Человек и цифровая угроза

15

1721 просмотр, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 173 (сентябрь 2023)

РУБРИКА: Публицистика

АВТОР: Воробьев Максим Зотикович

 
63c095f2bfab2264318946.jpg

Читая столь многочисленные сейчас статьи о цифровых технологиях и искусственном интеллекте (далее ИИ) я каждый раз поражаюсь непониманию большинства авторов и комментаторов. Нет, не того, что такое новые технологии, или как устроен ИИ. Это-то как раз более-менее определяемо и, как правило, изложено со знанием дела. Непонимание касается другого, гораздо более важного вопроса: Кто такой человек, как он живёт и как должен жить. Впрочем, непонимание этого главнейшего вопроса касается статей и работ на любые темы. Просто тема цифровых технологий и виртуальной реальности выявила эту проблему наиболее выпукло.

Конечно, полное понимание человека вряд ли доступно кому-либо кроме Создателя. Однако есть же некоторые основополагающие принципы, которые должны быть известны каждому. Должны, но не обязаны. Более того, выясняется, что о них не слышало подавляющее большинство наших сограждан. Речь в данном случае идёт не о Заповедях Божиих, а об элементарных мерах безопасности жизнедеятельности. Некие ОБЖ, – не только те, что преподаются в школе, но и те, что передаются в семьях из поколения в поколение, да и просто жизненный опыт, наконец. А ещё понимание, хотя бы приблизительное, как устроен человеческий организм и что такое здоровье. Правила, сформулированные еще Гиппократом. Впрочем, чему удивляться? Спросите на улице тысячу человек: «Вы читали Гиппократа?» – если хотя бы один из них ответит утвердительно, будет похоже на чудо.

Сейчас даже в мединститутах об этих принципах говорят лишь мимоходом, если вообще говорят. А ведь человеческий организм за 2500 лет нисколько не изменился. Видимо, надо будет написать отдельную работу по теме устройства и жизнедеятельности человеческого организма. Иначе вряд ли возможно понять всю сложность взаимодействия человека с цифровыми технологиями, да и с другими благами НТП. Какие последствия несёт это взаимодействие как для отдельной личности, так и для общества в целом.

Но эта задача на будущее, а пока вернёмся к цифре.

Есть несколько общепринятых постулатов, которые сглаживают проблему воздействия виртуальной реальности на человека и как бы сводят её на нет. Однако при ближайшем рассмотрении они выполняют роль дымовой завесы, позволяя, подобно известной птице, прятать голову в песок и не замечать очевидных проблем.

Таков, например, тезис: «ИИ – просто технология». На этом считают тему исчерпанной и самодовольно потирают руки. На самом деле – это лишь начало серьёзного разговора. Ведь у вдумчивого человека возникают вопросы: Что такое технология? Что входит в это понятие? Учитывается ли при этом длинная цепочка затраченных усилий разных специалистов, начиная от рабочего конвейера, изготавливающего микросхемы и заканчивая программистом? Как технология влияет на человека? Как может влиять? Осознаёт ли человек это влияние? Если да, то всегда ли? Если нет, то каковы последствия этой неосознанности?

  

Видите, всего несколько первоначальных вопросов навскидку, а уже каждый требует отдельной статьи. Для наглядности можно провести такое сопоставление. Понятие «вещество» – гораздо проще и определённее понятия «технология». Известный всем этиловый спирт – С2Н5ОН – просто вещество. Однако многие люди, принимающие (заметьте, добровольно!) это вещество, становятся от него зависимыми. И при этом совершенно не важно, в какую обёртку это вещество упаковано. Красное вино, белое, коньяк, водка… Важно его воздействие на человека. Многих это вещество, в итоге, доводит до различных болезней, а то и убивает. А всего-то просто «вещество». Любой наркотик – тоже «просто вещество», однако почему-то никто на основании этого факта не объявляет проблему наркомании решённой. Понятие «технология» гораздо сложнее «вещества», следовательно, и его воздействие на человека гораздо сложнее, многообразнее и, не побоюсь этого слова, изощрённее.

