. Пыль. Пыль и бесконечно количество раз – пыль! Козы наглые и шустрые – повсюду. Такие же детишки. И тоже везде. Мужчины в ассортименте – черноволосые, белозубые, приветливые. Женщины в чёрном. И встретить их можно лишь у торговых лавок. И – главное – мусор пластиковый! В таком количестве, что хотелось взвыть! Запахов, правда, не было, потому как пищевые отходы подъедают козы и прочая живность.

Лучший ресторан – это аналог совхозной столовки СССР в разгар полевых работ в середине 60-х годов прошлого века. Правда, хозяин гордится стенкой со старательно написанными на ней смешными рисунками. А вот кормили нас, по-моему, неплохо. Мелкопорезанные огурцы, помидоры – как у нас, никакие. Безвкусные, водянистые. Но очень вкусный репчатый лук. Основное блюдо – сухой тунец или сильно обжаренная курица. Мне курица пришлась по вкусу. Вода. Соус. Непонятный, но вкусный. Это наш обед. На ужин давали лобстеров, которых я не умею есть. Знающие люди уверяли, что они отличные. И вкуснейшую свежеиспеченную лепешку.

Всю поездку кормили безыскусно, но нормально. Есть, с чем сравнивать. Бывало и хуже. В экзотических местах.

Козы. Какие наглюки! Залезают повсюду. У меня из закрытого джипа через приоткрытое окно одна «барышня» извлекла пакет с печеньем. Была застигнута тогда, когда с печеньем она уже справилась и заканчивала доедать упаковку. Ходят козы везде, хотя они не дикие, а хозяйские. Главный деликатес – салфетки бумажные. Необъяснимо. Из предложенного меню: салфетка, остаток курицы, лук репчатый, кусок лепёшки, кусочек помидора, маслина – все было съедено именно в таком порядке. Огурец и кусок арбуза долго были в игноре! Но потом всё-таки и они были употреблены. Без особого аппетита (в отличие от салфетки). Внешне – в городе козы облезлые и тощие, у кемпингов – весёлые и с кучерявыми задами. Козы на Сокотре – лежат у домов (дверей) как собаки, а шляются и лазают повсюду как кошки. Наши водители делились с ними теми листочками, которые они сами жуют. Особого эффекта в поведении коз я не заметила, но и у водителей он (эффект) вроде как и не наблюдался.

Ещё повсюду около «мест с едой» дежурят птицы.

Птиц на Сокотре много. Разных. Правда, есть на этом острове и особенная птица – Гриф египетский (или сокотранский). Мне кажется, я его где-то уже видела, но тогда его называли помоечным. Птица большая, в полёте красивая. При ближайшем рассмотрении – смешная. Но… Бдит кухню, а с нами всю неделю ездила специально оборудованная машина с поваром, двумя помощниками и едой! Они всегда приезжали раньше нас. А мы первым делом (когда добирались до нужной точки) обнаруживали невероятное количество именно грифов вокруг нашего стойбища! Подходят они близко, до метра к себе подпускают. Именно подходят, редко перелетают. Делают вид, что гордые. Но за хороший кусок бьются смертным боем! А если им перепадёт куча остатков еды (французы бросили чуть ли не с ведро добра) – вступают в схватку даже с козами. Сцена в кемпинге была как из боевика. Козы злее, хитрее и расторопнее. Пока эти умники грифы крыльями размахивали и пыль поднимали, рогатые соперники лучшие куски растащили. Мы, честно говоря, вели себя дурно. Всех подкармливали. Благо, еды было у нас много.

Гостиниц в городе Хадибо несколько. Наша была самая лучшая – по словам организаторов. Действительно, очень приличная. В номере всё имелось. Чисто, красиво, удобно. И завтрак нас вполне утроил. Можно было пить кофе (растворимый), чай – в любое время. А ещё в холодильнике стоял джем, варенье. Видимо, осталось от туристов, которые тут останавливались.

