СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№19 Виктор ШУШАРИН (Россия, Курган) Я не могу молчать об этом

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №19 Виктор ШУШАРИН (Россия, Курган) Я не могу молчать об этом

Я не могу молчать об этомЯ не могу молчать об этом

 

 

"Я не понимаю людей, отрицающих всё необъяснимое. Это, по-моему, ущербные люди, обделённые природой более тонким уровнем чувствительности. Это подобно, как слепому не дано видеть красоту земли, как глухому не дано слышать звуки. Но, однако же они верят, что мир сияет цветами красок и солнечным светом, что мир наполнен музыкой звуков. Я не понимаю учёных, которые упершись в законы физики, как задубелые бюрократы, утверждают, что аномальные явления, это вымысел психически не здоровых людей"

Незнакомец

 

Для меня это была случайная встреча. А, может быть, и нет. Для него – это уже точно, сказавшего мне во время нашей беседы, что у Бога ничего случайного нет.

Купив в киоске газету "ПРИКЛЮЧЕНИЯ ТАЙНЫ ЧУДЕСА", я присел в парке на скамью, чтобы немного успокоить нывшую от долгой ходьбы спину. Увлёкшись чтением, я лишь краем глаза заметил, как в беседку, чуть поодаль от меня, сел пожилых лет мужчина. Так сидели мы минут пять: я читал заголовки публикаций, перелистывая листы (с собою не было очков), он же, то поглядывал на меня, то в мою газету. Наконец мужчина не выдержал молчания и спросил:

– Случайно купили газету, или берёте постоянно?

– Стараюсь – постоянно, – нехотя ответил я и посмотрел на неожиданного соседа.

– А верите в чудеса? – снова спросил он.

– "И снам, и карточным гаданьям и предсказаниям луны", и более того, – ответил я, намереваясь поскорее отвязаться от навязчивого соседа.

 Но он, словно не заметил иронии в ответе и продолжал:

– В вашей жизни что-то произошло сверхъестественное, или вера наследственная?

– Наследственная, – буркнул я, всё ещё не теряя надежды, что он наконец-то поймёт моё нежелание вести разговор и оставит меня в покое.

– Я тоже покупаю и эту, и ей подобные газеты, и тоже верю "и снам, и карточным гаданьям, и предсказаниям луны", и во многое-многое другое. Может, вы мне сказали неправду, стараясь отвязаться от меня. Но лично я рядом с чудесами живу всю жизнь.

Сосед посмотрел внимательно на меня и спросил:

– А вы, случайно, не пишите?

– Да в школе учили, – съязвил я, понимая при этом, что с моей стороны это уже называется хамством.

Я оторвал глаза от газеты и посмотрел на незнакомца. Глаза у него были грустными, и было видно, что он собирается уходить. Мне стало стыдно за свою дерзость.

– Вы простите меня, пожалуйста, за грубость, – сказал я ему. У меня от усталости ноет позвоночник, да ещё и другие есть удручающие причины.

Сосед посмотрел на меня потеплевшими глазами и сказал, доставая из пакета бутылку пива:

– Возьмите, выпейте, может, полегчает.

– Не надо, не надо, – замахал я руками, – я и так уже почти нормально себя чувствую.

– Да берите, у меня ещё есть одна.

– Ну, хорошо, – сказал я, беря бутылку. Сколько я вам должен?

– Пейте, позже рассчитаетесь.

Мы открыли бутылки и сделали по паре глотков.

– А вы знаете, – заговорил он, – я сейчас зашёл в парк и остановился на развилке дорожек. Стою и думаю, – по какой идти. По правой дорожке? Прислушался к себе: нет, душа не желает. Прямо? Тоже нет, По левой? Душа на этот раз не протестовала. Вот так я и дошёл до вас. Так что наша с вами встреча не случайная, как почти и все в жизни, если не все. А раз так, значит, мы друг другу зачем-то нужны. У Бога так просто ничего не бывает.

Я с удивлением смотрел на своего собеседника, как я его понял, посланца судьбы.

– Вы что, экстрасенс? – подчиняясь зародившемуся во мне интересу, спросил я.