Второй момент, который упускается из виду защитниками цифры и ИИ, или теми, кто недооценивает его влияние, не менее важен. Простой вопрос: «Может ли ИИ принимать самостоятельные решения, без участия человека?». Разумеется, именно для этого он и создан, чтобы освободить человека от множества забот, связанных с принятием множества однообразных, или даже разнообразных, решений. Любая автоматизированная система служит тому наглядным примером.

Второй вопрос вытекает из первого: «Может ли принятое ИИ решение передаваться во внешний мир и воздействовать на него?». И здесь ответ будет положительным. Те же системы автоматики или, к примеру, становящийся все более популярным «умный дом».

Следовательно, ИИ интеллект может воздействовать и на человека. И способов такого воздействия не перечесть. Всё зависит лишь от технических возможностей машин, подвластных управлению ИИ. Какие основания мы имеем для утверждения того, что такие воздействия принесут человеку лишь благо? Никаких. Ибо понятия блага, добра или зла – сугубо человеческие этические понятия, чуждые строгой машинной     логике ИИ. Они могут быть заложены в изначальную программу ИИ, но при этом остаются совершенно чуждыми понятиями, не имеющими основы в его онтологической сути. Следовательно, в процессе самообучения он может и вовсе отбросить этику и психологию как ненужные и мешающие эффективности работы обременения. Это в том случае, если этические понятия были внесены в изначальную программу. А ведь они могут быть и не внесены. Или может быть внесено сугубо специфическое понимание моральных норм, как, например, превосходство одной группы людей над другой.

 

Но это, так сказать, касается внешнего воздействия. Однако ИИ, да и вообще цифровые технологии могут воздействовать на человека без всяких посредников и гораздо более эффективно при помощи гаджетов, имеющихся сейчас у каждого человека. По типу упомянутых выше «просто веществ». Потому что сфера их воздействия – человеческая психика. Всё, что мы видим, слышим или ощущаем другими органами чувств, на протяжении нашей жизни оказывает влияние на нашу душу. Вот почему святые отцы настоятельно призывали хранить органы чувств от внешних воздействий, дабы через эти ворота во внешний мир не вошли неприятельские силы и не разорили дом нашей души. Однако вся современная жизнь устроена с точностью до наоборот. Со светящихся экранов телевизоров, ноутбуков и гаджетов на нас ежесекундно обрушивается нескончаемый поток мельтешащих картинок и звуков. Осмыслить их и критически проанализировать нет никакой возможности. Следовательно, они незаметно и постоянно откладываются в нашем подсознании. К чему это приводит? Достаточно лишь взглянуть на проблемы, с которыми сталкиваются врачи в последние десятилетия. Депрессия, немотивированная агрессия, цифровая деменция (слабоумие), цифровой аутизм, цифровая и интернет-зависимость, игромания, огромный спектр других психических нарушений. Обо всём этом мы упоминали в прежних статьях.

Вот только один реальный случай из жизни. Молодой человек с лёгкой формой ДЦП, благодаря героическим усилиям матери, растившей его в одиночку, а также своей целеустремлённости, сумел почти полностью компенсироваться. Поступил в ВУЗ на бюджетное отделение. Учился хорошо, совершенно спокойно и адекватно общался со сверстниками. В какой-то момент один из друзей предложил ему попробовать поиграть в компьютерную игру. Наш герой надел на себя специальные очки, полностью погружающие в виртуальную реальность. Что было потом, он плохо помнит. А произошло у него острое психическое расстройство, потребовавшее длительного лечения в психиатрической клинике. Вдобавок почти все признаки ДЦП, с которыми много лет боролись, проявились с новой силой. В итоге пришлось брать академический отпуск, и учёба в ВУЗе теперь под большим вопросом. Всего лишь один пример, а их на самом деле – тысячи, если не десятки тысяч. Точной статистики ведь никто не ведёт.

Ещё один случай, произошедший в провинциальном городе на Урале около 10 лет назад. Старшеклассник из благополучной и вполне состоятельной семьи, отличник и тихоня, убил своих родителей за то, что они попытались ограничить время, проводимое им за компьютерными играми. И это тоже не единственный случай.