 

 

дети.JPG

 

 

Местные жители-мужчины ходят в саронгах. Тканевый квадрат оборачивают вокруг талии. Сверху прикрепляют широкий пояс, за который телефон и зажигалки. Много курят. И практически все (включая водителей) жуют листья чего-то разрешенного (наверное), которое, нажевав, оставляют за щекой. Так и ходят некоторое время с шариками на лице. Потом выплевывают.

Детки на Сокотре. На компанию человек в 10-12 иногда попадался один (редко два) горластный поганец. В основном детишки – веселые симпатяги. Не побираются, денег не клянчат! Бегают за туристами стайками! Из любопытства. А уж если им уделишь внимание, не уйдут ни за что! Одна наша барышня играла с мальчишками в футбол, так они ей мешок раковин надарили. Я на пляже с девчонками из песка замок строила. Чувствовала себя Бонифацием из мультфильма – на каникулах. Школьников в форме мы не видели. Девочки ходят в чёрных или в белых платках. Мальчишки один раз шли в школу в белых рубашках.

Напомню, что наша группа 10 человек. Плюс гид – местный врач. Машин 4. Всё нормально, удобно. Нас в машине трое и водитель. По-английски он знал два слова максимум. Мы с ним общались жестами. Но проблем не возникало, всем всё было понятно. Да и, честно говоря, от гида тоже ничего добиться было невозможно. На вопрос о времени он отвечал: «Близко, быстро». Далеко не бывало. Рядом – это часа три по горной дороге. Если спрашивать о том, надо ли идти по горе, а именно – предстоит ли подниматься, спускаться, то ответ один: «Там очень красиво».

На одной из стоянок к нам приезжал хозяин принимающей нас фирмы. Но объяснить, что, где и как будет, не мог даже он, хотя прилично говорил по-английски.

В день прилёта вечером (он же первый день) мы сразу поехали к океану. Песок там был розовый. А ещё белая дюна с шикарным песком выползала в воду. Вода была восхитительная. Мы даже немного растерялись. Но быстро стемнело, а темно на Сокотре просто ослепительно – никакой подсветки! Пришлось вернуться в гостиницу.

Во второй день мы отправились в одно из самых удивительных мест. В ущелье, он же каньон. Вообще – Сокотра – остров камней и каньонов. Рек много, но они почти все маловодные. Есть пересохшие. Тот конкретно каньон, куда мы попали в начале нашего путешествия, вёл нас по пересохшей реке к очень красивому виду на океан. Правда, на карте написано «Аравийское море». Бухт тут нет, берег ровный, в основном пологий. Вода многоцветная. От ярко-бирюзовой до тёмно-синей с разными переходами оттенков. Видели одну орущую тощую кошку. Но в основном мы рассматривали местную флору.

Главная прелесть острова – бутылочное дерево. На всех картинкой символ Сокотры – драконовое дерево (драцена). Но для меня бутылочное и интереснее, и душевнее, и вообще – прикольные они. Одинаковых нет. Есть бутылочки, бутылки, бутыли, бутылища («Четверть» по-нашему). А есть рюмки, стаканчики и шкалики. Сидят они на серой пыли, ибо это и землёй-то назвать сложно – то, что на Сокотре под ногами. Или на острых и прочих камнях, которых тут тоже полно.

По-научному местная «природная тара» относится к сокотранским адениумам. Сокотранский Адениум Тучный (Adenium obesium socotranum), принадлежащий к семейству кутровых, встречается только на этом архипелаге. Хотя он также широко распространён в Африке и на Аравийском полуострове, но тут он сильно отличается от своих изящных родственников ярко выраженным суккулентным обликом. Про суккулентный облик я прочитала в энциклопедии. Мне бы такое в голову не пришло. Искривлённый ствол этого дерева служит резервуаром для хранения влаги, которая расходуется в засушливое время года. Корни у бутылок мощные, наверное, поэтому он и растёт там, где отсутствуют источники влаги. Бутылочное дерево нередко растёт в расщелинах гор и каким-то необъяснимым образом удерживается за их края. При этом оно достигает в высоту до 3,5 м, а его ствол порой достигает до 2 м в диаметре. А бывает, сидят эти толстозадые ёмкости прямо на камнях. Как они живут?