– Я не знаю, кто я. Но, что не экстрасенс, это точно. Я, скорее всего, нормальный человек.

– От вас веет какой-то тайной, – заговорил я. Видимо, в вашей жизни было много таинственного, что заставляет вас так говорить о себе?

Он отпил немного пива и посмотрел на меня.

– А давайте я расскажу вам немного про свою жизнь, если никуда не спешите, – предложил он мне.

И хотя дела ждали меня дома, любопытство всё же взяло верх и, в знак согласия, я кивнул головой.

– Хотите – верьте, хотите – нет, я ещё до своего рождения приговорён к жизни, – начал он свой рассказ. Мать забеременела мной, когда начался печально известный 1937 год. Шли многочисленные аресты. Люди боялись лишнее слово сказать. Тревога воцарилась в народе. В такой обстановке мать решается освободиться от зародившейся под сердцем новой жизни, хотя в те времена аборты были запрещены. Какая-то незнакомая женщина случайно в магазине подслушала у матери про её проблему и говорит: "Послушайте, женщина, мой совет: не пейте никакую гадость и повитух не ищите – искалечите в утробе ребёнка, а он всё равно родится, и будете с ним век маяться".

Вот так я миновал первую смертельную опасность. Но как говорят, Жизнь и Смерть – постоянные спутницы: куда идёт первая, туда – и вторая. Стоит Жизни бдительность потерять, а Смерть тут, как тут. Только успел я родиться. А жили мои родители в доме, где до революции жил мыловар. Так он дорожку во дворе от ворот до крыльца вымостил гранитными плитами, каждая – в один квадратный метр. Так вот соседская девочка, было ей тогда лет двенадцать – пятнадцать, попросила у матери меня на руках подержать. Взяла, но, видимо не совсем ловко, да и уронила меня на этот самый гранит. Вряд ли вы мне поверите, но у меня в глазах, как на фото и эта девушка, и я, завёрнутый в белую простынку. А даже знаю, во что она была одета, и что был тёплый солнечный вечер. Я часто задумываюсь над этим случаем и всё больше и больше прихожу к выводу, что во время удара о камень душа моя покинула тело и наблюдала произошедшее со стороны. А если это так, то уже тогда у души моей были не детские глаза! И мир воспринимала она совершенно по взрослому, словно фотоаппарат. Так я миновал вторую смерть.

Был канун великой войны. И мне уже было три годика. Как-то летом родители оставили меня одного без присмотра. А дети же ужасно любопытные создания. Была у нас русская печь, к которой сбоку были пристроены нары. На нарах стоял ящик. Я подтащил стул, со стула залез на нары, открыл ящик и стал в нём рыться. Рылся, рылся и нашёл флакон с кристаллическим марганцем, который был заткнут бумажной пробкой. Я без труда вытащил пробку и высыпал содержимое флакона себе в рот.

Очнулся. В квартире полно народа. Надо мной склонились женщины и пытаются из подойника мне влить в рот молоко. На какое-то мгновение я увидел всех сбежавшихся людей сверху. И всё вновь погасло. Очнулся во второй раз уже в больнице на руках у отца, после промывания желудка.

Так я пережил третью смерть. А этот день во мне до сих пор в моей памяти, как кадры кинохроники. Видимо, критические жизненные моменты воздействуют на память, как мощнейшие закрепители.

Началась Великая отечественная война. Родители на работе. А я – четырёхлетний малыш, голодный, в холодной квартире один, закрытый на замок. Не было ни одной детской болезни, которая бы не попробовала меня на прочность в это суровое время. А за ними пришла и страшная болезнь, считавшаяся в те времена неизлечимой – менингит. Работал тогда в детской поликлинике прекрасный врач мужчина с польской фамилией – Врачинский. Позднее тоже был репрессирован. Осмотрев меня, говорит матери: "Мамаша, наберитесь мужества. Мой вам совет: не пытайтесь лечить ребёнка и не тратьте деньги на лечение. Пусть лучше он у вас умрёт. А будете лечить и удастся вдруг поднять на ноги, то получите себе в наследство идиота! Медицина пока перед этой болезнью бессильна".

