СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№36 Николай СТАРОДЫМОВ (Россия, Москва) «Не чужие нашей земли разорители, а мы сами ее погубители»

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша история №36 Николай СТАРОДЫМОВ (Россия, Москва) «Не чужие нашей земли разорители, а мы сами ее погубители»

Н. СтародымовНиколай Стародымов - родился 24 февраля 1956 г. Донской казак, потомственный офицер. Окончил факультет инженерных войск Донецкого высшего военно-политического училища. Служил в Афганистане. Совершил более 20 боевых выходов. В 1987 г. переведён в Ашхабад, на должность редактора газеты «За Родину» 61-й мотострелковой дивизии. В 1995 г. получил звание подполковника. За освещение хода Первой Чеченской кампании награждён орденом «За военные заслуги», удостоен премии Союза журналистов России. За освещение событий на Северном Кавказе награждён медалью Суворова. Член-корреспондент Международной академии духовного единства народов мира. Член Союза писателей России. Член Союза журналистов России. Сотрудник аппарата Исполкома Международного сообщества писательских союзов.

 

 

Патриарх Гермоген«Не чужие нашей земли разорители, а мы сами ее погубители»

 

400 лет назад, в феврале 1602 года скончался выдающийся патриот России патриарх Гермоген

 

 

Парадоксы истории… Специалисты могут их легко объяснить, снисходительно посмеиваясь над непонятливостью учеников. А вот как их понять современникам? Как, почему вчера еще могучее государство вдруг начинает трещать по швам, разваливается на куски, становится легкой добычей врагов, которые еще вчера трепетали перед ним? А если еще климат преподносит сюрпризы, подобных которым не помнят старики? Это и сегодня ставит нас в тупик. А уж в Средние века… Иначе как гневом высших сил катастрофические события не объяснить.

Начало XVII века не сулило России того ужаса Смуты, о которой знаем мы. Да, проблемы были. Но не предвещавшие катастрофы!

Еще не так давно Россия, казалось бы, была на подъеме. Из мозаики разрозненных княжеств на Востоке Европы вдруг сложилось царство, которое заставило себя уважать всех соседей. Царь Иван Грозный сватался к Елизавете Английской, и это сватовство никого не шокировало – он доказал, что имеет право на подобный брак. По Тявзинскому мирному договору 1595 года Швеция была вынуждена вернуть России города Ям, Копорье, Ивангород, Корела. В августе 1598 года воевода Воейков окончательно разгромил войско Сибирского ханства. В том же году был заключен мир с ханством Крымским – этому в немалой степени способствовало строительство ряда городов-крепостей вдоль границы с Великой Степью. Через два года – перемирие с Речью Посполитой…

Первого сентября, в первый день нового, 1598 года на царство был венчан Борис Федорович Годунов. Обстоятельства, приведшие на трон именно его, известны. Болезненный и набожный сын Грозного Иоанна умер бездетным. Царевич Дмитрий, сын от непризнанного церковью брака с Марией Нагой, погиб в Угличе при не до конца выясненных обстоятельствах. Боярская дума постановила объявить царицей его вдову Ирину, урожденную Годунову, сестру Бориса, но она от такой чести и ответственности отказалась и  постриглась в монахини Новодевичьего монастыря. Сам Борис также сделал вид, что собирается удалиться от мирской жизни. Вокруг освободившегося трона разгорелась борьба, в которой приняли участие самые знатные боярские роды. Дело решила позиция церкви – патриарх Иов решительно высказался за избрание царем Бориса Годунова. Поломавшись для вида, Борис Федорович согласился.

Во время церемонии венчания на царство у нового монарха вырвались слова, которые можно толковать как экономическую, да и политическую, программу главы государства. Он призвал в свидетели Бога, пообещав сделать так, что в его державе не будет нищих и бедных. Для начала же царь Борис осыпал милостями всех. Служилым людям было выдано годичное жалование в двойном размере,  купцы получили право в течение двух лет торговать беспошлинно, земледельцы на год освобождались от податей, оказана материальная помощь вдовам и сиротам, проведена амнистия – из тюрем выпущены преступники. По поводу последнего шага заметим, что пустовали они недолго – скоро волна репрессий, пусть и не столь суровых, как при Иване Грозном, прокатилась по рядам соперников Бориса Федоровича по борьбе за престол. Опале подверглись роды Шуйских, Бельских, Романовых, Мстиславских…

Как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад.  За чередой пиров и щедрой раздачи милостей последовали будни. И тут начинания царя наталкивались на сопротивление церкви, непонимание соратников, природные катаклизмы.

