СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№25 Владимир КОРНИЛОВ (Россия, Братск) Три рассказа

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №25 Владимир КОРНИЛОВ (Россия, Братск) Три рассказа

В. КорниловВладимир Корнилов – родился 10 января 1947 г. в селе Октябрьское, Челябинской области. Выпускник Литературного института им. А.М. Горького (занимался в творческом семинаре известного русского поэта, лауреата Государственных премий, Владимира Ивановича Фирсова). Член Союза писателей России и член Союза журналистов России.  Женат. Имеет дочь и сына, которые подарили ему трех славных, ласковых внучат. За свою творческую деятельность награжден Грамотами Союза писателей России. Лауреат «Сибирского литературного конкурса имени писателя Геннадия Карпунина – 2008» (г. Новосибирск) – награжден дипломом «Золотой Синильги». Победитель Всероссийского поэтического конкурса «Звезда полей-2009» им. русского национального поэта Николая  Рубцова.   Награжден Грамотой Лауреат журнала «Сибирячок» (Иркутск, 2009). За вклад в совершенствование журнала «Сибирячок»  В.В. Корнилов удостоен Знака отличия XV  международной профессиональной выставки «ПРЕССА-2008». Лауреат Международного поэтического конкурса «Звезда полей-2010» им. русского национального поэта Николая  Рубцова. Автор  14  поэтических книг, изданных в Москве и Иркутске ( две из них – написаны для  детей). В октябре 2009 года в издательстве «Российский писатель» вышла книга избранных стихотворений  «Отпусти на волю музыку души» (редактор книги Дорошенко Н.И.) Публиковался в таких изданиях, как:  «Антология Иркутской поэзии»; «Молодая  вардия-85»; «Молодая гвардия-87» (Москва);  «Молодая поэзия-89» (Изд-во «Советский писатель»); «Арина» (г. Псков, сборник современной русской поэзии); «Юность»; «Наш современник»; Всерусскiй соборъ» (С.-Петербург); «Москва»;  «Кириллица» (Нижний Новгород); «Сибирские огни» (г. Новосибирск); «Байкал» (г. Улан-Удэ); «Сибирь» (г. Иркутск); «Огни Кузбасса» (г. Кемерово); «Опалённые  войной» (Псков,);«Эхо» (Красноярск, ); «Вертикаль. XXI Век» (Нижний Новгород), «Северо-Муйские огни» (Бурятия) и мн. др. За многолетнюю успешную работу по воспитанию литературно одарённых детей  Владимиру Корнилову присвоены высшая квалификационная категория и звание «Почётный работник общего образования РФ». Работает во Дворце детского и юношеского творчества п. энергетик г. Братска педагогом-методистом по литературному творчеству. 

 

 

СемечкиСемечки

 

Посвящаю Виктору Ивановичу Лихоносову                                                  

 

Виктор Иванович, дожидаясь дачного автобуса, сидел на скамейке и, чтобы как-то скоротать время, прислушивался к шумному разговору молодых людей. Те, перекидываясь солеными шутками и острыми словечками, не переставая при этом лущить семечки и запивать их пивом, громко смеялись и своим поведением как бы нарочно старались обратить на себя внимание окружающих… Из отдельных, долетавших до него фраз, Виктор Иванович понял, что они студенты какого-то престижного  ВУЗа  и только вернулись с учебной практики из областного центра, где, по их понятиям,  «хиппово»  провели время… Это услышанное, часто употребляемое современной  молодежью не русское словцо, неприятно резануло слух пожилого мужчины. При виде их беззаботных, сияющих смехом глаз ему невольно подумалось:  «Всё бы ничего. И мы были молодыми, веселыми. И нам в ту пору не претили залихватские, с терпким привкусом, словечки. Но употребляли мы их с оглядкой на старших, стеснялись произносить  в общественных местах… Да и словечки те были словно вынуты из дремучей души русского народа, выстраданные, может быть, не одним поколением  горемычных людей, судьбы которых были повенчаны нерасторжимыми узами с  «каторжной»  неволей, с нелегкой долей на земле российского труженика». Невесело стало на душе от этих мыслей Виктору Ивановичу.