И снова тот же магазин, и снова мать стоит в очереди, рассказывает знакомой про свою беду и плачет. И снова подходит незнакомая женщина и говорит матери: "Женщина, не плачьте, а идите сейчас на рынок и купите грамм сто свежего несолёного сливочного масла. Придя домой, с мужем или с кем-нибудь из взрослых положите ребёнка на голый стол, или пол, или без матраса кровать, поверните его на бочок, спустите ему сперва в одно ухо кусочек масла. У него в ухе очень высокая температура – масло начнёт плавиться и вызовет сильное раздражение до такой степени, что ребёнок начнёт рваться из рук, биться о доски руками и ногами. Вы же старайтесь его держать, пока он не затихнет. А после проделайте такую же процедуру на втором ухе. И так повторяйте процедуру по три раза в день, пока ребёнок не перестанет реагировать на спускаемое масло".

Я до сих пор помню, как колотился руками и ногами, как меня старались удержать, прижимая руки, ноги и туловище к столу.

Может, эта женщина была моим ангелом – посланником Бога, благодаря которой я в четвёртый раз миновал смерть.

Пятая смерть миновала меня, когда мне было семь лет. У нашей соседки была корова. Не зря говорят, что животные перенимают характер хозяина. Так вот эта соседка была очень злой и скандальной, и другие грехи за нею водились. Под стать ей была и корова – свирепая и бодливая. И вот однажды я играл в ограде. А корова каким-то образом сумела открыть дверцу загона и, как ошалелая, выскочила из него. Увидев меня, тут же бросилась в атаку. Я от неё помчался к забору, где была щель, в надежде проскользнуть в неё. Бегу и ору, что есть мочи. Успел добежать лишь до забора. Повернулся, а она уже рядом. Голову опустила и… А у коровы промежуток между рогами был широким, а я – худеньким. И случилось так, что попал я между рогами. И она, разодрав кожу по бокам моей груди, припечатала меня к доскам изгороди. Рога её у меня оказались под мышками. Я вишу на них и продолжаю орать. На ор сбежался народ. Кто корову держит, кто меня из рогов вытаскивает.

В шестой раз смерть меня пощадила, когда мне было десять лет. В 1947 году было сильнейшее наводнение: Иртыш помог Тоболу поднять уровень паводка до рекордной высоты. Мы жили тогда по улице Советской, где ныне стоит родильный дом. Так вот наше жилище оказалось затопленным до середины окон. Примерно, недели через две вода ушла с нашего двора, но в подвальных помещениях, а они были жилыми, вода сошла лишь к концу июля. И как только в них стал под водой просматриваться пол, детское любопытство повело меня с ребятишками в разведку. Ну а там же темнота – в коридоре нет окон, и лампочка не горит, хотя и висит: жильцы в спешке забыли вывернуть. Я и решил проверить, в чем же причина отсутствия света. Взялся за патрон, а он весь покрыт сырой грязью. Кручу лампочку и нечаянно прикоснулся спиною к мокрой стене. Загорается свет! Но и я весь завибрировал – я стал продолжением недостающей фазы (земли), и ток через меня от патрона пошёл в сырую стену, к которой меня притянуло как магнитом. И всё же у меня хватило ума и силы оттолкнуться от злополучной стенки.

В седьмой раз я испытал близость смерти, когда мне было уже двадцать лет. Я работал на заводе, и я очень любил одну женщину. Любил безумно и мучительно. Но судьба развела нас и была, по-своему, права. Так вот однажды летним утром шёл я с этой женщиною на работу по левой стороне улицы. И в это же время в сторону завода мчался грузовик. Что произошло с шофёром в этот момент? То ли он заснул, то ли вмешалась мистическая сила, решившая, от жалости ко мне, соединить нас навеки единой могилой? Грузовик вдруг сделал резкий поворот и под прямым углом к дороге помчался через поребрик и газон прямо на нас. Мы лишь успели широко раскрыть глаза и прижаться спинами к изгороди мукомольного завода, ожидая неминуемый конец. Но шофёр успел прийти в себя (я видел его перепуганные глаза), и за полтора-два метра от нас сумел изменить направление движения машины и, ломая кусты, выехал на дорогу.