Невольно вспоминается рассказ Рэя Бредбери «Вельд», написанный ещё в 1950 г., который теперь можно с полным основанием признать пророческим. В наше время раскрывается страшная глубина слов Спасителя: «И восстанут дети на родителей и умертвят их» (Марк, 13:12). Теперь это становится привычным явлением.

Так же, как и «школьные стрелки», расстреливающие одноклассников, детей и педагогов. А ведь они не на ровном месте возникли. С одной стороны постоянные игры в «стрелялки», массовые убийства в виртуальной реальности, с другой – массовый психоз убийства и самоубийства с помощью интернета, легко минующий границы и достигающий до любого пользователя в мире. Нажать на настоящий курок ружья и выстрелить в живого человека становиться гораздо проще, если ты проделывал это уже тысячи раз в виртуальной реальности.

 

А вот, например, наш столь любимый в последнее время Китай.

«При чём тут Китай?» – спросите вы.

А как же без него? Дело в том, что столь стремительно вошедшие в нашу жизнь цифровые технологии в жизнь китайцев вошли раньше лет этак на 10. То, с чем мы только-только начинаем сталкиваться в России сейчас, для Китая – уже пройденный этап. В том числе и борьба с цифровой зависимостью. Причём на государственном уровне. Пока у нас в упор не хотят замечать проблему, Китай всерьёз озабочен выведением своих граждан из цифровой зависимости и предпринимает решительные шаги на этом пути. Ещё в 2008 г. интернет-игровая зависимость была объявлена в Китае психическим заболеванием. Начали создаваться специальные центры для борьбы с этим заболеванием. Центры эти представляют некоторый гибрид психиатрической клиники и молодежного военного лагеря. Строжайшая дисциплина, трудотерапия и, в особо тяжёлых случаях, принудительное лечение. В лагерях запрещены любые гаджеты. При этом оплата лагеря целиком ложится на плечи либо самого воспитанника, либо его родителей.

Цена пребывания в таком центре составляет от 10 000 юаней (порядка 100 000 руб.) в месяц. Лечение обычно составляет 3-4 месяца. Таким образом, за свои проблемы или проблемы детей приходится платить финансово. К 2023 г. через эти центры прошло более 13 миллионов человек.

Кроме того, в Китае с сентября 2021 г. действует жёсткое ограничение на онлайн-игры для лиц моложе 18 лет. Всего три часа в неделю по одному часу с 20.00 до 21.00 в пятницу, субботу и воскресенье. Для лиц с 18 до 21 года лимит увеличивается до 6-ти часов в неделю. Для родителей нарушителей предусмотрены штрафы. Причём для уточнения того, кто находился перед экраном, используется проверка данных и система распознавания лиц. Китай явно озабочен последствиями цифровизации в отношении здоровья своих граждан. Страна беспокоится о своём будущем.

 

У нас, в России, этих проблем как бы не замечают. Официальные источники и СМИ с энтузиазмом, достойным лучшего применения, продолжают ратовать за цифровые технологии, не задумываясь о последствиях. Не спрашивая мнения народа, цифровые технологии внедряются во все сферы жизни с присказкой-пугалкой: «Мол, иначе мы отстанем от прогресса и других стран». В некоторых случаях внедрение цифровых технологий может быть оправдано, но только не в области образования и воспитания. Вот уже и «Родители Москвы» обращаются во все инстанции с просьбой остановить навязываемое дистанционное обучение. Услышат ли их отчаянный вопль? Железной рукой нас загоняют в светящееся экранами цифровое будущее. Оставляем за скобками и тотальный контроль над населением, ведущий к самому настоящему цифровому рабству. Вернёмся к отдельно взятому человеку.