А ребята, остановив вскоре приближающееся к ним такси, умчались в потоке машин к своим пристаням, оставив после себя на остановке пустые бутылки, смятые упаковки из-под сигарет и плотный слой семечной шелухи.

Взглянув на мусор, Виктор Иванович с грустной иронией вспомнил из своего далекого послевоенного детства  один курьезный эпизод, происшедший с ним из-за этих – будь они неладны, – проклятых семечек!.. Учился он тогда в 5-ом  классе вместе со своим закадычным дружком Володькой Летягиным. Время было голодное, опаленное грозами Великой Отечественной войны. Большинство семей впроголодь перебивались с хлеба на воду.  И подсолнечный жмых, привозимый иногда весной на ферму ослабевшему за зиму скоту, – казался деревенской ребятне слаще заморских пряников и даже халвы, о которых они слышали лишь из рассказов старших родственников… А тут в сентябре Витька с Володькой прознали от своих товарищей, что на колхозных полях за соседней с их селом Знаменкой созрел подсолнечник и многие уже успели впрок заготовить это деревенское лакомство.

Не стали мешкать и закадычные друзья. Целый день чинили они свои старенькие, с половиной выпавших спиц, велосипеды, клеили камеры, накачивали  колеса.  Не забыли снять ребята с велосипедов и дребезжащие, с охрипшими голосами, звонки, чтобы те не выдали их, когда они будут возвращаться обратно, отягченные полными котомками семечек.

На следующий день после занятий в школе Витя с Володькой, перекусив на скорую руку дома, окольными путями отправились в заповедную Знаменку. День был солнечный и теплый. Стайки ласточек с шумом носились в воздухе. Ничто не предвещало ребятам  какой-либо опасности. Их детские сердца, освещённые мальчишеской дружбой, ликовали от счастья и сознания, что  в этот прекрасный день: и земля, давшая всему жизнь, и  ласковое голубое небо, наполненное щебетанием птиц, и весь мир вокруг принадлежит только им – Витьке с Володькой. Встречный ветерок приятно освежал разрумянившиеся от быстрой езды лица, вздувал на спинах вылинявшие за лето их ситцевые рубашонки. Со стороны могло показаться, что это две яхточки мчатся на всех парусах по проселочной пыльной дороге к своей намеченной цели…

Неожиданно открывшееся во всю линию горизонта подсолнечное поле притягивало взоры ребят, волновало их своей спелой истомой. Издали оно напоминало огромный цветущий луг, сплошь усеянный желтыми астрами.

Оглядевшись вокруг и не заметив ничего опасного для себя,  Витька с Володькой стремглав нырнули вместе с велосипедами в густые высокие заросли подсолнечника. Переведя дыхание и успокоившись от окружавшей их осенней тишины, ребята быстро приступили к делу. Их руки дотягивались до огромных, с полными черных зёрен, плоских голов подсолнухов и, ловко орудуя пальцами, моментально опустошали их.   

Вскоре котомки были доверху наполнены запретными, аппетитно дразнящими своей сладостью семечками. Витя с Володькой, завязав котомки и укрепив их на багажниках, стали осторожно пробираться сквозь заросли к дороге.  И тут, уже у самого края подсолнечника, случилось для них непоправимое. Витькина поклажа съехала наполовину с багажника и, свисая углом, вклинилась намертво в спицы заднего колеса…

А в это время с противоположного конца поля   показалась бригада знаменских женщин во главе с бригадиром, который торопливо погоняя запряженную лошадь,  изредка осчастливливал ее своим хлестким кнутом. Стоя во весь рост на телеге и быстро приближаясь к ребятам, он вдруг заметил их согнувшиеся позы, отчаянно мечущиеся возле велосипедов…

Налетев огромным коршуном и с яростью оттрепав Витьку с Володькой за уши, бригадир нагнал на них страху, пригрозил доложить об этом  ЧП  в  районную милицию и директору школы.

Свежо было еще в памяти мальчишек время, когда за несколько украдкой принесенных с поля пшеничных колосков или картошин, людей судили и отправляли в тюрьму... Оскорбленные и перепуганные – без велосипедов и злополучных семечек – возвращались они домой.

