«Мне кажется, я вечно буду жить…»

0

1834 просмотра, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 175 (ноябрь 2023)

РУБРИКА: Поэзия

АВТОР: Боронин Артём Романович

 
9d80aa73955fd9d0da9b11689e7cb8ea.jpg

Над могилой Лазаря

 

Скоро ли, скоро ли, скоро ли?

Светом пронизанное,

Изрезанное ризами

Лицо, привидевшееся Кесарю,

Освободит Лазаря?

 

Стары ли, молоды –

Сколько души не марали,

А уже очистились короли:

Ладан, смирна и золото.

Младший Ирод, потерявший голову,

Нашёл, да не ту.

Ноги, слепившие мир, идут

Уже к городу.

 

Полно вам!

Смерть досталась по праву нам,

Мы испачкали молоко.

Но ты,

Брат серебряный,

Украшенный саваном,

Разве не первый

Достоин был снять его?

 

Солнце стоит

Над могилой твоей недвижимо –

Как высоко. Как ниже мы.

Боясь своего дыхания,

Ждёт Вифания

Сына.

Всё замерло.

Звучат лишь слова Навина.

 

Тайну его

Я слышал в том гимне.

Я вспомнил,

Как ты говорил мне,

Что солнце

Зрачок над башней,

А небо царственный глаз.

Страшно!

Кто же смотрит на нас?

 

Скоро ли, скоро ли, скоро ли?

Кипит лицо одноглазое,

Нам больно, нам жутко, но молим мы:

Боже, восстави Лазаря!

 

 

Рушится Рим

 

Вопил, вопил пилигрим:

Ох! Ах!

Рушится Рим!

В пух! В прах!

Город Петра,

Трёх град,

Разве сей мир

Твой брат?

Жалом руин

Вновь взят

Иерусалим –

Твой брат!

Если он пал,

Слаб храм –

Август был мал,

Стыд, срам!

Если ты пал,

Знать, знак,

Весь твой запал

Был мрак!

Как же не нов

Твой кров,

Как же не свят,

Раз смят!

Рушится Рим,

Век лгун!

Слава тебе,

Царь-гунн!

 

 

Бессонная

 

Бессонная, она к балкону выходила,

Ночную мглу склоняя пред собой.

Небесный круг горел паникадилом,

И всё пленялось сумрачной игрой.

Я засыпал, но говорил с луной:

Прощай, прощай, бессонное светило!

 

Где дышит всё возвышенно и вяло,

Там ваш чертог, бессонные лучи,

И пусть луны чарующей так мало,

Я верю в мир без солнца и свечи –

Мои глаза поклонятся ночи,

Тяжёлых век укрывшись одеялом.

 

 

***

 

Стою впотьмах, смотрю на замиранье

Последних чар слабеющей земли –

Не в том лежит глубокое страданье,

Воскреснет всё, оставив прозябанье,

Но где искать явления твои?

 

Тоска живёт, и лик её прекрасен,

Болит в груди растущее тепло.

Я видел свет, и был он не напрасен,

Он очень мил, но слишком он неясен

И чем-то ранит томное чело.

 

Недавний миг мечтательной пастелью

В душе парит, что облако в ночи,

Но полнит мрак хладеющую келью,

Пока туман сонливой колыбелью

Лелеет пламень утренней свечи.

 

Мне будет солнца огненного мало,

Когда настанет очередь заре.

Пусть точит ночь погибельное жало,

Воскреснет всё... Но смерти избежало

Моей души стремление к тебе.

 

 

Остриё

 

Трение, трение –

Гремит великая шестерня.

Стирается всякое слово из времени,

Которого

Не требует колея.

Отсекаются головы

От земли.

Именем, именем

Дайте напиться –

Кричат они,

Жаждущие,

Бегущие ото лжи

На поиски верного знака –

Без страха взывает всякий,

Когда разглядит остриё:

Убей,

Но слово своё

Скажи!

 

 

***

 

В этих кудрях лесных

Жажду я утонуть

И в дыханьях иных

Растворить свою грудь,

Заблудиться в ночи,

Потеряться в ночи,

Эти лунные бивни – седые лучи

Меня не узнают

И скроют в ночи.

 

В синей хмари лесов

Мне б навеки пропасть,

Их немых голосов

Отреченная власть

Очарует меня,

Околдует меня,

Задымлённое солнце кипящего дня

Вовек не поранит,

Не тронет меня.

 

 

ПО-2

 

ПО-2, слава тебе!

Слава в снегах, вынесший кур, забор.

Ботва – всё это ты, корни твои – земля.

Икар долго икал,

Его вспоминал

Эпикур.

Вниз, вниз – ему говорил,

Вот и упал Икар.

Был мудр безумный отец,

Новый воздвиг лабиринт:

Там, где схоронен Икар,

Бетонный забор возник.

Ромб-Бел на башне своей

Землю распял

И алый впитал елей.

ПО-2, слава тебе, слава плите твоей!

 

 

Где пропало Сербское царство?

 

Где пропало Сербское царство?

На Косовом поле.

Кто погиб на Косовом поле?

Царь Лазарь,

И с ним вместе

Ушло юнацтво.

Долгие годы море

Соль прибивало волнами,

Солью лечило раны,

Но соли ещё не хватало,

И раны ещё болели.

И в боли

От старой усобной крови,

От алого камня в слове

Вышло заутренним часом

Царство на Косово поле –

И всё оно сгинуло разом.