 

 

деревья, скалы.JPG

 

 

Булочки невероятно трепетно цветут. Надутенькие стволы адениума обычно завершает неожиданно жалкая кургузая крона из чахлых корявеньких веточек. Причём веточки малюсенькие независимо от размера дерева. Маленькие и плотные листья (когда они появляются) покрывают только верхние побеги веток.

В период цветения сокотранский Адениум очень напоминает чаще стальную, но иногда и бронзовую вазу с ярко-розовыми, бледно-розовыми, иногда белыми цветам. То есть толстые, кургузые ветви-обрубки внезапно покрываются нежными цветочками. Именно из-за подобной способности к такому чудесному преображению англичане нежно назвали его «Роза пустыни» (Desert Rose). Конкретно на розу цветки совсем не похожи. Скорее, на цветки яблони. Удивительно, что обычно оно (дерево бутылочное) выбрасывает непонятно когда свои зелёные листочки, а потом сразу бело-розовые цветы. Листочки сразу осыпаются. А цветочки красуются довольно долго. А иногда всё происходит одновременно. Это не по сезонам случается, а, как я поняла, тогда, когда им – бутылочкам – вздумается. Так что стоят по склонам гор и цветущие сосуды, и зеленеющие (редкость) ёмкости, и просто голая тара.

Ну и сразу же стоит рассказать о символе Сокотры. Иначе будет несправедливо. Драконовое дерево – драцена – красавица. Но выглядит старушкой. Символ острова Сокотра – один из видов Драцены (Dracena cinnibaris) или дерево «крови дракона». Сокотрийцы называют их «арихиё», арабы же – «дамм аль-ахавейн» (кровь двух братьев), что связано с алой камедью, которую из них добывают. Гигантские зонтики этих деревьев торчат повсюду, на каждом утёсе. Это дерево изображается везде, на номерах машин, на бутылках с водой.

Драконовы деревья – это древнейшие реликтовые растения. Когда-то 20 млн. лет назад их ареал охватывал огромные пространства от Мадейры, Сомали и Эфиопии до южных границ России, но до наших дней сохранились лишь крошечные его части, удалённые на тысячи километров друг от друга. Настоящий реликт третичного периода Драцена (Dracena draco) в натуральном виде сейчас по-прежнему растёт только лишь на Сокотре, а, например, на Канарских островах и островах Кабо-Верде он встречается уже лишь в декоративном виде.

Тогда такой «драконовой кровью» называли кроваво-красную смолу, выступающую на стволах драконовых деревьев. До сих пор, как и на протяжении многих столетий, из этой смолы здесь изготавливают художественные краски и цветной лак. Драцена киноварно-красная – произрастает только на Сокотре.

Но… Ствол у этого дерева серый, стальной. Растёт она высоко, и если стоит на гребне горы, то смотрится очень могуче или романтично – смотря на каком фоне. На Сокотре стволы у драцен массивные, увенчанными густыми кронами, напоминающими вывернутые ветром зонты, до сих пор вполне обычны в горах выше 300 м над уровнем моря. Свою форму деревья приобрели в связи с засушливым местным климатом и дефицитом влаги. Толстый ствол и мясистые листья, позволяют дольше сохранять жидкость. Обладая мощной корневой системой, деревья прорастают даже среди камней и расщелин.

Сокотрийцы очень гордятся этими деревьями и постоянно указывают, что это эндемик. Для многих это растение не кажется такой уж редкостью, поскольку продаётся почти в каждом цветочном магазине. Но в естественных условиях драцен можно увидеть только в очень немногочисленных уголках нашей планеты. Одним из которых и является Сокотра. И, кстати, невозможно узнать возраст этого дерева по кольцам на срезе ствола – колец попросту нет.

