СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№17 Иван ГОЛУБНИЧИЙ (Россия, Москва) Из поэзии Моллы Непеса (переводы с туркменского)

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №17 Иван ГОЛУБНИЧИЙ (Россия, Москва) Из поэзии Моллы Непеса (переводы с туркменского)

Иван Голубничий

 

И.Ю.ГолубничийИван Голубничий - окончил Литературный институт им. Горького, с декабря 1998 года работает в Московской городской организации Союза писателей России, с 2000 года занимает должность главного редактора газеты «Московский Литератор». Член Союза писателей России (с 1997 г.), Секретарь Правления Союза писателей России, Секретарь Исполкома Международного Сообщества писательских Союзов, член Союза журналистов России, член Международной Федерации журналистов, действительный член Петровской Академии наук и искусств (с 2002 г.), член-корреспондент Академии поэзии, академик Международной Академии духовного единства народов мира, автор трёх поэтических книг и двух книг публицистики, лауреат Международной премии «Поэзия» (2000 г.), лауреат Всероссийской премии «Зодчий» им. Дмитрия Кедрина (2003), лауреат Всероссийской премии им. Петра Проскурина (2004), награжден:медалью Министерства культуры Российской Федерации «100 лет М.А.Шолохову»; медалью «Защитник Отечества» Всероссийского общественного движения «Россия Православная»; медалью «За просветительство и благотворительность»; медалью им. Суворова; дипломом «Золотое перо Московии» I степени; дипломом «За выдающийся вклад в пропаганду русской словесности». Указом Президента России Голубничему Ивану Юрьевичу присвоено звание «Заслуженный работник культуры Российской Федерации», указом Президента Чечни присвоено звание «Заслуженный работник культуры Чеченской республики».

 

 

 

МолланепесМолла Непес

 

Молла Непес — одно из тех ярких, подлинно народных дарований, которые на протяжении всей истории человеческой культуры являются выразителями национального духа в его непосредственной подлинности. Даже и сама его жизнь, сведения о которой весьма ограниченны, позволяет назвать его, наряду с Махтумкули, Сеиди, Кемине и Зелили, голосом туркменского народа, свидетельствующим о его богатой духовной жизни и высоких стремлениях. Получивший религиозное образование и сам впоследствии преподававший в мектебе, Молла Непес в своём творчестве никогда не переставал ощущать себя сыном простого народа и жить одной с ним жизнью, наполненной как маленькими личными радостями, так и большими мечтами о величии туркменского народного духа, которое выражалось в поэтических грёзах о народных героях прошлого.

Любовная лирика Моллы Непеса являет собой горячую, искреннюю и беззащитную исповедь влюблённого сердца, в своём неудержимом порыве выходящего за узкие рамки личного в беспредельные сферы мирового духа, и постигающего высокий смысл любви через подчас туманные, но пронзительные прозрения. Загадочная и непостижимая до конца, муза Моллы Непеса предстаёт перед читателем во всей своей стихийной гармонии, обретающей смысл только в слиянии с чистым и любящим человеческим чувством.

Соприкасаясь с поэтическим наследием Моллы Непеса, невольно оказываешься причастен к обаянию большой личности, выразившей дух туркменского народа в поэтических творениях. Поэтический строй туркменского стиха прихотлив и подчас труднопередаваем в русском литературном эквиваленте. Но мысли и чувства, о которых говорится в стихах Моллы Непеса, будут понятны и доступны любому человеку во все времена.

         

 

Сегодня

 

В этом городе влюблённых, полновластно, одиноко

Миром правит в этих стенах здесь любовь моя сегодня.

Сорок девушек прекрасных ей прислуживают бойко,

«Повинуемся, хозяйка!» - повторяют ей сегодня.

 

Здесь чарующие звуки дивной музыки старинной,

В золотых играют чашах здесь изысканные вина,

А она, облокотившись жестом кротким и невинным

На подушки, отдыхает как в раю она сегодня.

 

Стражем верным у порога, вот, Бырага посадила,

В злую полночь от разлуки много горьких слёз пролила,

Пять иль десять в изголовье вдохновенно запалила

Ламп желанных, светоносных, и глядит на них сегодня.

 

Я стихи о ней слагаю, ей любуясь этой ночью.

Мой рассудок помутнённый подчиняться мне не хочет.

И любовь моя большая сквозь прищуренные очи,

Словно пойманная птица, на меня глядит сегодня.

 

 

Не видел нигде 

 

Странствуя в любви неразделённой,

Я ищу тебя, моя отрада.

Ты — покой души моей влюблённой,

Что не станет петь чужому саду.

 

Жду я только взгляда без упрёка.

От любви страдаю я жестоко.

Буду до конца земного срока

Ждать, бросая на дорогу взгляды.

 

Свет твоих очей - моё мытарство.

Твоё имя бередит мне душу.

Вся в тоске душа, лишь ты — лекарство.

Весь горю в огне, рыданья душат.

 

Все лучи твои в меня вонзились,

И за мной в погоню устремились.

Ты в моих очах, и в сердце ты лишь,

Красотою полонила душу.

 

Ты как ангел в человечьем теле.

Я от глаз твоих как будто пьяный.

Дал тебе Всевышний эту прелесть,

И не дал ни одного изъяна.

 

Медь смешалась с серебром и златом,

Мышь подобьем стала птиц крылатых,

Всё перемешалось безвозвратно,

Свет затмило облако туманом.

 

Выйдешь в сад — и ветерок рассветный

Локонами чёрными играет,

Золотые косы безответно 

Заплетает он и расплетает.

 

Разодевшись, смотришь как-то странно,

Распускаешь волосы-туманы,

А потом бежишь в степи джейраном,

И джейран тебя не догоняет.

 

Говорит себе Непес: Спокойно,

Наслаждайся, не теряя разум.

Красота, кокетство, и влюблённость -

Всё в её глаза вместилось разом.

 

 

Стал как лук

  

Я цвету, тебя увидев, дева.

Потеряв тебя, как лук, сгибаюсь.

Яркие плоды вкушая с древа,

Словно щёк пылающих касаюсь.

 

Мир наш – призрак, вечен только лик твой.

