СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№4 Олег СТАНИШЕВСКИЙ (Россия, Ростов-на-Дону) Филиокве

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша вера №4 Олег СТАНИШЕВСКИЙ (Россия, Ростов-на-Дону) Филиокве

Олег Станишевский - философ, публицист

 

 

ФилиоквеФилиокве

 

Филиокве «является самым основным, самым глубоким и самым первоначальным расхождением католичества с православием» (А.Ф.Лосев. Очерки античного символизма и мифологии. М., 1993, с.881; дальше «Очерки»). Здесь мы попытаемся показать, что если посмотреть на Святую Троицу с онтологических и аритмологических позиций, то никакого филиокве не будет, а будут одни единосущие, равносущие и равночестность всех трёх Лиц Святой Троицы – Бога Отца, Бога Сына и Бога Святого Духа. Но сначала скажем о том, что такое филиокве, опираясь на Алексея Фёдоровича Лосева (1893 – 1988) – продолжателя русской религиозной философии – и на других отечественных авторов.
В истории монотеизма и единобожия «Бог по желанию или необходимости принимал то или иное Лицо, ипостась: в Ветхом Завете Бог выступал в роли Отца, в новом Завете – в роли Сына, после сошествия Святого Духа на апостолов – в роли Святого Духа» (И.Богин. Бог. Вселенная. Смысл. М., 2000, с.357-359; дальше «БВС»). «Христианство издавна учило о трёх Лицах Божества, которые, ввиду полной противоположности христианства язычеству, могли быть только лишёнными всякого тварного привнесения, т.е. должны во что бы то ни стало исключать всякую иерархию, или субординацию» («Очерки», с.875). «Ариан полагал, что различие между двумя лицами-ипостасями – Отцом и Сыном – состоит в том, что Первый имеет причину в Самом Себе, а Второй – в Первом» (т.е. уже не в Самом Себе). «Это низводило второе лицо Троицы на положение зависимого от воли Отца, а значит, отрицало вечность Сына, ибо было время, по Ариану, когда Сына не было» («БВС», с.357-359).
В своё время была «не совсем чёткая субординация между Отцом, рождающим Сына в связи с сотворением мира, и испускающим Святого Духа, который исходит от Отца и посылается Сыном. Именно такие отношения лиц в существе Бога стали основой догмата о Троице в православии; католичество же в исповедании догмата добавило впоследствии роковое филиокве, утверждая, что Святой Дух исходит и от Сына» («БВС», 357-359). Католичество «берёт то из Лиц Божества, которое отличается наибольшей «конкретностью» и «реальностью», «творчеством» и благодатью, т.е. Духа Святого, и подчиняет его первым двум. Другими словами, возникает знаменитое Filioque» («Очерки», с.875). Общепризнанным считается, что, «согласно греко-восточной версии, «Дух Святой» исходит только от «Бога-Отца», а согласно римско-западной версии, он в равной степени исходит и от «Бога-Сына» (латинское выражение Filioque). В догмате православного богословия под влиянием неоплатоновской традиции «Бог-Сын» рассматривается в качестве ипостаси, равной «Святому Духу». В римско-католической редакции того же догмата проявился больший иерархизм в представлении об отношении лиц Божественной Троицы» (В.В.Соколов. средневековая философия. М., 1979, с.103). Лосев говорит: «Православное учение о пресвятой Троице так же отличается от католического Filioque, как вселенско-ликующее умозрение колокольного звона от сдавленно-субъективного торжества универсально-личностной самоутверждённости органа, как простота и умная наивность византийского купола от мистических капризов готики, как умилённое видение иконного лика от нескромного осязания и зрительного взвешивания статуи» («Очерки», с.883). В связи с противостоянием православия и католичества, Лосев о католических догматах и молитвенной практике говорит следующее: «я настаиваю, что все они имеют своим основанием Filioque, Filioque не есть что-то случайное, неясное, излишнее или внешнее» («Очерки», с.883-891).
