СЕТЕВОЙ ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕЛИКОРОССЪ
НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА

№18 Михаил ГАРЦЕВ (Россия, Москва) Поэтическая страница

Бог Есть Любовь и только Любовь и Он Иисус Христос
Официальный сайт Южнорусского Союза Писателей
Омилия — Международный клуб православных литераторов
На главную Наша словесность №18 Михаил ГАРЦЕВ (Россия, Москва) Поэтическая страница

М.ГарцевМихаил Гарцев - родился в семье военнослужащего в Москве, поменял 10 школ, кочуя с семьёй по дальним (и не очень) гарнизонам военных авиационных заводов. Окончил ВГИК и работал 20 лет (до перестройки) на студии неигрового кино директором съёмочных групп. После окончания ВГИК-а служил в зенитно-ракетных войсках под Севастополем, а по завершению службы вернулся на студию. Офицер запаса. В начале перестройки окончил курсы при Минфине РФ и получил сертификат специалиста по ценным бумагам. Ныне торгую ценными бумагами на фондовой бирже.  В 80-х прошлого века посещал семинары К. Ковальджи, проводимые художественно-литературной студией при СП СССР. Автор поэтических сборников "ВЕНОК СОНЕТОВ", "СКОМОРОХ БОЖИЙ", "НУ, ВОТ И ВСЁ..." Серебряный лауреат литературной национальной премии "Золотое перо Руси", член Международного сообщества писательских союзов, член МГО СП России, награждён МГО СП России медалью "За верное служение отечественной литературе".

 

 

Диптих

 

I

Утопическое

(из  прошлой  жизни   во  времена  развитого  социализма)

 

 

На свете нету власти

страшней чем денег власть.

Драконы ржавой масти,

ползут, разинув пасть.

  

Их гонят бизнесмены

на юг и на восток.

В сужденье неизменном:

"У каждого свой рок".

  

Под крылышком закона

не задрожит рука,

и щупальца дракона

на шее бедняка.

  

Вгрызаясь в душу века,

рыгаясь зло свинцом,

он губит человека,

он будит зверя в нем.

  

Но есть другие люди,

сплотив милльоны воль,

сказали: " Злату будет

дана иная роль".

  

Наперекор всем страхам

они смогли вернуть

деньгам – бумажным знакам –

природную их суть.

 

     

II

Актуальное

(из  жизни  сегодняшней,  постсоветской)


Богу  торговли


1

Благослови, Иисус Христос!
Наш путь был праздный и лукавый.
Мы гнались за ненужной славой.
Теперь мы каемся всерьез.
  
Вождей безумные забавы,
людей работа на износ,
бессчетных лозунгов отрава.
Страна катилась под откос.
  
Благослови наш горький опыт,
от зимней спячки пробужденье,
благослови изгнанье беса
  
и детский смех, и детский топот,
природы вечной обновленье,
и путь российского Гермеса.


2

И путь российского Гермеса,
лежит среди руин страны,
под мультифейерверк войны,
железный сбой на стыках рельса.
  
Вращение колес судьбы
стомиллионного экспресса,
где шпалы... шпалы... иль гробы
нерукотворного процесса.
  
Окончился сизифов труд.
Мы новый выберем маршрут.
Абсурд ли все? Вот в чем вопрос.
  
Мы не торопимся ответить.
Нам тошно жить на белом свете.
Но он поднялся в полный рост.


3

...Но он поднялся в полный рост.

Кто он? Опять мессия века?
Опять очередная веха?
Всех, кто не с ним, всех на помост?
  
Не надо корчиться от смеха.
Он вместе с нами жил и рос,
и жалкий жребий человека
безропотно и стойко нес.
  
Так кто ж он: света порожденье
или исток исчадий ада,
пульсация сигналов стресса.
  
Что он несет: освобожденье
иль селевой поток де Сада
в гнилом фарватере прогресса.


4

В гнилом фарватере прогресса
нам бы хотелось увидать
не то чтоб, скажем, благодать,
хоть луч живого интереса.
  
Кем в этой жизни можно стать?
Звучит "Торжественная месса",
а рядом плоть, ощерив пасть,

разверзла чувственные чресла.


Где связь? Как победить распад?
Но разрывается канат.
Где отыскать сверхпрочный трос
  
для разнородных двух начал?
Кто это все предначертал?
Вопрос... ответ... ответ... вопрос...


5
Вопрос... ответ... ответ... вопрос...
Но нет другой альтернативы.
Мы все талантливы, красивы,
нас греет свет далеких звезд.
  
Пусть все слова бездарны, лживы.
Мысль изреченная есть... Прост
совет: души свои порывы.
За милых женщин тихий тост.
  
Театр всех народов и времен
кем только не обременен.
Ни у кого нет перевеса.
  
Не обратиться ли к истоку,
где в пику модному пророку
идет языческая пьеса.


6

Идет языческая пьеса
и наш герой на авансцене.
Он ход спектакля не изменит,
но об игре напишет пресса.
  
Она его талант оценит,
хоть это не имеет веса,
придет черед его замене,
но отработать надо честно.
  
Итак, незыблем приговор.
Судьба вот Главный режиссер.
Так мир устроен наш убогий,
  
а наш герой и наш кумир
иной нам открывает мир,

дарящий связь времен в итоге.


7
Дарящий связь времен в итоге.
Не сотвори себе кумира,
звучит божественная лира.
Молчат небесные чертоги.
  
И все же в предвкушенье пира
отбросьте лишние восторги.
Не обойтись без конвоира

в путь уходящим, трудный, долгий.
  
Кто автор – идол, Бог, судьба?
Кем предначертана борьба?
Как много драматургов, пьес.
  
Куда нас, братцы, занесло.