Твой поклонник – царь царей великий.

Сто миров измерил я с молитвой,

Но тебе подобной не встречая.

 

Твои кудри ветерок ласкает.

В сердце проникают мне ресницы.

Если враг сейчас меня узнает,

Дай в твоих объятиях сокрыться.

 

Пусть тобой лишь буду я разбужен.

Быть с тобой хочу в жару и в стужу.

Без тебя мне этот мир не нужен,

Пусть исчезнет он, испепелится.

 

Пусть в груди твоей плоды созреют.

Пусть ослепнет недруг твой заклятый.

Шахимердан за любовь радеет,

Мне, Непесу, будет он за брата.

 

Я любовь надеждой называю,

Всех людей отныне понимаю,

Дурдыхал любя, в тоске рыдаю - 

Слёзы от рассвета до заката.

 

 

Вспомнил

 

Я, в саду своём гуляя средь деревьев,

Вспомнил вдруг тебя, любимая, нежданно.

А когда плоды румяные узрел я,

Вспомнил щёки, что, как те плоды, желанны.

 

И заплакал горько от любви к тебе я,

И поник я низко головой своею.

Лишь мечту о встрече я в душе лелею,

Вспоминаю день разлуки непрестанно.

 

Грудь твоя, как юный месяц, золотится.

Руки словно бы моей облиты кровью.

Распустившиеся ветви кипариса

Мне напомнили объятия с любовью.

 

Лик твой — солнышко, и ночь — твои ресницы.

Блещут волосы — что поле колосится.

Как букет моя прекрасная девица,

Что кладёшь ты каждый вечер к изголовью.

 

Я твой пленник, предназначенный судьбою

Быть в разлуке нескончаемой с любимой.

Поневоле разлучился я с тобою,

И в тоске я вспоминаю край родимый.

 

Говорю, Непес: душа в тоске блуждает,

Быть в твоих покоях я давно мечтаю,

Там, в саду моём, миндаль уж созревает,

Так похож он на глаза моей любимой.

 

 

Диалог девушки и молодицы

 

Молодица девушке сказала:

« - Красота моя — как сад эдемский.

Каждый ждёт, чтоб я его избрала,

Все хотят сорвать цветок блаженства».

 

Отвечает девушка: « - Как солнце

Я светла, мой взгляд всегда смеётся,

Красота моя свободно льётся,

Мне четырнадцать, я расцветаю». 

 

Молвит молодица: « - Я корона,

Та, что на поклоннике сверкает.

Лишь взгляну на друга восхищённо,

Он от страсти разум свой теряет».

 

Отвечает дева: « - Подожди ты,

Я ещё бутон полураскрытый,

Расцвету весной, дождём умытой,

Как цветы весною расцветают».

 

Молодица молвит: « - Если рядом,

Солнце я собою затмеваю.

Уподобленным нарциссу взглядом

Души всех влюблённых поражаю».

 

Отвечает девушка: « - Не надо

Нам равняться красотой и взглядом.

Если я одна иду по саду,

То красою месяц затмеваю».

 

« - Девушка, равняться нам не стоит,

От любви ко мне сердца сгорают,

Стан мой — словно дерево густое,

А уста цветок напоминают».

 

« -  Молодица, где твоя святыня?

Уж твоя разрушена твердыня,

Но целы врата мои доныне,

Своего султана ожидают».

 

« - Ах, девчонка, ты меня сразила!

Ведь за мной идёт плохая слава.

Я себя за деньги уступила,

И теперь я для мужчин забава».

 

Услыхал Непес об этом слово,

Думаю о них с тех пор я снова,

Здесь, в саду цветения земного

Обе вы - цветы, и обе правы.

 

 

Змеи

 

Две змеи охраняют богатство твоё,

Две змеи — две косы на уютном челе.

Для влюблённых очей всё богатство твоё  —

Две косы золотых на прекрасном челе.

 

Очи угля черней — для влюблённого рай.

Слово нежное — словно лекарство от ран.

Две надёжных змеи сторожат этот храм —

Две косы золотых на прекрасном челе.

 

Я, влюблённый, облёк тебя в облик любви,

Много лет погибал, это чувство храня.

Как Меджнун, безнадёжно сгорал от любви,

И прекрасные змеи терзали меня. 

 

И преследуют чёрные очи меня.

Соловьи средь листвы голосами звенят.

Две змеи на груди и страшат, и манят,

Растерзавшие душу мою две змеи.

 

То повяжешь на голову яркий платок,

То распустишь прекрасные косы свои,

То пройдёшь — и блестят на наряде простом

Покорившие душу мою две змеи.

 

Я, Непес, говорю: я — влюблённый бедняк,

Было б проще в сраженье, булатом звеня,

Небывалый недуг убивает меня —

Растерзавшие душу мою две змеи.

 

 

Не могу

 

Наложил налог безмерный рок суровый на меня:

Два граната ярко-красных – я отдать их не могу.

Всё своё большое войско он направил на меня,

Я в волненье и в смятенье, я отдать их не могу.

 

Если рок тот сад захватит, то разрушит здесь покой,

Где любимая ласкает косы чёрные легко.

Я бессилен их увидеть, к ним притронуться рукой,

И, на косы робко глядя, их увидеть не могу.

 

Весь наряд её сияет ярким заревом огня.

Дышит прелестью весенней, дышит юностью она.

Грудь её как снег сияет, белоснежна и страстна. 

Рядом с нею быть спокойным невозможно для меня.

 

Я, Непес, её увидел – и навек затосковал.

Рок жестокий, беспощадный барсом на меня напал.

Мой удел теперь печален, и покой я потерял -

Никогда уж больше счастья испытать я не смогу.

 

 

Томительный путь

 

Стан твой тонкий, лик цветущий, вся сияешь чистотой.

Словно древо молодое, ты прекрасна и стройна.

Губы словно бы фисташки, рот, манящий красотой -

Словно чаша золотая, угощеньями полна.

 

Руки белые про верность и про нежность говорят,

Пальцы в перстнях драгоценных, словно яхонты горят,

Шёлк и алые каменья украшают твой наряд,

И украшена тумаром золотым твоя спина.

