«В свободу творчества поверив…»

12

277 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 173 (сентябрь 2023)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Филиппов Сергей Владимирович

 
дали.jpeg

***

 

Друзья шутили и смеялись,

Вином шлифуя табаки.

Они с годами не менялись

И были на подъём легки.

 

Пусть время не текло, а мчалось,

С календарей срывая дни,

Друзьям по-прежнему казалось,

Что не меняются они.

 

Что любят трепетно и сильно,

Что не приемлют суеты.

Не мелочны, не меркантильны,

А прямодушны и чисты.

 

Что чтя и сохраняя память

И не сворачивая вспять,

Им есть, что противопоставить,

Им сложно противостоять.

 

 

***

 

Казалось, время необъятно.

Но лишь теперь на склоне лет

Тебе становится понятно,

Его, увы, почти что нет.

 

Теперь, как ни прискорбно это,

Его лишь хватит на одно:

Жалеть, как глупо и нелепо

Тобой потрачено оно.

 

 

***

 

Что жизнь? Не более, чем фарс.

И есть ли разница большая,

Куда, к Луне или на Марс

Полёт нам вскоре обещают?

 

Пусть звёзды светятся во мгле

Космической, а нам бы, братцы,

На нашей собственной Земле

Сначала надо разобраться.

 

Нельзя впадать всё время в транс,

Как и всё в жизни брать наскоком.

Не до космических пространств,

Когда нужда и смерть под боком.

 

Что там за занавесом тьмы,

Пусть остаётся под вопросом,

Покуда не решим, что мы

Готовы брать с собою в космос.

 

 

***

 

Так чем хорош житейский опыт?

Да тем хотя бы, что привык,

Там, где покуда только шёпот,

Впоследствии раздастся крик.

 

Что в нашей Солнечной системе,

Ничто не делается зря.

Хотя и верить в то же время

Особо ничему нельзя.

 

Жить одному – сплошная мука.

Что женщина должна рожать.

Но благодарности от внуков

И от детей не стоит ждать.

 

Что всё зависит лишь от нас, но

Мы все зависим от богов.

А от трагедии до фарса

Всего-то несколько шагов.

 

Предсмертный стон сменяет хохот.

И коли ты себе не враг,

Учти чужой печальный опыт

И сам не сделай этот шаг.

 

 

***

 

Дурак и глупость не заметит,

Коль та предстанет в полный рост,

И сам оставит в интернете

Очередной дурацкий пост.

 

Ни капли в глупости печали.

Припомни, не сочти за труд,

Ещё вчера они писали,

Мол, Вася с Петей были тут.

 

А ныне, словно в поговорке,

Чем бы ни тешилось дитя,

Все эти гоблины и орки

Обосновались в соцсетях.

 

Духовность? Ум? Куда всё делось?

Собою мир заполонив,

И всё невежество, вся серость,

Их главный жизненный актив.

 

 

***

 

Любить отчизну нужно молча,

Не выставляя всякий раз

Свою любовь, как модно нонче,

Демонстративно напоказ.

 

А если жаждешь отличиться

И в предвкушении наград,

Любовью к родине кичиться

Смешно и несолидно, брат.

 

Богатый будет лезть из кожи,

Под конкурентов рыть капкан,

Но Родину любить не сможет,

Как и любой политикан.

 

А у юродивых и нищих

Читается и по губам

«Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам».

 

 

***

 

Нормальные герои в одночасье

Проснувшись, не стремятся тут же в бой.

Простого человеческого счастья

Им тоже очень хочется порой.

Но надо лезть в холодную кабину,

И взявшись по привычке за штурвал,

Испытывать коварную машину,

Которую никто не испытал.

 

У них есть жёны, как у нас, и дети.

Достаточно уюта и тепла.

Но долг твердит им: ты за всё в ответе,

И требует сжигать себя дотла.

Вновь браться за опасную работу,

На время оставляя за бортом

Насущные проблемы и заботы,

Всё личное, как водится, потом.

 

Тобою укрощённую машину

Ведёт другой, и ты уходишь в тень.

Нормальный героический мужчина,

Раз подвиг – каждый твой рабочий день.

Но имена прославленных пилотов

Не зря передают из уст в уста,

Летать учивших наши самолёты

И небо покорявших неспроста.

 

 

***

 

Провалы во времени всё изнурительней,

А шансы к спасению всё умозрительней,

Но вот зазвучала andante cantabile,

И в жизни всё стало вполне комфортабельно.

 

В ней нет сластолюбцев и чревоугодников,

Повсюду присутствуют стройность и логика.

И мир наш пока ещё не опрокинулся,

А весь апокалипсис – сказки и вымысел.

