Дом разумных

1

265 просмотров, кто смотрел, кто голосовал

ЖУРНАЛ: № 182 (июнь 2024)

РУБРИКА: Проза

АВТОР: Шафран Яков Наумович

 

Фантастический рассказ*

 

«Жизнь есть борьба <…>

Все миры на испытании.

«Надземное», (Живая этика), 799

 

«Налево пойдёшь — врага там найдёшь,

направо пойдёшь в войне пропадёшь.

Иди мирно по мосту».

Александр Казанцев. «Мост дружбы»

 

Экстренное сообщение круглосуточной службы новостей потрясло весь мир. По космовизорному каналу пришла неожиданная информация, что первая в истории человечества, столь долго и тщательно готовившаяся и столь многообещающая в плане непосредственного научного познания, в том числе и разносторонних знаний об объективных закономерностях развития планет Солнечной системы и всего Космоса, а возможно и для установления прямого контакта с внеземным разумом, разведывательная экспедиция на Марс внезапно прервалась. Прошло немногим менее двух суток с момента старта с земного космопорта, и вот космолёт возвращается.

Что случилось, что помешало закончить запланированные комплексные исследования? — официальными органами планеты не сообщалось. Многие журналисты, как известно, при неимении достоверных данных, пытавшиеся что-то домыслить, предполагали и то и другое, однако серьёзные люди, тем более имевшие отношение к фундаментальной науке, предпочитали хранить, по крайней мере, внешнее спокойствие и ждать правительственного сообщения Совета Земли.

 

***

 

А в тот час на стартовой площадке космопорта поднимался порывистый ветер. На чистом ярко-голубом небе только кое-где виднелись небольшие белые облачка. Рождалось раннее утро начала осени. Лучи восходящего солнца отражались яркими бликами в окнах дальних построек и создавали различные матовые оттенки на оболочке космического корабля.

Он был малогабаритным, хотя экспедиция направлялась к Марсу. Дело в том, что основной старт должен состояться с Луны, с большого селенопорта, на космолёте, строившемся там же и снабжённом всем необходимым специальным оборудованием и запасами для межпланетного полёта и исследования красной планеты. Это вызвано более простым и лёгким стартом и,  следовательно, значительно меньшим расходом топлива, а также непричинением вреда биосфере.

Наступил знаменательный день в многовековой истории Земли — первая экспедиция к Марсу. Потому, несмотря на ранние часы, на площадке обозрения — на значительном расстоянии от пусковой зоны — уже находилось много людей, любителей наблюдать событие непосредственно вблизи, съехавшихся сюда ещё со вчерашнего вечера. Из космопорта велась и прямая трансляция, и ещё больше жителей могли видеть старт по большим уличным и домашним визорам, создающим голографическое изображение.

Сколько было написано и сказано об этой загадочной планете, в том числе и в фантастических произведениях, сколько предшествующих поколений землян мечтало о покорении её. И исподволь проводились целенаправленные научные и технические работы по успешной реализации будущего освоения — возникали обоснованные теории, смелые инженерные проекты и оригинальные конструкции, производились тщательные испытания.

И вот настал долгожданный момент. Со стороны отдалённого здания космопорта появился открытый кибермобиль, в нём сидело десять человек — семь космолётчиков и трое провожающих, видимо, непосредственных руководителей предстоящего полёта. Недалеко от корабля они вышли из машины, коротко простились, и члены экипажа — пятеро мужчин и две женщины — вошли в космолёт. Не участвующие покинули стартовую площадку, и через некоторое время аппарат поднялся, пару секунд зависал над ней и затем стал медленно набирать высоту, постепенно превращаясь в ослепительно яркую точку. Но и она вскоре исчезла.

 

***

 

Прилунившись в селенопорте, после трёх часов полёта, вместо четырёх дней на ранней заре мировой космонавтики, надев скафандры, не воспользовавшись селенобусом, космолётчики лёгкой походкой, ибо сила тяжести на Луне в шесть раз меньше земной, перешли в городок, находившийся под гигантским прозрачным куполом, где их тепло встретили «селениты» — работники местной колонии. После отдыха и обеда, члены экипажа прошли через шлюзовую камеру в «Марс-1», и до запланированного на утро — по земному времени — межпланетного старта решили освоиться со своим кораблём, так как прежде они имели дело только со специальными тренажёрами-имитаторами.

Начальником экспедиции был профессор Института галактических исследований, известный космолог Андрей Петрович Соколов. В его немногочисленную, но сплочённую команду входили: командир-навигатор, опытный, правда, в полётах по околоземному пространству, Олег Мележко, навигатор-инженер Стив Уилсон, физик-астроном Ганс Вебер, врач, китаянка Вен Сюй, биолог-химик Анастасия Оноприенко и лингвист Анри Бертье.

Космолётчики сняли скафандры, и тут их внимание привлекла потрясающая панорама Земли. Она висела полным шаром в абсолютно чёрном, но ярко звёздном небе. И они, в том числе многократно видевший её из космоса Мележко, прильнули к иллюминаторам. Ганс Вебер мягкого тембра голосом давал пояснения товарищам.

— Как наблюдаете, диск нашей планеты примерно в четыре раза больше полного диска Луны при виде с Земли и светит в несколько раз ярче её, освещая весь безрадостный ландшафт голубовато-серым цветом.

Земной шар выглядел, действительно, впечатляюще: на фоне бархатно чёрного неба сквозь светло-голубую оболочку атмосферы и белый облачный покров просвечивали серо-коричневые материки и синие океаны. Однако не это более всего брало за душу, а чувство милого, родного дома, покидаемого ими в преддверии неведомого будущего. На глаза Насти Оноприенко навернулись невольные слёзы, а Вен Сюй даже всплакнула, утираясь носовым платком, заботливо припасённым в кармане лётного костюма.

Вокруг же корабля, насколько видно через иллюминаторы, простирался безжизненный, серый, с некоторыми оттенками от белого до чёрного, пейзаж, покрытый скальными образованиями и отдельными камнями, лежащими, казалось бы, на твёрдом грунте, но, как известно, в мелкой пыли.

 

***

 

Старт «Марса-1» прошёл стандартно. И снова окрест раскинулся чёрный холодный Космос с далёкими, горящими разноцветными огнями звёздами. Полёт не должен был занять много времени. После успешного выхода на лунную орбиту, навигатор перевёл космолёт с обычных двигателей на фотонные, действующие по принципу полной аннигиляции протонов и антипротонов с созданием фотонов. Высокая скорость должна была набраться быстро, затем тяга будет выключена и корабль станет двигаться по инерции. А на завершающем этапе, при торможении, корабль развернётся на 180 градусов и полетит уже «кормой» вперёд, когда включённый не на максимальную мощность двигатель, к тому же с постепенным её уменьшением, доведёт скорость до нуля, и космолёт временно станет искусственным спутником Марса. Потом, после двух-трёх витков корабль сойдёт с орбиты, и при работе простого двигателя, на компенсации силы притяжении планеты, совершит посадку.