В одной из охраняемых зон, в ущелье, куда нас специально привезли, чтобы насладиться прогулкой среди этих редчайших деревьев, как мне показалось, на два растущих дерева приходится одно упавшее. Вообще-то они все в этом парке старые. Пень одного из только что свалившихся деревьев мы довольно долго разглядывали. В диаметре он (пень) – см 40. Запах довольно сильный, древесины, коры, чего-то ещё неуловимого. Кедра? Сосны? Субстанция внутри – не древесины, а какой-то ваты. Но она разноцветная. Не красная! Белая, бело-розовая, желтая, серо-бело-розовая. К краю – совсем трухлятина! А вот та часть, которая упала с кроной – разнообразием цветовой гаммы не отличалась. Но там, где осталась кора, мы обнаружили причудливые смоляные застывшие выделения. Бордово-красного цвета! Красивые, прозрачные! А прибегающие к машинам местные детишки продают в пакетиках порошок, бордовый, с запахом кедра. Вроде как сушёная смола. Для использования в парфюмерных целях.

 

Грустно мне было в этом парке. Деревья-ветераны как будто доживают свой век! Да и не как будто, а доживают! Ни одного молодого дерева тут нет. Попадают все они очень скоро! Есть на Сокотре правда, и места, где драцену пытаются разводить. В огороженных от коз пространствах высажены драценчики, и есть уже подросшие. Их берегут от коз! Они маленькие, до 12 лет выглядят как алоэ. Козы их обожают. И их же, коз, называют виновниками того, что драцен становится мало. Дескать, молодых они сожрали, а старые сами рассыпались. Правда, в один из драценовых питомников и я, и мы все прекрасно пролезли в дырку в заборе! А уж что стоит это сделать козе? И не одной! Но все-таки хочется верить, что это удивительное дерево останется не только на фотографиях и картинках.

Не раз мы ездили к морю. Это какая-то сказка. Песок белый, чистый. Дно как бархатное. Вода прозрачная и очень тёплая.

Ночевали мы, кроме первой и последней ночи, в палатках. Обычно палатки наши водители ставили нам в кемпингах. Причём каждая ночевка проходила в таких разных местах, как будто мы переезжали по разным островам.

Пляжи не люблю, особенно те, где кораллы и всякие живности под ногами путаются. Вот, к примеру, охраняемая морская зона Дихарми. Ночевали мы там одну ночь в многолюдном по местным меркам кемпинге с очень симпатичными дорожками из кораллов. Их тут полно повсюду, как на нашем Кавказском побережье гальки. Французы, итальянцы, хорваты – серьезно экипированные, из воды не вылезали. Мы задачу изучать морской мир изначально перед собой не ставили, а потому в этом конкретно месте наблюдали за ними с берега. И оказывали им первую помощь. Ибо у нас на 10 человек имелось три хирурга высшей категории, один стоматолог (он не понадобился). И медсестра! Как можно было удариться о морского ежа рукой, это вопрос. Но туристка уверяла, что просто плыла и ничего не предвещало этой встречи. Его, дескать, как-то, может, приливом-отливом подняло! Факт – в пальцах у неё было столько противных, глубоко засевший иголок, что наши медики замучились их извлекать. Из ног – пустяки! Говорят, это обычное дело! Я, конечно же, тоже наступила на иголку. Но тапком, как на кнопку. Тапок пострадал сильно, я не очень. Но это случилось не на этом, коралловом пляже. А на другом, роскошном, белом и бархатном под ногами.

По песку утром было раскидано много разодранных рыб, похожих на фугу. Знающие люди сказали, что это пошуровали крабики. А такие симпатичные белесо-прозрачные ребята! Весь песок в их трудах – пирамидках. А вот – пожалуйста. Зазевалась рыбина при отливе, её и скушали! Но это по большому счёту их личное дело! Но после крабового пиршества на песке остается уйма прозрачных колючек. Острых, треугольных. Крепких. Одна мне и вкололась в тапок.