В 1601 году на Россию обрушился небывалый голод. Московская летопись сообщает: «Навел на нас Бог голод великий: были дожди все лето. Хлеб уже налился, но еще стоял незрелый, зеленый как трава, И на праздник Успения Пресвятая Богородицы был мороз великий, и побило весь хлеб, рожь и овес». Ситуация повторилась и на следующий год. Обрушившееся на Россию несчастье усугубилось непременным спутником голода – эпидемией чумы. На дорогах бесчинствовали шайки разбойников. Они набрали такую силу, что один из вожаков, Хлопок Косолап, попытался со своей «армией» штурмовать Москву, правда, в результате ожесточенного боя был разбит. В результате всех этих несчастий население России сократилось на треть; только в Москве, только по официальным данным  и только похоронено было 127 тысяч человек – сколько умерших остались без погребения, неведомо. Современник писал, что самыми счастливыми в те годы были вороны и собаки, объедавшиеся человечиной…

Борис Федорович всеми силами пытался бороться с обрушившимся на страну несчастьем, однако все его начинания эффект оказывали прямо противоположный ожидаемому. Он попытался организовать общественные работы, чтобы дать возможность людям заработать. В результате со всех сторон в Москву устремились толпы голодных, усугубляя хаос и разнося чуму. Царь Борис попытался раздавать бедным деньги, но это привело к их обесцениванию, так как хлеба не было, и цены на него неимоверно возрастали. Бесплатная раздача хлеба из государственных житниц также не имела успеха – она привела к спекуляции и другим махинациям, к тому же подобный шаг не поддержали монастыри и бояре, имевшие запасы зерна. Отчаявшиеся крестьяне давились в очередях за дармовщиной, а в деревнях зарастали бурьяном поля.

А тут еще дела военные… Борис Федорович, будучи человеком малосведущим в ратном деле, внешнюю политику старался проводить мирную. До известных пределов ему это удавалось. Распри между Швецией и Польшей, Турцией и Персией отвлекли внимание их правителей от охваченной голодом и мором России.

В это время кахетинский царь Александр попросил помощи. На Кавказ было направлено войско под командованием Ивана Бутурлина. Поход сложился крайне неудачным. Войско оказалось запертым в крепости Тарки, царь Александр погиб, далекая Москва, занятая другими проблемами, на помощь осажденным не спешила. При столь плачевном развитии событий Иван Михайлович согласился сдать крепость в обмен на беспрепятственное возвращение на родину. Горцы слово не сдержали – отряд был истреблен, с ним погибли и воевода со своим братом Федором.

А тут еще вспыхнувшее в 1606 году восстание Ивана Болотникова.

…Словно ящик Пандоры просыпался над Россией. А кто виноват? Вестимо кто – надежа-царь! Он ведь незаконный, потому и прогневался Господь на народ! Да где ж законного взять? Да вон он, в Польше объявившийся чудесным образом спасшийся законный наследник престола царевич Дмитрий!..

Начиналась череда Лжедмитриев и других самозванцев – их объявилось более десятка. Приграничные враги России отставили свои свары, навалились на раздираемую смутой страну, стараясь урвать кусок пожирнее. Бояре, священники, ратные люди легко переходили из одного лагеря в другой – кто из корысти, кто из патриотических побуждений, не зная, за кем правда.

13 апреля 1605 года внезапно умер Борис Годунов. То ли сердце не выдержало, то ли отравили его… Его врагам этого показалось мало. Были растерзаны сын Бориса Федор и его вдова Мария. Царевну Ксению  Борисовну оставили в живых ради ее красоты – ее насиловали все, начиная с Гришки Отрепьева (Лжедмитрия), потом постригли в монахини, откуда потом забирали на потеху казаки Заруцкого.

Поверившие в спасенного царевича московиты приняли его с войском. Начались новые репрессии. Был низложен патриарх Иов, на его место посажен грек Игнатий. Вновь опале подверглись популярные в народе Шуйские. Однако ныне ситуация была принципиально иная, чем десять лет назад. У Годунова имелась широкая поддержка в Москве, у Отрепьева ее не было, потому и царствование его получилось недолгим. Бояре организовали заговор, подняли народный бунт, к нему присоединились стрельцы. В ночь с 16 на 17 мая 1606 года Лжедмитрия застрелил Валуев,  тело «калифа на час» сожгли, прахом зарядили пушку и выстрелили на запад – в сторону, откуда пришел Самозванец (предание гласит, что это был единственный выстрел, сделанный Царь-пушкой).