 

***

 

«Царствие Божие внутрь вас есть».

Евангелие от Луки,17: 21

 

Не ищите Бога вовне, Он внутри каждого.

Только некоторые об этом не догадываются…

 

Так всё успешно, как заслуженный триумф земной прикладной науки и космической техники, и произошло. Минуя полярную ледяную шапку, космолётчики приземлились в средней полосе, между северным полюсом и экватором. Надев скафандры, они вышли. Перед ними раскинулся марсианский пейзаж — песчаные дюны с тёмными пятнами на них, являющимися, как они знали из предварительной подготовки к полёту, следствием таяния снега — замёрзшего углекислого газа и воды,— в этом полушарии уже стояло лето. Температура воздуха после замера оказалась плюс пятнадцать градусов по Цельсию, что вполне соответствовало дню этой поры. Вообще, средняя температура на Марсе — минус шестьдесят. Зимой, однако, она доходит до ста двадцати пяти, а в летнее время воздух прогревается до плюс двадцати, хотя ночью опускается до минус семидесяти. В общем же, вокруг была бесплодная пустошь с россыпью камней пурпурного цвета, с которых ветер сдувал пыль.

— Это глиняные камни, они и горные породы из них образовались в результате древних речных и озёрных отложений,— сказала Анастасия, по совместительству познакомившаяся с геологией Марса накануне полёта по данным автоматических станций.— Помните, с орбиты мы видели сухие русла бывших рек, впадавших в низины, видимо, бывшие моря. Но есть и «действующие реки» — мутные потоки солёной жидкости, появляющиеся в середине местного лета.

Стоял день. Небольшое солнце в жёлто-коричневом небе находилось достаточно высоко над горизонтом.

После отдыха космолётчики определили состав разведывательной группы. В неё вошли Соколов, Уилсон, Оноприенко и Бертье. На корабле вместо начальника экспедиции остался Мележко. Взятые ещё автоматическими станциями пробы воздуха говорили о 95,3% углекислого газа, 2,7% азота,  0,13% кислорода и других малых составляющих. Потому, не теряя времени для дополнительных исследований, группа в скафандрах в выгруженном из космолёта униплане отправилась на облёт планеты. Предполагалось совершить его в широте места посадки. Вид сверху позволил рассмотреть тут и там мёртвые старые вулканы, кратеры от падения крупных метеоритов и некоторые возвышенности.

Всё было спокойно. Но вдруг они заметили возле одного из кратеров живых существ в неземных скафандрах и с чем-то, напоминающим оружие, в руках. Произошло всё неожиданно, так как ни автоматические станции — хотя их имелось и немного,— ни данные радиотелескопов не сообщали о какой-либо разумной хозяйственной деятельности на поверхности планеты. Однако космические разведчики быстро оправились от непредвиденной встречи.

— Может, это приборы, а не оружие,— засомневался Бертье.

— Сейчас узнаем, и всё же приготовим защиту,— сказал Соколов.

Космолётчики надели щиты от стрельбы бластеров, предусмотрительно взятые на борт униплана, и подготовили свои бластеры. После чего они стали снижаться, намереваясь сесть. Однако, заметив яркие вспышки и острые струи огня, направленные в их сторону, Андрей Петрович немедленно отдал приказание Уилсону прекратить дальнейшее снижение, и тот, включив защитную сеть вокруг машины, перевёл  её в состояние зависания на данной высоте.

— Ого! Не вступив в контакт, ничего не выяснив — и стрелять! — воскликнула Оноприенко.

— Да, выходит: либо сверхагрессивная цивилизация, либо почему-то изначально настроенная именно против нас,— резюмировал Соколов.

— Ваши дефиниции, простите — определения, верны,— перешёл с научного языка на обычный Бертье.— Но, может, всё же следует войти с ними в какое-то общение. У нас ведь есть дистанционный передатчик-приёмник мысли,— высказал он предположение.

Начальник экспедиции согласился. И они передали марсианам: «Мы на вашей планете с сугубо мирными целями. Никакого вреда вам не причиним!» Любое высокоорганизованное разумное существо должно внутри собственного сознания получить точный и полный перевод посланного сообщения на свой язык, так как язык мысли един для всей Вселенной. И результат не замедлил проявиться. «Убирайтесь! Мы хорошо знаем, кто вы и зачем здесь, и не допустим колонизации нас вами!» — услышал каждый член группы в своём уме.

— Понятно. Они не дадут нам проводить какие бы то ни было исследования, а делать это в военных условиях и рискованно, и нереально, потому что не известен их общий потенциал, с которым можем столкнуться. Экспедиция в опасности, в лучшем случае она станет экстремальной туристической прогулкой,— заключил руководитель.

— То есть улетать к Земле ни с чем…— проговорил Бертье.

— Продолжать контакт с этими «туземцами», значит: тратить время и энергию на защиту, а они между тем свяжутся со своими, и придёт более мощное вооружение! — ответил Соколов.

— Получается, нужно оборвать контакт, и, возможно, надолго, если не навсегда…— промолвила Настя.

— Можно, например, взять «языка»,— сказал Стив, любитель старых художественных произведений эпохи войн на Земле.

— Языка? — поднял брови начальник экспедиции.

— Ну, одного из них, с целью добывания большей информации, а потом вернуть его обратно,— предложил навигатор.

— Каким образом вы намерены это сделать? — поинтересовался Анри.

— Как? У нас есть лапа — рука-захват для забора образцов породы. Можно мягко прихватить кого-то, ну, скажем, того, судя по знакам различия, более похожего на старшего,— продолжал развивать свою идею Стив.

— Да, как говорят французы: onnefaitpasdomelettesanscasserles œufs — не сделаешь яичницы, не разбив яйца,— согласился Бертье, переведя пословицу на общепланетарный язык.

— Это же грубое насилие! — вскричала Анастасия.

— Да, но только насилие первыми проявили они, причём безапелляционно, и неизвестны подлинные причины такой агрессии и какого-то «знания» их о нас. Помните выражение, переданное ими мысленно: «Мы хорошо знаем, кто вы…»? Что сиё значит? Всё очень темно, но нам нужно выяснить,— сказал Андрей Петрович.

— И предпринять это получится только на Земле с помощью особого, специализированного оборудования. Хотя возможно попробовать и в полёте кое-что узнать,— добавил лингвист.