 

 

коза с салфетками.JPG

 

 

Пещеры на Сокотре тоже имеются. К одной из них предполагался подъём по козьей тропе. Туда около 2 часов. По жаре в 35 градусов. Некоторые (минимум) участники нашей группы отправились туда. Большая часть наших товарищей (включая меня) валялась на пляже.

К другой пещере под названием Дегуб можно было и не подниматься. Всё было видно снизу. Пещера как пещера. А вокруг плантации. Выглядят они как-то сюрреалистично. Серые, стальные скорченные стволы. Кое-где появляются почки, вылезают сиротливые листочки. И есть даже крошечные зелёные плодики, похожие на лилипутские гранаты. Может, это они и есть? Оказалось, что нет. Другое растение, но определить его не удалось.

 

Мне как-то пещеры не по душе, а вот каньоны и горы – другое дело. Выходов в каньоны за всю поездку у нас было несколько. В ущельях и каньонах на Сокотре вода пресная. Есть небольшие озера, есть речки. Во время нашей поездки был сухой сезон, всё маловодное. В одном из каньонов в ожидании обеда развлекались, сидя по колено в прозрачной роде. Поверху можно сказать, летали жуки-плавунцы, похожие на блестящие перламутровые пуговицы. А по дну быстро перемещались сиреневые крабики. Маленькие, очень маленькие и совсем крошечные. Было два сиреневых с оранжевыми клешнями. Но они как-то не сильно интересовались нашими ногами. Видимо, взрослые. А мелочь щипалась. Не сильно. Но очень активно.

Ночевали один раз высоко в горах в гостевом пространстве рядом с мечетью. Рано утром, ещё в темноте зазвучал голос муэдзина. Ему стали в ответ блеять козы – по горам понеслось многоголосье. Красота в горах неописуемая. А такими звуками и вообще получилось нечто удивительное.

Сокотра вся очень необычная. Хотя и маленькая. Остров имеет длину 130 км и ширину 40 км. В центральной и восточной его части преобладают остроконечные горы. Самая высокая из них – Хаджар (1570 метров). Возвышенности чередуются с настоящими зелеными оазисами равнин, которые протянулись по побережью и у подножия вершин.

Пейзажи на Сокотре весьма разнообразны: известняковые плато, обрывистые скалы, сочные пальмовые рощи и пустынные тропические пляжи, при виде которых перехватывает дыхание.

Специалисты классифицируют здешний климат как тропический полупустынный и пустынный. Зимой осадки более обильны, но затрагивают в основном горные районы острова. В период муссонов можно наблюдать высокие волны, вздымаемые сильным ветром. Средняя температура на протяжении года колеблется от +25 до +32 градусов Цельсия, но в летний период нередко подходит к отметке в +42 градуса.

Продолжу про растения. Здесь растёт огуречное (тыквенное) дерево. Оно же Дендросициос сокотранский. Ой, уж разговоров-то было! А впечатление – так себе! Но это растение – реально существующее огуречное дерево. Родня наших простецких огурцов, патиссонов, тыкв, кабачков, дынь, арбузов. Кстати, за огуречное дерево частенько выдают другие растения. Одно из них – билимби, второе – магнолия огуречная. Дендросициос – эндемик острова Сокотра. Видели мы его всего несколько раз. То есть и тут оно встречается достаточно редко. Да и сразу не узнаешь эдакую редкость. Раньше огуречное дерево встречалось на Сокотре часто, но... говорят, им активно интересуются верблюды. Честно говоря, я видела на Сокотре за 10 дней активного перемещения двух верблюдов одиночек и одну мамку верблюдиху с дитенышем. То есть и верблюдов, и огуречных деревьев тут немного. И тем не менее, верблюды хотят есть, а есть тут особо нечего (всё остальное поели вездесущие козы). Верблюдов кормят якобы тем, что имеет отношение к огуречному дереву. А потому численность редкого растения сокращается. Так что дендросициос сокотранский теперь относится к уязвимым видам растений. Под угрозой исчезновения.