 

Косы, как паучьи сети, я запутался в сетях.

Грудь как снег зимой холодной, так прекрасна и бела.

И красавицы дивятся, увидав тебя, дитя,

Чаровница молодая, что добра и весела.

 

Я, Непес, смеюсь, рыдаю, то надеясь, то грустя,

То бутоном распускаюсь, то засохну, не шутя,

Умираю, воскресаю – о, прекрасное дитя!

Путь любовь моя тернистый, но желанный, избрала!

 

 

Любимая (дорогая)

 

В волосах твоих уснул я, думал – это ночь спустилась,

Но, увы, ещё покуда солнце землю обжигает.

Думал я – приходит утро, приближается светило,

Но, открыв глаза, я понял: день на свете, дорогая!

 

Разреши пожать мне руку, дорогая, очень нежно, 

Разреши уста приблизить мне к устам твоим безгрешным, 

Не  сердись, когда рукою я сомну твою одежду -

Как огонь меня сожгла ты в этом чувстве, дорогая!

 

Много слышал я о чарах чёрных глаз твоих опасных.

Я – беспомощная жертва, от любви изнемогаю.

За одно благое слово из любимых уст прекрасных

Я и жизнь отдать способен, дорогая, дорогая!

 

Я, Непес, теряю разум от любви своей и страсти.

Все хотят увидеть снова лик твой, нежный и прекрасный. 

Я глаза открыл – но скрылись солнце и луна в ненастье, 

Для меня весь мир навеки стал темницей, дорогая!

 

 

Потеряла я

 

Отлучили от меня супруга верного.

Одинока я, опору потеряла я.

Что мне делать, люди, с этою потерею?

Тело здесь моё, а разум потеряла я!

 

Спутник мой сложил на бранном поле голову.

Жизнь моя теперь разрушена, расколота.

Крылья сломаны, и перья перемолоты.

Что мне делать, братья, мужа потеряла я!

 

Я сгорела бы от горя, братья милые,

Словно только лишь для горя и родилась я,

Как источник, я иссякла, истощилась я -

Льва и сокола, супруга потеряла я!

 

Говорит Ниязсолтан, разбита жизнь моя.  

Есть ли кто-то, кто страдает так же, как и я?

Мой верблюд ушёл, осталась на дороге я.

Караван ушёл, кочевье потеряла я.

 

 

Тебе,  любимая!

 

Пойдём, посмотрим белый свет, что посвящён тебе, любимая.

Благоухает белый сад, я соловьём пою, любимая.

Дарю прекрасный этот мир я навсегда тебе, любимая.

Никто не смеет в злобе дней повелевать тобой, любимая.

Скажи, кто оскорбил тебя, за всё ответит он, любимая!

 

Я душу отдаю тебе, лишь не сожги меня очами.

Ты помнишь, в детстве мы с тобой любить друг друга обещали.

Семьдесят тысяч молодцов мечтают о тебе в печали.

В тебе Рустема Зала мощь, ты всех на свете восхищаешь.

Весь мир принадлежит тебе, одной тебе, моя любимая!

 

Когда увижу облик твой, то весь как будто цепенею.

Едва нахмуришься на миг, как мир вокруг меня темнеет.

Страдая от своей любви, я отдаю всё, что имею.

И на душе моей темно, и на друзей я злиться смею.

И соловей, и попугай, печальные, молчат, любимая!

 

Никто не смеет на тебя взглянуть без восхищенья.   

Сурьма бровей твоих Луну затмит в одно мгновенье.

И попугай, и соловей твоё подхватят песнопенье.

И ни марал, и ни джейран не ступят на твои владенья.

А я Всевышнего молю благословить тебя, любимая!

 

 

Не посмотрит

 

Тот, кто полюбил тебя, тот на золото не взглянет.

Тот, кто лик увидел твой, тосковать не перестанет.

Тот, кто побывал в раю, этот мир любить не станет.

Я, увидевший тебя, верным век тебе останусь. 

Недостоин я тебя, на меня ты не посмотришь.

 

В теле мается душа, ты меня любовью губишь.

Ты любовь мою взяла, а сама меня не любишь.

Ты меня не любишь – мир содрогается и меркнет.

Слёзы по лицу текут, слёзы источает сердце.

Знаю я, мои глаза на другую не посмотрят.

 

Волосы твои черны, лик твой светел и прекрасен.

Ты царица всех фери, целый мир тебе подвластен.

Умереть бы я хотел за блаженство страстной ночи.

Жажду я твоей любви, в том мои клянутся очи -

Хоть и знаю, что в мои очи ты и не посмотришь.

 

Мне бы только пить вино оголённых рук прекрасных,

Мне б блуждать в твоих кудрях, быть неистовым и страстным,

Сладость уст твоих искать чуть смущённо, очень нежно, 

Мне тайком бы обнимать стан твой стройный безмятежно -

Но на стебель, что поник, вряд ли кто-нибудь посмотрит.

 

Очи милые твои разума меня лишили.

Все, кто на тебя смотрел, душу мне испепелили.

Ты ресницами меня совершенно истерзала.

Люди с жалостью глядят, ты не ведаешь про жалость.

Ждёт Непес одну тебя, на других он не посмотрит.

 

 

Молоденькая (девчонка)

 

Взглядом капризным меня обожгла ты, девчонка.

Сладкоречивая, сети плетёшь ты, девчонка.

Черные брови изогнуты плавно, девчонка.

Зубы что жемчуг, уста что цветы, о, девчонка.

О, обожгла меня юным огнём ты, девчонка.

 

Входит в мой сад, и спокойно цветы собирает.

Вот, приготовит ловушку и птицу поймает.

Только кудряшки бегут по прекрасному лику.

Губки сжимая, в предчувствии страстного крика,

Рану в душе у меня оставляет, девчонка.

 

Лёгкое платье невинную грудь прикрывает.

Вся ароматы струит, предо мной проплывая.

Скрыть два граната пыталась, желанные глазу.  

Я лишь пытался взглянуть – воспротивилась сразу,

Больно меня кулачком приласкала, девчонка.