Не менее загадочный случай произошёл на несколько лет позже. Хотя я и не могу назвать его смертельно опасным – там всё-таки не было чрезвычайного фактора внезапности, но, тем не менее, заставившего меня изменить отношение к религии.

Произошло это зимой. Возвращался я из сада, за спиной рюкзак с овощами. Шёл, низко наклонившись к земле. Вдруг запнулся. Тяжёлый груз добавил инерции, и я упал лицом в снег, и матюгнулся в адрес Божьей Матери, да простит меня Пресвятая Богородица. Поднялся, перешёл дорогу и вошёл в коротенький проулок. Иду по правой стороне. С противоположной стороны проулка въезжает автобус, хотя здесь и нет автобусных маршрутов. И вдруг он переезжает на мою сторону и едет прямо на меня. Я вижу уже, равнодушно смотрящие на меня глаза шофёра, надеясь, что он всё же отвернёт в сторону. Но этого не происходит, и мне пришлось выпрыгивать, чуть ли не из-под колеса, в снег.

На следующий день я специально пошёл в тот проулок, чтобы узнать, что же заставило шофёра нарушить правило движения и с тупым упорством ехать прямо на человека. Я не нашёл такой видимой причины, продиктовавшей шофёру увести автобус с накатанной стороны на малоезженную. Но с того момента я стал почитать Божью Матерь и Сына Божьего – Иисуса Христа.

Незнакомец прервал свой рассказ. Мы отпили из бутылок ещё по паре глотков, похвалили курганских пивоваров, а после он спросил меня:

– Что, не замучил я вас ещё?

– Да, что вы, я с огромным интересом слушаю ваш рассказ и надеюсь, что он ещё далеко не закончен, – ответил я.

Он улыбнулся.

– Тогда слушайте дальше. А дальше началось самое интересное, загадочное и непонятное. Когда тяжело заболел отец, все заботы по саду мне пришлось брать на себя. Было начало апреля и снег только-только сошёл. Вечером после работы я зашёл в сад, благо, располагается наш садоводческий кооператив рядом с заводом. Это один из первых кооперативов хрущёвских времён, когда ещё не строили роскошных дач, а сколачивали небольшие из досок домики на семь-восемь квадратов. Вот такой был и у отца, где впору было лишь укрыться от дождя, да отдохнуть, максимум, двум человекам.

Я вошёл в домик, и тут раздался сильный звук, похожий на мощный электрический разряд, или на треск переламывающейся сухой деревянной балки. Я выскочил на улицу, ища причину столь сильного звука, но ничего нигде не найдя, вернулся обратно. И тут снова раздаётся мощный треск, и я снова бегу на улицу, и снова никого и ничего не нахожу. С этого дня этот звук, более чем на десять лет, стал постоянным моим гостем, только теперь был он намного тише. Но ведь кто-то же эти звуки издавал. И назвал я этого возмутителя спокойствия, как уже звучало в народе, – Барабашкой. Вместе со звуками со стороны Барабашки последовали и другие проказы.

То десятилетие в личном плане было для меня очень тяжёлым. Были моменты, когда подумывал о суициде. И даже успел понять, что если об этом долго думать, то петля сама на шею оденется. И потому наложил вето на подобные мысли.

Так вот, тот самый Барабашка, пишу с большой буквы, так как он заслуживает немалого уважения, оказался большим шутником. Он мог поднять меня среди ночи, и ему, наверное, составляло большое удовольствие наблюдать за мной, как я бегаю от окна к окну, а то и на улицу в поисках позднего гостя. И лишь однажды подобное случилось при моих детях, ночевавших со мною на даче. Так мы все, вооружившись палками, бегали вокруг строения, думая, что пришли воры. Мог и оказать услугу – разбудить в нужное мне время, мог поддать в бок через спинку дивана. Мог нежно прикоснуться, как прикасается мать к новорожденному ребёнку. А однажды, я тогда подрабатывал в детсаде плотником, устроил такой грохот, заставив меня таким образом бегать с этажа на этаж, из одной комнаты в другую, думая, что где-то работает сантехник. Удивляло то, что сила звука во всех комнатах была одинакова. А на следующий день я узнал, что в это же время, когда бегал по детскому садику, в мою дачу залезли воры. И лишь тогда я понял, кто грохотал по трубам парового отопления, и по какой причине. Мне после говорили работники детсада, что такого явления в их бытность там не наблюдалось.