Полны святейшие сонмы,

Но землю покинули соли,

И море усохло вскоре.

А по бокам османы,

А по бокам мадьяры,

А по бокам венеды.

Так и погибло царство

И не родилось боле.

 

 

Встех

 

Тонет, руку сунув в пруд, труд (1),

Тянет кто-то в тину вод – рот (2)

Стынет павших в грёзы дух, слух (3, 4)

Стонет всюду красный грей, бей (5),

Встанет скоро (6) новый знак, враг (7),

Встинет (8) встихом (9) встыше (10) встек (11), встех (12).

 

1 – труд в значении человек

2 – рот в значении враг

3 – слух в значении зрение

4 – , в значении .

5 – грей, бей в значении гребень

6 – скоро в значении нескоро

7 – враг с отсутствующим значением

8 – встинет в значении уподобится

9 – встихом в значении самому себе

10 – встыше в значении вчерашнему

11 – встек в значении вновь

12 – встех в значении встек

 

 

Мне кажется

 

Мне кажется, я вечно буду жить,

Я вечно буду юношей кудрявым.

Мне чудится, что мёртвые не правы,

И в смертном сне могилу сторожить

Не стану я – я вечно буду жить.

Мне седина явилась для забавы,

И в этом знак, – я в молодости сед,

Что человек, а смертью не замечен,

Что не в могиле чающих я встречу

Тот самый день, когда воскреснут все.

 

 

Королева

 

Прошу, Королева, не плачьте.

Любите своё творенье,

И делайте, что захотите.

Над морем виднеются мачты,

Над горем виднеется зритель.

Прошу, Королева, усните,

А после придёт утешенье.

 

Оно приплывёт на высоких,

До самого неба волнах.

И судно окажется полно

Амриты, амброзии соком

И синею розой Офира.

Но вас, Королева, достойна

Корона цветущего мирта,

Корона не нашего мира.

 

Ведь вашему краю с поклоном

Идёт Феодора, и срыты

Последние стены мытарства.

И сам Иоанн-пресвитер

Из пёсьеголовьего царства

Согласен отречься от трона –

Вы только тропу назовите.

 

Ну вот, Королева, смотрите:

На море посланников много,

И каждому хочется слышать

Четыре чудеснейших слога,

Что имени вашего звуки,

Что гимны для лунного бога.

И встречей, и миру разлукой,

Все ваши паломники дышат.

Чем ближе корабль, тем тише.

 

Ведь вы Королева по духу,

Не плачьте, настанет веселье.

Пора собирать ожерелья

Для каждого нового друга.

Пойдёмте, им ваши напевы

Опустят в забвение муку.

Но прежде – прошу, Королева,

Подайте невинную руку.

 

 

Август

 

Под потолком, под потолком

Ища великое тайком,

Боясь, что непослушный ком

Заставит горло о таком

Молчать невольно,

 

Молчать при том, что не реком,

Но разве можно о таком,

Молчать, когда под потолком

Он сокращает узелком

Дыханье ночи,

 

Молчу. Свой голос не знаком,

Он сдавлен тоже узелком.

И потолок под колпаком

По краю чувствует виском

Давленье ночи.

 

Когда вернётся жёлтый ком,

Всё обольётся молоком,

Колпак сойдёт, и над песком

Века к великому влеком

Наступит Август.

 

 

Дым цветной

 

В этом городе золота больше нет.

Мы всё забрали, и всё равно пусты.

Оно сгорело, из наших карманов дым –

Дым цветной идёт к вышине.

 

Этот город ушёл из-под наших ног –

И он над нами, лбы обожгла печать.

Нельзя как было вовек головы поднять –

Город так возник высоко.

 

Нам бы плакать, но слёзы ушли наверх –

Всё испарилось. Холодно твёрдым рукам,

Они украли. Наш голос смеялся сам.

Был противен нам этот смех.

 

 

***

 

Сомкнулись по краю шторы,

Земли опустели залы.

Последняя песня хора

При древних ветрах смолкала.

 

И тайна ступала всюду,

И свет истекал слезами,

И камень в паденье замер,

И всё подчинилось чуду.

 

Пусть солнце тогда исчезло,

Но разве земля остыла?

Высокое сердце вместо

Зажглось ещё с большей силой.

 

Но в мире, где гаснут души,

Как сердце над ним возможно?

И если случайность ложна,

Случилось оно к чему же?

 

И понято чудным страхом,

Что велено с царской ложи,

Что сложены пальцы знаком

И сказано – как похожи.

 

 

В полусне

 

В полусне ты не правь, в полусне я слепой,

То ли явь, то ли дух, ты приходишь рабой,

Говоря потаённое вслух.

 

Я слова те люблю, но слова теребя,

Говорю – уходи, я не знаю тебя,

Я не знаю такого пути.

 

Как закрыты врата, так губа на губе,

И фата твоя дым, и венчаться тебе

Погребальным цветком луговым.

 

И тебя отпоют в белоснежных стенах,

Вновь приют ты найдёшь в обрекающих снах,

Но дарующих нежную ложь.

 

Пусть же так, я прошу, всех узорнее будь,

Миражу и весне посвяти свою грудь,

Но не правь надо мной в полусне.

 

Художник: Георгий Матевосян

   
   
Нравится
   
Омилия — Международный клуб православных литераторов