 

Белый надела наряд, что сама себе сшила.

Хрупкие плечи материей яркой прикрыла.

В разных одеждах мужчине себя показала,

Но, лишь попытался погладить её, зарыдала,

Словно обидел её я смертельно, девчонка.

 

Вот, непонятная, снова к дружку подбежала,

Щёчками и подбородком невинным прижалась. 

Я разгадал её мысли, сказал ей об этом,

« - Враг ты теперь для меня», - прозвучало ответом.

Снова зажгла ты огонь в моём сердце, девчонка.

 

Снова надела наряды, прекраснее прежних,

Снова кокетством своим пробудила надежду,

Ласковым словом меня наповал поразила,

Стрелы свои смертоносные в сердце вонзила.

Бедный Непес, ты его погубила, девчонка!

 

 

Блаженство

 

 

Все хотят тебя увидеть, все мечтают о тебе,

Все хотят с тобой проснуться хоть бы раз в своей судьбе.

Только Лейли выйдет, фери огласят её приказ:

« - Я взираю с болью в сердце в тьму твоих влюблённых глаз.

Отдаю тебе я тело, душу жертвую сейчас».

 

Локоны благоухают, прелестью пленяюсь я.

Сладкий трепет пробуждает Лейли в сердце соловья.

Попугаи умолкают, слыша звонкий голос твой.

Взгляд твой трепетный и нежный иссушает Нил седой.

Убегу в Умман далёкий, от твоих спасаясь глаз.

 

Ты взошла звездою в небе, озарила мир собой,

На лицо Луны набросив свой платочек голубой.

От твоей волшебной песни хор небесный онемел,

Ну а ты, с судьбой смирившись, отдалась на волю дней.

Мир темницей стал для Лейли, и ушла она от нас.

 

Я темницу не покину, я красотку стерегу.

Берегу я каждый волос, обронённый на бегу.

Сохну я по ней всечасно, погибаю вместе с ней.

Мир заполнила собою Лейли, на погибель мне.

Цветником темница стала, я поднять не в силах глаз.

 

Вот пришёл садовник как-то, посмотрел он на цветы,

Что разносят ароматы небывалой красоты.

Собирал букеты долго он для Лейли и Ширин,

А она, свои ресницы, словно стрелы, заострив,

Их пустила — и туманом мир окутался для нас.

 

Говорит Непес: - О, чудо, то, что вижу я, друзья!

Восемь лет томлюсь в темнице — но живой покуда я?

Да, живой, хотя не в силах всё покуда осознать: 

Вот, она зовёт в объятья — я боюсь её обнять,

На груди дракон лежащий мне велит уйти тотчас. 

 

 

Любовью

 

Тёмной ночью приснилась любимая мне.

Так горели прекрасные очи во тьме!

Перед ней я стоял, от любви онемев,

Словно стройный тростник в неживой тишине -

Что за призрак желанный привиделся мне!

 

Я собою пожертвовал ради любви.

Потерялась душа, ты её не зови.

Без души нет любви, хоть и добр ты, и мил.

Без души, озарить что способна весь мир,

Как луна, что сияет в ночной вышине.

 

Опьянённая, взгляды бросает в меня,

Волосами златыми играет, дразня,

Как луна в облаках, словно ландыш в лесу,

Даже чёрные родинки деве к лицу,

В окружении юных индусов — во сне.

 

Если выпьет глоток золотого вина -

То прекрасным лицом розовеет она.

Я страдаю один по её красоте.

Расплетёт она косы — весь мир в темноте,

Разливается ночь на моей стороне.

 

Подбородок её, как созревший бутон -

Горстью родинок чёрных украшенный он.

Словно пленники, белые зубы твои - 

Охраняет их цвет небывалой любви,

Словно жемчуг, утопленный в алом вине.

 

Два охотника птицу желают поймать,

И полёт вдохновенный стремятся прервать.

Вспоминаю хмельную, и слёзы бегут.

Обезумевший, чувство в душе берегу,

С воспалёнными грёзами наедине.

 

Вот, хмельная, махает руками она,

Словно верх кипариса, очнувшись от сна.

Враг играет с тобой, я бессилен уже!

О, Непес, помолись о погибшей душе,

Не останься от этой души в стороне!

 

 

Кокетливая влюблённая

 

Радуйтесь, душа и тело, к вам любимая пришла,

На желанное свиданье взгляд влюблённый принесла.

Амулет желает дева, вот такие здесь дела!

Нарисуй своею кровью, чтоб довольная была,

Кипарис, стремящий в небо, ввысь зелёные крыла.

 

О, глаза, не обижайтесь, что уйдёт она потом.

На её лицо глядите, озарённое огнём.

Всё за взгляд отдайте нежный, жизнь мою топите в нём.

Словно мотыльки, порхайте, упиваясь чудным сном,

И любуйтесь, как летящею походкой приплыла.

 

Руки, вам её сегодня обнимать разрешено.

Губы, пейте, вам в подарок это алое вино.

Потерпеть, душа и тело, вам пока что суждено.

Вам испить в укромном месте сей сосуд назначено,

А пока - лишь в очи смотрит, страстно и болезненно.

 

Ты царица в этом мире всех красавиц молодых.

Зубы белые укрыла ты от взглядов озорных.

Ты сама ко мне явилась одиноко этим днём.

Под единым одеялом этой ночью мы уснём.

Покорись хоть раз, девица, ведь уже совсем темно.

 

Говорит она: « - Любимый, отпусти меня сейчас.

Ведь врагов гораздо больше, чем друзей, теперь у нас.

Приходить к тебе я буду каждый вечер хоть на час», -

И домой уйти хотела, я схватил её тотчас,

И в цветник её ворвался, насладился и погас.

 

И любимая сказала: « - На себя ты не пеняй.

Позабудь про всё про это и себя не обвиняй.

Я твоё тебе дарую, вот, бери и убегай».

Обнял я её за плечи, про любовь бездумно лгал,

В губы Айну целовал я,  воспевая юных нас.

 

И любимая сказала: « - Я – свет дома твоего!».

Я сказал: « - Тебя прекрасней нет на свете никого!».