Место, где наиболее активно проявлял себя Барабашка, была дача. Но мог он проявить себя и в другом любом месте, где мог находиться я, будь то завод, гараж, квартира или улица.

Арсенал его воздействий, которые он практиковал на мне, просто поражает. При таких способностях ему ничего не стоит уничтожить человека. Воздействуя на мозг, он может заставить пойти, куда угодно, хоть на встречу со счастьем, хоть под колесо автомобиля. И мне часто приходила в голову мысль, что Он и есть То, что мы называем судьбою. И такое Чудо дано не только мне, и если не каждому человеку, то многим. И не по его ли воле, зомбированные им шофёры, вели на меня автомобили.

В первые годы, когда на меня легла забота о саде, я так привязался к нему, что практически бывал там ежедневно, независимо от времени года. Но тут стукнули сорокаградусные морозы, и походы в сад пришлось отложить до более тёплых времён. И вот в эти самые морозы захожу я утром на завод, дохожу до инструментального цеха и чувствую, что с моей головой творится что-то неладное. Ощущение такое, что вот-вот черепную коробку с моей головы оторвут. Я чувствую, как вибрируют нижние швы коробки, готовые разорваться. Мне стало дурно. К горлу подступила тошнота. К моему счастью всё закончилось в течение нескольких секунд. И, придя на рабочее место, я чувствовал себя вполне удовлетворительно.

Прошло несколько дней после того феномена. Мороз продолжал лютовать, и людям приходилось думать, как бы скорее добраться до домашнего тепла. Захожу я утром на завод, подхожу к тому же месту возле цеха и чувствую, что с меня снова пытаются сорвать мою костяную защиту мозгов. В общем, всё произошло, как и в первый раз, с той разницей, что я перенёс это, не знаю как назвать, то ли явление, то ли издевательство, то ли наказание. Я склонен к тому, что это всё же было наказание за непосещение сада.

Рассказчик замолк, отпил немного пива из бутылки.

– И что же дальше? – заинтригованный рассказом, спросил я.

– А дальше, как только потеплело, в субботний день пришёл в сад прорыть вокруг яблонь траншеи на глубину снежного покрова, чтобы мыши не повредили деревья. Это надёжнее, чем отаптывание, и изготовить несколько ящичков для рассады. Затопил печь. Вдруг слышу в ухе треск. Через некоторое время треск повторился. Как я заметил, у Него было взято за правило повторять дважды свои деяния, видимо, с целью убедить меня, что происходящее не случайность. Я спокойно прореагировал на звуки и продолжал свои столярные дела. Закончив изготовление ящичков, взял лопату и пошёл заниматься снегом. Побросав снег, поднял голову и вижу на высоте, примерно, двух метров от земли летит туманный сгусток величиной с футбольный мяч. Пролетел над садом и скрылся за дачным домиком. Вот так я в первый и последний раз увидел, как я предполагаю, это самое Нечто – таинственное, разумное и могущественное создание.

Был у меня в ту пору мотоцикл "Урал". Работал он нормально, но с некоторых пор меня замучил: то предохранители сгорят, то прерыватель сломается, и так без счёту раз. И лишь после удивительного случая я понял, что это проделки всё того же Нечто! А было это так: поехали мы с женой и с нашими двумя мальчиками на загородный участок, расположенный в двадцати четырёх километрах от города, полоть картошку. Только доехали до шоссе, мотоцикл заглох – сгорел предохранитель. Устранил неполадку, поехали. Проехали метров двести, вдруг под моим шлемом громко заиграла в похоронных тонах музыка. Я кричу своим: "Где музыка играет?" А они меня понять не могут, про какую я им музыку кричу – они-то её не слышат! А у меня под шлемом гудит, словно играет сводный оркестр. Замолкла она, когда доехали до Т-образного перекрёстка, где из заречного посёлка дорога выходит на шоссе. До участка доехали нормально, пропололи картошку, поехали обратно. Проехали километра четыре, старший сын кричит: "Папа, тормоз сломался!"