«Отцы церкви Афанасий Александрийский, Василий Великий, Григорий Богослов уточнили и разрешили все противоречия, возникавшие по поводу догмата о божественности Христа, и сделали Его, с одной стороны, личным проявлением-ипостасью или Вторым Лицом Троицы, рождённым Богом из Своего существа, что означало вечное рождение, а не рождение во времени, а с другой – неразрывно связанным с двумя остальными ипостасями – Отцом и Духом – единосущием и равным непреходящим значением с Ними» («БВС», с.357).
В общем и целом картина взаимоотношения между православием и католичеством получается следующей: «во всех конфессиях имеется дуалистическая грань между Богом и миром, но сама «дуалистическая планка» каждый раз спускается на порядок ниже, или, наоборот, поднимается выше...: православие фиксирует дуалистическую границу между Троицей в целом, все ипостаси которой мыслятся равночестными и не имеющими субординационных отношений, и тварным миром. Католичество через Filioque намечает дуалистическую границу между, с одной стороны, Первым и Вторым Лицом Троицы и, с другой стороны, её Третьим Лицом, что тем самым, во-первых, ведёт к снижению Третьего Лица и к его субординационной подчинённости двум Первым Лицам и, во-вторых, резко ослабляет дуалистическую границу между Троицей и тварным миром. Протестантство же доводит эту тенденцию до её логического конца: Третье Лицо фактически приравнено здесь к тварному миру, между ними не мыслится никакой субстанциальной границы, зато она возникает в полном объёме между, с одной стороны, двумя Первыми Лицами Троицы и, с другой стороны, Третьим Лицом и тварным миром в их тождестве» («Очерки», с.929-930).
Согласно Лосеву и православной традиции «Первое Лицо Троицы в абстрактно-диалектическом плане – это Единое (одно), Второе Лицо – это множественность, раздельность, Третье – становление, пребывание Единого в инобытии» («Очерки», с.930). Если бы здесь было всё ясно и прозрачно без каких бы то ни было нечёткостей и неоднозначного толкования триипостасности Бога и Единого, то ни о каком бы филиокве не стоило бы и разговор вести. Однако ведь неясно, например, что такое пребывание, становление, инобытие? И что значит пребывание Единого в инобытии: это что – рядоположенные инобытие и Единое? Более того, сейчас актуализируется проблема согласия и примирения православия и католичества. Так что, наверное, проблема филиокве должна быть снята, т.е. католическая теология и православное богословие должны каким-то образом прийти к взаимно приемлемому толкованию догмата Святой Троицы.
И здесь должна бы сказать своё рационально взвешенное слово философия. Но она этого не может сделать, поскольку, как нами было показано в эссе «Современная философия во тьме парадокса «Лжец»» («Великороссъ», 2007, №2), она погрузилась во тьму парадокса «Лжец» и вынуждена (особенно в России) философствовать о науке, не будучи озабоченной о первопринципах познания и устройства Мира.
Таким образом, проблемные вопросы остаются. Если все Лица Троицы равночестные, единосущие и равносущие, то как понимать, что Бог Сын и Бог Святой Дух являются соответственно Вторым и Третьим Лицом? Так как Бога Сына рождает Бог Отец, а Бог Святой Дух исходит от Бога Отца, то получается, что если бы не было Бога Отца, то не было бы и Сына, и Святого Духа.
Этот вопрос и проблема филиокве в целом положительным образом решаются с онтологических позиций в развитой нами аритмологии (Аритмология (Введение в онтологию): Бесконечность и рефлексивная сущность Бытия. Таганрог, 2003, с.367-373. / Бесконечность и первопринципы познания и устройства Мира. Ростов-на-Дону, 2007, с.172-187. / Аритмология, Буддизм, Даосизм, Брахманизм, .... – Библиотека философии и религии: www.filosofia.ru). Аритмология – это теоретико-множественное учение о Бытии, Бесконечности и Едином. Слово аритмология происходит от греческих слов arithmos – число и logos – слово, учение. Она развивает и углубляет аритмологические идеи Лосева.