Вопросила: « - Отчего же ты рыдаешь, отчего?».

Я сказал: «Ведь ты не любишь ни меня и никого!

Сжалься, Айна, не оставь меня сегодня одного!»

 

О, Непес, будь благодарен ты Всевышнему всегда,

Что тебе подругу дарит без притворного стыда.

Отпусти ты Айну вскоре, пусть исчезнет без следа,

А тебе оставит память, как любили вы тогда,

Потому – хвала Аллаху, я добился своего.

 

 

Персиянка

 

Душу твою невозможно постичь, персиянка.

Как уцелел я в огне твоих уст, персиянка.

Вдруг утонул я в пленительных снах, персиянка.

Душу туманом наполнила мне, персиянка.

Душу мою ты в сомненье ввела, персиянка.

 

Стан твой неверного к праведной вере приводит.

Кудри пленили меня, я забыл о свободе.

Гибну я, но вместо слёз свою кровь проливаю.

Косы твои покорили меня, я себя забываю,

Ты лишь одна мой судья, мой закон, персиянка.

 

Ах, я сгорел, но огонь до конца не погашен.

Тлеет в душе уголёк позабытый, он страшен.

Две смертоносных змеи на меня ополчились.

Беды несметной толпой на меня навалились.

И соловей улетел, я один пред тобой, персиянка.

 

Плачу я, как сирота, я один, беззащитен.

Что отвернула лицо, на меня посмотри ты.

Горько рыдаю весь день, безутешно страдаю.

То пламенею от страсти, то вдруг угасаю.

О, пощади же, хозяйка огня, персиянка.

 

Очи закрыв, к Соломону взываю я в горе:

Войско мне дай, чтоб от бед я избавился вскоре.

Вместе с любовью своей пусть живым я останусь.

Пусть она выйдет с платочком в руке из тумана.

Выйду к дворцу и тебе покорюсь, персиянка.

 

Под кипарисом прекрасные девы гуляют.

Рыбки в пруду веселятся и взор услаждают. 

Фери моя несравненная правит на троне.

Я воспеваю её, и боюсь, что прогонит.

В гневе весь мир изничтожит огнём, персиянка.

 

Я, благородный Непес, угодил в её сети.

Что за судьбу приготовит она для поэта?

Душу свою я готов превратить в её царство.

Но от болезни своей не нашёл я лекарства.

Прахом я стал, стал я жертвой твоей, персиянка.

 

 

 «Чего ты хочешь, гость мой?»

 

 

« - О, царица всех влюблённых!». « - Что ты хочешь, не пойму я?».

« - Пожалей меня, царица!». « - Ладно, жизнь тебе дарую».

« - Твоему престолу слава!». « - Будет вечно, как скажу я».

« - Ты навек моя хозяйка!». « - Награждаю и казню я».

« - Я твой раб!». « - О, правоверный, отойди, тебе велю я».

 

« - Это что же за фисташка?». « - То уста мои, несчастный!».

« - Это что же за голубка?». « - То язык мой сладострастный!».

« - Что за родинка на лике?». « - Это базилик прекрасный!».

« - Что за дивные наряды!». « - Все из шёлка и атласа».

« - Жизнь отдам я!». « - Не позволю лить безумцу кровь напрасно».

 

« - Кудри трепетные вьются». « - Это змеи с гор спустились».

« - Что за яблоки златые?». « - Это груди засветились».

« - Это что, инжир, наверно?». « - Это плод, что дозревает».

« - Это снег?». « - Мои ланиты, снегом белым отливают».

« - Не виновен, пощади же!». « - Все несчастны, все страдают».

 

« - Поцелуй один позволь мне!». « - Рассмеши меня – позволю!».

« - Лишь один тебя люблю я!». « - Кто такой ты? Шутишь, что ли?»

« - Я твой гость, твой друг желанный». « - Так убей меня сейчас же!».

« - Что за речи, о, царица!». « - Обними меня ты страстно!».

« - Обниму». «Идёт садовник! Уходи теперь, несчастный!».

 

Я её за шею обнял, мою птицу золотую.

« - Вот, теперь тобой владею, обнимаю и целую.

Покажи лицо, царица!». « - Не сегодня, слишком рано!».

И закончилось терпенье, ум подёрнулся туманом.

И провёл Непес влюблённый ночь в блаженстве непрестанном. 

 

 

Страдающий (влюблённый)

 

I.

 

Замирает сердце, если статно ты проходишь рядом.

Я теряюсь, как мальчишка, локоны лаская взглядом.

В споре с белыми зубами меркнут алые рубины,

И цветы бутоны прячут пред улыбкою невинной.

Свежесть уст твоих похожа на источник вод глубинных.

 

То приветлива со всеми, то строга ты, недотрога. 

Счастье встретиться с тобою мне дано всесильным Богом.

Брови чёрные, как стрелы, всё живое поражают.

Взгляды, как кинжалы, в сердце, прямо в сердце проникают.

Сердце кровью захлебнулось, о пощаде умоляю.

 

Солнца свет теряет силу, осеняя лик прекрасный.

Мёд и сахар вкус теряют, голос слыша сладострастный.

Соловьи смолкают в рощах, золотым речам внимая.

А глаза твои и веру, и рассудок отнимают.

Кто поможет мне? О помощи сегодня я взываю!

 

Если всё же милосердье ты проявишь предо мною,

Вдохновишь меня нежданно статью стройной, неземною,

Если ты на пир любовный позовёшь сегодня ночью,

И, взнуздав коня лихого, волю дать ему захочешь, 

Всем наездникам на свете нас догнать не хватит мочи.

 

Постоянно, непрестанно от любви Непес сгорает.

Все давно об этом знают, все Непеса понимают.

От рассвета до заката я рыдаю ежечасно.

Я погублен красотою, я - влюблённый, нежный, страстный.

Ведь всегда летит на пламя ночью мотылёк несчастный. 

 

II.

 

Я одну красотку видел, что, как этот мир, прекрасна.

Как богиня, что нежданно облик свой явила смертным.

Брови чёрные дугою, словно лук натянут страстно,

Аромат волос и тела, возбуждающий несчастных,

Речи жаркие подобны всем сокровищам несметным.