 

Ведь в мире тогда всё устроено правильно,

Когда человечеству в нём комфортабельно,

И жизнь наша с вами, друзья, повседневная

Звучит, пусть местами, певуче и медленно.

 

 

***

 

Что и душе бывает больно,

Не ведая, не первый век

Живёт, покуда всем довольный,

Но равнодушный человек.

 

О прочих мало беспокоясь,

Под жизнерадостный мотив,

Неукоснительно настроясь

На каждодневный позитив.

 

Практически неуязвимый,

Он не бунтарь, не диссидент

И не герой из столь любимых

Нам в прежней жизни кинолент.

 

Коль выгодно, во всём послушный,

Коль надо, холоден, как лёд.

Ну а поскольку равнодушный,

Считай, нигде не пропадёт.

 

Ведь равнодушие, как кома,

Впадёшь, а выбираться как?

И к равнодушию людскому

Уже все стали привыкать.

 

Иной его не видит даже.

Другой, вздохнув, махнёт рукой.

А третий равнодушно скажет:

«Подумаешь, я сам такой».

 

Но тем, кого оно достало,

Хочу напомнить поскорей,

Как, к счастью нашему, немало

Неравнодушных матерей

 

И тех, кому во тьме кромешной

Даётся Божья благодать –

Любить, иначе б мир наш грешный

Без них не мог существовать.

 

 

***

 

Распались род, семья и племя.

Как в поговорке, ни кола

И ни двора. А было время

И здесь когда-то жизнь текла.

 

И пусть теперешний невежда,

А проще говоря, трепло,

Вам скажет: это неизбежно,

Раз город поглотил село.

 

Но хоть село, деревня, хутор

Для жизни далеко не рай,

Все предки наши почему-то

Любили свой родимый край.

 

И только в нынешнее время,

Каких им благ ни посули,

Бегут все: род, семья и племя

С родной насиженной земли.

 

 

***

 

Квартира со всеми удобствами,

Тарелка наваристых щей.

К чему, мне скажи, философствовать

И спорить о сути вещей.

 

Нужна ли какая-то истина,

Что скрыта под спудом веков,

Когда существует статистика

Сегодня для нас – дураков?

 

И сразу, висевшие гирями

Вопросы, за пару минут

Под этими чудо-цифирями

Враз сами собой отпадут.

 

И ты, раздираемый страстью,

Как Фауст, не ринешься в бой,

Поскольку иллюзия счастья

Отныне навеки с тобой.

 

 

***

 

Всегда приятно слышать,

Когда мне говорят:

«Я вижу вы, дружище,

Изрядный ретроград».

 

От гамбургера с пиццей

Глаза не заблестят

Мои, как говорится,

Я старый ретроград.

 

Не нахожу покоя,

Когда все врут подряд.

Вот видите, какой я

Ужасный ретроград.

 

Зато бываю счастлив

И несказанно рад,

Коль кто-то, хоть отчасти,

Такой же ретроград.

 

Кто ждёт и не дождётся,

Как всякий ретроград,

Что прошлое вернётся

Когда-нибудь назад.

 

 

Анна на шее

 

Во имя такого альянса,

Пусть кто-то и будет смеяться,

«Своей неуклюжестью в танце

Готов подчеркнуть вашу грацию».

 

Как в чеховской «Анне на шее»,

Похожая с виду картина:

Красивая дама и с нею

Стареющий полный мужчина.

 

Вокруг, как во сне, проплывая,

Мелькают какие-то лица.

И он семенит, понимая,

Что танец недолго продлится.

 

А с ним ощущенье полёта,

И в мыслях проносится, ну же

Скажи ей, скажи ей хоть что-то,

Отбросив свою неуклюжесть.

 

Молчать не в твоих интересах.

А дамочка ищет героя

Другого, без лишнего веса,

Моложе и без геморроя.

 

 

***

 

Гроза досужих моралистов,

Но коль ты впрямь один из тех,

Кто в творчестве своём неистов,

Тебе простится данный грех.

 

И неприглядности крамолы,

Что так коробят слух элит,

Неистовство Савонаролы

В глазах потомков искупит.

 

Как и другие недостатки,

Но сразу же зачтут в вину,

Когда ты чуть ослабишь хватку

Иль дашь иную слабину.

 

В свободу творчества поверив

С рожденья, как родной сестре,

Не изменяй себе и вере

На дыбе, плахе и костре.

 

 

***

 

Наивно верим в легитимность,

А перед этим в коммунизм.

Народу свойственна наивность,

А единицам – прагматизм.

 

Лишь кто до лести грубой падок,

Себе наивность ставит в плюс.

По мне, так это – недостаток,

С которым я всю жизнь борюсь.

 

Она, как яблоко раздора

В душе. Покуда не смогу

Её изжить, наивность – фора,

Любезно данная врагу.