Согласно аритмологическим представлениям, Бытие – это Всё, и если есть Бог нынешнего христианства, то он во Всём (см. также «БВС», с.595). Бытие имеет три ипостаси: ипостась Единого, ипостась Многого и ипостась Быть. Единое суть Всё вне какого бы то ни было знания, познания и структурирования. Это – «молчащее» Бытие. В нем Всё слито воедино до полной неразличимости, когда нет ни знания, ни языка, ни мышления, ни понятий, ни категорий, ни отношений, ни идей, ни вещей, ни имён чего бы то ни было, ни-че-го. Всё «молчит». Оно ничего в себе не различает.
Но Бытие-то ведь Есть! Если бы Его не было, то некому и нечему было бы о чём-либо говорить. Вот это «Есть» как раз и является тем единственным онтологическим основанием, благодаря которому, Бытие предстаёт в ипостаси Многого. Многое – это соотносящееся, самоотносящееся, рефлексирующее Бытие. Это – Бытие, которое Есть, Бытие в отношении Быть к самому себе, это – «говорящее» Бытие. Оно через отношение Быть, которое в нём актуализируется, причём актуализируется не во времени и пространстве, а структурно, т.е. Вечно и во Всём, «видит» и различает Себя в Себе как Многое: как Одно, как Два, как четыре, как шестнадцать и т.д., согласно канторовскому отношению «множество-степень». Актуализированное Быть при этом выступает как Иное, как поле межобъектных отношений (как информационное и энергетическое поле; у Лосева Бог и мир имеют энергетическую связь). Бытие в ипостаси Многого предстаёт как объектная сущность, как множество объектов в поле межобъектных отношений, т.е. в своём Ином. Бытие как Единое и Бытие как Многое суть одно и то же Бытие: Единое и Многое – единосущие и равносущие ипостаси Бытия, эти ипостаси есть как бы два «взгляда» на(в) Бытие из разных систем отсчёта – в первом случае из Системы Отсчёта, слитой со Всем, а во втором – из системы отсчёта, слитой только с объектной сущностью.
Бытие в ипостаси Быть суть Единая Реляционная Сущность, т.е. это всё то же Всё, но в системе отсчёта, слитой с глубинной сущностью отношения Быть. Что такое отношение вообще? Это – связь. А связь и соединяет, и разъединяет объекты. В ней в неразрывном единстве наличествует нечто одного объекта и нечто другого объекта. Эти нечто суть противоположности и образуют они в своём единстве атом отношения Быть, или – атомарное отношение. Атомы отношения Быть связаны между собой тождеством противоположностей, т.е. соседние атомы отношения Быть имеют общие противоположности. Так что Бытие в ипостаси Быть есть не что иное, как Единство и Тождество противоположностей. В ней, в этой ипостаси, вышеназванная система отсчёта слита как раз с противоположностями атомарных отношений, но само Бытие как отношение Быть суть то же Бытие, что и Бытие как в ипостаси Единого, так и в ипостаси Многого. Все ипостаси Бытия являются единосущими, равносущими и равночестными, в них нет филиокве. Ни одна из них не рождает другую и не исходит из другой.
Поэтому на догмат Святой Троицы с онтологических позиций можно смотреть так, как смотрит на него православное богословие, за одним лишь исключением: Бог Сын не рождается Богом Отцом, а Бог Святой Дух не испускается Богом Отцом – все они являются ипостасями просто Бога. В онтологическом аспекте Бог это просто другое имя Бытия, или, наоборот, Бытие суть другое имя Бога. Соответственно Бытие как Единое суть Бог Отец, Бытие как Многое суть Бог Сын, а Бытие как Быть суть Бог Святой Дух. А поскольку ипостаси Бытия являются равночестными, единосущими и равносущими и в них нет никакого филиокве, то таковой является и Святая Троица.

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.083400011062622 сек.