 

 

Красоту её такую мог создать один Всевышний.

Всем красавицам на зависть, на погибель всем мужчинам.

Стройный стан, румянец алый, ну а губы — словно вишни.

Локоны скользят по лику, дивный взор любовью дышит.

Словно кипарис, стремится ввысь без цели и причины.

 

 

На тебя взглянув однажды, я несу в душе цветенье.

Не встречал в садах Вселенной я такой красы ни разу.

В Византии, в Исфахане есть красотки — словно тени, 

Пред тобой они смотрелись, о, прекрасное виденье.

Сотни, тысячи красавиц пред тобою меркнут сразу.

 

Каждый взор твой нежный, дева,  стоит тысячу туманов.

А в твоём прекрасном теле сад гранатовый цветущий.

Ты собой пленила Йемен, ты мила всему Хотану.

Страшен ад, но горше ада пламя страсти непрестанной.

Но возможно счастье встречи, что подобна райским кущам.

 

Грудь твоя белее снега, белизны любой белее.

Волосы — чернее ночи, дня светлей лицо младое.

Зубы — звёзды в поднебесье, губы розами алеют.

Воспою твоё я тело, от него вокруг светлеет.

Меркнут и Луна и Солнце от сравнения с тобою.

 

В разноцветное одевшись, мир вокруг ты затмеваешь.

Все влюблённые рыдают над своею злой судьбою.

Расчесав густые косы, ты в руке платок сжимаешь -

И в огне любви великой все влюблённые сгорают,

И горят тела и души их, растоптанных тобою.

 

Говорит Непес премудрый: все богатства в мире тленны.

И любви к Узрук Вамыка на земле судьба печальна.

И Зухры с Тахиром чувство безнадёжно неизменно.

И любовь Арзы с Гамбаром — всё несчастно, всё мгновенно. 

Но моя любовь несчастней во сто крат необычайно.

 

III.

 

Цветку подобная, явилась в сад, красавица.

Лицом и статью словно роза ты, красавица.

Пленит красою и казнит она, красавица.

Нет, милосердная она! Идёт, красавица.

В устах твоих — жемчужин ряд, ты клад, красавица.

 

Когда расстанемся, в слезах уйду, подруга, я.

Душа, как кролик, вся смятенна и испуганна.

Твоё прекрасное лицо сулит несчастье мне.

Нет сил отречься от любви, в себе не властен я.

Душа в плену, в себе не властен я, красавица.

 

Как украшает образ твой на щёчке родинка.

Твой взгляд сияет добротой, с ума всех сводит он.

Кусая губки, ты совсем меня с ума свела.

Борюсь с разлукой я всю жизнь, зачем же ты ушла.

Все изумляются красе твоей, красавица.

 

Ведь обещала быть всегда моей до гроба ты.

Клялась меня не огорчать, и быть безропотной.

Душой со мною быть всегда мне обещала ты.

Готов я свою жизнь отдать, чтоб сбылись те мечты.

Речь словно мёд, стан словно тополь - ты, красавица.

 

Когда, как полная луна, выходишь из дому,

Одевшись в праздничный наряд, прощаюсь с жизнью я.

Бровями только шевельнёшь — и сердце падает.

И на земле уже ничто меня не радует.

Зажгла смертельный ты огонь во мне, красавица.

 

IV.

 

По воле неба ты явилась в мир, любимая.

Влюблённых всех ты покорила здесь, любимая.

Среди красавиц ты одна царишь, любимая.

Душа при имени твоём поёт, любимая.

Горю огнём, о, посмотри хоть раз, любимая!

 

О, косы чёрные твои, и щёки свежие.

И родинка твоё лицо так красит нежное.

А эти чёрные глаза — нарциссы страстные.

Затмишь и Солнце, и Луну, моя прекрасная.

И зубы словно жемчуга твои, любимая!

 

И невозможно описать стать благородную. 

И вряд ли можно отыскать тебе подобную.

Огонь любви день ото дня всё разгорается.

А сердце, как Джейхун, слезами изливается.

О, сжалься, выйди хоть на миг ко мне, любимая!

 

Весь мир страдает от любви, от взгляда нежного.

На птицу райскую всегда похожа внешне ты.

Простое платье и платок тебе всегда к лицу.

И так прекрасна ты, когда идёшь по улице.

А я не в силах подойти к тебе, любимая!

 

Сверкают на груди у ней монеты звонкие.

Неверный праведным становится от глаз её.

Но кровь влюблённых на руках твоих, красавица,

Любой почувствует, кто рук твоих касается.

О, взглядом облегчи судьбу мою, любимая!

 

Красивей всех на свете женщин ты, прекрасная.

И губы сладкие твои меня дурманят, страстные.

И мускус, амбра голову совсем кружат мою.

Средь райских гурий не найти тебе подобную.

Они давно берут с тебя пример, любимая!

 

Издалека приехал я твою красу узреть.

Всю жизнь готов я простоять возле твоих дверей,

В надежде счастие познать и сразу умереть.

В мои объятия, молю, приди, приди скорей.

И мы с тобой в раю окажемся, любимая!

 

Как Александр, властна, и праведна, как Соломон.

Ты успокоишь и счастливый мне подаришь сон.

Ведь и надежда ты моя на жизнь счастливую.

Ведь и могущественна ты, и справедливая.

Я пред судом твоим, спаси меня, любимая!

 

Ты распустила свои косы ниже пояса.

Лицо прекрасное, пленительные волосы.

Душа желает быть с тобой от счастья пьяною. 

Ты совершенная, и светом осиянная.

И о разлуке я не думаю, любимая!

 

А если ты меня не примешь, что ж, уйду тогда.

Безумцем, как Меджнуна, сделает меня беда

О, дай же руки мне твои, мне самому не встать.

О том, что у меня в душе, не хочешь ты узнать?

Я о тебе рыдаю горестно, любимая!

 

 

Сегодня

 

Для всех вокруг цветут сады сегодня.

И попугаи всем поют сегодня.

И знать, и чернь — все счастливы сегодня.

Свободен раб, все прощены сегодня.