Другие члены группы согласились с доводами товарищей.

Униплан, ведомый навигатором, вновь, кружась по плавной спирали, начал снижаться. Защитная сеть справлялась с выстрелами марсианского оружия. И вдруг из открывшегося на поверхности планеты большого люка показались какие-то машины.

— Вот и подкрепление! — сказал Уилсон и, выпростав в бреющем полёте «лапу», быстро, умело и мягко схватил ею намеченного в «языки» марсианина. От полной неожиданности тот выронил свой бластер и дёргаясь пытался вырваться из «нежных», но цепких «объятий». Его «сослуживцы», вначале опешившие, снова стали стрелять, а вновь прибывшие — приводить машины в боевое состояние, однако униплан, вбирая механическую руку с «добычей» в люк, мгновенно набрал высоту по вертикали и был таков.

— Филигранная работа! — похвалил начальник экспедиции.— А теперь к космолёту! — И он сменил у пульта управления Уилсона, дав ему отдохнуть.

— Так закончилась наша первая и последняя разведка Марса…— печально констатировал Анри Бертье.

— Ещё не закончилась,— мрачно проговорила Настя, показывая на визор.

Все взглянули на голограмму. Тяжёлая марсианская техника стала стрелять по униплану. Но тщетно, достать его у них уже не получалось…

«Язык», успокоенный бережным к нему отношением и проявленной особой тактичностью, сидел в кресле, в скафандре, так как не имелись ещё данные о составе воздуха, приемлемого для него, и только жёстко посверкивал сквозь стекло шлема узкими и удлинёнными глазами, видимо, стоически смирившись со своей неизбежной участью.

Разведчики быстро подлетели к космолёту и, перейдя с пленным в него, проведя предварительно тщательную дезинфекцию, и не объясняя пока ничего, вместе с остальными членами экипажа привели корабль и себя в состояние старта. С помощью обычных двигателей они вышли на орбиту. И тут Олег Мележко заметил, как с поверхности планеты поднимается другой, марсианский корабль.

— Что делать? — спросил он.— Ждать пока начнёт стрелять?

— Нет,— ответил Соколов.— Воевать не входит ни в цели, ни в правовой статус экспедиции. Поэтому будем стартовать к Земле!

— А марсианин? — спросила Вен Сюй.

— Плохого мы ему не сделаем. Наша человеческая цивилизация, в отличие от них, гуманна. Разберёмся, что к чему, и вернём его домой, это не проблема.

— На какое время рассчитан его дыхательный баллон? — вдруг обеспокоилась Анастасия.

«Надолго ли хватит вам воздуха?» — мысленно задал вопрос марсианину Андрей Петрович.

«На сутки!» — сообщил тот.

— Если учесть, что марсианские сутки только тридцатью шестью минутами больше земных, то волноваться нечего, так как мы долетим домой за восемнадцать часов. Прибавьте сюда два-три часа необходимых манёвров при посадке,— вычислил командир корабля.

— Да, это понятно. Ну, а дальше, на Земле? Скорее всего, сразу после приземления воздух у него закончится, ежели ранее не случится что-то непредвиденное? — спросила Оноприенко и тут же сама себе ответила:— Думаю, необходимо взять пробу из его баллона и сообщить в селенопорт состав, чтобы там приготовили нужную смесь для дыхания.

— Хорошо,— согласился начальник экспедиции.

Они рассказали марсианину, что нужно сделать. Тот согласно кивнул. Стив отвернул гибкий шланг, быстро наполнил пробник и также быстро ввернул шланг обратно.

Проведя анализ Настя воскликнула:

— Удивительно! Практически, за исключением некоторых небольших дополнений, не отличается от нашего!

— Можно попросить его снять скафандр,— сказала Вен Сюй.— Конечно, под дальнейшим нашим постоянным наблюдением,— добавила она.

«Как вас зовут?»,— спросил пленника Соколов.

«Аэль»,— ответил тот.

Андрей Петрович поочерёдно представил всех членов экипажа и, объяснив всё, предложил ему разоблачиться.

Марсианин явился в тёмно-синем облегающем, какой обычно надевают и земляне под скафандр, костюме. Цвет лица его был белый с голубоватым оттенком, волосы тёмные, почти чёрные, глаза большие, синие, острый нос и тонкие, плотно сжатые губы.

Дискуссию по поводу агрессивного поведения марсиан, а тем более прямой допрос, в условиях полёта, решили не проводить. В вопросе о питании рассудили так: кормить вначале в небольших дозах и под присмотром Вен Сюй.

Аэлю разъяснили планы касательно него, и он вёл себя спокойно, внешней враждебности будто и не бывало, а относительно внутреннего его душевного состояния, то оно космолётчиков сейчас не интересовало — на Земле во всём разберутся.

 

***

 

Перелёт, с промежуточной посадкой на Луне, о чём уже говорилось, занял непродолжительное время. Аэль свободно дышал воздухом космолёта, только, как и прежде, глазами посверкивал. Марсианина накормили и через пару часов провели полное медицинское обследование. Было удивительно, насколько анатомические и физиологические характеристики близки к человеческим. Настоящее привело космолётчиков к некоторым размышлениям… Каких-либо жалоб на неважное самочувствие не последовало, поэтому полученные показания его организма приняли за приблизительно нормальные для него.

После короткого отдыха — Аэль в эти часы находился в охраняемых апартаментах — все участники первой экспедиции были приглашены на экстренное совещание смешанной Комиссии, образованной из нескольких членов Совета Земли, Академии наук и других общепланетарных организаций. Им представили Аэля. С обстоятельным докладом выступил профессор Соколов. Он вкратце рассказал обо всём, что выяснилось, о практических результатах некоторых проведённых исследованиий, продемонстрировал голограммы видов планеты и всего происходившего при «контакте» с её обитателями (релевантность* чего была не то что минимальной, а со знаком минус), автоматически снятые голокамерами униплана.

Членам Комиссии была предоставлена возможность опросить Аэля. Естественно, весь безмолвный разговор происходил на мысленном уровне, но, чтобы присутствующие могли слышать, о чём шла речь, информация, обработанная в усилителе, транслировалась через громкоговорители.

