Жёлтый камешек на камском песке

19

579 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 172 (август 2023)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Якушев Владимир Викторович

 
Vecher-na-Kame.jpg

***

 

Памяти Анатолия Гребнева

 

Погашены очи деревни,

Ничто не очнётся от сна.

Церквушка вот в оцепенение

По маковку погружена...

 

Луч утренний, счастьем сияя,

Церквушку родную узнал

И, нежности к ней не скрывая,

Вдруг в маковку поцеловал.

 

 

В бессмертном полку...

 

Их лица – в портретах.

Их фото – в альбомах.

Их судьбы в рассказах

Для новых знакомых...

 

Как после Победы

Вели себя просто:

Остался в живых –

Поднимай производство.

 

Они быть солдатами

Не перестали,

И ими, как прежде,

Командует Сталин.

 

И тем, кто – в героях,

И тем, кто – безвестен,

Споём мы родные

Военные песни.

 

В Бессмертном полку

Их в лицо узнавая,

Плечом к плечу встанем

9 Мая.

 

 

Песня Перми

 

Красавица Пермь начинает

Движение нового дня.

Я нужен! И Пермь это знает,

Ей не обойтись без меня.

 

Российская воля походов

И память хранят нашу жизнь;

Работает сердце заводов,

Конструкторов ясная мысль.

 

Легко с нашей чудною долей

Узнать по глазам пермяка!

Ведь с этой отвагой и волей

Вступали в отряд Ермака.

 

Бывает в природе затишье,

А в Каме играет заря;

И смотрит Василий Татищев,

Как в школы идёт детвора.

 

И самые юные люди

Идут в юнармейский отряд,

И дело тимуровцев будет

Жить дальше у пермских ребят!

 

Я нужен, и Пермь это знает.

Улыбкой встречая меня,

Красавица Пермь начинает

Движение нового дня...

 

 

***

 

Николаю Глумову

 

На дне лежит Алатырь-глыба.

Чего желать? Я нем, как рыба.

О чём мечтая на заре,

Смотрел на мошку в янтаре?

 

И я терял, что я любил,

И в лунном янтаре я стыл.

Видна, как мошка в янтаре,

Вся жизнь моя в Алатыре.

 

Ах, камень бел горюч, теперь

Неси меня в родную Пермь.

Вдруг жёлтый камешек с песка

Поднимет чья-нибудь рука...

 

 

Леди

 

Маленькая леди

На велосипеде

Давит на педали,

Чтобы не догнали.

 

И звенит у леди

На руле звоночек,

И ласкает леди

Кудри ветерочек.

 

Даже у автобуса

Дрогнула душа

Оттого, что леди

Больно хороша.

 

Прыгают от леди

Взрослые и дети,

Потому что леди

Очень быстро едет.

 

И рыжее меди

Волосы у леди,

У прекрасной леди

На велосипеде.

 

Кто она? Откуда?!

Маленькая леди...

Ездит это чудо

На велосипеде.

 

 

Осенний призыв

 

Не говорите, слова не помогут –

Это похоже на грусть.

Я находился по Сладкому логу,

Я насмотрелся на Тюсь.

 

Снова в России осенняя каша,

Я уезжаю от вас.

Это не осень, а родина наша,

Наша судьба – как приказ.

 

Кто-то уже по дорогам Вьетнама

Пыль выбивал сапогом,

Кто-то песком подавился Афгана,

С мины ныряя ничком.

 

Грустно девчонке моей на гулянке…

Мама, поплачь от души!

Завтра обнимут, вздохнут спозаранку:

«Не забывай нас, пиши».

 

Мы вам ответно прощально помашем:

«Не забывайте о нас!»

Это не осень, а родина наша

Нас провожает сейчас.

 

Ждите, родные, уходим в дорогу,

Чтобы вернуться на Русь

По тротуару, по Сладкому логу

К речке с названием Тюсь.

 

 

Звёздный купол

 

Добрянке, Пермский край

 

Когда июльскою порой

Горел над нами звёздный купол,

Я на заливе под луной

С друзьями пел и песни слушал.

 

А там, вдоль Камы, огоньки

Идущих медленно буксиров,

Так ходят наши мужики

От рядовых до командиров.

 

А там, где лёгкий поворот,

Стоит часовня городская,

Как дочка, смотрит в лоно вод,

Высоким душу занимая.

 

И можно медленно пройтись

Тут от района Комарово,

Где стариною дышит жизнь,

Почти до центра городского.

 

А там родная жизнь кипит,

Там женщины с такой осанкой,

Что детства друг идёт на вид

С почти античной горожанкой.