Опять началась борьба за престол – главными конкурентами стали князья Шуйский и Голицын. Волна протеста поднялась против патриарха Игнатия – ставленника Лжедмитрия. По стране распространялись грамоты, в которых инокиня Марфа, вдова Ивана Грозного Мария Нагая, каялась, что она из страха признала в Отрепьеве своего сына Дмитрия. Сам же царевич стал именоваться святым Димитрием, Угличским страстотерпцем, останки его 3 июня 1606 года торжественно перевезены в Москву, где и захоронены…

Скажи, читатель: уже запутался? Немудрено. А что говорить о современниках тех событий, да еще в условиях, когда средством передачи информации служили лишь грамоты, да слухи?

Страна агонизировала. Это было понятно всем. Истинные патриоты России – а их было немало! – попросту не знали что делать, чтобы спасти страну.

Тут-то и раздался голос дьяка Ивана Тимофеева, автора книги «Временник» - этого своего рода «русского Апокалипсиса». Анализируя положение в стране, страстный патриот Отчизны, пишет: «Ибо согрешили все от головы до ног, от великих до малых, т.е. от святителя и царя, от иноков до святых». И далее: «Не чужие нашей земли разорители, а мы сами ее погубители». Дьяк пишет о «бессловесном молчании», «самопослушании» народа, об отсутствии в обществе «единодушии» и «братской любви»… Иван Тимофеев был не одинок в подобном мировосприятии. Вот лишь несколько названий произведений той поры, в которых высказывались подобные же суждения: «Плач о пленении и конечном разорении Московского государства», «О причинах гибели царства», «Сказание Авраама Палицына» и другие. Авторы их едины во мнении, что падение России является предвестником пришествия на землю Антихриста. Потому именно России («Новому Израилю», «Третьему Риму») предназначена роль спасения человечества. А любое больше богоугодное дело должно начинаться с покаяния. Ну а коль виновен весь народ, то и покаяние должно быть всеобщим.  Вот такая выстроилась логическая цепочка.

Идея нашла поддержку в церковных верхах. Первым ее оценил патриарх Гермоген. Практически все люди, рассуждал он, за время Смуты неоднократно кому-то присягали, переприсягали и изменяли своим клятвам. Не будем забывать, о каком времени идет речь – тогда клялись Богом и Святым крестом, а потому факт клятвопреступления многим жег душу. Таким образом, необходимо избавить всех от подобного греха. Только с этого возможно возрождение страны.

И вот 20 февраля 1607 года в Успенском соборе Кремля состоялся обряд прощения всенародного греха. Ему предшествовал строгий пост. Проводили обряд ранее низложенный, а теперь вновь возвысившийся первый патриарх святитель Иов и новый патриарх Гермоген. Предполагалось, что, очистившись от греха, впредь народ крестного целования нарушать не станет.

Это был выдающийся ход. Народ в основной своей массе поверил в возможность возрождения страны.

Доктор исторических наук, писатель Сергей Перевезенцев с своем фундаментальном труде «Россия. Великая судьба» приводит такой факт. По подсчетам современного исследователя Б.В. Кузнецова, на рубеже XVI – XVII веков «в различных источниках зафиксировано сообщения о 80 знамениях и 45 эпизодах, содержащих 78 оригинальных рассказов о видениях». Только в Троице-Сергиевом монастыре было зафиксировано 18 рассказов очевидцев видений. Чаще всех являлся Сергий Радонежский, что, наверное, вполне объяснимо в стенах основанной им обители.

Можно все списать на экзальтированность людей, которые чувствовали себя загнанными в тупик и которым показали путь из лабиринта. Пусть так. Но в любом случае факт говорит о том, что страна начала возрождаться.

Впереди Россию ждало еще много испытаний. Было отравление теткой замечательного полководца Михаила Скопина-Шуйского в апреле 1610 года. Было предательство бояр, когда 21 сентября 1610 года они впустили в Москву войска гетмана Жолкевского. Пять лет спустя, в феврале 1612 года мученически умер от голода патриарх Гермоген в подвале Чудова монастыря, куда его заточили польские интервенты…

Все это было. И все же февраль 1607 года можно считать месяцем, с которого началось возрождение русского самосознания. Ибо символом его единения стало общенародное покаяние в совершенных грехах и на этой основе – устремление к борьбе во имя России!

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.0050420761108398 сек.