Вероника решает…

10

131 просмотр, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 180 (апрель 2024)

РУБРИКА: Критика

АВТОР: Замотина Марина Анатольевна

 

В театре «Модерн» Юрий Грымов поставил спектакль по известному роману Пауло Коэльо. В названии спектакля режиссёр убрал последнее слово, которое стоит в названии романа. Что меня удивило, так это тот факт, что некоторые из присутствующих на показе про это не знали. Стало быть, роман не читали. Это, конечно, не беда. Я, кстати, тоже прочитала роман непосредственно перед просмотром. Много на что в этой жизни времени не хватает. Но если я иду на спектакль, который поставлен по конкретному литературному произведению, то обязательно его перечитываю. Хотя бы по диагонали.

Итак, по авторской версии Юрия Грымова Вероника решает, а что она решает, с этим нам предстояло разобраться по ходу спектакля. Не умереть она решает, как у Пауло Коэльо, а просто решает! Логично, зачем на афишах такое мрачное слово обозначать? Ну а по ходу действия героиня определится, что ей делать. И мы это увидим.

Увидели.

Если вы не читали этот роман Пауло Коэльо, то непременно посмотрите этот спектакль. А если читали, то посмотрите тем более. Замечу, что я после спектакля роман ещё раз перечитала. Точнее, опять бегло пробежала глазами по отдельным страницам. Ибо у Юрия Грымова сценическое прочтение данного произведения очень необычное. Некоторых героев спектакля я в романе не обнаружила, а потому и перечитывала. Вдруг пропустила? Ничего подобного, не пропустила я никого.

Нам повезло, на удивление информативной оказалась пресс-конференция перед началом спектакля. Юрий Грымов безапелляционно сообщил, что он так, а не иначе видит этот спектакль! Дескать, у меня такое вот прочтение! И сам Пауло Коэльо, если спектакль посмотрит, сильно удивится.

Но пока спектакль смотрели мы с коллегой. Да и не особо удивлялись, потому как знаем, что может показать это режиссёр на сцене.

Не скажу, что я поклонница театра Юрия Грымова, но я смотрела большинство его работ. Что-то мне близко, в чём-то я не согласна с видением режиссёра. Но ведь так и должно быть! Постановки в этом театре заставляют меня как минимум обращаться к литературной основе спектаклей, что уже показательно. Или просто размышлять, что тоже важно.

 

Отзывов на спектакль уже много. Читаю: «Глубокий, трогательный рассказ о желании человека. Жить. Чувствовать. Верить». Или вот: «Герои этой истории, открывая свои самые потаённые желания и страхи, учатся заново понимать мир, который бросает им вызов».

Согласна, что спектакль пронизан любовью к жизни и верой в человека. У меня с пафосом не очень хорошо обстоят дела, поэтому ещё раз процитирую открытые источники.

«Как поверить в себя, когда кажется, что выхода уже нет? Какие сюрпризы может порой преподнести нам жизнь? Готовы ли мы познать её глубокие тайны и оказаться перед лицом настоящей любви?»

Сам режиссер говорит: «Для меня – это самый жизнеутверждающий мировой бестселлер Коэльо. В разные периоды жизни мы по-разному ощущаем этот мир и своё место в нём, испытываем конфликты. Но мы должны верить в свою жизненную силу. Только Любовь и люди, которые нас окружают, помогут нам справиться с любыми трудностями. Нужно научиться ценить жизнь и верить в себя».

Вот я и думаю теперь, а что еще можно к этому добавить? В книге настроение совсем другое, у меня во время спектакля вообще настроение отсутствовало. Но это – ведь моё личное мнение! Я всё время прокручивала в голове свой жизненный опыт. Я была – хорошо, что лишь свидетелем, а не участником похожих трагедий. И, конечно же, всё в моей голове перемешалось. И воспоминания. И действие на сцене. Спектакль, конечно, шоу! Немного меня оно напрягало. Настоящая психушка от шоу далека. Но мы ведь в театре!

 

Очень впечатлил свет, пронизывающий, как будто звучащий. Хотя звучаний в спектакле хватало. Коллега была не в восторге от музыки, а меня она словно обволакивала. Я в неё как будто погружалась. И это несмотря на то, что на тему музыки мне размышлять было некогда. Я внимательно следила за героиней, стараясь не пропустить чего-то важного.

И как только я оказалась на одной волне с героиней…

 

Антракт.

 

Думаю, что надо было вести действие без перерыва. Ибо как только я попала «в иную реальность», меня позвали в буфет. Ну а с третьим звонком пришлось опять настраиваться на выбор героини между жизнью и смертью!