 

Она и свойственная тупость

И тот же опиум, дурман,

Что заставляет верить в глупость

И принимать любой обман.

 

Вот вновь расчётливый прагматик,

Всех облапошив, был таков.

На век ему подобных хватит

С лихвой наивных простаков.

 

Кто не единожды, не дважды

Попавшись, снова убеждён,

Столь велика наивность граждан,

Что есть и совесть и закон.

 

Предприниматели не звери,

Хоть каждый и не лыком шит.

А проповедник свято верит

В то, что пытается внушить.

 

 

***

 

Наш мир заполонили гады,

Повсюду ищущие выгоду.

Не то, чтоб мы им с вами рады,

Да часто нет иного выхода.

 

Ведь мы, хоть вроде не кретины,

Не ведаем всех их раскладов,

И всё: жильё иль там машину

Приобретаем через гадов.

 

С которыми, от вас не скрою,

Бессмысленно сегодня спорить,

Так мир заполнили собою,

Чтоб, якобы, благоустроить.

 

Заставив всякими неправдами,

Всё ради выгоды их грёбаной,

Дышать нас воздухом отравленным

И примириться с небоскрёбами.

 

Их философией, их взглядами,

Хоть вроде бы не несмышлёныши.

И очень скоро вслед за гадами

На сцену выползут гадёныши.

 

 

***

 

Боюсь людей навязчивых, охотно

Идущих на контакт, чтоб мне опять

Со свойственной навязчивостью что-то

Ненужное усердно предлагать.

 

Шарахаюсь от этих предложений,

Чья сущность всем доподлинно видна.

И нет во мне давно уже сомнений,

Что всем им вместе взятым – грош цена.

 

И коли в настроении игривом

Заявятся, то просто отвернусь.

Всё что у них зовётся позитивом,

Признаюсь вам, воистину боюсь.

 

Как хочешь с ними, так и разбирайся.

Хоть, честно, ни желания, ни сил.

Ведь я же не заказывал их прайсы,

Визиток, что суют мне, не просил.

 

Но продолжает действовать на нервы,

Мешает проводить с семьёй досуг

Такой вот примитивно-грубый сервис

Насильственно навязанных услуг.

 

С дежурным списком липовых гарантий.

И я кричу, от наглости устав,

В конце концов, прошу же вас, отстаньте.

Ведь я клиент, а значится, я прав.

 

Но просто так от них не отвязаться.

Вновь голосом навязчивым своим

Ответят: «Как к вам можно обращаться?

Мы завтра всё равно вам позвоним».

 

 

***

 

По мотивам интермедии А. Райкина

 

Со школы, аж с измальства любим

Трубить про любые дела.

И чтобы забота о людях

Видна из отчётов была.

А если из старого люда

В местком кто и впрямь забредёт,

Чеши-ка, услышит, отсюда,

Запарка – готовим отчёт.

 

Такая вот классика жанра.

Сатира ж – в порядке вещей.

Давал, помню, Райкин всем жару.

Смеялись – аж рот до ушей.

За брюхо чинуша со стажем

Хватался. А утром войдёт

К себе в кабинет, тут же скажет:

«Какой ещё к чёрту народ!»

 

В стремительном грохоте буден,

В колхозы сгоняя силком,

Привыкли к тому, что о людях

Заботятся, правда, мельком.

С высоких трибун. А на деле,

Что в эту эпоху, что в ту,

Особо людей не жалели,

Чтоб к празднику взять высоту.

 

В любой нашей властной структуре

Всегда за народ все горой.

Заботу на собственной шкуре

Все мы ощущали порой.

За голосом каждым охотясь,

Политики шли на обман.

Мошенники, также заботясь,

Залезть норовили в карман.

 

Сегодня заботиться модно.

С добром повсеместно спешат:

Программы, различные фонды

И каждый крутой меценат.

Возможно кому-то и что-то

В итоге и вправду дойдёт.

Но главное, чтобы забота

Вошла непременно в отчёт.

 

 

***

 

Слыву рядовым обывателем.

Не очень чтоб любознательным.

Порою необязательным,

Словчить втихомолку не прочь.

Но вот что весьма знаменательно,

Пускай не особо старательно,

Пытаюсь себя превозмочь.

 

Отдельные злопыхатели

Не жалуют нас – обывателей.

За то, что скользим по касательной,

У власти родимой в чести.

Что, якобы, нас обывателей

Всех к общему знаменателю

Уж больно легко подвести.

 

Российские обыватели,

Торговцы, предприниматели,

Наивные почитатели

Различных кумиров и «звёзд».

Не трогают нас показатели,

Но ждём и небезосновательно,

Покуда ещё избиратели,

Чтоб к нам относились всерьёз.