Я жму на тормозную педаль, педаль проваливается. Заглушил двигатель, остановились. Смотрю и до сих пор понять не могу, как могло выйти из строя шарнирное соединение между педалью тормоза и тормозной тягой. Чтобы это произошло, надо было выправить усики шплинта, затем шплинт выбить из отверстия в оси, и лишь потом выбить саму ось.

Нашёл я в багажнике подходящий болт, восстановил тормозную систему, поехали. Доезжаем до Т-образного перекрёстка, где в первую дорогу прекратилась под шлемом музыка. Смотрим: движение перекрыто, кругом машины милицейские, народ, а посреди дороги лежит мёртвая женщина – сбила автомашина.

История с мотоциклом закончилась тем, что мне, в конце концов, пришлось принять решение избавиться от него. После отрешения от мотоцикла затих и мой Нечто- Барабашка. А почему?... Вот я и думаю, что Он есть мой ангел-хранитель! Видимо он знал, что мне грозит серьёзная опасность. И я, действительно, однажды чуть не улетел в кювет, а во второй раз в левый бок ударил "Жигуль" и чуть не раздробил мне ногу. Несколько недель ходил с распухшим коленом. Так, что я считаю, что Он в восьмой раз сохранил мне жизнь.

Рассказчик снова замолчал. Мы с ним отпили ещё по глотку пива, и после этого я его спросил:

– А на даче с вами не живут кошки, собаки? Говорят, что они чувствуют аномалии.

– Да, вы правы: жила у меня в те времена кошка по имени Дарья. Гроза мышей и великая умница, и ужасно гордая особа. Однажды я, непонятно от чего, проснулся посреди ночи. В окно искоса пробивался лунный свет. И вижу перед диваном, где была моя постель, сжавшись в комок, в огромном напряжении сидит моя Дарья. Потом, разжавшись, как пружина, взлетела, пронеслась надо мной и с яростью вцепилась когтями в спинку дивана, словно вела с ней смертельный бой. Что там было, можно лишь строить догадки.

Он снова замолчал. А потом вдруг спросил:

– А вы часто видите сны?

– Да, наверное, каждый день, – ответил я.

– И как к ним относитесь?

– Анализирую, гадаю, что к чему.

– И есть какие выводы?

– Есть. И главный вывод – нужно относиться к ним серьёзно.

– Вы сделали правильный вывод. Сны очень часто приносят нам информацию из будущего, что ещё раз доказывает, что наша жизнь спланирована заранее. Лично я видел очень много вещих, после сбывшихся, снов, но расскажу лишь о двух.

Этот сон меня поразил до глубины души. После него я считаю Артёма Боровика – талантливого журналиста, основателя популярного периодического издания "Совершенно секретно" и, вообще, очень яркой личности, спасшего меня от девятой возможной смерти.

– Как, вы знакомы с самим Артёмом!? – вырвалось у меня.

– Нет, мы с ним на этом свете никогда не встречались. Но встретились там, где решаются судьбы людей, но расскажу по порядку.

В ночь с восьмого на девятое марта вижу во сне, что иду по инструментальному цеху завода, на котором я в то время работал. И надо мне в конце цеха подняться по лестнице на его крышу. Навстречу мне идёт, давно уже умерший, мой бывший наставник по профессии и с недоумением, и вопросительно смотрит на меня, дескать, куда же ты идёшь?! Но я прохожу мимо, поднимаюсь наверх и вижу там двухуровневую площадку. На нижней её половине стоит, как постамент, чёрное ложе. Я направляюсь к нему. И тут с противоположной стороны площадки появляются четверо или пятеро молодых людей в чёрных кожаных куртках. Впереди шагает парень с необычно круглым лицом. Они опережают меня, подходят к ложу, и тот, который с круглым лицом, снимает с себя куртку, бросает её на ложе, поворачивается ко мне, протягивает вперёд руку и делает запрещающий жест – сюда тебе хода нет! На этом я проснулся.