Если бы не Витькин дед – известный на всю округу печник и столяр, сумевший всё уладить, – то трудно было бы предположить, чем окончилась для них с другом та  «романтическая»  поездка…    

Вспомнив об этом сейчас при виде подсолнечной шелухи, Виктор Иванович досадливо поморщился, словно недавно произошел с ним и с Володькой тот каверзный случай, за который их чуть не исключили из пионеров…  Равнодушно и даже с каким-то внутренним отвращением проходит он теперь на рынке мимо торговых  рядов, издалека зазывающих покупателей своим искусительным запахом жареных семечек. Перегорело в нем  навсегда с тех пор это услаждающее  с детства душу лакомство.

 

 

Солнце на плече у кедраСолнце  на  плече  у  кедра

 

С заводскими ребятами мы давно собирались сделать лыжную вылазку, да всё как-то откладывали день за днем:  то конец квартала – план горит в цехе, то у кого-нибудь контрольные подоспели – тоже до сессии успеть выполнить надо, то – жена, дети… заботы на плечи давят. Но каждый из нас понимал, что все это отговорки: просто страшно после стольких лет перерыва сделать этот шаг – встать на лыжи.

А тут как-то Валька Грошев – весельчак и заводила нашей бригады – возьми и предложи:  «Ребята!  Давайте в эту субботу на лыжах сбегаем!.. Я вам в тайге такие места покажу!  Ангару с высоты птичьего полёта увидите!» 

Ну, мы, конечно, загорелись. До назначенного срока оставалось несколько дней, поэтому все были заняты приготовлениями: покупали лыжную мазь, подгоняли крепления, а у кого не было своих лыж, – доставали у знакомых.

И вот наступила долгожданная суббота.  День обещал быть погожим. Стояло тихое морозное утро, без колючего «хиуса»… Лучи солнца  зарумянили горизонт. Снег поскрипывал под ногами. Деревья и кустарники были разукрашены инеем.… Да и сам город словно принарядился. Дома нахлобучили на себя белые зимние шапки. Провода развесили повсюду свои пышные праздничные гирлянды.

…Сбор назначили в десять утра у лыжной базы. Как я и ожидал, Валька Грошев и Володька Тимофеев были уже на месте. Валька с серьезным видом и лукавыми, как у черта, глазами рассказывал какую-то очередную веселую историю, а Володька, схватившись за живот, корчился в  смехе, и  от  этого его густая рыжая борода плясала и искрилась на солнце.

Вскоре все ребята были на месте, и мы направились вслед за Валентином по знакомой ему лыжне. А она то петляла между деревьями, то терялась в снежных туннелях, образованных из согнутых берез. И когда взлетела на высокую сопку, – нашему взору открылись необозримые просторы тайги… А внизу, огибая острова и скалистые мысы, несла свои студеные воды своенравная красавица Ангара…

Ничто не нарушало задумчивости тайги. Только изредка тишину рассекал треск озябших деревьев да стук одиноких дятлов. Сугробы, нахохлившись от холода, плотнее жались друг к другу. Мороз, словно старый приятель, больно пощипывал нас своими жесткими, колючими пальцами, щёлкал по носу, встряхивал  ознобом за плечи так,  что  мы  невольно вздрагивали от этих его неуместных шуток.

А солнце все выше и выше поднималось над задремавшей тайгой. На некоторое мгновение оно, как бы задержавшись в своем беге, застыло на плече огромного кедра. Его лучи едва-едва пронизывали густые ветви и, когда касались снега, то миллионы снежинок загорались радужными алмазными блёстками. И важные на вид сугробы в этот миг напоминали нам румяных снегирей.

Очарованные, мы не в силах были оторвать глаз от этой величественной картины… Вот она – наша сибирская зима с ее прелестями и загадками, с ее морозами и снегопадами!..

Особенно был поражен Сергей Колодка – уроженец солнечной Украины, который до приезда в Братск никогда раньше не бывал в зимней тайге. Он находился словно в забытьи. Глаза его были широко распахнуты, отражая в себе всю эту неповторимую красоту спящего зимнего леса, принаряженного кружевами инея.