Марсианина опросили. Тот держался с подчёркнутым достоинством, на поступающие вопросы отвечал спокойно, однако назвать его словоохотливым не представлялось возможным. Впрочем, всё же удалось узнать, что их цивилизация находится под поверхностью Марса, во внутренней полости. Оказывается, не только Земля, но и все планеты имеют одинаковое устройство: они располагают твёрдой внешней корой и достаточно глубокой подкоркой, а в недрах этой подкорки, на определённой глубине, по всей сфере, есть полость, весьма пригодная для жизни. Видимо, мудрая природа разумно предусмотрела естественную возможность своевременного спасения человечества в том крайнем случае, когда станут совершенно неприемлемыми условия существования на внешней стороне. Так и внутри Марса в ней обустроены многолюдные города и сельскохозяйственные поселения, автоматизированные заводы с роботами, вузы и школы и социальные организации. С наружной поверхностью, где у них есть наблюдающие камеры, они связаны лифтами. Кроме того на обоих полюсах есть естественные зоны прямого входа в глубинную полость планеты.

При дальнейшем опросе: что произошло, почему так и каковы приоритетные цели последующего развития марсиан? — Аэль отделывался либо упорным молчанием, либо путаными объяснениями и неопределёнными междометиями. Правда, один раз проскочило слово «катастрофа»

Был объявлен небольшой перерыв, после которого беседу продолжили, но более ясным ничего не стало. Аэля поблагодарили и проводили в его апар-

таменты.

— Добытые данные далеко недостаточны. Что нужно сделать для получения бóльших знаний о состоянии Марса, об истинных  причинах, породивших это ненормальное состояние, о причинах агрессивного поведения и о целях их цивилизации? — обратилась Председатель Комиссии Эбере Зулỳ к её членам.

— И ещё о том, как они узнали о полёте нашего космолёта и оказались приблизительно в месте предполагаемой посадки? Ради обстоятельных ответов на эти экзистенциальные вопросы, считаю, что необходимо считать содержимое его не только оперативной, но и долговременной памяти,— сказал, руководитель нейротехнического отдела Академии Виктор Петров.

— А может быть, и бессознательной области личности,— добавил Артём Гиносян, глава ноосферного отдела.

— На том и порешим. Тогда требуется создать компактную исследовательскую группу. Прошу высказаться pro et contra* и какие будут конкретные предложения?..

После непродолжительного, но конструктивного обсуждения группа была сформирована. Её возглавил академик Петров. В неё вошёл один из членов Совета Земли, некоторые специалисты Академии и по настоянию Соколова все участники марсианской экспедиции.

— Думаю, следуя гуманным принципам нашей цивилизации, нужно сообщить Аэлю о проведении с ним соответствующей работы, без причинения ему какого-либо возможного вреда, после чего он будет возвращён на родину,— заявила Эбере Зулу.

Существенных возражений не оказалось. Заседание Комиссии было завершено, и исследователи собрались для составления подробного плана необходимых и слаженных действий.

 

***

 

«За добро — добро, за зло по справедливости»

Конфуций.

 

В результате ряда многочисленных сеансов, с использованием устройств перевода содержимого всех областей памяти и бессознательного Аэля на общепланетарный язык, картина прояснилась. Несколько миллионов лет тому назад действительность планеты Тиамат была такова: видная, самая красивая в Солнечной системе, с развитой цивилизацией, она из-за всеобщего и чудовищного зла, охватившего её обитателей, разрушилась. Когда карма Тиамат стала непоправимой, Иерархи Света, длительное время курировавшие её и до последнего часа устремлявшие мышление и поведение её жителей к Свету и Добру, до последнего часа пытавшиеся изменить тяжёлое положение дел, в силу Космического Закона ненарушения свободной воли людей, предоставили планету и её население неминуемому действию естественной закономерности. Ибо, если народ, несмотря на постоянно даваемое Высшее Знание и  несмотря на неоднократные настойчивые и грозные предупреждения — массовые эпидемии, губительные засухи, магнитные бури и разрушительные ураганы, наводнения, землетрясения, извержения вулканов и так далее, упорствует во зле, всё более наращивая его, приходит неотвратимое справедливое воздаяние как следствие, вытекающее из известных причин, потому что несоблюдение Космических Законов может иметь место только до определённого критического порога. И Светлые Силы оставили Тиамат и помогли всем высоким духам из жителей уйти в ближние высшие миры.

Перед самим моментом гибели на Тиамат царили постоянные беспощадные войны с применением нарастающей мощности разрушительного оружия, вплоть до всесильного: последнего изобретения — смертоносных излучений, пронизывающих всю толщу планеты и могущих достигнуть другого тела Солнечной системы. И это ради безграничного увеличения власти отдельных государств, отдельных финансовых групп, отдельных личностей над иными странами, народами и людьми — для полного удовлетворения беспредельно возрастающего потребления, бесконечного стремления к собственной наживе за счёт других. Что вело к безмерному нагнетению непримиримых ненависти и зла, безудержных лжи, коварства и предательства. Они могли, используя новейшие завоевания в технической сфере, пронестись из одного конца в другой конец мира единственно ради того, чтобы только обмануть кого-то. Стремительная эволюция науки, достигшей высочайшего уровня, сделавшей возможным извлекать внутреннюю энергию зерна ради создания движения различных машин, вплоть до космических кораблей, была применена, прежде всего, в целях колониальной экспансии, в том числе и в Космосе для закабаления разумных существ всех планет. Даже из обычного обихода исподволь исчезли фундаментальные представления о любви, добре, честности, преданности, верности… В социуме наблюдалось сплошное распутство, господствовали лжемессии и лжепророки, царило всеобщее морально-нравственное одичание. Научные учреждения и храмы стали настоящими рассадниками несомненного зла, моральных и интеллектуальных махинаций, многочисленными очагами организованных акций против Иерархии Света Солнечной системы. На место подлинной духовности пришло бессмысленное механическое исполнение религиозных догм и культовых ритуалов. Обитатели отвращались от Светлых Знаний, бесконечно и бескорыстно даваемых им. Считалось: действующее зло — единственная сила развития.

Непроглядная мгла повисла над Тиамат, и она сама стала непроглядной мглой. Её «элита» отказывалась замечать представляющие явную опасность неблагоприятные и неординарные обстоятельства и карала смертью всех, говорящих о них и призывающих жить согласно Светлым Знаниям.

Были среди тиаматцев люди праведного поведения, старавшиеся направить их на единственно верный путь Истины, изменить их негуманные межличностные взаимоотношения. Вначале некоторые отзывались, организовывались даже единичные группы, исповедующие деятельное добро и социальную справедливость. Однако они, под губительным воздействием столь агрессивной окружающей атмосферы, в конце концов распадались.

И вот разгорелась война, какой ещё не знали анналы цивилизации — чудовищно беспощадная всеобщая термоядерная война.

Всё это разрушило гармоничное равновесие планетарных сил. Активными деяниями, вызывающими дезинтеграцию, были пробуждены деструктивные силы, силы хаоса, стало совершаться разновесие природных стихий. И в  ответ произошёл коллапс.