Луна родилась, светит всем сегодня

 

Кто без хиджаба, кто в лохмотьях ходит.

«Единый прав!» - дервиши песнь заводят.

А вот и горлица с небес спустилась -

Весна вернулась к нам, как Божья милость.

И для любви всё решено сегодня.

 

Красавицы все разоделись в злато.

Все в жемчугах, украшены богато.

Под властью благородного владыки,

Что жертвует за нас за всех, великий,

Ведь послан нам для счастья он сегодня.

 

Деревья разукрашены плодами.

И птицы грезят утренними снами.

И беднота смирилась с этой долей.

И раб, смеясь, возделывает поле.

И предки просыпаются сегодня.

 

Сказал Непес: « - Друзья, Новруз приходит.

Несёт покой и мысли о свободе.

Пусть все сегодня в здравии пребудут.

А я открою сердце, и оттуда

Дестан народу прозвучит сегодня.

 

 

Красавица в унынии

 

Горю, пылаю в мире бренном, о, друзья мои!

Моим страданьям нет предела, о, друзья мои!

Вокруг все в радости живут, а я в унынии.

Влачу, рыдая и скорбя, года и дни мои.

Среди врагов, среди друзей молчу, друзья мои!

 

Никто не в силах мне помочь, молю Всевышнего.

И влаги животворной нет уж в корне высохшем.

Прекрасна всех живых цветов в своей отчизне я,
Но лишь судачат обо мне враги и ближние.

Среди людей стою так низко я, друзья мои!

 

Моей красы уж завершается цветение.

Дворец души моей в пыли и запустении.

Пускай других украсят камни драгоценные.

На землю падают мои плоды волшебные.  

И некому плоды с земли собрать, друзья мои!

 

Горю в разлуке, о, друзья, душой и телом я,

Зимой и летом слёзы лью, но что поделаешь, 

Ведь нету рядом никого, кто б стал опорою,

И не с кем больше разделить печаль и горе мне,

И не с кем разделить тоску свою, друзья мои!

 

Печаль царит в душе моей, тоска дремучая.

Моя несчастная душа совсем измучена.

Ведь молода я, но не ведала ещё любви.

Ты сохрани, Непес, последние слова мои.

И вы храните их всегда в душе, друзья мои!

 

 

Она душа моя

 

Увидевши другого рядом с ней,

Возможно ль не восстать душе моей?

Я с ней всегда, несчастный человек,

Она ж другому отдана навек.

Едва останусь без неё на миг -

От гнева моего темнеет мир.

 

Лицо её в восторженных слезах,

Ресницы, подбородок и глаза,

Когда идёт в узорах и в венце,

С печатью вдохновенья на лице.

Что за цветы ты собрала в саду?

Любимая, я за тобой иду!

 

Джемшида чашу взяв, желаю ей

Рассеять взглядом сумрак наших дней.

Хочу её воспеть, настал уж срок,

Река — чернила, дерево — перо.

Но даже до скончанья скорбных дней

Я не смогу закончить песнь о ней.

 

Придав красы прекрасным волосам,

Их бережно расчёской расчесав,

Как бы стрелой, меня сразила ты

Безумием несбыточной мечты.

Я пьян от счастья, и тебя любя,

Я больше не смогу придти в себя.

 

Сказал Непес: Тебя я воспою,

Всю душу сладострастную твою,

Стрелою брови, очи тьмы темней.

Пусть погибаю, всё прощаю ей,

Вину и прегрешенья признаю,

Всевышний же пусть примет жизнь мою. 

 

 

Не найти

 

Об одной красавице много лет мечтаю.

Где её мне отыскать — до сих пор не знаю.

В Маверранахре или на берегу Джейхуна -

Не найти такой красы в мире всём подлунном.

Во Вселенной всей, и даже за её пределом,

На краю седьмого неба, в тьме густой и белой,

В высших сферах и мирах, и в мирах загробных -

Не найти прекрасной девы, что тебе подобна.

 

Пред такою красотой все миры немеют.

Ведь ни Солнце, ни Луна не сравнятся с нею. 

Возле ангелов небесных, в голубом эфире,

Не найти тебе подобной в том и в этом мире.

Между всех больших народов, на земле живущих,

В Эфиопии горячей, в Индии цветущей,

Между серебра и злата, возле высшей власти,

Между всех сокровищ мира нет тебя прекрасней.

 

В Мары, в Теджене, в Ахале, и в других пределах,

В многолюдных городах, и в пустыне белой,

В Ашхабаде, в Кеши, и далее повсюду,

На холмах Ахала - нет, не свершиться чуду.

И в твердыне Геокче, в мире всех влюблённых,

В Багире, в Нусае, средь персов, тюрков сонных,

В Анау, в Гяурсе, там, средь садов цветущих,

Не найти тебе подобной даже в райских кущах.

 

В Гаррыгала, в Арчмане, в Сунче и в Дуруне,

В Бахрызенде, на земле и в небесах надлунных,

В Мары, в реках и в морях, там, где волны пляшут,

В Мазендаране, в Этреке, в Гургене, и дальше,

На Балканах, при дворах, на больших престолах,

Не встречал я деву краше в городах и сёлах,

Ни в жилищах бедняков, средь тоски и праха,

Ни в сияющих дворцах гордых падишахов. 

 

Не встречал красотку я, что с тобой сравнится.

Суждено такой красе только раз родиться.

Даже Меджнуна Лейли и Ширин Перхата

Красоту твою признали, их признанье свято.  

Я в Тебризе на охоте был неоднократно,

Весь Азербайджан я прошёл когда-то,

Но подобной красоты я ещё не встретил.

Понял я: такой, как ты, нет на целом свете.

 

Много стран я исходил, на два века хватит.

Был в Кабуле, в Кандагаре, был я и в Герате.

На земле, в воде, и в пламя я входил, не скрою,

И в Мешхеде, у шиитов я бывал порою.

В городе Джами Святого я гостил, бывало,

Там прекраснейших красавиц видел я немало,

Все признали, что прекрасней нет тебя на свете,

Нет в предгорьях Копетдага, в Хоросане нету.

 

Обойди весь мир арабский, все большие страны,

Не найти тебе подобной и за океаном.