Высота дендросициоса сокотранского до 7 м! Дерево и в толщину солидное, диаметр ствола до метра. Очень это дерево похоже на баобаб, да и на бутылочное дерево. Ствол голый, можно сказать, коряво-мясистый. Ветви (немного, но толстые) тоже есть. И ствол, и ветви раздуты. Дендросициос – суккулент, запасающий влагу в стволе. Иначе на Сокотре с тропическим пустынным и полупустынным климатом выжить непросто. Чтобы срубить огуречное дерево (или сжевать, если покушается верблюд), ни пилы, ни топора не требуется. Мякоть (сердцевина) легко режется ножом. Такое вот странное дерево. И маленькие веточки у огуречного дерева есть. Колючие! Они образуют небольшую крону. И листья шероховатые, жёсткие, морщинистые тоже имеются. Цветки исключительно жёлтые. И плоды тоже созревают, как же без них! Они похожи на огурцы, вроде условно съедобные, но... кое-где написано, что огурцы с шипами! Мы плодов не видели. «Эти деревья цветут мелкими желтыми цветками и приносят маленькие бесполезные плоды, наверное, мне следует назвать их огурцами», – так описывал известный ботаник Дуглас Боттинг свои впечатления от знакомства с дендросициосом сокотранским – единственным деревом в обширном семействе тыквенных, все прочие члены которого – лианообразные травянистые растения. А я и по сей момент мучаюсь вопросом, чем же жесткие листья и бесполезные плоды приглянулись верблюдам?

 

Большую часть острова Сокотра занимает неплодородная почва (даже почвой это язык назвать не поворачивается – просто камни и скалы), однако для суккулентов самое подходящее место. Один из них, дальний родственник привычных нам фикусов, имеет весьма необычный внешний вид благодаря своему утолщённому стволу. Когда живёшь в таких тяжёлых условиях, то нельзя надеяться на дары природы и приходится все полезные вещества и воду запасать внутри себя (эдакий растительных хомяк), точнее, в стволе. Вот этим и занимается дорстения гигантская, это позволяет ей вырастать до 1,5 метров в высоту даже на голых скалах. Зрелище поистине необычное.

На Сокотре не меньшую известность острову приносят также ещё и деревья семейства бурзеровых – босвеллии и коммифоры, – чья кора при повреждении источает тягучие капли насыщенной эфирными маслами смолы. В архипелаге произрастает по меньшей мере 8 эндемичных видов босвеллий и 3-4 вида коммифор. Раньше из смолы коммифор добывали мирру, широко применявшуюся в древней медицине и при бальзамировании умерших, а из смолы босвеллий изготовляли одно из самых востребованных со времён жрецов Древнего Египта и Вавилона благовоние – ладан – особый источник огромного богатства для королевств Южной Аравии. Самый известный эндемик из босвеллий – дерево ладан (Ladan socotranum). Растёт оно высоко в горах и может легко глубоко укореняться даже на краю отвесных.

Есть на Сокотре гранат сокотранский – невысокое вечнозелёное дерево. Плодики у него малюсенькие. И цветочки розовые.

Долгое время остров Сокотра находился в полнейшей изоляции. Это во многом обусловило сохранение природной и культурной уникальности. Первая научно-исследовательская экспедиция побывала здесь только в 1880 году. Возглавлял британскую группу ученых Исаак Бальфур. Результаты исследований просто ошеломили научное сообщество: менее чем за 50 дней на острове было открыто около 200 новых видов растений. До сих пор флора и фауна здешних мест изучены не до конца.

Фотографий с Сокотры у меня невероятное количество. Связи там не было, кроме местной, да и то – в первый и в последний день. Мы, объехав весь остров, вернулись в столицу. Но была у нас предпоследняя остановка в лагуне Дитва. Это потрясающей красоты белый песок, языками вползающий в многоцветное море. Как, впрочем, и заползающий на горы вдоль берега. Ощущение чего-то космического. Неужели такое возможно на этом свете? И это не фантастика. На закате лагуна совсем другая, но ощущение тоже невероятное – до мурашек по коже.