И Тиамат пала. Одновременно произошедшие термоядерные взрывы, в том числе и глубоководные (цивилизация их существовала и под водой), суммировались с падениями огромных болидов и с притяжением очень близко пролетающей планеты Немезиды. В результате началась цепная реакция в огромных океанах, и Тиамат в течение суток развалилась на куски. Бóльшая часть населения погибла. Однако часть жителей, поверившая провидцам, заблаговременно покинула обречённый мир. Это были богатые люди, собравшие некоторых видных интеллектуалов и специалистов в разных областях, а также породистых женщин и мужчин, соответственно, для продления рода. Улетели они к только недавно колонизированной планете в созвездии Вега*. Часть успевших взлететь в частных или захваченных космолётах, равно как находившиеся в космосе тиаманитяне, переселились на Марс, где они с проживающими там колониальными служащими и разными спецами в дальнейшем основали местную цивилизацию, в которую, так или иначе, инкорпорировались коренные обитатели и метисы от смешанных браков. Туда же Служителями Кармы была перемещена часть незримого надтиаматского мира (основной перекочевал вслед за поселенцами на Вегу), соединённого причинно-следственными связями с ними. Часть заблудших душ, в целях перевоспитания, оказалась в Надземной сфере, породив в будущем тёмные слои населения Лемурии и Атлантиды. Притом небольшая часть тиаматцев, сразу попала в плотный слой Земли и, вступив в половой контакт с представительницами одного из первых народов Атлантиды, передали ему свои «жестокие» гены. Их потомки впоследствии сильно влияли на поступательное движение цивилизации в сторону крайней агрессивности и бесчеловечности.

В тонком плане часть тёмных душ тиаматцев вместе с их известными соблазнителями до сих пор обитают на обломках Тиамат. Останки планеты, в виде кольца астероидов между Марсом и Юпитером, для всех жителей Солнечной системы и Вселенной являют собой нерукотворный памятник той глобальной и непоправимой катастрофы и её действительных причин.

 

***

 

В результате взрыва Тиамат было сметено электромагнитное поле бли-

жайшего к ней Марса, и потому начала «испаряться» его атмосфера и внешняя поверхность вскоре стала абсолютно непригодной для жизни. К тому времени тиаматцы освоили подкорковую полость планеты и развили космонавтику. Бóльшая часть марсиан перешла внутрь, а часть — внутрь Луны, Плутона и самой Земли, на которой основали также и несколько подводных городов. Под оболочку они ушли, как и ныне желающие уходят, через прямой вход в коре в Антарктиде. И везде создавались государства, и не с tabula rasa*, а сходные с бывшим марсианским.

Марсиане заимствовали от своих предков тиаматцев «идею», что только они настоящие люди, а с остальным населением Солнечной системы можно делать всё, вплоть до полного уничтожения, убивая их будто животных. К тому же они генетически были лишены эмоциональной и чувственной сферы, владея всего лишь чисто логическим мышлением. И на нашей планете, благодаря очередным воплощениям определённых душ тиаматцев, в прошлом имелись народы и группы жителей, исповедовавшие подобные человеконенавистнические взгляды и претворявшие их в жизнь**.

Тогда перед рассеянной таким образом марсианской цивилизацией встала первоначальная цель — вместе со всеми обитателями внутренней полости: жителями анти-Земли (низкорослыми и щуплыми серо-зелёными существами, считающими себя истинными землянами, а человечество — сборищем глупых «насекомых»), потомками некоторых спасшихся тёмных магов Лемурии и Атлантиды после их гибели и жителями Новой Швабии (потомками переселившихся туда гитлеровских нацистов вслед за их поражением во Второй мировой войне) — овладение внешней сферой Земли. Планировалось сделать это через полное порабощение землян, путём захвата их общего экономического потенциала и людского ресурса, исключительно для рабского труда на благо марсиан. (Не так ли европейские колонисты осваивали новые пространства в Америке и Австралии, по сравнению с которыми Гитлер видится просто сопляком?) Намечалось и освоение наружной поверхности Луны с космическими целями. Но основной их, вожделенной задачей было восстановление атмосферы Марса, восстановление биосферы и последующее превращение планеты в главный центр своей цивилизации, с сохранением Земли и её спутника как развитых доминионов. А в дальнейшем — колонизация всей Солнечной системы.

 

***

                                      

Информацию, полученную путём считывания памяти Аэля, проверили несколькими находящимися изолированно друг от друга слиперами*. Присутствующий при каждом из них эксперт-оператор, должен был направлять слипера через его подсознание во сне по нужному вектору и потом обрабатывать добытые данные. Все являлись высшими мастерами в сём деле. Им давалось одно и то же конкретное задание — сконцентрироваться на внутренней оболочке Земли. Эксперту предоставлялась возможность выбрать наиболее значимое и интересное, помочь слиперу настроиться на любое из них и далее считать из него как можно больше информации. Такие сеансы проводились в течение семи дней. Добытые сведения суммировались, обобщались, и происходил выбор самых важных лиц, фигурировавших в них. После этого каждый слипер с помощью эксперта-оператора настраивался поочерёдно на эти лица, вступал с ними в энергоинформационное взаимодействие, используя «левую» и «правую» части своей сущности, проникая в сознание и подсознание их, и переписывал без анализа всё из их памяти в собственную. Это происходило путём ментального давления и ловкого манипулирования в астрале. Соответствующий субъект выводился из психологического равновесия, раскрывался, и слипер входил с ним в резонанс. Считывание происходило без каких-либо специальных приборов, без каких-либо препятствий и независимо от расстояния. Прибор, подобный использовавшемуся в случае с марсианином, применялся лишь для записи знаний из памяти на материальные носители. И вновь, вслед за очередным обобщением, она изучалась расширенным советом экспертов с подключением других специалистов.

 

***

 

После проведённой работы, был снаряжён космолёт в целях специального рейса на Марс, не только по гуманным соображениям — возврат Аэля,— но и ради полётного испытания многих новых частей и систем корабля. Участниками этого полёта стали все члены прошлой экспедиции, кроме Соколова. Начальником назначили командира-навигатора Олега Мележко.

Когда космолётчики достигли расчётной орбиты Марса, встал вопрос: садиться ли, воспользоваться ли снова рукой-захватом или опустить Аэля с помощью небольшого автоматического, управляемого дистанционно космоплана. Большинство, в том числе, естественно, и сам марсианин, высказались за последний способ, хотя, по известным причинам, и был риск аппарат потерять.