 

И даже дальняя земля

Не вынет родины осколок,

Где спят младые тополя

Под плеск волны, под шум моторок.

 

И снова летнею порой

Горит над нами звёздный купол.

Мы на заливе всей семьёй,

И это лучше, чем я думал.

 

А там, где лёгкий поворот,

Стоит часовня городская,

Как дочка, смотрит в лоно вод,

Высоким душу занимая...

 

 

Колыбельная

 

Баю, баю, баиньки,

Жили-были заиньки.

Молодые зайчики,

Девочки и мальчики.

 

Серый волк их донимал,

Из-за ёлочек рычал.

И решили заиньки

Сбегать к Насте маленькой.

 

Закатились под кровать

К ней игрушек поискать.

Поискать игрушек:

Пушек да хлопушек.

 

Волка серого стрелять,

Злого волка воевать.

Взяли зайки пушки,

Громкие хлопушки.

 

Ходят по лесу, стреляют,

Злого волка донимают.

Рыжи лиски испугались –

Все по норкам разбежались.

 

Зайчики смеются!

Лисоньки трясутся.

В самый дальний уголок

Убежал наш серый волк.

 

Вот какие заиньки

Дружат с Настей маленькой.

Молодые зайчики,

Девочки и мальчики...

 

 

***

 

Девчонке душу не трави,

Не нарушай её порядка,

Не замечай ея любви,

Её любви и так несладко.

 

Ждала она, а ты не ждал

Такой любви, как вечер летний...

Она всё знала, ты – не знал,

Дружочек совершеннолетний.

 

Ты получил, чего хотел,

Она не этого хотела...

Заря рассветная бледнела,

А ты в любви поднаторел.

 

Как Золушку,

            поцеловал

И проводил,

            как вечер летний,

И долго так

            не вспоминал,

Как сказку, что

            читал последней.

 

Всё для тебя давно прошло...

И вдруг вернулось этим летом

Любви той девичье тепло

Между закатом и рассветом.

 

Ждала она,

            а ты не ждал

Такой любви,

            как вечер летний.

А молодёжь

            ушла на бал,

На танцы, если

            быть конкретней.

 

 

Один из дней

 

Осенний ангел ходит по лесам,

Сбивает крыльями
               с деревьев позолоту.

Он делает нелётную работу,

Но птахи льнут к златым его власам.

 

О птахи милые!

Им с ангелом чудно,

Они щебечут в золотых кудряшках,

Клюют с ладони розовой зерно

И смотрят вниз

            на беленьких барашков.

 

Играется снежинками зима,

Как девочка! Торопит белотропье.

Топорщит лес серебряные копья,

Летит над полусветом полутьма.

 

Посверкивают косы в небесах,

Вниз валятся охапками ромашки.

В ромашках белых белые барашки

У ангела толкаются в ногах.

 

Осенний ангел...

(Господи, прости),

Под крыльями его

немного лета,

Как строчка

невозвратного привета, –

Ненастье

на Руси

перенести.

 

 

***

 

Женщины уходят от мужчин,

Называя тысячи причин.

К ним прибавилась ещё одна

С женщиной, ушедшей от меня.

 

И теперь за дружеским столом

Я могу подумать о другом:

О друзьях подумать, о судьбе, –

А потом немного о тебе.

 

Но бывает так, что без причин

И сейчас, как в прежние года,

Женщины уходят от мужчин,

Оставляют раз и навсегда.

 

И попробуй их останови –

Дымкой мира тают на глазах!

Есть, конечно, логика в любви,

Как прогноз погоды в облаках...

 

 

***

 

Мутная равнина,

Талые снега.

Каменная глина,

След от сапога.

 

Россыпью вороны –

Точки да тире.

Да собачий холод

В нашей конуре.

 

 

За детской мечтой

 

За дальнею рощей,

За липовым цветом,

За синей рекой

Есть сказочный город,

Желанное лето

И дождик грибной.

 

Написано в книжке,

Что там коротышки

Чудесно живут

И самого славного

Из коротышек

Незнайкой зовут…

 

И даже однажды

Наш славный Незнайка

К Луне улетел,

Среди лунышей

Он тоскою о родине

Там заболел.

 

«Незнайка, дыши! –

Крикнул доктор Пилюлькин. –

Скорее, друзья!

От этой болезни

Незнайке поможет

Планета Земля!»

 

И вновь завизжат

От восторга малышки

Всего городка:

На шаре воздушном

Друзья-коротышки

Рванут в облака!

 

Ах, так же хочу я

На шаре подняться

В простор голубой.

Возьмите меня,

Братцы, дайте собраться

За детской мечтой.