 

 

***

 

Самокопание чревато.

Ход времени необратим.

Любой из нас, друзья, когда-то,

Признаться честно, был другим.

 

В мышлении, как и в природе,

Нет постоянства. Вброс идей

Вполне естественно приводит

К перерождению людей.

 

И что в конце концов осталось

От них? Сперва официоз

Довлел всю жизнь. Теперь вот старость,

А с нею старческий склероз.

 

Плюс дефицит серьёзных знаний,

Чтоб защитить на склоне лет

Себя от сонма лжи и брани,

Что наполняют интернет.

 

Не предаёт и не доносит

Агент чьих непонятно служб.

Лишь повторяет и разносит

Вокруг заведомую чушь.

 

 

***

 

Панируем каждый свой день и свой час.

Но кто-то всё время решает за нас.

Что делать нам утром? Что ночью? Что днём?

Каким к лучшей жизни идти нам путём?

Что петь по дороге? Что брать из вещей?

Какая она? И нужна ли вообще?

 

Поэтому ты всякий раз не робей,

Во всём полагаясь на этих людей.

Прими сей их статус как данность, как факт.

Шагай вслед за ними, иди на контакт.

Верь вместе со всеми в обещанный рай,

А главное, сам ничего не решай.

 

Крамольные мысли подальше гони.

Они на сегодня и только они

Протянут тебе путеводную нить.

Подскажут, что, где и когда говорить.

Позволят навек обрести благодать,

Внушив, что нет смысла на что-то роптать.

 

А мы беззащитны, ведь каждый один,

От их цифрового рубля, их вакцин.

Поскольку и слова не можем сказать,

А лишь удалённо проголосовать,

Как впрочем, и весь наш электорат,

За то, что за нас в кулуарах решат.

 

 

***

 

Растратив все силы на что-то

Весьма иллюзорное, с возрастом:

«Поменьше крутых поворотов» –

Всё явственней слышатся возгласы.

 

И ты, подчинясь конъюнктуре,

И сам понимаешь – так лучше,

Хотя неуёмной натуре

Желательно что-то покруче.

 

В натуре заложена мина.

Пока не улягутся страсти,

В ней более чем половина

Зол, горестей, бед и напастей.

 

И если тебе надоело

Терпеть бесконечные козни

Натуры своей оголтелой,

Порви с ней, покуда не поздно.

 

И так ты ей в жизни измотан,

Неужто не можешь, бедняга,

Без резких, крутых поворотов,

Судьбы бесконечных зигзагов?

 

Да только натура, как прорва,

Придётся терпеть, хоть ты тресни,

И жить, наступая на горло

Единственной в общем-то песне.

 

Сбавлять под конец обороты,

Смирившись с обидною ролью

И с фактом, как часто охота

Действительно пуще неволи.

 

 

***

 

Твоя, коммерции советник,

Взяла, так ловко, как паук

Сумел везде расставить сети

Своих коммерческих услуг.

 

Ты, как коммерческий мессия,

Иль в крайнем случае пророк.

Коммерция – твоя стихия,

Девиз твой – выгода и прок.

 

Ничто, благодаря планиде,

Не ускользнёт из алчных рук.

Нет ни искусства в чистом виде,

Ни внекоммерческих наук.

 

Везде коммерции лишь всходы,

Один коммерческий успех.

С продажного слуги народа

За те же деньги снимут грех.

 

Нет смысла, опустив забрало,

Пытаться прошлое вернуть,

Так в нас коммерческое жало

Проникло глубоко вовнутрь.

 

Во всех коммерческая жилка

Проснулась, лох и дилетант

С утра с язвительной ухмылкой

Листает свежий «Коммерсантъ».

 

И не втихую, под сурдинку,

А, как и весь подобный люд,

Вникая в конъюнктуру рынка

И изучая курс валют.

 

Эпохи новой захребетник,

В надежде, (всё старо, как свет),

Что ты, коммерции советник

Дашь нужный, правильный совет.

 

А кто умней, его изучит,

И очень скоро у одних

Появится шикарный случай

Разбогатеть за счёт других.

 

 

«Заблудившийся трамвай»

 

Не дадут уже кредит, ипотеку мне.

Жизнь такая, что идти дальше некуда.

Руку к сердцу приложив, не до смеху мне.

Но твердят все: «Надо жить». (Как у Чехова).

Шёл со всеми вместе в рай, как на привязи.

Нам ведь только обещай, разом ринемся.

Как один все колобком прямо катимся

В пасть лисице, лишь потом вдруг спохватимся.

Что в обещанный нам рай всех из кризиса

«Заблудившийся трамвай» вновь не вывезет.

 

Художник: Сальвадор Дали

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Омилия — Международный клуб православных литераторов