Космолёт выпустил из внутреннего ангара космоплан, который после непродолжительного полёта завис над тем местом, где произошёл первый «контакт», и затем сел. Кругом царил покой. Аэль в своём скафандре, снабжённом баллоном с  местным — по составу — воздухом, благополучно сошёл на поверхность. Через некоторое время появились марсиане. Видимо, марсиане чётко отслеживали происходящее, начиная с орбиты. По их решительным и целенаправленным действиям стало понятно, что они пытаются захватить аппарат.

— Смотрите, пытаются войти! — вскричал Уилсон, показывая на голограмму творящегося внизу.

— Немедленно закройте люк и дайте команду стартовать к кораблю! — приказал Мележко.

Закрытие и старт последовали с разницей в секунду. Марсиане — Аэль стоял в стороне — в испуге отскочили и принялись стрелять в космоплан из бластеров, но он был таков — учёт опыта предыдущего контакта с агрессивными жителями не прошёл даром.

Все испытания частей и систем космолёта происходили в полёте, поэтому участники экспедиции с чистой совестью могли возвращаться на Землю. Что они и сделали.

 

***

 

«Умный человек найдёт выход из любой отрицательной ситуации,

 а мудрый её не допустит».

Жан Поль (Иоганн Пауль Фридрих Рихтер)

 

По итогам информационных исследований был созван Совет Земли. С докладом выступила Председатель Комиссии по изучению марсианских проблем член Совета планеты Эбере Зулу. Реакция слушавших сообщение оказалась различной.

— Всё это — собственные фантазии уважаемых исследователей или обманчивый сон мозга объекта,— заявил один из них.

— Нет, сведения, полученные из глубинной памяти и бессознательной сферы, что уже доказано наукой, не являются сном, оттого к ним нужно относиться серьёзно,— возразил ему другой.

— Может быть, сиё только благие пожелания марсиан. Ведь реально, сколько долгих веков, они не в силах чего-то добиться. Ну и пусть мечтают, а мы будем жить, как хотим, и двигаться к своим приоритетным целям, не оглядываясь ни на кого и ни на что,— высказал мнение ещё один из членов Совета.

— Полагаю, надо не только относиться серьёзно к этой информации,— предложил профессор Соколов,— но и предпринимать действенные, в том числе и предваряющие, меры защиты. И потому что марсиане научили «подземных» многим научно-техническим разработкам — в частности, особым излучениям гибельных частот с помощью мощных передатчиков, влияющих на психику людей, и созданию мощных приёмников, позволяющих питаться негативными мыслями, эмоциями, чувствами, страстями и желаниями землян,— то, поскольку их планы явно агрессивны, хотя прямой агрессии с нашей стороны быть не должно, нам следует сопротивляться им. Необходимо, чтобы такое организованное сопротивление простиралось вплоть до полного освобождения от их власти внутренней полости Земли и Луны и практического освоения данных областей, но без какого-либо притеснения, оттого что в дальнейшем возможно определённое сотрудничество.

— Да и как можно заниматься дальними космическими исследованиями, если мы не являемся полными хозяевами своей собственной планеты,— заклю-

чила Председатель Комиссии.

Большинство участников совещания поддержали Соколова и Зулу.

В конце концов Совет решил свернуть все работы по изучению и колонизации не только Марса, но и других тел Солнечной системы и отдалённого Космоса, по крайней мере, до овладения своим миром и окружающим его пространством.

 

***

 

«Всякая причина имеет своё следствие,

всякое следствие имеет свою причину»

Закон Кармы

 

Основываясь на Учении Света — Единой Религии как синтеза духовного и научного Знания и исходя из полученных сведений, было понято происходившее и происходящее ныне в изучаемой сфере и Советом Земли было сделано окончательное умозаключение, что Тиамат разрушилась не случайно, что это не стихийная катастрофа, а произошло всё закономерно и целесообразно, в силу воцарившегося абсолютного зла межпланетного масштаба. В правоте этого вывода убеждают подробные исследования четырёхкратного крушения Атлантиды: восемьсот тысяч лет тому назад — погибло около двенадцати миллиардов людей — 99% тогдашнего населения планеты; двести тыс. лет т. н. — сильнейший потоп; восемьдесят тыс. лет т. н. — взрыв чудовищной силы и исполинский удар магмы привели к полному исчезновению многих центровых островов; и двенадцать тыс. лет т. н. — последний, библейский потоп на Земле. Об этом говорит и считывание в прошлом памяти у наиболее отъявленных американских «ястребов», как было доказано, перевоплощенцев из тёмной Атлантиды. Оказалось, что души значительного числа тёмных атлантов в недалёких временах совершенствовались, длительно перевоспитываясь — правда, на практике, не все с положительным результатом,— путём воплощения в личностях западной* «элиты» среди всего остального человечества.

Полученные знания ещё раз подтвердили правильность принятого решения: заниматься собственной планетой, её полным овладением и дальнейшим совершенствованием людей.

— Мы не изучили и не освоили ещё вполне свои безжизненные пустыни и не менее пустынные горные районы, морские и океанские глубины, а водные просторы составляют почти семьдесят процентов внешней поверхности  земного шара. К тому же последние являются огромным ресурсом полезных ископаемых, растительных и животных продуктов, энергии — за счёт бóльшей близости дна к центру Земли,— археологических фактов, широких возможностей в научных исследованиях, в создании поселений как на дне, так и плавучих в глубинах и на поверхности океанов, возможностей в туризме и искусстве, возможностей в грядущем развитии человека,— заявил академик Гиносян.

— Совершенно верно! «Земля родная — колыбель золотая»,— говорит русская пословица. Кстати, и во внутренней полости, что показали наши изыскания, проведённые через слиперов, имеются плодородные почвы с лесами и иной растительностью, абсолютно земной воздух, небо, наполненное электрическим фосфоресцирующим светом, моря, озёра и реки, водная и сухопутная живность. То есть вторая Земля с температурой атмосферы, приемлемой для обитания, с городами, промышленностью и сельским хозяйством. Правда, без времён года и без смены дней и ночей. Возможно освоить эту полость Земли, а также её спутника, при определённых отношениях с их обитателями.

К тому же мы можем далее осваивать и околоземное космическое пространство. Например, построить орбитальное кольцо-тор, расположив там НИИ, обсерватории и космопорты в целях приёма кораблей с планеты и полётов к её спутнику. А сама Луна? Ведь не запрещается создать искусственную атмосферу на ней, создать многолюдные города, специализированные заводы и плантации, развести обширные парки и сады, организовать добычу полезных ископаемых,— добавил профессор Соколов.

— У нас и у себя дома, пока этот имеющийся потенциал не отобрали наши озабоченные «соседи», хватит кропотливой работы, вместо того, чтобы тратить драгоценное время и созидательные силы на овладение другими мирами Солнечной системы и дальнего Космоса, да и у каждого из них вместе с тем есть свои владыки. Это более правильный путь! — заключила глава Комиссии Эбере Зулу.