Да и мы в эти минуты  причастились душой к прекрасному…  Домой возвращались уже в сумерках… Город зажигал свои первые огни.

 

 

МасленицаМасленица

 

Зима в этот раз выдалась холодная… Даже накануне весны мороз  пощипывает ребят за нос и щёки. Но их это не очень беспокоит. Они потирают лицо рукавичками и веселятся. В такие морозные деньки ребята катаются с горок, играют в снежки и ходят на каток… Как хорошо мчаться на лыжах по снежной извилистой лыжне или скользить на коньках, рассекая синюю гладь льда!

В лесу в эту пору очень красиво. Пеньки стоят в снежных шапках, как казаки... По-царски пышно убраны инеем хвойные леса. Они словно одеты в дорогие нарядные шубы. Им зимою не холодно… И лишь лиственные породы деревьев, зябко позванивая на ветру голыми ветками, неуютно чувствуют себя зимой.

Медведи в это время спят. Но на снегу чётко видны следы других зверей и птиц, которые оставили свой узор на заснеженных полянах…

В конце зимы дни становятся дольше и светлее. Солнце всё выше и выше взбирается по морозному  небосклону, приветливо улыбаясь  из глубокой сини и освещая всё окрест  золотыми лучами… И люди, истомившиеся долгим ожиданием тепла, всем  сердцем  ощущают уже приближение весны…

На исходе  февраля звонко затенькает  на солнцепёке  первая капель. Сугробы набухнут и почернеют от влаги… В марте побегут наперегонки с крутоярий говорливые ручьи, наполнив вешним шумом овраги и ложбины. Ребята в такие дни, возвращаясь после занятий из школы и весело размахивая портфелями, торопятся домой, где они с друзьями в своих дворах будут мастерить скворечники… В апреле небо оживится гомоном перелётных птиц, которые возвратятся к своим родным гнездовьям.

На деревьях к этому времени набухнут почки.  Ольха и верба распустят золотистые серёжки… Из-под земли пробьются к свету подснежники, робко красуясь среди чёрных прогалин своими фиолетовыми лепестками. Жизнь в лесу заметно оживится. Зверюшки вылезут из своих тесных, неуютных нор и, затаившись где-нибудь в затишке, будут греться на солнцепёке… Проснутся от зимнего сна пчёлы и мохнатые шмели…  Дети повсюду будут запускать в небо воздушных змеев и, задрав головы, долго следить за их планирующим полётом… И всё это подарит весна, с наступлением которой придут к нам и    долгожданные праздники: «Масленица», «Вербное воскресенье», «Пасха»…

Особенно хороша «Масленица». Это один из самых замечательных, издревле славившихся на Руси праздников, на котором с особой силой раскрывается русская душа и удаль. В городах и сёлах  к «Масленице»  готовятся заранее. Для этого на их главных площадях, где собираются люди, специально устанавливают высокие, гладко оструганные столбы, на крестовинах которых подвешивают разные призы. Чуть поодаль сооружают помосты. Там фольклорные ансамбли в национальных костюмах будут исполнять песни и танцы народов России… Тут же разместятся разукрашенные латки, пышущие изобилием снеди. Они станут зазывать празднующих аппетитными горячими блинами и чаем.    

Самые ловкие и смелые попытаются покорить вершину столба и снять понравившийся сувенир. Но это удастся далеко не многим. Зато счастливчики, сумевшие достойно преодолеть это препятствие, будут ходить героями среди празднующих.

Устраиваются на «Масленицу»  и  спортивные состязания, среди которых наиболее популярными издавна славились гиревой спорт и кулачные бои. Но в наши дни кулачный спорт изжил себя: так как во время поединков бойцы часто жестоко калечили друг друга.

Но наиболее запоминающимся в «Масленице» является сожжение чучела, символизирующего зиму. Этим обрядом  люди освобождают дорогу приближающейся весне. Взявшись за руки и двигаясь вокруг костра, они призывают весну скорее вступить в свои права, провожая зиму до следующего года.

В такие минуты душа, словно соприкасается с отзвуками сказочной старины из жизни своих далеких сородичей, – и человеку от этого становится незабываемо светло и радостно.

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.073199033737183 сек.