Девятое марта у нас было серым и сырым, с низким давлением. Болела голова, настроение было подавленным. Утром после десяти позвонила жена, что в авиакатастрофе погиб Артём Боровик! И тут только до меня дошло, кого я видел во сне. Смерть Артёма больно ударила в сердце, усугубив и без того плохое состояние. А мне нужно было идти в цех. И вот с такой скорбной ношей вышел я из инженерного корпуса и спускаюсь по лестнице, заканчивающейся прямо на дороге. Спускаюсь, в глазах темно и совершенно ни к чему посмотреть в левую сторону дороги. Только поднял ногу, чтобы ступить на проезжую часть и тут, чуть не задев меня, проходит мимо КАМАЗ!

Вот так в последнее мгновение Артём ценою своей жизни и жизнью своих товарищей отвёл от меня смерть. А зачем!? Ведь жизнь его несравнимо дороже моей. Видимо, и здесь произошло так же, как написал поэт:

 

"Прости, мой друг, что среди нас,

Блистая, пел твой голос звучный,

Умней, талантливей, а смерть

Берёт, предпочитая, лучших".

 

Не знаю почему, но точно знаю, что если весть о смерти опередила саму смерть, то эта гибель Артёма была спланирована, либо там – на небесах, либо кем-то на земле.

А теперь – про обещанный сон. Вернее, это не один сон, а целая серия связанная одной темой – выборами Президента России. С первых выборов Президента, будущие победители месяца за два – за три до дня выборов стали приходить ко мне во сне, начиная с Бориса Николаевича Ельцина. Дважды снился он: идущий мне навстречу, радушно протягивающий для рукопожатия обе руки. После Бориса Николаевича пришёл Владимир Владимирович Путин и тоже с радушием. Чуть позже пришёл Михаил Сергеевич Горбачёв. Но он лишь покрутился недалеко от меня и исчез. Такое поведение объяснимо: Михаил Сергеевич не рассчитывал на кресло, он хотел лишь узнать, каков его политический капитал в обществе.

Когда Владимир Владимирович переизбирался на второй срок, он вновь явился мне во сне. Но теперь, – не спешил ко мне с протянутой рукою, а в вальяжной позе, с улыбкой восседал на кресле, не проявляя ко мне никакого интереса. (А зачем, если для 70% населения он стал кумиром, и в исходе выборов никто не сомневался).

Пришёл и Дмитрий Анатольевич Медведев, но… лишь после инаугурации. Поведение тоже объяснимо: никто в мире не сомневался в его победе – всё было ясно заранее. А то, что он всё же пришел позже и был со мной внимателен и добр, и даже показал дорогу, говорит о его хорошем воспитании, высокой культуре, добропорядочности и доброте.

Рассказчик снова замолк.

– Ну, а как Барабашка, вас больше не тревожит?

– Знаете, мне кажется, что он постоянно со мной. Раза два в год он напоминает о себе. Только методы воздействия стали иными. Но я, если ещё вам не надоел, закончу тему о снах. У вас родители есть?

– Были.

– И вы их видите часто во сне?

– Хоть не очень часто, но вижу.

– Я хочу вам дать добрый совет. Относитесь к "родительским снам серьёзно – мир, куда все уходят, и уйдём когда-то и мы, реально существует и течёт параллельно нашему "белому свету", но несколько опережает его. И поэтому наши родители знают наперёд, что с нами будет завтра, и часто стараются нас предупредить о предстоящих бедах. Если вы их увидите встревоженных и спешащих, ждите беды и постарайтесь быть внимательным, не ввязывайтесь в ссоры и без особой надобности не выходите из дома. Тоже можно сказать и про умерших близких друзей. Добрый друг предупреждает, а завистливый, себялюбивый может затянуть в беду. Однажды во сне я увидел своего покойного товарища по спортивной команде, который меня приглашал войти в очень узкую, в половину ширины гроба дверь. Если бы я послушал его и в неё вошёл, то на следующий день кастет лихого парня угодил бы мне в висок, а не на три сантиметра ниже.