— А ещё: ведь современная наука приблизилась к непосредственному по-

знанию Надземного мира,— продолжил Гиносян.— И к тому, что таковой имеется у любой планеты, даже если в плотном слое и нет разумных существ. «В доме Отца Моего обителей много»*. Притом существует древняя теория о периодическом переходе жизни, по мере достижения определённого уровня развития и для дальнейшей эволюции, с одного планетного глобуса на другой. Конечно, вы можете сомневаться и отрицать, но она также находит всё больше научных подтверждений.

— И как хорошо, что у нас теперь иной общественный строй, иной, чем ранее, когда существовали недобрые капиталистические отношения, основанные на материальной выгоде и безграничном потребительстве, и когда могли возникнуть те или иные интриги с использованием непосредственных связей с марсианами в целях агрессии друг против друга ради победы и доминирования над противником, а пожалуй и уничтожения его, примеры чего в достатке видны в прошлом нашего мира. Ныне же мы, объединившиеся на совершенно иной основе, будем в силах многого достичь для человечества и его Дома,— подключился один из членов Совета Земли.

— Ради полного, пусть и постепенного, восстановления атмосферы Марса, по данным вышеуказанных исследований, им нужно черпать воздух нашей планеты. Помочь им в этом могут только человеконенавистники. А таковыми являлись гитлеровские нацисты. Известно, что остатки их высших чинов, кого не арестовали, кто не бежал в Латинскую Америку или кого не вывезли в США, скрылись, как теперь знаем, в подземном мире. К настоящему времени их потомки расплодились там и прошли соответствующее воспитание. И, по-видимому, они всё-таки имеют тайную сеть секретных агентов — своих «спящих» воплощенцев в нашей цивилизации. К тому же не все семьи бывших олигархов почили естественной смертью на уединённом острове-резервации, будучи переселёнными в райские условия вслед за окончательной победой Нового строя во всём мире. Нескольким семьям, вероятно, с помощью той самой сети агентов, удалось скрыться, и, несомненно, туда же, куда скрылись и иные главари нацистов, оставившие после себя двойников.

Для осуществления собственного долгосрочного плана реставрации им необходимо установить тоталитарную диктатуру земного крупного капитала, свергнув Новый общественный строй.

При прошлом строе нашлись бы «денежные мешки», кто с великим удовольствием стали бы сотрудничать с «подземными» и марсианами с целью  установления их власти, пусть и в роли приказчиков — простите, других эвфемизмов подыскать не могу. И таковые находились. Но, слава Богу, у нас Новый строй, и если сыщутся потенциально этакие, то они будут легко выявлены и подавлены. Хотя наша история со всей убедительностью доказала, что и при длительном существовании справедливого общества найдутся отдельные индивидуумы, могущие стать такими олигархами,— высказал своё мнение ноосферолог Гиносян.

— Однако марсиане хотят, пусть и целенаправленно, и успешно, но без лишнего для себя напряжения добиться своего, ибо имеют, несмотря на явную агрессивность, достаточно тонкую, чувствительную организацию. И они, в свете добытой нами информации, не намерены полностью лишать земной шар атмосферы, ибо планируют сделать его, как и Луну, собственной колонией, и брать из неё, и восстанавливать, брать и восстанавливать. Земля у них весьма приемлема для жизни в качестве тёплого и благодатного места обитания. Устроить же её таковой можно только в условиях единого диктаторско-олигархического строя, при котором продавать землянам пресную воду, воздух и все иные средства существования. Но они получили недвусмысленное предупреждение от Иерархии Светлых Сил, что неудержимое стремление достичь своих эгоистических целей через уничтожение нашей цивилизации приведёт их к самоуничтожению.

В середине двадцатого столетия «подземными жителями» была предпринята активная попытка, как обычно, чужими руками,— руками тёмной иерархии внешней Земли и её акторов: владельцев денег и взращенной ими нацистской Германии через ликвидацию СССР стать полными хозяевами всей планеты. Вместе с тем, на Тибете существует «Чёрный орден», бывший тесно связанным с гитлеровскими нацистами, представители которого как тайные идеологи, так и военные монахи находились в Берлине вплоть до его падения. В частности, они, подчиняясь космическому злу, использовали специальные методики лишения людей воли.

Кроме того, после капитуляции гитлеровцев, в 1949-м году планировалась безумная атомная бомбардировка СССР с самолётов, остановленных Светлыми Силами на их аэродромах. И далее происходило множество локальных конфликтов, с определённой целью разжечь мировую войну, множество рукотворных повальных эпидемий и пандéмий, и в довершение — варварское разрушение СССР и социалистического лагеря, а также неприкрытая агрессия объединённого Запада против России в начале XXI века,— закончила своё выступление экскурсом в прошлое Зулу, историк же по специальности.

— Если говорить об истории, следует упомянуть о том, что их тайными агентами в первом провозвестнике Нового общественного строя — Советском Союзе взращивались одновременно националисты, либералы и бандиты как будущие разрушители социалистического государства. А приснопамятные личности: Горбачёв и Ельцын, и иже с ними были прямыми акторами этих последовательных деструктивных акций. И на некоторое время им удалось обратить развитие вспять…— сказал Соколов.

— Мы можем оставить всё как есть, не вмешиваясь в ход текущих событий. Однако это, рано или поздно, исходя из полученной информации и медленной активности марсиан, ввергнет в результате в неминуемый крах нашу цивилизацию. Мы можем начать активные действия против них. Но хватит ли у нас достаточного общего потенциала для этого, учитывая их возможности с Луной и самим Марсом, анти-Землёй и Новой Швабией, вернее уже Новейшей после стольких десятилетий непрерывного развития. Вместе с тем, если нам, подобно марсианам, начать делать зло, в конечном счёте наше зло обернётся против нас же. И так может происходить многократно, по принципу бумеранга.

Но есть ещё один, альтернативный путь — помочь им восстановить свою планету, включая, кроме магнитного поля и атмосферы, ещё и биосферу, и города, и водные артерии с морями, объединив усилия свои и теперешних потенциальных противников. Таким способом из заклятого врага нам в силах сделать, ну, если и не друга и союзника, то нейтрального соседа точно. А возможно в дальнейшем и друга. И похожие примеры есть в истории передовой части Земли, которая привела наш мир к Новому строю, в истории России,— добавил Андрей Петрович.

 В итоге большинством членов Совета был принят к реализации альтернативный путь, предложенный Соколовым.

 

***

 

«Истинно говорю — ногою человеческою <…>

Истинно рукою человеческою».