 

грифы.JPG

 

Городов на Сокотре можно считать, что и нет. То, что считается городами, я бы этим словом не называла. Были мы во втором по величине и значимости городе Калансия. Кубики каменно-песочных сооружений на побережье в небольшом заливе. Бухт глубоководных, как я поняла, на Сокотре нет. Либо песчаные отмели, либо каменные. Но именно этот городок славится количеством рыбаков. И лодок у берега много. И рыбаков тоже. И детки плавают на всём, что не тонет. На связке пластиковых бутылок, к примеру.

Океан. Красота, конечно, открыточная. За день до возвращения в цивилизацию нас прокатили на местных лодках. Вокруг каменистых выступов мы проплыли к очередному белопесочному пляжу, где я сидела, закутавшись во всевозможные хлопчатобумажные средства спасения от солнца. Не скажу, что тут жарища непереносимая. Ветрено. Но солнце беспощадное. В наших рядах были пострадавшие. Я не любитель пляжей, а потому маялась изучением траектории движениях крабиков у меня под ногами.

Но путь и этому пляжу и возвращение обратно – восторг! Если лодка на какое-то время замирала на места, внизу сквозь прозрачную воду были видны скаты – как тёмные заплатки на светлой одежде. Сколько вокруг нас носилось дельфинов!!! Они перемещались довольно большими стаями, как я понимаю, вылавливая завтрак – косяки рыб – больших и маленьких. Иногда из воды они выныривали синхронно, описывая в воздухе полудугу и заныривая обратно. И непременно в каждой стае имелся крошечный весельчак. Маленький дельфинчик выскакивал как гимнаст на помосте, выкручивая совершенно невероятные кульбиты!

Что-то еще шныряло в воде, но я эти прелести не рассматривала. Соседи по палаточному лагерю, неугомонные белорусы из Канады, ловили рыбу. Нам всем её, конечно, готовили местные повара, но им был важен сам процесс. Каких только красавиц они не вытаскивали?! Что-то красное, жёлтое, блестящее! Всё это великолепие улетало обратно в море после фото и криков на весь залив. Мне хватило дельфинов. Жаль, не получаются они у меня на фото. Но у нас были в группе и профессиональные люди. Обещали поделиться фотографиями.

Был в нашем путешествии и бархан. Настоящий. Их на Сокотре достаточно, но большой – вроде как один. Песок белый, мелкий. На закате, говорят, розовеет. Нам не повезло. Солнце нырнуло в облака. А потому мы выбрались на землю, откопали один джип, по дури увязший в песке, и отправились на берег ставить палатки в кромешной тьме.

 

А еще 80-е года прошлого века СССР активно помогал Южному Йемену строить коммунизм. Наследие этих времён — советские танки T-34, вкопанные в разных местах острова Сокотра.

Танки уже поржавели, гусеницы развалились, но дула надежно зачехлены, и, в случае нападения империалистов на остров, при желании можно будет дать один, строго направленный выстрел в море... Об этих танках в интернете много написано. Особенно увлекательно рассказывает очевидец о совместном советско-йеменском тактическом учении по высадке морского десанта Тихоокеанского флота на остров Сокотру – территорию Народной Демократической Республики Йемен – в мае 1980 года.

Но мы, как всякие туристы, фотографировались у танков – справа, слева, сверху, снизу. Хочется верить, что вряд ли когда будут использоваться по прямому назначению. Уж лучше – для фото!

Вернулись мы в Абу-Даби без происшествий. В последний вечер прошлись по местным лавкам. Купили конфет с чем-то острым. И несколько вариантов упаковок с финиками. Тоже, кстати, разных сортов. Они не местные – с материка. Ну и пусть! Вкусные же. Ничего своего на Сокотре не производится. Всё, что с трудом вырастает или вылавливается, сразу самими и съедается. Но зато есть что вспомнить!

 

Фото автора

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Омилия — Международный клуб православных литераторов