...Но он поднялся всем назло!
Игрок, посредник, экстрасенс.


8

Игрок, посредник, экстрасенс.
Как, поклоненье фетишизму!
Сторонники монотеизма
поднимут вопли до небес.
  
Сквозь историческую призму
луч преломлен в любви иль без
любви, и к черту эти «измы»,
весь умозрительный процесс.
  
Кликушеству дав смертный бой,
поспорим и с самой судьбой.
Эх, не попасть бы в демагоги.
  
Победы нет. Есть вечный бой.
Пора узнать вам: наш герой
надежда путников в дороге.


9

Надежда путников в дороге.
Священные надгробья гермы.
День не последний и не первый,
чужие на всеобщем торге
  
живых, чьи лихорадит нервы
лишь стоит им сказать о долге.
Где самый честный, самый верный
замешан может быть в подлоге.
  
В честь герм герой наш наречен,
их свет пронес сквозь тьму времен.
Его дела имеют вес.
  
На многое должны ответить.
Вот для чего на белом свете
родился друг людей Гермес.

 

10

Родился друг людей Гермес,
и в груде камня гермы святость,
и в дуновенье ветра радость,
ликуют поле, речка, лес.
  
И жертвы праведная ярость,
и искупленья тяжкий крест,
и человеческая слабость
знать то, что не исчезнешь весь.
  
Так было испокон веков,
так понимали люди благость.
Не осуди, Властитель строгий.
  
Не будь по-прежнему суров.
Ведь им нужна такая малость,
что оживились даже боги.

 
11
Что оживились даже боги,
узнав, как был рожден наш друг.
Нам было как-то недосуг
об этом рассказать в прологе.
  
Но заверяем прямо вслух
сказать об этом в эпилоге,
каких не стоило бы мук.
Свой труд оставим мы в залоге.
  
Кому он нужен, этот труд?
Нас только авторы поймут.
При свете рампы вышел Зевс.
  
Как ни смотреть, хорош мужчина!
Вот почему небеспричинно
случился столь крутой замес.


12

Случился столь крутой замес.
Сильна же матушка Природа.
Луна скатилась с небосвода,
покойник бы и тот воскрес.
  
Урок хороший для повес
и для мужчин иного рода,
боготворящих жен, невест
и не желающих развода.
  
А на Олимпе дым столбом.
Второй Гоморра и Содом.
И кто-то подавал протест
  
и причитал: Беда, беда,
но успокоился, когда
возник всепородитель Зевс.


13

Возник всепородитель Зевс.
Однажды он испепелил
все население земли,
всех бросив под горячий пресс.
  
Но люди снова подросли,

вновь вызрел алчный интерес,
и громовержца допекли.
Все планам шло его вразрез.
  
Породу улучшать огнем
бесперспективнейший прием.
Он спрятался в своей берлоге
  
и стал ловить блаженный миг,
и вдруг нечаянно возник
у нимфы Майи на пороге.


14

У нимфы Майи на пороге
смешала свет и мрак луна –
коктейль любви, коварства, сна –
в грот освещая вход пологий.
  
Не то чтоб часто иногда
Зевс от подружек делал ноги,
хотя и сам ходил двурогий.

...Она в ту ночь была одна,
  
плеяд прелестная сестра.
Не знал мир большей недотроги,
но гром на то и гром, чтоб тра...
  
Мы замолчим на этом слоге.
Пылала лунная звезда
у нимфы Майи на пороге.


15

У нимфы Майи на пороге
возник всепородитель Зевс.
Случился столь крутой замес,
что оживились даже боги.
  
Родился друг людей Гермес,
надежда путников в дороге,
игрок, посредник, экстрасенс,
дарящий связь времен в итоге.
  
Идет языческая пьеса:

вопрос... ответ...ответ...вопрос
в гнилом фарватере прогресса.
  

...Но он поднялся в полный рост.
И путь российского Гермеса
благослови, Иисус Христос.

 

                                 

Когда   падают  акции

 

Прошу тебя я, бог торговли,
крылатый бог мой, Трисмегист
Гермес, посредник и артист,
пока я под твоею кровлей
  
средь освященных тобой герм
резвлюсь, играю и торгую,
жизнь не желающий другую
средь блеска звёзд далёких сфер...
  
Не прибыли и не удачи,
одно прошу в зените лет –
пусть даже ничего не знача,
пусть, даже если бога нет –
  
шоб этот мир, такой бардачный,
не смог разрушить наш обет.

 

 

Мир наживы

 

Земной рай в мире – для богатых.

Дворцы и замки – всё для них.

Будь в их семье дегенератом –

ты всё равно для дам жених

и выгодный, и долгожданный...

Вдруг кризис иль такой бардак,

как перестроечно-туманный...

А у богатых – всё ништяк.

Власть денег не слабее власти

тех, кто во властной тишине

судьбою правит разномастных

племён в подвластной им стране.

Но Тот, кто всё задумал ЭТО,

Тот, кто забросил нас в сей мир,

глядит на хлипкого поэта,

дерзнувшего роптать...

И пир –

где правит бал металл презренный –

давно претит не только им,

но бунт напрасен во Вселенной –

НАЖИВЫ МИР НЕПОБЕДИМ!

 
Комментарии
Читатель-Читателю
2010/09/21, 19:21:29
Почему анонимно и трусливо? Анонимная негативная реплика говорит только в пользу автора.
Читатель
2010/09/19, 15:54:53
Напыщенное унылое г...
Добавить комментарий:
* Имя:
* Комментарий:
   * Перепишите цифры с картинки
 
 
© Vinchi Group - создание сайтов 1998-2020
Илья - оформление и программирование
Страница сформирована за 0.0035059452056885 сек.