Ж. Сент-Илер. «Криптограммы Востока»

 

Несмотря на все взаимопримиряющие и взаимовыгодные предложения и действия, эта тотальная и беспощадная война всё же разразилась и вширь и вглубь как на Земле, так и на Луне и Марсе. Никто не хотел уступать противной стороне. Однако усилия каждого из лагерей преобладать и победить были тщетны.

Он шёл по отдалённо знакомому месту, ранее бывшему городом. Вокруг царил непроглядный серый сумрак, сквозь низкое небо, окутанное сильным смогом, едва-едва просвечивало тусклое солнце, дул ветер ураганной силы, срезая ветви с деревьев, поднимая пыль и мусор и неся удушливую гарь пылающих окрест лесов. И всё же стоял холод — где-то несколько градусов тепла, и это в середине лета. Сильно хотелось есть — он изрядно голодал уже до того, как пришёл в город и стал бродить среди мрачных развалин.

Массового мародёрства: грабежей магазинов и складов, тирании сильных над слабыми не было — долгое существование Нового общественного строя дало позитивный результат. Большинство людей старались помочь другим, только считанные единицы думали лишь о себе и о своих семьях.

Он остановился перед ступеньками под вывеской ресторана, ведущими вниз, и с надеждой поживиться чем-либо съестным спустился по ним. На противоположной стене тускло мерцал экран чудом уцелевшего визора. Пройдя в подсобку, он нашёл здесь пищу, и, хотя холодильники не работали, видимо, кабель оборван, потому что стена тут разрушилась, она была достаточно свежей. Поев и набив небольшой рюкзак консервами и хлебом, он вернулся в зал, подошёл к визору и стал набирать номера каналов на сенсорной панели настройки. Из сотен их работали лишь два: один земной — диктор призывал к спокойствию, говорил, что всё будет налажено, исходя из существующих реалий; и один подземный — он демонстрировал потрясающую панораму катастрофических разрушений и гибели глубинного города, находившегося в кромешном мраке и удушающей атмосфере.

Он выключил аппарат и вышел на улицу, ранее ведущую к центральной площади, а ныне в никуда…

 

Соколов отложил книгу. «Да, автор нарисовал правдивую картину возможного, если разразится война на уничтожение»,— подумал он, прочтя, как обычно, начало и конец романа. Ведь середину можно было домыслить, тем более что он много читал о термоядерных сражениях, много читал и футурологических произведений. «А такой алармистский исход вполне реален. Поэтому нужно сделать всё сверх осуществимого, чтобы избежать данного сценария!» — решил Андрей Петрович.

 

***

 

Наилучшее — это нерушимый мир на Земле

и широкая кооперация всех разумных существ.

 

После возвращения второй марсианской экспедиции профессор Соколов пригласил её участников к себе и ознакомил их с последним заседанием Совета Земли. В заключение он сказал:

— Приоритетной целью жизни является гармоничное и всестороннее развитие души до уровня духа и слияния с Творцом. Для этого необходимо осознать, что каждое человеческое существо имеет Божественную Суть, осознать, что безусловная свобода индивидуальной воли есть абсолютное универсальное право и личная ответственность любого, независимо от того, нравится нам сиё или нет…

Мы со своей стороны предпримем всё возможное, а дальнейшее будет обусловлено поведением наших нынешних скрытых противников: либо они согласятся на предлагаемый долгосрочный многообещающий проект и это даст хороший результат для обеих цивилизаций, либо нет, и тогда — или длительная, но горячая война, или быстрое взаимоуничтожение в неминуемом взрыве тотальной и окончательной катастрофы, в которой не выйдет победителей.

Во всяком случае, нужно предложить им такую спасительную альтернативу, предложить вместо гибридной войны, длящейся уже десятки и сотни тысяч лет, мирное сосуществование и мирное цивилизационное соревнование во всех областях. Что станет хорошим стимулом для общего развития, раз уж на Земле возникли два сообщества — земное и подземное. Быть может, они не поверят нам, не поверят нашему разумию, памятуя о истории противостояний человеческих народов и их агрессивности друг к другу. Они агрессивны, жестоки и едины со всеми обитателями внутренней поверхности. Потому мы обязаны доказать им обратное и, кроме восстановления их планеты, предоставить возможность желающим остаться жить в подкорковой полости. При упорствовании же в явной агрессии против нас, нужно будет выселить их на реанимированный Марс вместе с «нашими» «подземными» и Новой Швабией. Ибо «свершить великое может тот, кто дерзает».

Однако при любых условиях, чем бы давнее и непреклонное противостояние не закончилось, победителями станут Светлые Силы: эпистемология — достоверное знание о Вселенной со всей убедительностью говорит об этом. Тьма Солнечной системы уничтожит сама себя, пусть и достанется это дорогой ценой нашей гибели. Свет одержит верх, от иерархии тьмы эта часть Галактики очистится. Но мы, как говорили древние римляне, viribusunitis — объединёнными усилиями обязаны сделать всё допустимое, чтобы земная, человеческая цивилизация продолжила своё светлое развитие. В противном случае потомки её уничтожения нам не простят! — завершил Соколов.

 

 

Примечания:



* Многое, сообщаемое в рассказе, является плодом фантазии автора — на то он и есть фантастический рассказ.

 

* В широком смысле — мера соответствия получаемого результата желаемому результату. 

 

* За и против (лат.)

 

* Здесь и далее использованы привычные для землян названия, естественно, соответствующие полученной от марсианина информации о пятой и четвёртой от Светила планетах.

 

* tabula rasa (лат.) — (филос.) чистая доска, т. е. чистый лист.

 

* Об этом говорят древние книги Земли, в том числе и Священные. Но, в результате преобразований на нашей планете, человечество убедило таковых отказаться от своих убеждений, и сейчас, при Новом строе, их не существует (примечание исследовательской группы).

 

* Слипер — это сенситив, использующий себя в разных состояниях для вхождения в любой образ, независимо от того, предмет это, человек или какое-то животное, получая при этом возможность полностью овладеть предметом вхождения, полностью контролируя предмет, в который он вошёл, сочетался. Он способен проникать в память другого человека, причём настолько глубоко, что может найти в ней ту информацию, о которой человек, находящийся в обычном состоянии сознания, даже сам не помнит. При этом для слипера не является помехой ни расстояние, ни физические преграды, ни даже факт насильственной блокировки памяти исследуемого человека.

 

* Здесь использована политологическая терминология исторического периода, предшествовавшего Новому строю на Земле.

 

* Евангелие от Иоанна 14:1-4.

 

 

Художник: Д. Харди (из открытых источников).

   
   
Нравится
   
Омилия — Международный клуб православных литераторов