И ещё: если вас кто-то очень больно, а может даже и кровно, и несправедливо обидел, и вам хочется взять в руки для отмщения топор или пистолет, не предавайте проклятию этого человека, так как от проклятий, как правило, пострадает не он, а его дети, либо кто-то из близких. Не берите грех на душу! Вы лучше отдайте его Богу! Пусть Бог решит его судьбу! Расскажу историю своих знакомых. Однажды поссорились соседи. И в результате невежа проклял рядом живущих, очень порядочных, людей. И проклятие сказалось – на детях. Их было четыре брата. Все с высшим образованием, все дослужились до высоких постов. Так вот один из братьев умер от болезни в молодом возрасте, второй – погиб в Чечне, третий – попал в автокатастрофу и чудом остался жив, но погибла при этом его жена, четвёртый стал инвалидом из-за неожиданной болезни ноги.

Мир намного сложнее, чем мы его знаем. Каждое вылетевшее из уст слово оставляет след, каждая мысль, изложенная на бумаге, либо на чём-то другом, может иметь последствия. Вот почему нас Библия призывает быть терпеливыми и бесконечно добрыми.

Сосед мой замолчал. Но через минуту, словно вспомнив, продолжил:

– А вам известен такой феномен: вы идёте, или работаете на воздухе, или в помещении и вдруг вы чувствуете вокруг себя неизвестно откуда-то взявшийся чудесный аромат, словно распылили вокруг вас флакон чудных стойких духов, и он сопровождал вас в течение длительного времени?

– Было такое и не раз.

– И что вы об этом думаете?

– Знаете, для меня это загадка.

– Вот-вот. И для меня тоже. Но я всё же скажу вам, что религия не зря трактует о существовании бесплотного, сверхъестественного существа – Духа. Так вот, я абсолютно в этом уверен. И думаю, что название "дух" связано с чудным ароматом. И когда я вдруг начинаю чувствовать неизвестно откуда взявшийся аромат, для меня это равносильно появлению Ангела. Меня охватывает чувство радости. А вот хвойный аромат меня настораживает. Мне кажется, что этот Дух не совсем добрый. И таких ароматных существ очень много.

– И их появление о чём-то говорит?

– Я думаю, что да. Однажды чудный аромат услаждал меня несколько часов. И даже тогда, когда я стал на автобусе возвращаться домой. И в автобусе я встретил женщину, и мы с ней разговорились, и я влюбился в неё, и расставаться до боли не хотелось. В тот день я словно побывал в раю. Дух подарил мне праздник!

Мы допили пиво. Я достал деньги, чтобы рассчитаться с ним, но он решительно отвёл от себя мою с деньгами руку, сказав при этом:

– Вы своим вниманием уже расплатились со мною. И продолжал: – Когда-то я пытался писать в газеты о чудесах, происходящих со мною. Но, видимо, все посчитали мои писания за бред. Но теперь в печати появляется много подобных сообщений. Может когда-нибудь и у вас появится желание написать о рассказанном мною. Учёные всего мира много лет ищут разумную жизнь на других планетах, тратя миллиарды долларов. А она, оказывается, существует рядом за "спинкой дивана". И для разговора с этим миром не нужен супер-язык. Этот мир в состоянии говорить на любом человеческом языке. Кое-что сказано было и мне. Но об этом я не хочу говорить. Скажу только одно: я знаю день своей смерти. Вот таков мой далеко не полный рассказ.

Незнакомец поднялся и подал мне руку.

– Мне пора. Да и вас, наверное, уже потеряли? Извините, что нарушил на сегодня ваши планы. А то, что я рассказал – правда!

Он сложил в пакет пустые бутылки из-под пива, опустил его в стоящую рядом со скамьей урну и направился к центральным воротам парка.

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.0059468746185303 сек.