 

Летят коротышки

За облачным следом

Сторонкой родной

Над дальнею рощей,

Над липовым цветом,

Над синей рекой...

 

А наши детишки

Из детского сада

На небо глядят,

И каждому шарику

В воздухе рады,

И громко кричат.

 

За дальнею рощей,

За липовым цветом,

За синей рекой

Есть сказочный город,

Желанное лето

И дождик грибной.

 

Написано в книжке,

Что там коротышки

Чудесно живут.

А самого славного

Из коротышек

Как, братцы, зовут?

 

 

***

 

Чердыни, Пермский край

 

Горит душа осенней рощи

Под утомительным дождём.

Она становится всё проще,

Всё молчаливей с каждым днём.

 

Ей ничего почти не надо,

Но влагу с рыженьких ресниц

Она туманным утром рада

Стряхнуть на заспанных синиц.

 

Ах, ей вся осень без печали,

А с ней и нам в краю родном.

Мы в жизни всякое видали

И, молча, всё переживём.

 

 

***

 

Проводили тупыми глазами

В ночь, вздохнувшую очень уж строго.

Вы плохие друзья, вместе с вами

Вперемешку со ссорой дорога.

 

Я ушёл – стала ночь холоднее,

Тяжелей и чернее тревога;

Я ушёл – стала вдвое длиннее

Вперемешку с печалью дорога.

 

 

Во дворе

 

Скрип-скрип,

            скрип-скрип –

Ходит страшный

            зимний

                      грипп.

 

Он тебя за нос возьмёт,

Он тебе в лицо чихнёт...

 

В дом беги сидеть-грустить,

Горькие таблетки пить.

 

Мальчик стойко

            саблей машет –

Страшный грипп

            ему не страшен!

 

Со двора –

            скрип-скрип,

                      скрип-скрип –

Убегает

            вредный

                      грипп!

 

 

Мартовское утро

 

Мартовское утро...

Впрочем, снег не тает.

А душа как будто

С солнцем прибывает!

 

И кричат с какой-то

Радости воробки!

Держится спокойно

Снеговик у тропки.

 

Завтра нас тревожить

Будет радость та же;

Ей, по счастью, тоже

Не хватает стажа.

 

В самом юном возрасте

В ледяные дни

Спит в морозном воздухе

Капелька весны.

 

Улыбнусь мимозе

Я неоднократно...

А Урал серьёзен,

Наш,

     в начале марта.

 

 

С весной советской!

 

На 8-е марта

Женщинам букеты

Дарим мы –

Для этого

У мужчин весна!

И желаем счастья всем

Женщинам планеты!

А потом единственным

Героиням дня...

 

 

***

 

Затягивает осень всё Прикамье,

Идут дожди – налито до краёв.

А о тебе бегут воспоминанья...

Привет, родная! Проходи, любовь!

 

Бог знает почему, но я свободен

И тёмным светом изнутри объят.

Я ангелу слетевшему подобен,

Я помню крылья, как они болят.

 

Друзья мои, любимые, я с вами!

Мне крылья вырвали такие же, как вы.

Холмами я прошёл, как небесами,

Не преклоняя гордой головы.

 

И грязным льдом в пути изранив ноги,

Продравшись сквозь железные кусты,

Мы – ангелы,

            униженные,

                        боги –

Найдём свои могилы и кресты.

 

И хладнокровно

            мы

               вдыхаем бездну

В испорченную кровь,

В конце концов.

Униженные боги бесполезны...

Но разве это чувствует любовь?

 

 

Амфитрион

 

Марине Вит

 

В прекрасный век,
            век Просвещенья,

Играл Мольер большую роль:

Он так писал произведенья,

Что улыбался сам король.

 

«Таков Юпитера закон, –

Сказал бы нам Амфитрион. –

Богов не просят, их не ждут –

Они приходят и берут».

 

Повержен враг. На крыльях славы

Амфитрион спешит домой.

Но у богов свои забавы

С его возлюбленной женой.

 

Таков Юпитера закон –

Рогатым стал Амфитрион.

Богов не просят, их не ждут –

Они приходят и дают.

 

Про антисчастья данный случай

Писал Булгаков Михаил.

Юпитер хоть кого проучит,

Кто что бы там ни говорил.

 

Иная жизнь, иные годы,

Иные дни в иной стране…

Уходят в прошлое народы,

Как будто гибнут на войне.

 

Нам никогда не быть своими

На этом празднике богов.

Обманут боги и богини –

Не принимайте их даров!

 

«Таков Юпитера закон, –

Сказал бы нам Амфитрион. –

Богинь не просят, их не ждут –

Они приходят и дают».