Есть мнение, что выбрать смерть проще. Во всяком случае, изначально Вероника считала именно так. И выбрала смерть. Но после неудачного суицида оказалась в странном пространстве. То ли в аду? Или в раю? А вообще-то, в обычной психушке. Компания, по мнению режиссёра, тут соответствующая реальному месту: неудавшиеся суицидники и прочие больные на всю голову люди. Зрелище печальное. Но люди в этом пространстве собрались разные, а потому ужаса безысходности у меня не возникло. Наоборот. Кто знает, что такое настоящая психушка, меня поймёт! Там не до египетских богов и красных шляпок. Каюсь, всё время что-то сравнивала, точнее, думала об этом! Категорически этого делать не стоит!

Кстати, сама Вероника с самого начала не производила впечатления больной женщины, а казалась мне запутавшимся в своих поступках подростком. Её рассказ о своей жизни показался совсем уж примитивным – какой-то шаблонный. И уж никак он не «тянул» на самоубийство. А вот работа актрисы – отличная, искренняя, пронзительная!

 

«Сценическое пространство спектакля намеренно лишено посторонних звуков, цветов, света, всей будничной шелухи, отвлекающей нас от главного».

Это не мои слова, я их опять цитирую. Так же, как и мнение: «Мягкий бархатистый сумрак сцены оттенка маренго отсекает всё несущественное ради главного. Главное – размышления о смысле жизни, более эмоциональные, чувственные, чем рассудочные, вспыхивают на сцене небольшими яркими мизансценами, которые так же мягко высвечиваются молочным туманом прожекторов, акцентируя смысловые и эмоциональные акценты дальнобойным орудием: цветом. А цвет в сценографии изумительный».

Красиво сказано. Ярко. Ёмко. Сильно.

Так пишут коллеги в СМИ.

Не буду возражать. Согласна.

Всё было. Молочный туман. Сумрак. Цвет маренго. Цвет как дальнобойное орудие.

 

А у меня перед глазами стояла совсем без цвета Вероника с белом полупрозрачном платье и кедах обыкновенных, которую я, повторюсь, почему-то воспринимала девчонкой. У меня, действительно, возникло несоответствие возраста Вероники и её проблем. По её рассказам – ей на десяток годков должно быть побольше.

Да и внешне так казалось. Но мысли мои всё-таки приобрели некую активность, чего могло и не случиться. Хотя спектакль по ходу действия кое-чем раздражал. Что мне не понравилось?

Египетские боги. Не оценила я эту придумку режиссера.

Затянутые исповедальные монологи больных. Можно было бы сократить.

А вот желание и настрой Вероники жить был мне был понятен. Да! Да! Несмотря ни на что! Причём с самого начала. Я как оптимист по жизни как будто чувствовала, и актриса это своей игрой подтверждала, что Вероника выберет жизнь!

Что ж! Ещё одна громкая цитата кого-то из критиков: «Постановка Юрия Грымова декоративна, чувственна, эстетична. Насыщена таким желанием жить, таким сумасшедшим зарядом энергии и жизненной силы, таким аппетитным вкусом к жизни, какие так необходимы всем нам, чтобы жить. Какая бы ни была жизнь, её мимолетность утверждает её ценность. Ценность каждого дня, вырванного из небытия и отданного многокрасочной, воодушевляющей стихии, имя которой – Жизнь!».

Без любви в спектакле не обошлось. Это линия дополнила жизнеутверждающий настрой спектакля, хотя все шесть дней, проведённые Вероникой в клинике, якобы, изменили взгляд героини на жизнь. Хотя я считаю, что взгляды у неё были как раз прямо противоположные суициду, а её поступок – это трагическая ошибка. Хорошо, что не фатальная!

Юрий Грымов любит усиливать эмоциональный эффект яркими и необычными костюмами. В это спектакле он был верен своим принципам. Кому-то это нравится.

 

А вот актёрам – браво! Всем – браво! Не ошибусь, если скажу, что весь актёрский состав в «Модерне» великолепен! Да и приглашённые актёры в этом спектакле – блистательно исполнили свои роли.

Нам, зрителям, режиссёр дал возможность помимо оценки его постановки, подумать. А ведь есть о чём? О добре и мире. О счастье и бессилии перед невзгодами. О внутренней пустоте при внешнем изобилии. И ещё много о чём. Ведь мысль режиссера очевидна – он поставил задачу исцелить героиню. Или дать ей возможность разобраться в своих проблемах!

Он с этой задачей справился.

И – главное! Все мы должны понять, что жизнь бесценна.

Бесценна!

Всё, что задумал Юрий Грымов в этом спектакле, наполнено любовью ко всему миру и ко всему человечеству. Это звучит пафосно, но так оно есть.

И, несмотря на яркость и эффектность авторского решения спектакля, которое мне совсем не близко, я сопереживала героине, понимала её и искренне радовалась тому, что не ошиблась в её намерениях.

Я благодарна Юрию Грымову за его веру в людей.

Благодарна за его веру в возможность простого человеческого счастья для каждого из нас.

   
   
Нравится
   
Омилия — Международный клуб православных литераторов