В виртуальном мире нет места для Бога. Погружаясь в цифровые миры и интернет, мы всё больше отдаляемся от реальности, а, следовательно, и от Создателя. Это огромная философская, богословская и просто жизненная проблема, которой почти никто не занимается, кроме несчастных родителей, дети которых дошли до крайней точки. Эпоха коронавируса стала ещё и эпохой массового внедрения цифры в жизнь людей. Даже тех, которые были далеки от них. Многие школьники почувствовали всю прелесть учёбы «онлайн» и всеми силами стали сопротивляться возвращению к нормальной учёбе. Усилиями родителей этот частный бунт миллионов детей был подавлен, но последствия почувствовала вся страна. И без того сидящие во дворе или общественном транспорте дети, уткнувшиеся в свои телефоны, стали приметой времени. Они уже не общаются, не гуляют, не играют, не бегают. Телефон заменил им всё. Кем станут они, когда вырастут? В любом случае, букет заболеваний им обеспечен. Плохое зрение, ожирение, проблемы с опорно-двигательным аппаратом, сердечнососудистой, пищеварительной и эндокринной системой плюс неврологические и психические расстройства. Стоит ли такой ценой оплачивать доступ к информации, комфорт и удобство? Кроме того, вплоть до подросткового возраста двигательная активность напрямую связана с развитием умственных способностей. Чем больше двигается ребёнок, чем разнообразнее его движения, особенно мелкая ручная моторика, тем он умнее. Гаджеты начисто исключают возможность активного движения и тонких ощущений пальцев рук, что в итоге ведёт к умственной недоразвитости. Согласитесь, тыкать пальцем в экран несравненно проще, чем вдеть нитку в иголку, вышивать или рисовать. Практически весь контент цифровых технологий заточен на потребление. Человека приучают потреблять, не думая. Процесс критического мышления полностью атрофируется. Так же, как и процесс творчества –  созидания нового. Постепенно и незаметно самостоятельное мышление личности подменяется на идеи, образы и лозунги, внушённые извне. И вот перед нами возникает человек недалёкого будущего, а то и настоящего: недоразвитый умственно и физически, страдающий целым набором различных заболеваний, не имеющий понятия о нравственности и готовый послушно исполнить любой приказ, исходящий из интернета. Прекрасный идеал – не так ли? Общество, где такие особи будут составлять большинство, или хотя бы половину – обречено.

  

Сегодня, как никогда грозно, звучат слова Христа: «…а кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской. Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Матфей. 18:6-7).

Эти слова обращены не только к владельцам интернет-ресурсов, программистам и создателям компьютерных игр, они обращены к каждому из нас. Мы соблазняем детей гаджетами и не имеем силы ничего иного дать взамен. Мы сейчас добровольно причиняем вред и себе, и нашим детям, всё более погружаясь в иллюзорный мир. Разве может служить оправданием ссылка на то, что таково наше время?

Мы и сами порабощены и не имеем силы оторваться от экрана, загипнотизировано глядя на мерцающие и меняющиеся картинки. Сколько самооправданий мы придумываем, чтобы ещё хоть немного провести время в интернете!

Надо понимать, что наряду с традиционными общественными проблемами в нашу жизнь вошла и проблема цифровых технологий. Делать вид, что её не существует, можно с таким же успехом, как игнорировать онкологическое заболевание. Меры нужны решительные, и  принимать их нужно было ещё вчера. Жизненно необходимо оградить детей от влияния интернета, запретить, или хотя бы ограничить пользование гаджетами, по крайней мере до подросткового возраста. Кстати, именно так поступают со своими отпрысками многие миллиардеры, держащие в своих руках судьбы мира.

 

Обращаться с цифровыми технологиями надо как с химическим и ядерным оружием. Крайне осторожно и соблюдая все меры безопасности. Что будет, если любой желающий получит доступ к атомным разработкам? Страшно представить? А в цифровой сфере, значит вполне можно? Даже на бытовом уровне воздействие информации, передающейся через гаджет, вполне сравнимо с воздействием алкоголя. Разве массовые мошенничества, психозы и базы личных данных в свободном доступе не представляют угрозу как национальной безопасности, так и отдельной личности? Граждане, поджигающие военкоматы, сотрудничающие с террористами и протестующие против СВО – продукт цифровой агрессии. Проблема не решится сама собой. Более того, её игнорирование сделает процесс необратимым. По крайней мере, надо понимать, что пользование смартфоном несёт не меньше угрозы психическому здоровью, чем алкоголь или наркотики. Ограничение в быту цифровых технологий, в первую очередь для детей, требует самых решительных и строгих мер. Катастрофа приближается с каждым днём. Если в самое ближайшее время власть в России этого не осознает, то через десяток лет может быть уже поздно.

   
   
Нравится
   
Омилия — Международный клуб православных литераторов