 

 

Танцы цивилизации

 

Кончается дождь.

День проходит.

Мы работаем

На родном заводе.

 

У нас всё серьёзно –

Нам дают химикаты.

Мы делаем звёзды

И делаем автоматы.

 

Делайте, что хотите;

Занимайтесь чем угодно!

Это право на труд –

Дело международное.

 

Только не целуйтесь,

Только не гуляйте,

Только не танцуйте,

Только не играйте

С огнём!

 

Он выжигает глаза,

Он вырывает язык.

Никто ещё не сказал,

Что он к нему привык.

 

Вечна мечта!

Она,

Будучи

      смутна

            вначале,

Делается

      точна

В каждой

      потом

            детали.

 

Дышат мои альвеолы,

Как в ПэТэУ

            подростки.

Стружки кружат,

            как пчёлы,

Возле цветка заготовки.

 

В линиях жизни металл.

В линиях жизни копоть.

Глотку мою сорвал

Индустриальный грохот.

 

Лишь работяги могут

Не умирать напрасно,

А золотых обормотов

Брать на работу опасно.

 

Ходит бизнес по клубам,

Ходит бизнес по трупам.

А пролетарии в моде

На фронте и на заводе.

 

Здесь – настоящая Жизнь,

Смерть, и Любовь, и Танцы...

Вам тут не место, брысь,

Пошлые папарацци!

 

Вечны Икар и Дедал...

Но мечта

            в идеале –

Вот она, как сказал, –

Сделано

            на Урале.

 

 

Своим ходом

 

Шофёр канистру из-под масла

Оставил под моим окном,

А ночью дождь по ней зашастал,

И было слышно мне о том.

 

Потом канистра известила,

Что дождь ещё сильней прижал.

И напугал осенней силой

Прогноз начала всех начал.

 

О, этой осени начало,

Её тяжёлая рука!

Ни у кого же не бывала

Сильнее красная строка!

 

Сквозь сон мне чудилось, канистра

Вела подробно репортаж

О том, как, слушаясь министра,

Шли люди на второй этаж...

 

Глобальным было потепленье,

Взбурлил поток библейских вод,

Чтоб посмотреть на наводненье,

Сел Президент на вертолёт.

 

Затем канистра сообщила

Дождя бегущею строкой,

Что человек приложит силы,

Чтобы помочь стране родной.

 

Он был везде! Он был… как гений!

Ему практически вода

Рукоплескала при волнении

От вертолётного винта.

 

Притом, что делает Россия

Во время Третьей мировой,

Поведал Президент в эфире

С ему присущей прямотой.

 

Когда советским поколениям

«Открылась бездна, звезд полна...»,

Как русского стихотворения

Классическая глубина, –

 

С тех самых пор, как вдохновение,

Влечёт Россию Звёздный фронт;

Все эти звёздные скопления

Пополнят наш Алмазный фонд!

 

Нужна, конечно, для начала

России сильная рука –

И Провидение послало

Полковника-силовика.

 

Генералиссимуса Сталина

В родной истории учтя,

Само собой, я слушал далее

Пресс-конференцию

Вождя.

 

 

Командировка

 

Стоят бойцы

            с родными на вокзале,

Им трудно,

            очень трудно оторваться.

И на ресничку

            счастья загадали,

А на слезинку

            стали целоваться.

 

Другие, брат,

            пойдут через полгода,

В пожар заката

            проплывут в вагоне.

Всё та же служба,

            да другая рота

Своих родных

            оставит на перроне.

 

Прощайте, выпал срок

            под небом синим,

Под знаком

            бело-красного заката!

– Ты, дочка, за кого?

– Я за Россию!

            Ты, папка, за кого?

– Я за солдата.

 

 

Материнский капитал

 

Кудрявая, что ж ты не рада?..

Борис Корнилов

 

Мама русская идёт,

Не смеётся, не поёт,

Только брови хмурит,

Что ей надо, дуре?

 

Просто скучная пора,

Просто тошно ей с утра:

До кровавой рвоты

Муж ушёл в работу;

 

Объявились черти –

Адвокаты смерти;

И сидят в кутузках

Русские из русских.

 

...За детей постарше

Глупой бабе страшно,

И под сердцем плачет

Лялька, не иначе.

 

 

Ночные часы

 

Город родной спит и видит,

    как стал мне чужим.

Я курю, это жизнь,

     и она обращается в дым.

Я смотрю, гуляет с любовью

    продувной ухажёр.

Жизнь – это жизнь,

    и она как военный костёр.