И в Алеппо, и в Египте, в Мекке, в Палестине,

И в Ширазе, и в Ширване — нет такой доныне.

Нету в Сирии, в Ираке, средь армян и русов,

Среди греков нет такой и среди французов.

Обойди весь мир, и будут поиски напрасны 

И на родине красавиц — в Грузии прекрасной.

 

Вот пришли в твой сад однажды юные молодки.

Все смотрели на тебя с восхищеньем кротким,

Очарованы тобой, наслаждались встречей, 

И готовы были, чтоб длилась встреча вечно.

И в Багдаде, и в Хотане, и в Китае древнем,

В Йемене, средь кипарисов — гордых тех деревьев,

Много девушек красивых в этом бренном мире

Но тебе подобной нет на подлунной шири.

 

Раз, в скитаниях, в Хорезм я попал, и всё же 

Я и там не повстречал на тебя похожей.

Красотой Ургенча я любовался долго,

Во дворце Шахсенем я прогостил без толку.

Я смотрел на хоровод девушек красивых,

Но на всём моём пути только ты мне снилась.

Вот попал я в Безмеин, но и там не встретил

Я подобную тебе — нет такой на свете.

 

Край ёмудов обошёл так же без успеха.

Много видел там красавиц, но ни с чем уехал.

Тьма красавиц молодых - краше не бывает,

Средь племён и тейпов, там всех они пленяют.

В Эмиратах, на Востоке есть красавиц много,

В Бозкумане, и повсюду на земле Пророка, 

В Аксарае, среди гурий юных, сладострастных,

В Бедиркенде, в Гурткузлане нет тебя прекрасней.

 

Также в Оке, в Мангышлаке, у морей, потоков,

Средь узбеков из Коканда и царей жестоких,

В Самарканде, и в Гундузе, и в Серпуле — всюду,

В Бухаре, в Чарджоу, в Лебабе — всё искать я буду.

В Минекяле конь устал мой, выбился из сил он.

В Акдже, Шыбыргане — там лишь пешком ходил я.

И повсюду, и везде я искал, но всё же

И в Карши на пляжах я не нашёл похожей.

 

Буквы «мим» и «ра» твоё начинают имя. 

«Лам» - как будто бы всего как бы половина.

Дальше «би» идёт, и «син» имя продолжает,

После «дал», «элиф», а «нун» имя завершает.

Вот и ты — Маралбоссан, стану тебя звать я,

Ростом с дерево Тубы, вся в парче и в злате.

Говорит Непес: Нигде не найти такую,

Землю обойдя вокруг, лишь тебя ищу я.

 

 

О, беки!

 

Дестан свой благодарный посвящаю

Гараоглану беку я — о, беки!

Храни его, Всевышний, умоляю,

В твою лишь силу верю я — о, беки!

 

Вы старых почитайте, молодые, 

Их руки берегите золотые,

Ремёсла их храните дорогие

О, храбрые, лихие наши беки!

 

Орлы живут в своих горах высоких,

А соловьи поют в садах глубоких,

От прежних беков, славных, чернооких,

Лишь память сохранили мы — о, беки!

 

О, бренный мир, жилище человека,

Гостило много в нём людей от века,

Но слава о былых веках навеки

Наполнит этот мир собой — о, беки!

 

Прошли века, эпохи миновали,

И времена спокойные настали,

Утихло всё, порядки поменялись,

Заметно изменился мир — о, беки!

 

И всё идёт своим путём по жизни,

И солнце над усталым миром виснет,

Проходят годы над моей Отчизной,

Проходят чередой они — о, беки!

 

Аллах избрал достойного, который

Способен прекратить пустые споры,

Кто меч поднимет и разрушит горы,

И камня не останется — о, беки!

 

С Гараогланом схожего владыку

Не встретить в мироздании великом.

Защитника Отчизны, с гордым ликом,

Всевышний храбрецом назвал — о, беки!

 

В своей жестокой битве за свободу

Повергнул с трона недругов народа,

И всею мощью поднялась природа,

И мир в огне затрепетал — о, беки!

 

Непес сегодня песнь свою являет,

И беков благородных восхваляет,

А мир ему восторженно внимает -

Дестану благородному — о, беки!

 

 

 

О тебе мой дестан!

 

 

Друзья мои, вот в этом я дестане

Хочу сказать об Овезмурат-хане.

Охотится в долинах и в горах он,

Благословен Всевышним он Аллахом,

Великий муж, не ведающий страха.

 

Всегда с любовью к своему народу,

С собратьями своими за свободу

Сражался он, и недруги бежали,

Бежали прочь, и жалобно кричали,

И, убегая, головы теряли.

 

Но своего наш хан не упускает:

Все дни его в веселье протекают.

Когда ж душа наполнится печалью,

Никто того тогда не замечает,

И все его с любовью навещают.

 

Пророка дети мир наш украшают,

А он их светлый сонм собой венчает.

Он самый благородный и могучий,

Пусть жизнь его не омрачают тучи,

И пусть она пройдёт благополучно.

 

Его все мусульмане любят сердцем,

И уважают храбрость иноверцы.

Он никого напрасно не обидит.

Когда ж, взнуздав коня, он в поле выйдет,

Всех удивит своим бойцовским видом.

 

Отмстить умеет, если пожелает.

Он до седла всей мощью рассекает.

И даже в Тегеране это знают.

Заслышав шаг его, и троны шахов,

Бывает, содрогаются от страха.

 

И только лжец один сказать посмеет, 

Что в этом мире есть боец сильнее.

Своих врагов карать он не боится.

На счастье для народа появился

Такой один среди туркмен-текинцев.

 

Он любит говорить благое слово,

И добрым словом лечит он больного.

Пред ним и камень на куски дробится,

Дракон, его увидев, хочет скрыться,

И шах змеиный уползти стремится.

 

Сказал Непес: Овезмурат — герой мой,

О нём дестан свой я пропел достойно.

Вся жизнь его — служение народу.

И вот доныне образ благородный

Раба в застенке делает свободным.

 
Комментарии
Комментарии не найдены ...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.085738182067871 сек.