«Куда ведёт из бездны магистраль?..»

0

246 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 174 (октябрь 2023)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Громова Екатерина

 
путь.jpg

Симург

 

Там, где горы клинками разрезали алый рассвет,

и бурлящая кровь грела степи остывшее тело,

роковой стаей птиц пролетавшая туча ракет

пела… пела.

 

Как вериги, монисто из фраз на чужом языке

водрузила на детскую шею война – больно, туго…

Упокойся же с миром в горячем, как лава, песке,

дар от Юга.

 

Что тогда отражал беспокойно-опаловый взгляд?

Милосердны ли когти, что тщетно пытались поранить?

Жаль, остался невзорванным тлеющий старый снаряд –

память… память.

 

Всё могло быть иначе: ни страха, ни воя ракет,

не пришлось бы задабривать Симурга ради спасенья

от того, что преследует будто бы тысячу лет

жуткой тенью.

 

 

***

Земной капкан есть ложное спасенье…
Познав оксюморона правоту
И, отмечая знаки и знаменья,
Я не могу не выйти за черту.

Давно ли мне пророчество известно?
Двенадцать воплощений под Луной:
Я это знала – чёрною невестой,
Я это знала – ведьмою лесной.

Пока душа израненной Вселенной
До тени эйдос хочет упростить,
Не замыкаюсь в рамках переменной –
В ладонях сжата порванная нить.

Мне виден выход за черту порядка,
И там, где истончается скрижаль,
Прольётся свет на давнюю загадку:
Куда ведёт из бездны магистраль?

 

 

***

 

Мой путь один: в Ничто и в Никогда

Неотвратимо бренное стремится,

Всё повторится – образы и лица,

На поле жизни долгая страда.

 

В конце пути – горящая звезда

Своим огнём охватит колесницу,

Ту, что летит в астральную темницу,

Где ждёт перерождений череда.

 

Сансарный плен – есть путь, что бесконечен

И закольцован. Пламенем отмечен

Мой каждый шаг в иную ипостась.

 

В одной из сот земных цивилизаций

Тебя узнаю в толпах инкарнаций

И позову. С тобой не рвётся связь.

 

 

***

 

Мне не устать от внутреннего пламени –

я голый нерв, горящий небосвод.

Дурной пример, который был бы правильным

в иной вселенной, что наоборот.

 

«Послушай птиц, венком украсив волосы,

Как в тигле плавишь ты остатки дней!» –

пока звучат помехи чьим-то голосом,

я пьедестал себе сваяю из углей.

 

В сомненьях – чаще трус и сожалеющий

о том, что, не подумав произнёс,

а я – огонь янтарно-багровеющий,

из плоти, карих глаз и литра слёз.

 

Меняю платье на доспехи высшей твёрдости,

На месте «mortem» – «vivo». Не спеша

Ищу очаг в огромной чёрной пропасти –

Возможно, там и есть моя душа.

 

 

***

 

В небе, чернее, чем вороны,
Зимней неласковой ночью
Звёзды глядят зачарованно
В Севера синие очи.

Ветер разносит смятение
Пред наступающей вьюгой;
Мир озарится знамением
И задрожит от испуга.

В блеске искрящего инея
Встретится тайное слово –
Ты наречёшь меня именем,
Выжженным светом Сверхновой.

 

 

***

 

В том краю – мистичном, первозданном

иногда невидим горизонт,

в молоке рассветного тумана

утопает синий Орион.

 

И лесов реликтового свода

не видать – в кромешной белизне

затерялась древняя природа,

но нашлась нечаянно во мне:

 

приплету к венку воспоминаний

жемчугá белесой пустоты,

частоту дрожащего сиянья

взбагряневших отблесков воды.

 

 

Океан

В бархатном облаке звёзд многоточие спит,
И полумесяц острей заголовков газет…
Вечер, разлитый сквозь окна, мгновенно испит
Аперитивом ночных откровенных бесед:

Кто бы послушал – наверное, вышел бы прочь.
Каждая кухня – хранилище кофе и тайн.
Я расскажу – да пребудет свидетелем ночь –
Как я в себе пробудила живой океан.

Стрелок часов устремляется бег в никуда –
Время молчать и подумать над властью стихий.
Мой океан не замёрзнет, как в луже вода,
Мой океан – это мудрость, любовь и стихи.

   
   
Нравится
   
Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Омилия — Международный клуб православных литераторов