 

Я смотрю, мне достался

    счастливый военный билет.

Этот дым ест глаза,

    это пепел, но я им согрет.

Я гуляю, смотрю на цены,

    как на жителей гор.

Жизнь… Эта жизнь

    затоптана так, как костёр.

 

Город родной, ты мне ангел

    и предохранитель.

– Делай, что хочешь, –

    сказал, уходя, небожитель.

Этот дым ест глаза,

    эта жизнь обращается в дым.

Город родной спит и видит,

    как стал мне чужим.

 

Город родной спит и видит,

    как стал мне чужим.

Я курю, это жизнь,

    и она обращается в дым.

Я гуляю, смотрю:

    с девчонкой продувной ухажёр.

Жизнь – это жизнь,

    и она как военный костёр.

 

 

Одиночество

 

Хорошо бы собаку купить.

Иван Бунин

 

Что такое? Мочат, мочат

В новостях с утра до ночи.

Дилетанты – как попало,

Есть и профессионалы…

 

Мочканут, как зайца в тире,

Раз, два, три – и ты в эфире!

Ни к кому нет больше веры:

Все соседи – изуверы.

 

Всё страшнее кажут рожи

Президенты и вельможи,

Олигархи-отщепенцы,

Гомосеки-извращенцы.

 

Террористы... Недоучки...

Куклы Барби самоучки!

Так же есть одна семья,

Что психует на меня.

 

 

***

 

Давно забыл я смысл начала,

Иного в жизни не обрёл.

Паром от тёмного причала,

Как грузчик налегке, пошёл.

 

А я смотрю тяжёлым оком

И всё стою, как неродной...

Пройдусь сейчас я Сладким логом,

Как будто я иду домой.

 

А с Камы дует вольный ветер,

Он задувает сердце мне!

Спасибо, друг, за то, что встретил

Меня в родимой стороне.

 

Там – дом стоит моей знакомой;

Там – кто-то помнит, но не ждёт.

Здесь – о любви,

            простой и скромной,

Мне всё известно наперёд.

 

Я посмотрю

            в одно из окон,

Для ваших чувств

            давно чужой.

Пройдусь сейчас я

            Сладким логом,

Представив, что

            иду домой.

 

Не знаю,

            что я здесь забыл.

Роднее родина не стала.

Но обдал память юный пыл

Сверленья первого

                        металла.

 

 

Парень с Урала

 

Седой Сизиф наверх камень катил,

Он знал, что делать этого не нужно.

Но философский камень этим жил,

И потому Сизиф пыхтел натужно.

 

О Камень-Алатырь – Седой Урал!

О камень исполнения желаний!

О скольких он людишек перемял,

Пока не впал в «сизифовские» длани.

 

Летит с Урала Камень-Алатырь –

Ревёт над городами атмосфера!

Вся ваша подлость перед этим –

                                                     пыль,

Не важная для хода нашей эры!

 

Он мнёт, и жжёт, и рвёт меридиан;

Горит рубец, огнём сочась, планеты!

Но философский камень людям дан,

И камень сам никак не канет в Лету!

 

Но твёрже камня твёрдая рука

Рабочего, Крестьянина, Солдата.

В России, чтоб вам знать наверняка,

Работают во время камнепада!

 

Мой сын!
            На камень руку положи!

Давай-ка не потворствуй, а участвуй.

Каким бы ни был выверт у судьбы,

А камни с неба
            только нам подвластны!

 

Сидит Сизиф и камень сторожит,

И философски всё воспринимает.

Здесь камень философии зарыт,

И это уважение внушает.

 

 

Итоги

 

Всё туже вьюжная спираль

Сжимает горло – я немею.

А дальше рядовой февраль

Ломает мне прикладом шею.

 

Как псы, меня хватает снег

По обе стороны дороги.

Ещё сбивает с толку век,

Который стелется под ноги.

 

В душе – война или хана.

И чтобы улеглись тревоги,

Не хватит моря мне вина,

А вы – подводите итоги...

 

 

***

 

Обрываются с губ слова,

Так листьё с рощ летит на ветер.

Еле держится голова,

С плеч срываясь, как двери с петель.

 

Но до дна осеннего дня

Дотяну свой стакан вина.

Гаснет вспышка от солнечной спички

В нём, как жизнь на могильной табличке.

 

 

***

 

Искрится и морозит

Осенне-зимний стык.

Берёзки, смолкнув, носят

Зимы седой парик...

 

Чуть снегом оторочен

Твой домик у реки...

С калиной, крупной очень

И яркой для строки.

 

Художник: Михаил Бондаренко

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Омилия — Международный клуб православных литераторов